Вечор

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Архип Куинджи, «Ноктюрн»

Вечо́р (устар., разг., книжн.) — неизменяемая часть речи, означающая обстоятельство времени действия: вчера вечером, накануне перед ночью. В литературе XIX века это слово уже выступало в роли стилистической окраски с устаревшим или простонародным, фольклорным оттенком. В южно-русских говорах вечор часто выступает как форма слова вечер.

Начиная с 1930-х годов в литературе советских времён, особенно — в поэзии участилось неверное (стилистическое) употребление слова вечор как полного синонима слова вечер, причём, не вчерашний, а сегодняшний, будущий. Повидимому, такое употребление было навеяно непроизвольным подражанием общеизвестному из школьной программы стихотворению Пушкина («Вечор, ты помнишь, вьюга злилась...») без понимания значения «красивого поэтического слова», отличающегося от бытовой разговорной речи. Пожалуй, наиболее курьёзным случаем стала песня Дунаевского на стихи Волженина «Ох, ты сердце, сердце девичье...» со строкой в будущем времени: «Приходи вечор, любимый...»

Вечор в афоризмах и коротких цитатах[править]

  •  

Мой-то, ― сложив сердечком губы и дуя в пластмассовый стаканчик, сообщала Ариша косным лепетком, ― опеть вечор холосый пришел...[1]

  Валентин Распутин, «Нежданно-негаданно», 1997
  •  

Привет из далекого Приемника Распряделителя. Добрий день или вечор, дорогой Николай Павлович и Александра Александровна. Хочу перыдать свой гарачый прывет что меня отправляют в спеть дет дом.[2]

  Дмитрий Каралис, «Мы строим дом», 2001
  •  

Однако литературный вклад выходцев из черты оседлости поначалу оказался несколько жиже, чем мелодический. Это позже дети и внуки тех выходцев закрутили нешуточный роман с русской музой, а поначалу автору с приблизительным знанием русского языка ничего не стоило ославить роскошную музыку Дунаевского таким, к примеру, пассажем: «Приходи вечор, любимый», что в переводе на русский означает: «Приходи, любимый, вчера вечером…»[3]

  Александр Городницкий, «И жить ещё надежде», 2001
  •  

Вечор верхом влачась одной тропой
И тяготой пути томясь в тревоге,
Я шел вперед с протянутой рукой,
Поочередно выставляя ноги...[4]

  — Екатерина Завершнева, «Высотка», 2012

Вечор в мемуарах, публицистике и научно-популярной прозе[править]

  •  

Ты же сам вечор сказал, что ты несчастлив мною, и хотел избавиться от меня смертию моею, но я и без этого избавлю тебя, ― и ты не будешь никогда видеть ту, которая столько делала жизнь твою несчастной, и жаловаться на тебя не буду, а буду молиться за тебя: да простит тебя Господь и даст тебе мир и спокойствие и счастие сего мира и будущего! Пусть совершается надо мной его определение: я с покорностию все снесу![5]

  Анна Лабзина, Воспоминания, 1810
  •  

Я ждал всё возвращения Царя из Пруссии. Вечор он приехал. Великий Князь Михаил Павлович привез эту новость на бал Бутурлина.[6]

  Александр Пушкин, Дневник, 1833
  •  

Мать отпустила меня без малейшего затруднения, и я без чаю поспешил с Евсеичем на озеро. Прав был Евсеич! Никогда так еще не клевала рыба, как в это утро.
«Вот видишь, соколик, ― говорил Евсеич, ― рыбы-то стало больше. Ее вечор напугали неводом, она и привалила сюда». Справедливо ли было заключение Евсеича или нет, только рыба брала отлично.[7]

  Сергей Аксаков, «Детские годы Багрова-внука, служащие продолжением семейной хроники», 1858
  •  

В особом отделении образовался даже хор, человек из восьми. Они славно пели под аккомпанемент балалаек и гитар. Чисто народных песен пелось мало. Помню только одну, молодецки пропетую:
Я вечор млада Во пиру была. И здесь я услышал новый вариант этой песни, которого прежде не встречал. В конце песни прибавлялось несколько стихов: У меня ль, младой, Дома убрано: Ложки вымыла, Во щи вылила; С косяков сскребла, Пироги спекла.[8]

  Фёдор Достоевский, «Записки из Мертвого дома», 1862

Вечор в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

― И, батюшка! мое дело бабье; вот кабы сынок мой был дома…
― А где же он?
― Вечор еще уехал на мельницу, да, видно, все в очередь не попадет; а пора бы вернуться. Постой-ка, батюшка, кажись, кто-то едет по улице!.. Уж не он ли?..[9]

  Михаил Загоскин, «Рославлев, или русские в 1812 году», 1830
  •  

Проводник зашел в соседний дом.
― Вечор у нас приняли черного как смоль быка, без малейшей отметки, ― сказал он, вытаскивая оттуда свежую шкуру, ― и она-то будет нашим ковром-самолетом. Под мышкой нес он красного петуха, три ножа сверкали за поясом, а из-за пазухи выглядывала головка полуштофа, по его словам какого-то зелья, собранного на Иванову ночь.[10]

  Александр Бестужев-Марлинский, «Cтрашное гаданье», 1831
  •  

Однажды в самую глухую зимнюю полночь входят к Андрею два незнакомые человека, скручивают его по рукам и по ногам и требуют денег. Долго допытывались они, ― стоит на одном старик: три гроша всего, вишь, у него, остальные вечор в монастырь отослал, а больше, видит бог, нетути! Они пуще пытать. Уж он им молился, молился, нет! уходили-таки старика обухом и сами принялись искать. Как перешарили все до ниточки, тут только и спохватились, что даром потеряли человека: в тряпице за печью всего-навсе было три гроша.[11]

  Дмитрий Григорович, «Антон-горемыка», 1847
  •  

― То-то, шишковато больно говоришь; ты говори, да не ври, не вечор я родился, ― что, думаешь, не знаю! <...>
И все, сколько в избе ни было народу, не исключая даже Антона и самого хозяина, все полетели стремглав на двор. Антон бросился к тому месту, куда привязал вечор пегашку, и, не произнося слова, указал на него дрожащими руками… оно было пусто; у столба болталась одна лишь веревка… ― Взаправду увели лошадь! ишь вот, вот и веревка-то разрезана, ножом разрезана… и… и… и… <...>
― Братцы! ― закричал Антон, отчаянно размахивая руками, ― братцы, будьте отцы родные… он, он же и поил меня… вот как перед богом, он, и тот парень ему, вишь, знакомый… спросите хошь у кого… во Христа ты, видно, не веруешь!.. ― Ребята, ― вымолвил ярославец, ― я сам видел, как он вечор поил его… право слово, видел…[11]

  Дмитрий Григорович, «Антон-горемыка», 1847
  •  

По последним штрихам, которыми я имею закончить Александрушку, весьма легко рассудить, каким именем лучше назвать коренную жилицу комнат снебилью. Во весь голос, без всякой помехи, задувает, бывало, Лукерья на кухне, примерно хоть про то, как некто «вечор был на почтовыем дворе» и как этот некто на том дворе на почтовом «получил от девицы письмо».[12]

  Александр Левитов, «Московские «комнаты снебилью», 1863
  •  

Ну, а если? ну, если да она, под видом скромности, уж имеет с ним тайные отношения?.. то есть, не то чтобы тово́, а так, коман ву порте ву, «Я вечор в саду, младешенька, гуляла»… А не дурна она, чёрт возьми! этакую женку, я вам скажу, всякий возьмет за себя с удовольствием! Кругленькая, сочненькая, рассыпчатая, с перевальцем, так и катится, так и катится… нет, черт побери, не надо упускать такой случай… или пан, или пропал, нынче или никогда ― вот я как скажу![13]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Жених», 1863
  •  

― Знаем мы вас! Уж лучше обожду.
Ластов с веселой улыбкой обернулся к посланнице, дожидавшейся еще у дверей ответа.
― Что ж вы не взойдёте, Мари? Мы вас не съедим.
― Кто вас знает, Naturfuscher’oв-то? Может, и съедите.
― Не бойтесь, не трону, мне надо сказать вам…
― Ну да, как вечор!..
Девушка, однако, сделала два коротеньких шага комнату.
― Что вам угодно?[14]

  Василий Авенариус, «Бродящие силы: Современная идиллия», 1864
  •  

― Да, ― говорила она, ― что графиня Прасковья Ивановна польская шляхтянка и незаконно будто была в крепость Шереметевых записана, это неправда. Это вот с женою Доримедонта Рогожина так было, а Прасковья Ивановна была настоящая крестьянка, и про нее и песенка сложена: «Вечор поздно из лесочка я коров домой гнала», а что графиня Прасковья, помимо своей неоцененной красоты, умна, добра и благородна душою, а через то всякого уважения достойна ― это правда.[15]

  Николай Лесков, «Захудалый род», 1874

Вечор в стихах[править]

  •  

От всенощной вечор идя домой,
Антипьевна с Марфушкою бранилась;
Антипьевна отменно горячилась.
«Постой, — кричит, — управлюсь я с тобой;
Ты думаешь, что я уж позабыла
Ту ночь, когда, забравшись в уголок,
Ты с крестником Ванюшкою шалила?
Постой, о всём узнает муженек

  Александр Пушкин, «От всенощной вечор идя домой», ок. 1814
  •  

Я вечор в саду, младешенька, гуляла,
И я белую капусту поливала,
Со пра́вой руки колечко потеряла;
Залилася я горючими слезами,
И за это меня матушка бранила:
«Стыдно плакать об колечке! — говорила. —
Я куплю тебе колечко золотое,
Я куплю тебе колечко с изумрудом».[16]

  Антон Дельвиг, «Русская песня», 1829
  •  

От меня вечор Леила
Равнодушно уходила.
Я сказал: «Постой, куда?»
А она мне возразила:
«Голова твоя седа».
Я насмешнице нескромной
Отвечал: «Всему пора!
То, что было мускус темный,
Стало нынче камфора».
Но Леила неудачным
Посмеялася речам
И сказала: «Знаешь сам:
Сладок мускус новобрачным,
Камфора годна гробам».[17]

  Александр Пушкин, «От меня вечор Леила...», 1836
  •  

Вчера вечо́р, после концерта
Одна мне дама, сверх похвал
Преподнесла письмо в конверте
Но главное, вы мне поверьте,
Букет прекрасный белых калл...[18]

  Михаил Савояров, «Странный букет» (из сборника «Не в растения»), 1914
  •  

Мне вечор, младой, скучен терем был,
Тёмен свет-ночник, страшен Спасов Лик.
Вотчим-батюшка самоцвет укрыл
В кипарисовый дорогой тайник![19]

  Иван Бунин, «Песня», 24 января 1916

Вечор в песнях[править]

  •  

Я вечор молода
Во пиру была,
Во пиру была,
Во беседушке…[20]

  — Русская народная песня, XVIII век
  •  

Вечор поздно из лесочка,
Я коров домой гнала.
Вниз спустилась к ручеечку,
Близ зеленого лужка.
Слышу, вижу — едет барин
С поля на буланой лошади,
Две собачки впереди,
Да два лакея позади.[21]

  — «Вечор поздно из лесочку», русская народная песня из репертуара Прасковьи Жемчуговой, 1790-е
  •  

Вечор девки,
Вечор красны,
Вечор девки пиво варивали.
Зашел к девкам,
Зашел к красным,
Зашел к девкам да незваный гость.[22]

  Александр Островский, «Бедность не порок», 1853
  •  

Приходи вечор, любимый,
Приголубь и обогрей,
А на зорьке, за работу,
за работу, веселей.

  Владимир Волженин, музыка Дунаевского, «Ох, ты сердце, сердце девичье...», 1936
  •  

Не вечор ли при народе
Называл меня своей?
А сегодня, друг коварный,
Ты совсем меня забыл!

  — Владимир Круглик, музыка Г. Портнова, «Не вечор ли при народе...», 1971

Примечания[править]

  1. Валентин Распутин. «В ту же землю». — М.: Вагриус, 2001 г.
  2. Дмитрий Каралис, Мы строим дом. — СПб.: Родные просторы, 2014 г.
  3. А. М. Городницкий. «И жить еще надежде». — М.: Вагриус, 2001 г.
  4. Е. Завершнева. «Высотка». — М.: Время, 2012 г.
  5. Лабзина А. Е. Воспоминания Анны Евдокимовны Лабзиной (1758—1828)ю Предисл. и примеч. Б. Л. Модзалевского; вступ. ст. С. Ф. Ольденбурга. — Репринтное издание 1914 г. — СПб.: Альфарет, 2011. — 200 с.
  6. А. С. Пушкин, Записные книжки. — М.: «Вагриус», 2001 г.
  7. Аксаков С.Т. «Семейная хроника. Детские годы Багрова-внука. Аленький цветочек». Москва, «Художественная литература», 1982 г.
  8. Ф. Достоевский. Полное собрание сочинений в 30 томах. — Л.: «Наука», 1972 г.
  9. М. Н. Загоскин. Рославлев, или русские в 1812 году. — М.: «Художественная литература», 1980 г.
  10. А.А. Бестужев-Марлинский. «Кавказские повести». — СПб., «Наука», 1995 г.
  11. 11,0 11,1 Д.В. Григорович. Повести и очерки. — М.: «Советская Россия», 1983 г.
  12. А. И. Левитов Сочинения. — М.: «Художественная литература», 1977 г.
  13. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 4. — Москва, Художественная литература, 1966 г.
  14. Авенариус В.П. Бродящие силы. Дилогия
  15. Н. С. Лесков. «Захудалый род». – Полное собрание сочинений, том 23. — СПб., 1903 г.
  16. А.А.Дельвиг. Сочинения. — Л.: Художественная литература, 1986 г. — стр. 358
  17. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений, 1837-1937: в шестнадцати томах, Том 2
  18. Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Не в растения»: «Странный букет»
  19. И. Бунин. Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  20. Полевой Н. А. Избранная историческая проза. — М.: Правда, 1990 г.
  21. Прасковья Жемчугова. «Новейший российский песенник», СПб., 1818
  22. А. Н. Островский. Полное собрание сочинений в 12 томах. — Москва, Искусство, 1978 г.

См. также[править]