Билетёр

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Театральные капельдинеры

Билетёр, билетёрша, также билетный контролёр — продавец или распространитель билетов. В театре или кино билетёр также проверяет соответствие билетов рассадке публики.

Также билетёр может называться капельдинером, если он контролирует наличие билетов на входе в здание или зрительный зал.

Билетёр в прозе[править]

  •  

Когда я, раздевшись, вошел в первую выставочную комнату, то нерешительно поманил пальцем билетного контролёра и спросил:
— А где же картины?
— Да вот они тут висят! — ткнул он пальцем на стены. — Все тут.
— Вот эти? Эти — картины?
Стараясь не встретиться со мной взглядом, билетный контролер опустил голову и прошептал:
— Да.
По пустынным залам бродили два посетителя с испуганными, встревоженными лицами. <...>
Когда я уходил, билетный контролер с тоской посмотрел на меня и печально спросил:
— Уходите? Погуляли бы еще. Эх, господин! Если бы вы знали, как тут тяжело…
— Тяжело? — удивился я. — Почему?
— Нешто ж у нас нет совести или что?! Нешто ж мы можем в глаза смотреть тем, кто сюда приходит? Срамота, да и только… Обрываешь у человека билет, а сам думаешь: и как же ты будешь сейчас меня костить, мил-человек?! И не виноват я, и сам я лицо подневольное, а все на сердце нехорошо… Нешто ж мы не понимаем сами — картина это или што? Обратите ваше внимание, господин… Картина это? Картина?! Разве такое на стенку вешается? Чтоб ты лопнула, проклятая!..
Огорченный контролер размахнулся и ударил ладонью по картине. Она затрещала, покачнулась и с глухим стуком упала на пол.
— А, чтоб вы все попадали, анафемы! Только ладонь из-за тебя краской измазал.
— Вы не так ее вешаете, — сказал я, следя за билетеровыми попытками снова повесить картину. — Раньше этот розовый кружочек был вверху, а теперь он внизу.
Билетер махнул рукой:
— А не всё ли равно! Мы их все-то развешивали так, как Бог на душу положит… Багетщик тут у меня был знакомый — багеты им делал, — так приходил, плакался: что я, говорит, с рамами сделаю? Где кольца прилажу, ежели мне неизвестно, где верх, где низ? Уж добрые люди нашлись, присоветовали: делай, говорят, кольца с четырех боков — после разберут!.. Гм… Да где уж тут разобрать!
Я вздохнул:
— До свиданья, голубчик.
— Прощайте, господин. Не поминайте лихом — нету здесь нашей вины ни в чем!..

  Аркадий Аверченко, «Ихневмоны», 1910-е
  •  

— А премьеры андреевских пьес… Какое волнующее чувство.
— А когда художественники приезжали…
И снова склоненные головы, и снова щемящий душу рефрен:
— Чем им мешало все это…
Подходит билетёр с книжечкой билетов и девица с огромным денежным ящиком.
— Возьмите билеты, господа…
— Мы… этого… нам не надо. Почем билеты?
— По пятьсот…
— Только за то, чтобы посидеть на бульваре?! Пятьсот?..
— Помилуйте, у нас музыка
— Пойдем, Алексей Валерьяныч…
Понурившись, уходят.

  Аркадий Аверченко, «Осколки разбитого вдребезги», 1921
  •  

Однако не в характере Володьки было раздумывать: дойдя до театра, он одну секунду запнулся о порог, потом смело шагнул вперед и для собственного оживления и бодрости прошептал себе под нос: «Ну, была не была — повидаться надо».
Подошел к человеку, отрывавшему билеты, и, задрав голову, спросил деловито:
— Вам мальчики тут нужны, чтоб играть?
— Пошел, пошел. Не болтайся тут.
Подождав, пока билетер отвернулся, Володька протиснулся между входящей публикой и сразу очутился перед заветной дверью, за которой гремела музыка.
— Ваш билет, молодой человек, — остановила его билетерша.
— Слушайте, — сказал Володька, — тут у вас в театре сидит один господин с черной бородой. У него дома случилось несчастье — жена умерла. Меня прислали за ним. Позовите-ка его!
— Ну, стану я там твою черную бороду искать — иди сам и ищи!
Володька, заложив руки в карманы, победоносно вступил в театр и сейчас же, высмотрев свободную ложу, уселся в ней, устремив на сцену свой критический взор.

  Аркадий Аверченко, «Продувной мальчишка», 1922
  •  

В Петербурге первая постановка пьесы Горького ожидалась публикой с большим интересом и всеобщим волнением.
Внезапный приезд Горького сильно обеспокоил жандармские сферы: к Горькому было отношение, как к революционеру, имевшему огромное влияние на массы. Были приняты меры не только для предупреждения «беспорядков» в городе, но и в театре во время представления пьесы. Большого труда стоило руководителям театра отстоять постановку ее. Зато вместо билетеров театра поставлены были переодетые городовые и, кроме того, «на случай беспорядков в театре» спрятан был целый взвод городовых под сценой. При таких предупредительных мерах состоялась постановка «Мещан» в чрезвычайно острый момент, в весьма накаленной атмосфере.
Дирекция прислала Горькому билет в ложу и приглашение после спектакля на ужин и встречу с артистами театра в отдельном кабинете ресторана Палкина.[1]

  Степан Петров-Скиталец, «Максим Горький», 1937
  •  

Отец работал на старой конфетной фабрике мастером-химиком, а мать ― и то, и это, а в общем-то ничего. Образования не было. То шила что-то, то по конторам, то билетёршей в кинотеатре. И вот служба её в кинотеатре ― захудаленьком, в одном из замоскворецких переулков ― составляла предмет немалой гордости Глебова и отличала его величайшей льготой: на любой фильм мог пройти без билета. А иногда в дневные часы, когда мало зрителей, мог даже товарища провести, а то и двух. Конечно, если мать была в добром расположении духа. Эта привилегия была основой могущества Глебова в классе.[2]

  Юрий Трифонов, «Дом на набережной», 1976
  •  

Обожаю оперу. Я даже работал в Карнеги-Холл… билетёром.

  Аль Пачино (из интервью), 1980-е
  •  

В музее восковых фигур среди королей, президентов и убийц часто сажают воскового билетёра. Из всех экспонатов только он и похож на настоящего человека.[3] Это можно сказать и о довлатовской прозе.

  Александр Генис, «Довлатов и окрестности», 1998

Билетёр в поэзии[править]

  •  

И, наверное, в самом финале
Билетер, зажигающий свет,
Будет рад, что в просмо́тровом зале
Никаких уже зрителей нет.[4]

  Иван Елагин, «Я запомнил мой праздник мгновенный...», 1981
  •  

«Пьесу! Я тебе говорю. Я над таинством поднял завесу».
― «Да ну тебя к бесу. Чёрт тебя знает, что ты говоришь!»
― «Я говорю: ты сегодня не спишь ночью.
Стены, витрины, намокших афиш клочья.
Слышишь ты этих лохматых бумаг шорох?
Так! О чем же еще я хотел тебе рассказать?
Ну, конечно, не о билетёрах.
Вот что скажу: в темноте, заглянув в ложу,
Слышу я:
“Что же «Мистерия-буфф»? ”
― “Позже…”[5]

  Леонид Мартынов, «Храм Мельпомены», 1936
  •  

Шел фильм.
И билетёрши плакали
По восемь раз
Над ним одним.
И парни девушек не лапали,
Поскольку стыдно было им.[6]

  Борис Слуцкий, Броненосец «Потемкин», 1961

Источники[править]

  1. С. Г. Петров-Скиталец. Повести и рассказы. Воспоминания. — М.: Издательство «Московский рабочий», 1960 г.
  2. Трифонов Ю.В. «Дом на набережной». — М.: Эксмо, 2008 г.
  3. «Куртка Фернана Леже» («Чемодан»).
  4. Елагин И.В. Собрание сочинений в двух томах. Москва, «Согласие», 1998 г.
  5. Л. Мартынов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  6. Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.

См. также[править]