Гроб

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гроб

Гроб (домови́на, саркофаг, труна) — продолговатый, сделанный по длине и пропорциям тела ящик, в котором обычно хоронят в земле мёртвых людей или животных. Общеславянское слово «гроб» имеет первоначальный корень — «яма», «могила».

Поначалу для погребения использовали долблёные, затем сколоченные из досок простые гробы, затем их стали красить, лакировать и даже обивать тканью, как любую мебель. Также гробы могут быть картонные (разовые) или каменные.

Цитаты в прозе[править]

  •  

Он был очень спокоен духом и не забыл даже передать невестке, что на погребе лежит начатой теленок, «так есть из чего и готовить». На другой день поутру приехал приходский священник с причтом, исповедал его и причастил Святых Тайн. Василий Никитич велел позвать сына, невестку, внука, прощался с ними и делал им наставления, потом велел собрать всех домашних и дворовых людей, просил у всех прощения, благодарил за усердную службу и, простившись со всеми и всех отпустив, просил священников начать соборование и тихо и безболезненно скончался при чтении последнего Евангелия. Когда послали за столяром, чтобы снять мерку для гроба, столяр сказал, что уж давно по приказанию покойника для него гроб сделан, а что ножки под него он сам изволил точить.[1]

  Дмитрий Благово, «Рассказы бабушки...», 1880
  •  

Нет ничего странного в том, что молодой чиновник Леонтий Васильевич Ельницкий влюбился в молодую мещанскую девушку Зою Ильину. Она же была девица образованная и благовоспитанная, кончила гимназию, знала английский язык, читала книги, и давала уроки. И, кроме того, была очаровательна. По крайней мере, для Ельницкого. Он охотно посещал ее, и скоро привык к тому, что вначале тягостно действовало на его нервы. Скоро он даже утешился соображением, что как никак, а все же Гавриил Кириллович Ильин, Зоин отец, был первым в этом городе мастером своего дела. Гавриил Кириллович говорил:
― Дело мое не какое-нибудь эфемерное. Это вам не поэзия с географией. Без моего товара и один человек не обойдется. И притом же дело мое совершенно ― чистое. Гроб не пахнет, и воздух от него в квартире крепкий и здоровый. Зоя часто сидела в складочной комнате, где хранились заготовленные на всякий случай гробы. Одетая пестро и нарядно, ― у отца много оставалось атласа, парчи и глазета, ― и даже со вкусом, Зоя часто звала туда и своего друга.

  Фёдор Сологуб, «Сказка гробовщиковой дочери» (рассказ), 1918
  •  

Гроб, это, конечно, позднейшее явление. Но возникновение и эволюция гроба вообще могут быть прослежены. Предшественниками гроба являются деревянные хранилища животной формы. Такие хранилища засвидетельствованы во многих местах. Шурц, например, сообщает о домах с деревянными изображениями акул, внутри которых хранились трупы вождей. Это ― древнейшая форма гроба. Такая форма, в свою очередь, отражает более ранние представления о превращении человека при смерти в животное или о съедении его животным. В дальнейшем гроб теряет свои животные атрибуты. Так, в египетской «Книге мертвых» можно видеть изображения саркофагов или постаментов, на которых лежит мумия. Они имеют ножки животного и голову и хвост животного. В дальнейшем животные атрибуты совсем отпадают, и гроб принимает известные нам формы. С этой точки зрения превращение девушки в животное и обратно ― ее превращение в человека, и положение ее во гроб с обратным извлечением ее оттуда живой ― явления одного порядка, но в разных по древности формах. Почему гроб часто бывает стеклянным ― на этот вопрос можно дать ответ только в связи с изучением «хрустальной горы», «стеклянной горы», «стеклянного дома» и всей той роли, которую в религиозных представлениях играли хрусталь и кварц, а позже ― стекло, вплоть до магических кристаллов средневековья и более поздних времен.[2]

  Владимир Пропп, «Исторические корни волшебной сказки», 1946
  •  

Туся в гробу. Если смотреть от дверей, кажется, что гроб ― это лодка и Туся плывет куда-то, покорно и торжественно отдаваясь течению. Течению чего? Если смотреть, стоя в головах, то виден прекрасный лоб, высокий, сильный. И справа, над виском ― нежное пятнышко седины.[3]

  Лидия Чуковская, «Памяти Тамары Григорьевны Габбе», 1960
  •  

Я цепенею от ужаса ― похоронить ― значит закопать в землю! Закопать в землю живую спящую домашнюю портниху!
― «А что было дальше?» ― с трепетом спрашиваю я. Мама вспоминает обо мне: «Эта сказка не для тебя!» ― и уводит меня из комнаты. «Мариночка, ее заживо похоронили?» ― «Да нет же, она проснулась и, видишь, сидит и шьет...» ― «Мариночка, а куда гроб девали?» ― «Не знаю, ― говорит мама. ― Наверное, подарили кому-нибудь».
Я успокаиваюсь. Что такое гроб и похороны, я хорошо знаю, одна из моих, недолго у нас заживавшихся, нянь, та самая, у которой «сын на позициях», из-за чего она почему-то иногда плачет, часто тайком вместо прогулки водит меня в церковь ― на похороны и заставляет прикладываться к чужим покойникам. Это, в общем, интереснее прогулки, т.к. собачья площадка всегда одна и та же, а покойники ― разные. К тому же они для меня нечто вроде церковной утвари, такая же непонятная и, видимо, необходимая для церкви принадлежность! [4]

  Ариадна Эфрон, «Попытка записей о маме», 1975
  •  

Лизавета сказала, когда мы у нее поселились: «На чердаке за виняками (она так называла веники) стоит моя домовина».
― «Что такое домовина?» ― Бабушка промолчала, а мама сказала шепотом: «Ну, гроб это».
― «А что его так рано поставили?»
― «Чтобы усох, чтобы сухой был». А Лизавета добавила: «И приданое мое там». [5]

  Татьяна Доронина, Дневник актрисы, 1984

Цитаты поэтические[править]

  •  

Молчат в тебе любовь и злоба,
Надежды гордые молчат...
Зачем ты жил, усопший брат?..
Стучит земля по крышке гроба,
И, чуждый горя и забот,
Глядит бессмысленно народ...[6]

  Иван Никитин, «Похороны», 1849
  •  

Гроб готов. Как гость непрошеный,
Он средь комнаты стоит,
И на труп, страданьем скошенный,
Он безжалостно глядит.[7]

  Иван Суриков, «Покойник», 1875
  •  

Я ростом был тогда почти что клоп,
Но помню яркость первых созерцаний,
Как я испуганно порою жался к няне,
Увидев желтый, деревянный гроб...[8]

  Сергей Соловьёв, «Москва» (из цикла «Silvae»), 1906
  •  

Невеста моя зарыдала,
Крестя мне бледный лоб.
В креповых, сквозных
Вуалях
Головка ее упала ―
В гроб...[9]

  Андрей Белый, «У гроба», 1906
  •  

Веруй благостному тайнодеянию
Лоном темным принятой любви!
Горних сил ликующему реянию,
Сердце-гроб, откликнись, и живи![10]

  Вячеслав Ива́нов, «Утешитель», 1906
  •  

Умер. Мой гроб заколочен,
Крепко гвоздями забит.
Прах осквернен, опорочен,
Всеми забыт.

  Вильгельм Зоргенфрей, «Страшно. Ушли, позабыли...», 1907
  •  

Ручей бежит, ручей поет:
«Я в Матери проснулся,
Из гроба в гроб сходил ― и вот,
К Отцу переплеснулся.» [10]

  Вячеслав Ива́нов, «Ручей», 1914

См. также[править]

Источники[править]

  1. Д.Д.Благово, «Рассказы бабушки из воспоминаний пяти поколений, записанные и собранные её внуком Д. Благово». ― Л.: «Наука», 1989 г.
  2. В.Я.Пропп. Исторические корни волшебной сказки. — Л.: изд-во Ленинградского университета, 1986 г.
  3. Л.К.Чуковская. «Памяти Тамары Григорьевны Габбе». ― М.: «Знамя» №5, 2001 г.
  4. А.Эфрон. «А душа не тонет...» — М.: «Культура», 1996 г.
  5. Т.В.Доронина. Дневник актрисы. — М.: Вагриус, 1998 г.
  6. И.С.Никитин. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1965 г.
  7. «И.З. Суриков и поэты-суриковцы». Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. — М.; Л.: Советский писатель, 1966 г.
  8. С. Соловьёв. Собрание стихотворений. — М.: Водолей, 2007 г.
  9. А. Белый. Стихотворения и поэмы в 2-х т. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  10. 10,0 10,1 В. Иванов. Собрание сочинений в 4 томах. — Брюссель: Foyer Oriental Chretien, 1971-1987 г.