Вахтёр

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Вахтёр (Игорь Губский, 1987)

Вахтёр, реже ва́хтер (нем. Wächter) — стражник, человек, получивший специальные навыки для обеспечения безопасности и физической охраны помещения или объекта. Основной обязанностью вахтёра является соблюдение пропускного режима и проверка посетителей у входной двери в какое-либо учреждение. Близкие профессии: охранник, надзиратель, швейца́р, придве́рник, портье́. Вахтёр как повсеместное явление особенно распространился во времена развитого социализма, заполнив почти все советские учреждения. В 1990-е годы его место стали понемногу занимать охранники.

Историческое русское название профессии — было «придверник», в отличие от «привратника», находящегося дальше от дома, у ворот. Название «швейцар» в России появилось значительно позже. В большинстве европейских языков для обозначения этой профессии используются местные варианты слова «портье». Исключение составляет английский язык, где эта должность называется «дорман» (англ. doorman, «человек при двери»).

Вахтёр в прозе[править]

  •  

Узнав, что в одной с ним тюрьме сидит товарищ этого юноши, человек одной с ним веры, раскольник обрадовался и упросил вахтёра, чтобы он свел его к другу Светлогуба.
Меженецкий, несмотря на все строгости тюремной дисциплины, не переставал сноситься с людьми своей партии и ждал каждый день известия о том подкопе, который им же был выдуман и придуман для взрыва на воздух царского поезда. Теперь, вспоминая некоторые упущенные им подробности, он придумывал средства передать их своим единомышленникам. Когда вахтер пришел в его камеру и осторожно, тихо сказал ему, что один арестант хочет видеться с ним, он обрадовался, надеясь, что это свидание даст ему возможность сообщения с своей партией. <...>
Вошел дежурный вахтер и увел политических женщин на женскую половину. Меженецкий отошел в дальний конец коридора, чтобы не встречаться с ними. Вернувшись, вахтер запер дверь новых политических и предложил Меженецкому войти к себе. Меженецкий машинально послушался, но попросил не запирать своей двери. <...>
Он вспомнил о верёвке, которой была перевязана вязанка дров, лежащая в коридоре. «Стать на дрова или на табуретку. В коридоре ходит вахтер. Но он заснет или выйдет. Надо выждать и тогда унести к себе веревку и утвердить на отдушнике».
Стоя у своей двери, Меженецкий слушал шаги вахтера в коридоре и изредка, когда вахтер уходил в дальний конец, выглядывал в отверстие двери. Вахтер все не уходил и все не засыпал. Меженецкий жадно прислушивался к звукам его шагов и ожидал.[1]

  Лев Толстой, «Божеское и человеческое», 1905
  •  

— Ради бога! — кричал несчастный. — Ради бога! Ради бога!
Но помочь ему было невозможно. Мужественный учитель физики протянул было руку, чтобы схватить прут, но тотчас же отдернул ее назад, и все увидели на ее наружной поверхности длинный кровавый рубец.
Ключ! Скорее ключ! — кричал педагог. — Он у меня в панталонах! Скорее!
Преданный вахтер кинулся обыскивать карманы, едва уклоняясь от ударов. Но ключа не оказалось.
— 2950-2951-2952-2953, — продолжал отщелкивать счётчик.
— Ваше высокоблагородие! — сказал со слезами на глазах вахтер. — Дозвольте снять панталоны. Жалко, если пропадут… Совсем новые… Которые дамы, так они отвернутся.
— Убирайся к чёрту, идиот! Ой, ой, ой!.. Господа, ради бога!.. Ой, ой… Я забыл… Ключи у меня в пальто… Ой, поскорее![2]

  Александр Куприн, «Механическое правосудие», 1907
  •  

Елька привела ребят в проходную «Красного металлиста» и спросила вахтёра, где можно найти дядю Васю Краюхина.
― Эва чего захотела! ― ухмыльнулся вахтёр, высокий сухощавый старик в защитной гимнастёрке. ― Надо знать, в какой смене да в каком цеху работает. А какая у него профессия-то, у вашего дяди Васи?
― А он машины делает ― жатки, косилки, ― сказал Никитка.
― А у нас, малый, пуговками или там пряжками не занимаются. Всё машины делают, ― ответил вахтёр и покачал головой.
― А детишкам сюда вообще хода нет. Шли бы вы по домам. Тогда Елька посоветовала ребятам посидеть у проходной, дождаться конца смены и встретить дядю Васю.
― До конца смены ещё часа два осталось, ― пожалел ребят вахтёр. ― Истомитесь вы тут.[3]

  Алексей Мусатов, «Зелёный шум», 1963
  •  

И нарядчик в спины пихает:
― Давай! Давай! Одни ворота. Предзонник. Вторые ворота. И перила с двух сторон около вахты.
― Стой! ― шумит вахтёр. ― Как баранов стадо. Разберись по пять! Уже рассмеркивалось. Догорал костёр конвоя за вахтой. Они перед разводом всегда разжигают костёр ― чтобы греться и чтоб считать виднее. Один вахтёр громко, резко отсчитывал:
― Первая! Вторая! Третья! И пятёрки отделялись и шли цепочками отдельными, так что хоть сзади, хоть спереди смотри: пять голов, пять спин, десять ног. А второй вахтёр ― контролёр, у других перил молча стоит, только проверяет, счёт правильный ли. И ещё лейтенант стоит, смотрит. Это от лагеря.[4]

  Александр Солженицын, «Один день Ивана Денисовича», 1961

Вахтёр в поэзии[править]

  •  

Он, ежась, вышел в темный коридор.
Свет не горел. В бутылках мерзли свечи.
У самой двери старенький вахтер
В неслышных туфлях поднялся навстречу:
— Вам телеграмма. — Все еще не веря,
Опять читал: «Вернись — я не могу».
На бланке буквы как следы до двери
На этой ночью выпавшем снегу.[5]

  Константин Симонов, «Первая любовь», 1941
  •  

А в соседней клетушке ―
там писк и «кыш-кыш!» .
Там живет среди кроликов,
птиц
и афиш
бывший вроде актёр,
ну а ныне вахтёр
по прозванью дядь Миш.
И заходит дядь Миш
в безадамовый рай.
На плече его важно сидит попугай.

  Евгений Евтушенко, «Четыре чулочницы» (А. Твардовскому), 1964
  •  

самое время стать на карачки завыть
в самом сердце присутствия ― в дубовой приемной
возле шкафа резного с навершьем в виде совы
сова Минервы летает в сумерках притворяясь огромной
взвоешь ― она заухает и разговор иссяк.
лучший род диалога, естественно средний
о чем и ключи говорят когда на гвоздях висят
за спиной вахтёра в неосвещенной передней.

  Виктор Кривулин, «Сова на шкафу», 1993

Источники[править]

  1. Л.Н. Толстой. Собрание сочинений в 22 т., том 14. — М.: Художественная литература, 1983 г.
  2. А. И. Куприн. Собрание сочинений в 9 т. Том 4. — Москва: «Художественная литература», 1971 г.
  3. Алексей Мусатов. «Зелёный шум». Собрание сочинений в 3-х томах. Том 3. — М.: Детская литература, 1978 г.
  4. Солженицын А.И. «На краях». — М.: Вагриус, 2000 г.
  5. Симонов К.М. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. Ленинград, «Советский писатель», 1982 г.

См. также[править]