Таллий

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Таллий в ампуле
81
Таллий
204,38
4f145d106s26p1

Та́ллий (лат. Thallium; обозначается символом Tl) — элемент 13-й группы, шестого периода периодической системы (по устаревшей классификации — главной подгруппы третьей группы, IIIA) с атомным номером 81. Как простое вещество таллий представляет собой мягкий постпереходный металл серебристо-белого цвета с серовато-голубоватым оттенком, быстро окисляющийся на воздухе ввиду своей высокой химической активности.

Таллий был открыт спектральным методом в 1861 году английским учёным Уильямом Круксом в шламах свинцовых камер сернокислотного завода вблизи города Аббероде, расположенного в горном массиве Гарц. Название элемент получил от др.-греч. θαλλός — молодая, зелёная ветвь за характерные зелёные линии своего спектра и зелёную окраску пламени.

Таллий в определениях и коротких цитатах[править]

  •  

Я не упомянул о новых таинственных применениях кадмия, скрыл от читателей замечательные лечебные свойства атомов таллия…[1]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

Идя по стопам Бунзена и Кирхгофа, Крукс в процессе проведения спектральных исследований (1861) обнаружил яркую зелёную линию неизвестного еще элемента. Новый металл получил название таллия (от греческого υάλλός ― «зелёная ветвь»).[2]

  Бонифатий Кедров, «Опыт методологического анализа научных открытий», 1960
  •  

Так же как таллий, индий встречается лишь в качестве примесей к цинковым и свинцовым рудам.[3]

  Евгений Свердлов, Владимир Василевский, «Рассеянные элементы», 1965
  •  

Соли таллия почти так же ядовиты, как и соли его соседа по периодической системе ― ртути. В течение целых десятилетий после открытия таллия практическое использование находило именно это его свойство: солями таллия травили грызунов ― вредителей сельского хозяйства.[3]

  Евгений Свердлов, Владимир Василевский, «Рассеянные элементы», 1965
  •  

Несмотря на то, что Tl ― аналог алюминия, он обладает оригинальной способностью проявлять в соединениях валентность +1.[3]

  Евгений Свердлов, Владимир Василевский, «Рассеянные элементы», 1965
  •  

...таллиевые фотоэлементы делают реальной возможность видеть в темноте.[3]

  Евгений Свердлов, Владимир Василевский, «Рассеянные элементы», 1965
  •  

...достаточно таллию потерять альфа-частицу, чтобы превратиться в золото. И, вероятно, философский камень ― это катализатор, который может, между прочим, вызвать это явление.[4]

  Еремей Парнов, «Третий глаз Шивы», 1985

Таллий в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

В свободном состоянии эти элементы представляют собой серебристо-белые мягкие металлы с низкими температурами плавления. На воздухе они довольно стойки, воду не разлагают, но легко растворяются в кислотах, а галлий и индий — также и в щелочах. Кроме максимальной степени окисленности, равной +3, они могут проявлять и меньшую. В частности, для таллия характерны соединения, где его степень окисленности равна +1.
Оксиды и гидроксиды галлия(III) и индия(III) амфотерны; гидроксид же таллия Тl(ОН)3 обладает только основными свойствами.[5]:618

  Николай Глинка, «Общая химия», 1950-е
  •  

Соединения таллия(I) сходны, с одной стороны, с соединениями щелочных металлов, с другой, — с соединениями серебра. Так, оксид таллия (I) ТlО энергично соединяется с водой, образуя гидроксид, отвечающий формуле ТlOН, — сильное, хорошо растворимое в воде основание. Большинство солей таллия(I) легко растворяется в воде, но соли галогеноводородов, подобно солям серебра, почти нерастворимы и отличаются светочувствительностью; исключение составляет TlF, который как и AgF, хорошо растворим в воде.[5]:618-619

  Николай Глинка, «Общая химия», 1950-е
  •  

Таллий и его соединения имеют небольшое по объёму, но разнообразное применение. Галогениды таллия хорошо пропускают инфракрасные лучи. Поэтому они используются в оптических приборах, работающих в инфракрасной области спектра. Карбонат таллия служит для изготовления стёкол с высокой преломляющей способностью. Таллий входит в состав вещества электрода селенового выпрямителя, является активатором многих люминофоров. Сульфид таллия используется в фотоэлементах. Металлический
таллий — компонент многих свинцовых сплавов: подшипниковых, кислотоупорных, легкоплавких.
Таллий и его соединения весьма токсичны.[5]:619

  Николай Глинка, «Общая химия», 1950-е
  •  

Индия, галлия и таллия природа запасла немного. Так же, как и германий, они почти не имеют собственных минералов, а тем более месторождений. Открытием своим эти элементы обязаны могуществу науки ― галлий был описан Менделеевым под именем зкаалюминия одновременно с экасилицием (германием) за четыре года до того, как его обнаружили с помощью спектрального анализа (которому, кстати, мы обязаны также открытием индия и таллия). В 1861 г. английский физик Крукс обнаружил в спектре одного из минералов характерную зелёную линию, которая выдала присутствие нового элемента, получившего название таллия. Поскольку обнаружен он был в колчеданах, которые используются при производстве серной кислоты, то было естественным искать его в отходах этого производства. Так и оказалось на деле: таллий тоже «летел в трубу». Выделение металла и изучение его химических свойств позволило отнести его к аналогам алюминия и поместить в дальнейшем в III группе периодической системы.[3]

  Евгений Свердлов, Владимир Василевский, «Рассеянные элементы», 1965
  •  

Несмотря на то, что Tl ― аналог алюминия, он обладает оригинальной способностью проявлять в соединениях валентность +1. Гидроокись таллия TlOH ― такое же сильное основание как щелочи. Соли таллия почти так же ядовиты, как и соли его соседа по периодической системе ― ртути. В течение целых десятилетий после открытия таллия практическое использование находило именно это его свойство: солями таллия травили грызунов ― вредителей сельского хозяйства. В небольших количествах таллий использовали в медицине.[3]

  Евгений Свердлов, Владимир Василевский, «Рассеянные элементы», 1965
  •  

Сравнительно недавно обнаружилось, что таллий может отдавать свои валентные электроны под воздействием света, причём не только видимой части спектра, но и невидимой ― инфракрасной. Чувствительные к инфракрасному излучению таллиевые фотоэлементы делают реальной возможность видеть в темноте. Ведь инфракрасные лучи испускает любое нагретое тело ― земля, человек, работающий мотор и т. д. Существуют конструкции «инфракрасных сторожей», которые включают сигнализацию при пересечении посторонним предметом потока инфракрасных лучей, воспринимаемых таллиевым фотоэлементом. Такой луч «виден» фотоэлементу, но он абсолютно не воспринимается глазом. Для приборов, работающих в инфракрасной области спектра, нужна специальная оптика ― здесь не годится стекло, не пропускающее инфракрасных лучей. Линзы и другие ответственные части таких приборов изготовляют из специально полученных больших кристаллов некоторых солей, в том числе TlJ <иодид таллия> и TlBr <бромид таллия>.[3]

  Евгений Свердлов, Владимир Василевский, «Рассеянные элементы», 1965
  •  

Еще одно замечательное свойство ртути: способность растворять другие металлы, образуя твердые или жидкие растворы ― амальгамы. Некоторые из них, например амальгамы серебра и кадмия, химически инертны и тверды при температуре человеческого тела, но легко размягчаются при нагревании. Из них делают зубные пломбы. Амальгаму таллия, затвердевающую только при минус 60°C, применяют в специальных конструкциях низкотемпературных термометров.[6]

  — Борис Казаков, «Ртуть», 1968
  •  

В 1862 году англичанин Вильям Крукс в ходе спектроскопического исследования шлама, присланного с одного из немецких сернокислотных заводов, обнаружил линии нового элемента таллия. А еще через год был открыт индий, причём самый молодой по тому времени метод анализа и самый молодой элемент сыграли в этом открытии не последние роли. В 1863 году немецкие химики Ф. Рейх и Т. Рихтер подвергли спектроскопическому анализу цинковую обманку из окрестностей города Фрейберга. Из этого минерала ученые получили хлорид цинка и поместили его в спектрограф, надеясь обнаружить характерную для таллия ярко-зеленую линию. Надежды оправдались, однако не эта линия принесла Рейху и Рихтеру мировую известность. В спектре оказалась и линия синего цвета (длина волны 4511 ангстрем), примерно такого же, какой даёт известный краситель индиго… Ни у одного из известных элементов такой линии не было.[7]

  Теодор Молдавер, Иосиф Левин, «Индий», 1968

Таллий в публицистике и документальной прозе[править]

кусочек таллия
  •  

Так блестяще подтвердилась на практике применимость спектрального анализа к изучению земных веществ, в частности к открытию новых, ранее неизвестных химических элементов. Вскоре за тем новые открытия в химии подтвердили еще раз могущество нового метода познания вещества. Идя по стопам Бунзена и Кирхгофа, Крукс в процессе проведения спектральных исследований (1861) обнаружил яркую зелёную линию неизвестного еще элемента. Новый металл получил название таллия (от греческого υάλλός ― «зелёная ветвь»).[2]

  Бонифатий Кедров, «Опыт методологического анализа научных открытий», 1960
  •  

Если Бунзен и Кирхгоф случайно наткнулись на цезий и рубидий, Крукс на таллий, а Рихтер и Рейх на индий, то можно считать некоторой закономерностью, что именно спектральный анализ позволяет раньше и точнее других способов исследования обнаруживать присутствие исключительно малых количеств летучих веществ, которые вследствие их редкости не могли быть до тех пор обнаружены обычными химическими способами.[2]

  Бонифатий Кедров, «Опыт методологического анализа научных открытий», 1960
  •  

Познавательное значение спектрального анализа выступило с исключительной силой весьма своеобразно в истории предсказания Д. И. Менделеевым неизвестных ещё элементов на основании периодического закона и их последующего экспериментального открытия. Первым из числа таких предсказанных элементов был открыт галлий. Так как этот элемент оказывался полным аналогом следующих за ним в той же системе индия и таллия, то Менделеев высказал замечательное предположение, что его открытие произойдёт таким же путем, каким были найдены оба названных элемента, то есть при помощи спектрального анализа. Это предвидение блестяще оправдалось...[2]

  Бонифатий Кедров, «Опыт методологического анализа научных открытий», 1960
  •  

Из «мирных» применений изотопов наиболее известен метод меченых атомов. Суть его в том, что в организм человека вводят радиоактивные изотопы обычных элементов. Они путешествуют по нашим внутренностям, распадаются, излучают и подают сигналы о своих перемещениях. В диагностике сердца применяется таллий-203. Он почему-то любит концентрироваться в трещинах сердечных мышц.[8]

  — Александр Семёнов, «Лазер разделяющий», 1998
  •  

Кому нужен мавр, сделавший свое черное дело? Кому-то да нужен. Иначе не объяснить, зачем умершего в Гаване 10 октября 1978 года Героя Советского Союза Рамона Меркадера привезли в Москву, чтобы здесь похоронить. Или, напротив, никому не нужен: по одной из версий, человека, пробившего голову Льва Троцкого ледорубом, отравили радиоактивным таллием. Если верно последнее, то можно констатировать, что ни один дурной поступок не остаётся безнаказанным.[9]

  Юрий Безелянский, «Награда для убийцы», 2002

Таллий в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Я не упомянул о новых таинственных применениях кадмия, скрыл от читателей замечательные лечебные свойства атомов таллия ― и все они толпились около меня, недовольные, сердитые, полные задора и требований…[1]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

Примерно в те же годы Вадиму Петровичу пришлось участвовать в проведении экспертиз по делу, до сих пор не имеющему аналогов в отечественной криминалистике. Разве что в мировой беллетристике: у королевы детективного жанра Агаты Кристи есть роман «Вилла „Белый конь“», в котором захватывающий сюжет строится на хитроумном плане преступников незаметно отравлять намеченных жертв таллием, отчего несчастные умирают в страшных мучениях ничего не подозревающие врачи констатируют смерть от воспаления лёгких, инсульта, пищевого отравления… В туманном Альбионе злодеи творили свое черное дело ради наживы, в России почтенная женщина отравила молодую семью, чтобы те не мозолили ей глаза на коммунальной кухне.[10]

  Елена Топильская, «Тайны реального следствия», 2007
  •  

Лечащие врачи супругов Талановых находились в затруднении, пытаясь определить характер отравления, обращались за помощью к различным специалистам, и наконец случай попал в поле зрения Вадима Петровича Петрова. Изучив истории болезни Талановых и осмотрев их самих, Петров выдвинул предположение, что больные отравлены таллием. С этим диагнозом Таланова попала в Клинику военно-полевой терапии ВМА. Все это время у нее постоянно болела грудная клетка, боль не отпускала ни на минуту, болели мышцы, суставы, живот, поясница, голова, из глаз текли слёзы, от света невыносимо резало глаза. Туда же, в Клинику военно-полевой терапии, был переведен и ее муж с диагнозом «Токсическая миело-полирадикулоневропатия».[10]

  Елена Топильская, «Тайны реального следствия», 2007
  •  

Супруги Талановы были поражены, когда им сообщили, что они отравлены. Они и предположить не могли, при каких обстоятельствах в их организм попало дьявольское зелье. Следователю Корниловой пришлось определять это самой. Таллий в быту не встречается, значит, надо было искать в окружении пострадавших того, кто так или иначе имел доступ к этому препарату. Когда оказалось, что соседка Талановых по квартире работает в учреждении, связанном с химией, и в научно-исследовательских лабораториях института используется таллий, значительное количество которого хранится на складе, выстроилась версия о том, что семья Талановых оказалась на краю гибели по вине этой самой соседки.[10]

  Елена Топильская, «Тайны реального следствия», 2007
  •  

Проанализировав все имевшиеся в их распоряжении данные, эксперты пришли к выводу о том, что заболевание Талановой Татьяны, Таланова Алексея и их маленькой дочки последовало от отравления их солями таллия, так как клиническая картина их заболевания вполне соответствовала классической клинической картине отравления солями таллия, и в том числе ― йодистым и бромистым таллием, входящими в состав монокристалла КРС-5. Отвечая на вопросы следствия о соответствии рассказа обвиняемой Зуйковой реальной картине происшествия, эксперты отметили, что йодистый и бромистый таллий плохо растворимы в воде (Зуйкова рассказывала, что три-четыре дня растворяла порошок из кристалла в воде комнатной температуры и то он не растворился до конца), но с повышением температуры воды растворимость солей таллия увеличивается. Данные о течении заболевания у Талановых позволили экспертам высказаться о том, что отравляющее вещество попало в организм потерпевших через желудочно-кишечный тракт с пищей. Если бы не своевременная медицинская помощь ― реанимация, интенсивная терапия, ― наступила бы смерть всех троих.[10]

  Елена Топильская, «Тайны реального следствия», 2007
  •  

Важную роль в установлении подлинного диагноза сыграло исследование волос и ногтей потерпевших. Ведь когда врачи пришли к предположению о возможном отравлении таллием, прошло уже довольно много времени. К тому моменту в крови, выделениях, волосах потерпевших не было обнаружено следов таллия, несмотря на достаточно высокочувствительные методы лабораторного исследования. Изучив все научные труды, посвященные воздействию вредных веществ, и в том числе таллия, на организм человека и даже раскопав единственный на тот момент в специальной литературе фотоснимок волоса человека при отравлении таллием, Вадим Петрович подверг тщательному осмотру ногти и волосы всех троих потерпевших, измерив к тому же их ногти штангенциркулем. И этот труд оказался не напрасным: на ногтях пальцев рук Таланова Алексея, его жены и дочери имелись однотипные поперечные полосы, своей розовато-белой окраской выделявшиеся на общем розовом фоне ногтя.[10]

  Елена Топильская, «Тайны реального следствия», 2007
  •  

Зафиксированные изменения ногтей у всех членов семьи Талановых были однозначно расценены экспертами как характерные признаки отравления соединениями таллия; расположение полос на ногтях, а именно ― расстояние их от заднего ногтевого валика вполне соответствовало однократному попаданию в организм каждого из потерпевших соединений таллия в конце октября. Ими могли быть и два соединения, входящие в состав монокристалла КРС-5. Эксперты сравнивали также поперечные срезы ствола волос, сделанные на уровне темных полос и относительно неизмененных участков, и отметили, что в поперечных срезах темных полос пигмент в виде крупных глыбок черного цвета и трещины занимали почти всю толщину волоса, за исключением небольшого просвета в центре. А на относительно неизменённых участках волос пигмент в виде мелких глыбок располагался по периферии волоса, оставляя свободным участок площадью более половины поперечного среза. Эти тёмные полосы в корневых отделах волос эксперты расценили как характерные изменения волос при отравлении соединениями таллия. Этот вывод экспертов подтвердил редчайший вид исследования, сделанный по предложению В. П. Петрова.[10]

  Елена Топильская, «Тайны реального следствия», 2007
  •  

...эксперты подсчитали, что исходя из клинической картины отравления у потерпевших, Зуйкова использовала дозу яда, в десять раз превышающую ту, которую назвала она. Когда профессор Петров осматривал Алексея Таланова, тот неожиданно высказал мысль о том, что и у него, и у жены такие же проявления болезни, какие он наблюдал у сына Зуйковой, умершего незадолго до их болезни. Да, и у следствия вставал вопрос о причинах заболевания и смерти Павла Зуйкова: уж очень похожи были симптомы его болезни, зафиксированные в истории болезни, на то, что наблюдали врачи, лечившие Талановых. <...> На основании сходства жалоб и клинических симптомов с разрывом в четыре года комиссия экспертов пришла к выводу, что эти заболевания могли иметь одну причину; более того, последнее заболевание Зуйкова явилось не рецидивом предшествующего острого заболевания, а возникло как новый, самостоятельный процесс. И характерна такая клиническая картина для отравления солями тяжёлых металлов, в том числе и солями таллия. <...> Эксперты даже подсчитали дозу отравляющего вещества, содержащего таллий, которую должен был получить Павел Зуйков: не менее 420–480 милиграммов. Когда же следователь задавала Зуйковой вопросы о смерти сына, Зинаида Андреевна разражалась бурными рыданиями: «Как вы можете! Единственный, любимый сын, такое горе…» <...> В.К.Корнилова предположила, что его мать не желала смерти сына; Павел мог случайно найти и выпить раствор, приготовленный Зуйковой для соседей.[10]

  Елена Топильская, «Тайны реального следствия», 2007

Таллий в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

— Ясно, что имею дело с отравлением Ванды Твардовской ― дочери. Фальсификация имени в бортовой записи наводит на подозрение. Заключение лаборатории НТО ― яд, у нас мало известный: «Сульфат таллия».
― Да, да, ― живо подхватил Кручинин: ― сульфат таллия очень устойчив в организме. Эксгумация через четыре года позволяет установить его присутствие в тканях трупа. Яд без цвета, запаха, вкуса, не окрашивает пищу. Продолжительность действия определяется дозой: от суток до месяца. Сульфат таллия был довольно распространён за границей в качестве средства борьбы с грызунами. Поэтому там его легко было достать. У нас не применялся. Отсюда ― первый вывод: яд может быть иностранного происхождения.[11]

  Николай Шпанов, «Ученик чародея», 1949
  •  

Симптомы отравления сульфатом таллия: боль в горле, покалывание в ступнях и в кистях рук; расстройство желудка, выпадение волос. Впрочем, это уже на затяжных стадиях. Совпадает?
― Что тут можно сказать: ведь отравленная ― без сознания.
― Да, чёрт возьми! Её не спросишь, ― разочарованно сказал Кручинин. ― Исход может оказаться и смертельным. <...>
― Действие сульфата таллия оказалось очень затяжным. Ванда получила, видимо, здоровую дозу этого яда, хотя и недостаточную для смертельного исхода. Причина та, что она поделилась своим бутербродом и чаем со случайной попутчицей. И все же яд оказал на Ванду одно из своих самых неприятных действий: поражена центральная нервная система. И таким образом она выпала из игры как свидетель.
― Да ― ни одного цельного показания в течение нескольких месяцев. Врачи её очень оберегают. <...>
Ванде покупают билет на самолёт. Квэп не жалеет денег, лишь бы скорее избавиться от девушки. В Москве предстоит пересадка на Сочи. Мать готовит завтрак в дорогу. Приготовляет термос с чаем. Крепкий и сладкий чай, как любит Ванда. Квэпу ничего не стоит ввести сульфат таллия в булку, начинённую ветчиной, и в чай. Доза достаточна, чтобы убить девушку. Квэп боится её: она может сболтнуть лишнее и в пути, и своим друзьям в Сочи, и вообще она совершенно лишняя в схеме его жизни. Он вносит Ванду в список пассажиров самолёта под чужим именем и выкрадывает у неё документы.[11]

  Николай Шпанов, «Ученик чародея», 1949
  •  

Сборка конструкций на Земле велась особыми машинами, названными эмбриотектами потому, что они работали по принципу роста живого организма. Конечно, молекулярная постройка живого, осуществлявшаяся наследственным кибернетическим механизмом, была невообразимо более сложной, подчиненной не только физикохимической избирательности, но и еще не разгаданной волновой ритмике. Однако живые организмы росли лишь в условиях теплых растворов ионизированных молекул, а эмбриотекты работали обычно в поляризованных токах, свете или в магнитном поле. Метки и ключи, нанесенные на подлежавшие сборке части радиоактивным таллием, правильно ориентировали соединяемые машинами детали, и сборка шла с поразительной для непосвященного точностью и быстротой.[12]

  Иван Ефремов, «Туманность Андромеды», 1956
  •  

— Мы воспринимаем всё это очень серьёзно, мистер Винаблз.
— То есть вы действительно верите, что Тирза Грей изрекает напыщенную ерунду, Сибил впадает в транс, Белла пускает в ход чёрную магию — в результате кто-то умирает?
— О нет, мистер Вигнаблз. Смерть вызывается более просто причиной...
Инспектор мгновение помолчал.
— ...Отравлением таллием.
Наступила короткая тишина.
— Как вы сказали?
— Отравлением... солями таллия. Просто и незамысловато. Только отравление нужно как-то скрыть — а какой метод прикрытия может быть лучше, чем псевдонаучный психологический спектакль, полный современного жаргона и подкреплённый старыми суевериями? Всё было рассчитано на то, чтобы отвлечь внимание от простого факта — подбрасывания яда.
— Таллий... — Мистер Винаблз нахмурился. — Кажется, я никогда о таком не слышал.
— Не слышали? Он широко применяется как крысиный яд, иногда — как средство для депиляции, его дают детям при стригущем лишае. Его очень легко приобрести. Между прочим, в углу вашего садового сарайчика припрятан пакет с таллием.
— В моём садовом сарае? Этого не может быть.
— Ещё как может. Мы уже провели анализ части содержимого пакета...
Винаблз слегка заволновался:
— Кто-то наверняка туда его подложил. Я ничего об этом не знаю. Ровным счётом ничего![13]

  Агата Кристи, Вилла «Белый Конь», 1961
  •  

«Верандой» называлось пространство под куполом вокруг сфероида пилотской кабины, ― оно использовалось как прогулочная площадка и гимнастический зал. Там уже носились неистово и порывисто Тивиса Хенако и Тор Лик. Чеди Даан увидела Рифта, склонившегося на перила галереи и уставившегося на серебристое зеркало бассейна для гимнастики. Заполненный преобразованным изотопом таллия, неядовитым и нелетучим, он служил для сложных упражнений в условиях нормального и повышенного тяготения.[14]

  Иван Ефремов, «Час Быка», 1969
  •  

Аркадий Васильевич тут же захлопнул журнал и, давая понять, что говорить, в сущности, больше не о чем, взял с этажерки последний выпуск «Аналитической химии».
― Интересная статейка есть: «Новый экспресс ― метод определения таллия в многокомпонентных системах». Рекомендую прочесть.
― Непременно. Сразу же после вас…[4]

  Еремей Парнов, «Третий глаз Шивы», 1985
  •  

Легенда о «Красном Льве» живет и поныне. Мне хочется процитировать небольшой отрывок из книги известного физика-атомника и писателя Бержье «Промышленный шпионаж». В русском переводе она была издана в семьдесят втором году издательством «Международные отношения». Вот что говорится на сорок пятой странице: «Может быть, следовало бы придать больше значения рассуждениям алхимиков о так называемых вторичных металлах. Так, например, некоторые из них стремились превратить в золото не обычное олово, а «олово с зелёным свечением». Если предположить, что олово с зеленым свечением ― это таллий, который похож на олово и в огне светится зелёным светом, то, может быть, мы будем иметь объяснение этого секрета. Дело в том, что достаточно таллию потерять альфа-частицу, чтобы превратиться в золото. И, вероятно, философский камень ― это катализатор, который может, между прочим, вызвать это явление. Большего пока об этом сказать невозможно. И в наши дни шпионы интересуются некоторыми алхимиками, которые и поныне здравствуют.[4]

  Еремей Парнов, «Третий глаз Шивы», 1985
  •  

— Вот он, бром <показывает на таблице Менделеева Tl. (таллий)>

  Сергей Дебижев, «Комплекс невменяемости» (Часть 2. Сосуд Шварца), 1991

Источники[править]

  1. 1 2 А.Е.Ферсман. «Воспоминания о камне». — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1958 г.
  2. 1 2 3 4 Б. М. Кедров «Опыт методологического анализа научных открытий». — М.: Вопросы философии, № 5, 1960 г.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Е. Свердлов, В. Василевский. Рассеянные элементы. — М.: «Химия и жизнь», № 5, 1965 г.
  4. 1 2 3 Е.И. Парнов, «Третий глаз Шивы». — М.: Детская литература, 1985 г.
  5. 1 2 3 Н. Л. Глинка. Общая химия: Учебное пособие для вузов (под. ред. В.А.Рабиновича, издание 16-е, исправленное и дополненное). ― Л.: Химия, 1973 г. ― 720 стр.
  6. Б. Казаков. Элемент № 23: ванадий. ― М.: «Химия и жизнь», № 6, 1968 г.
  7. Теодор Молдавер, Иосиф Левин. Индий. — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1968 г.
  8. Александр Семёнов. Лазер разделяющий. — М.: «Знание - сила», № 8, 1998 г.
  9. Юрий Безелянский, Награда для убийцы. — М.: «Вечерняя Москва», 10 октября 2002 г.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Елена Топильская, Тайны реального следствия. Записки следователя прокуратуры по особо важным делам. — М.: МиМ-Дельта, Центрполиграф, 2007 г.
  11. 1 2 Шпанов Н. Ученик чародея. — М.: Воениздат, 1956 г.
  12. И.А.Ефремов. «Туманность Андромеды». — АСТ, 2015 г.
  13. Агата Кристи, Вилла «Белый Конь». (пер. Гвоздарева Н., Ганько А.И.) Агата Кристи (новая серия). — М.: Эксмо, 2010 г.
  14. Иван Ефремов, «Час быка». — М.: Детгиз, 1969 г.

См. также[править]