Перейти к содержанию

Стекло

Материал из Викицитатника
Обсидиан
(вулканическое стекло)

Стекло́вещество и материал, один из самых древних и разнообразных в жизнедеятельности человека. Как правило, главным стеклообразующим веществом является оксид кремния SiO2, однако аморфную стеклоподобную массу могут образовывать и другие химические соединения, чаще всего — оксиды. Однако привычная прозрачность не является главным или непременным свойством стекла. Большое число искусственных и природных стёкол непрозрачны.

Поначалу под названием «стекло» имелся в виду только продукт стеклоделия, стекло силикатное. Но когда было выяснено строение и состав стекла, то же название получили многие минералы, имеющие аморфную структуру не успевшей кристаллизоваться быстро остывшей лавы. В частности, появились вулканические стёкла (пемза, обсидианы, пехштейн, базальты и др.), затем метеоритное стекло (тектиты), а также фульгуриты, стёкла, спёкшиеся в результате удара мощного разряда молнии.

Коротко о стекле[править]

  •  

Неправо о вещах те думают, Шувалов,
Которые Стекло чтут ниже Минералов... <...>
Пою перед тобой в восторге похвалу
Не камням дорогим, ни злату, но Стеклу.[1]

  М. В. Ломоносов. «Письмо о пользе стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику», 1752
  •  

Но что ж от недр земных родясь произошло?
Любезное дитя, прекрасное Стекло. <...>
Тем стало житие на свете нам счастливо:
Из чистого Стекла мы пьем вино и пиво...[1]

  М. В. Ломоносов. «Письмо о пользе стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику», 1752
  •  

Зимою за Стеклом цветы хранятся живы;
Дают приятной дух, увеселяют взор
И вам, красавицы, хранят себя в убор.[1]

  М. В. Ломоносов. «Письмо о пользе стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику», 1752
  •  

Одно лишь нам Стекло в сей бедности отрада.
Оно способствием искусныя руки
Подать нам зрение умеет чрез очки![1]

  М. В. Ломоносов. «Письмо о пользе стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику», 1752
  •  

Стёкла были мало в употреблении: до открытия стеклянных фабрик при Алексее Михайловиче стекло исключительно доставлялось из-за границы и потому вошло в употребление для окон в Новгороде раньше, чем в Москве.[2]

  Николай Костомаров, «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях», 1860
  •  

...кто живёт в стеклянном доме, не должен бы бросаться камнями в других.

  Роберт Льюис Стивенсон, 1880-е
  •  

Разве без знания и науки <...> можно видеть, что из свёклы получается сахар, из песка, золы и извести стекло?[3]

  Дмитрий Менделеев, «Письма о заводах», 1886
  •  

Для нас жизнь представляет большую опасность: мы сделаны из стекла; горе нам, когда мы стукаемся, и всё для нас пропало, когда мы падаем.

  Фридрих Ницше, 1880-е
  •  

...камень этот приобретается по дорогой цене в Пекине, где из него выделывают стёкла для больших китайских очков, ношение которых этикет разрешает весьма обширному классу китайских литераторов.[4]

  Дмитрий Путята, «Предварительный отчет об экспедиции в Хинган в 1891 г.», 1892
  •  

Банальность романса, это ― прозрачное стекло.[5]

  Иннокентий Анненский, из письма Н. П. Бегичевой, 1905
  •  

Костёр мой догорал на берегу пустыни.
Шуршали шелесты струистого стекла.[6]

  Максимилиан Волошин, «Полынь» (из цикла «Киммерийские сумерки»), 1907
  •  

Весенний воздух ― острый, как стекло.[7]

  Глеб Глинка, «Черныш», 1941
  •  

Это полевой шпат, и без него нельзя сделать оконное стекло, фарфор, фаянс, электрические изоляторы…[8]

  Николай Дубов, «На краю земли», 1950
  •  

Если бы стекла было на земле так же мало, как алмазов, и, наоборот, если бы алмазов было так же много, как стекла, то, конечно, стекло бы ценилось на вес золота.[9]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Время больших ожиданий», 1958
  •  

...в гробнице египетского фараона Тутанхамона было найдено множество предметов из синего стекла. Но только один из них оказался окрашенным кобальтом, все остальные ― медью.[10]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

В средние века ни одно из государств Европы не могло соперничать в производстве стекла с Венецианской республикой.[10]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Для фотохимических исследований бывают нужны стекла, совершенно не пропускающие жёлтых и оранжевых лучей. Этому условию отвечают кобальто-рубиновые стекла: на окрашенное кобальтом синее стекло накладывается в горячем состоянии стекло, окрашенное в красный цвет соединениями меди...[10]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Одно время считали, что тектиты ― это вулканические стёкла, обсидианы; иногда их принимали даже за чёрные алмазы.[11]

  Геннадий Воробьёв, «Тектиты — космическое стекло», 1966
  •  

...Сенека <... первым> подметил, что радуга очень похожа на игру цветов, которую мы часто видим на краю стекла.[12]

  Айзек Азимов, «Популярная физика. От архимедова рычага до квантовой механики», 1969
  •  

...радуга очень похожа на игру цветов, которую мы часто видим на краю стекла.[12]

  Айзек Азимов, «Популярная физика. От архимедова рычага до квантовой механики», 1969
  •  

Существуют жидкости, которые являются настолько вязкими, что силы тяжести недостаточно, чтобы заставить их литься <...>. Стекло — образец такой жидкости; его вязкость такова, что оно <...> кажется нам твёрдым телом.[12]

  Айзек Азимов, «Популярная физика. От архимедова рычага до квантовой механики», 1969
  •  

Все стороны,
все государства
глядят ко мне в мое стекло.[13]

  Николай Ушаков, «После больницы», 1973
  •  

...нелегко отыскать маленькие кусочки темного стекла, да и найдя случайно такое стеклышко, каждый ли поймёт, что в его руки попал не обыкновенный бутылочный осколок, а нечто исключительно ценное для науки?[14]

  Феликс Зигель, «Вещество Вселенной», 1982
  •  

В некоторых музеях среди экспонатов можно встретить странные стеклянные образования. Внешне это куски темно-зелёного, иногда чёрного стекла самой разнообразной формы. Некоторые из них напоминают маленькие гантели или тарелочки, другие похожи на груши...[14]

  Феликс Зигель, «Вещество Вселенной», 1982
  •  

Темнеет рано, часу в шестом, сумерки наваливаются такие густые, что кажется, будто окна замазаны кобальтом, в стекло стучит мелкий, противный дождь...[15]

  Вячеслав Пьецух, «Письма из деревни» (Письмо одиннадцатое), 2001
  •  

В России конца XIX века смальтой именовали также голубую краску из толчёного стекла (кобальтовую синь) и мозаику.[16]

  — Татьяна Макавеева, «Импровизации из стекла и смальты», 2007

Стекло в научной и научно-популярной литературе[править]

Тектит, космическое стекло
  •  

Фосфор <(белый фосфор)> в твёрдом виде скоро жжёт, однако он, ежели в жидкой материи распущен будет, то можно им лицо и руки намазать без вреда, от чего они в тёмном месте светятся. Холодный он весьма вязок, и равно как из серебра сделанное стекло, от химиков называемое роговая луна...[17]

  Михаил Ломоносов, «Волфианская экспериментальная физика, с немецкого подлинника на латинском языке сокращенная», 1745
  •  

Кварц, состоящий из частиц прозрачных, но по причине примеси и самого расположения различных, от чего и камень бывает прозрачный или непрозрачный, цветной или бесцветный; таковы: белый стекловатый непрозрачный кварц, скорее прочих в стекло плавящийся.[18]

  Василий Зуев, «О начале и происхождении гор», 1785
  •  

Славнейшия из железных руд суть: кровавик, употребляемый на полирование зеркальных стекол, стали и других металлов; золотари, позолотчики и оружейники им наводят чернь на сделанные ими вещи. Сверх того, употребляет простой народ в лекарства. Наждак, употребляемый в таком множестве в ремеслах и художествах для очищения, полирования, распиливания всех твердых и лицепринимающих камней, металлов и стекол. Марганец, на стеклянных заводах примешивают его к расплавленному стеклу для отъятия у него зелени или сини; и сие должно делать известною мерою, иначе стекло выйдет цветнее и нечище.[18]

  Василий Зуев, из учебника «Начертание естественной истории», 1785
  •  

Бехер, почувствовав неправильность сего учения, признал только дна начала, составляющие все тела, именно: воду и землю; по чтобы удобнее истолковать свойства сложных тел, он разделил землю на три рода, содержащие простые и стихийные земли: первую назвал стекловатою; вторую — воспаляющеюся; третию — меркуриальною. Стекловатая, по мнению его, есть начало твердости и взаимной вязкости частиц, составляющих совокуплением своим тела...[19]

  Пафнутий Батурин, «Исследование книги о заблуждениях и истине», 1790
  •  

Обсидіанъ. Признаки. Цвѣтъ темночерный, въ тонкихъ обломкахъ темнозеленый. Изломъ совершенно раковистый. Поверхность гладкая; блескъ сильный стекловатый. Обыкновенно не прозраченъ, рѣдко съ просвѣтомъ. При удареніи сталью даетъ искры. Тяжесть 2,348. Плавится въ стекло пузыристое, сѣроватое, болѣе или менѣе вздутое.[20]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Лютик этот в аквариуме представляет такой прелестный вид, которого и описать нет возможности. Его мелко рассечённые листья, чудного ярко-зелёного цвета, кажутся сделанными как бы из стекла длинными кистями и, будучи помещены на ярком свете, затмевают своим роскошным видом все остальные находящиеся с ними в аквариуме растения.[21]

  Николай Золотницкий, «Аквариум любителя», 1885
  •  

Разве без знания и науки, т. е. без изучения того, что узнали раньше, из-за одного, скажем проще, любопытства, можно видеть, что из свёклы получается сахар, из песка, золы и извести стекло, из дёгтя краски, из колчедана купоросное масло?[3]

  Дмитрий Менделеев, «Письма о заводах», 1886
  •  

Точные исследования химических и минералогических свойств метеоритов относятся скорее к области минералогии; но их результаты имеют большое значение для физики вселенной. Куски метеоритов рассыпаются на железные и каменные метеориты, а в последнее время к ним присоединились еще замечательные стеклянные или плавленые метеориты (тектиты, от греческого слова, означающего ― плавиться). Первая группа состоит из чистого никкелевого железа, вторая из силикатов, третья ― из зеленоватой или коричневатой обсидиановой массы, напоминающей бутылочное стекло.[22]

  — Константин Графф, «Небесные камни», 1928
  •  

Почему гроб часто бывает стеклянным ― на этот вопрос можно дать ответ только в связи с изучением «хрустальной горы», «стеклянной горы», «стеклянного дома» и всей той роли, которую в религиозных представлениях играли хрусталь и кварц, а позже ― стекло, вплоть до магических кристаллов средневековья и более поздних времен.[23]

  Владимир Пропп, «Исторические корни волшебной сказки», 1946
  •  

Стёкла, применяемые для сигнальных огней, должны давать резкий, отчётливый свет. Нужно исключить возможность ошибочного восприятия сигнала даже в условиях плохой видимости, даже при больших скоростях транспорта и несовершенстве человеческого зрения. А для этого необходимо, чтобы стекла световых сигнальных устройств пропускали свет только вполне определённой длины волны. У стекол, окрашенных окисью кобальта, нет соперников по прозрачности, а добавка в такое стекло ничтожных количеств окиси меди придаёт ему свойство задерживать ещё часть лучей красной и фиолетовой частей спектра.[10]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Для фотохимических исследований бывают нужны стекла, совершенно не пропускающие жёлтых и оранжевых лучей. Этому условию отвечают кобальто-рубиновые стекла: на окрашенное кобальтом синее стекло накладывается в горячем состоянии стекло, окрашенное в красный цвет соединениями меди ― так называемый медный рубин. Хорошо известно применение окиси кобальта для придания красивого, очень устойчивого темно-синего цвета фарфоровым и эмалированным изделиям.[10]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Их находят на поверхности земли, а также в относительно молодых геологических осадках; особенно много тектитов в Австралии, Чехословакии и на Филиппинах. Одно время считали, что тектиты ― это вулканические стекла, обсидианы; иногда их принимали даже за чёрные алмазы.[11]

  Геннадий Воробьёв, «Тектиты — космическое стекло», 1966
  •  

Кремневым огнивом первобытный человек высек огонь ― могучее средство, которым он стал, сначала бессознательно, перекраивать химические связи, а значит, и окружающий его мир. Кремний превращен в стекло и бетон, преобразившие пещеру троглодита в жилище, лабораторию, завод современного человека.[24]

  Борис Горзев, «Элемент № 14 — кремний», 1966
  •  

Одним из основных потребителей кальцинированной соды была и остается стекольная промышленность, на нужды которой идёт примерно треть мирового производства Na2CO3.[25]

  Владимир Станцо, «Углерод», 1969
  •  

Первая попытка дать ей <радуге> рациональное объяснение была предпринята римским философом Луцием Аннеем Сенекой (ок. 4 до н.э. – 65 н.э.), который подметил, что радуга очень похожа на игру цветов, которую мы часто видим на краю стекла.[12]

  Айзек Азимов, «Популярная физика. От архимедова рычага до квантовой механики», 1969
  •  

Внутреннее трение, определяющее манеру, в которой будет литься жидкость, называется «вязкостью». Существуют жидкости, которые являются настолько вязкими, что силы тяжести недостаточно, чтобы заставить их литься потоком, преодолевая силы внутреннего трения. Стекло — образец такой жидкости; его вязкость такова, что оно, с обычной, ненаучной точки зрения, кажется нам твёрдым телом.[12]

  Айзек Азимов, «Популярная физика. От архимедова рычага до квантовой механики», 1969
  •  

Огромное число небольших, преимущественно уплощённых кусочков природного стекла рассеяно на обширных пространствах южной Австралии, а также Тасмании. Это стекло известно под названием «австралит». Сходное стекло открыто на острове Биллитон, лежащем между островами Сулавеси и Калимантан; оно получило название «биллитонит». Область его распространения, по-видимому, охватывает острова Яву и Калимантан, а также Малайзию.
Сходные стекла найдены и в других местах — на Филиппинских островах, в Индокитае, в Колумбии и Перу. Однако в некоторых случаях возникали сомнения, не является ли это стекло обсидианом, т. е. не имеет ли оно в действительности вулканического происхождения.[26]:435

  — Герберт Смит, «Драгоценные камни», 1971
  •  

Распирающие силы, возникающие из-за теплового расширения, могут привести к поломкам и катастрофам, если с ними не считаться. Так, чтобы избежать действия этих сил, рельсы железнодорожного полотна укладывают с зазорами. Об этих силах приходится помнить при обращении со стеклянной посудой, которая легко трескается при неравномерном нагревании. В лабораторной практике поэтому пользуются лишенной этого недостатка посудой из кварцевого стекла (плавленый кварцокись кремния, находящаяся в аморфном состоянии). При одном и том же нагреве медный брусок удлинится на миллиметр, а такой же брусок кварцевого стекла изменит свою длину на незаметную глазом величину 30-40 мкм.[27]

  Александр Китайгородский, Лев Ландау, «Физика для всех. Молекулы», 1978
  •  

Стеклянные шары, как было установлено позже, вовсе не являются исключительной принадлежностью Австралии — их нашли среди других тектитов на многих островах Малайского архипелага (индошиниты). Богаты тектитами Филиппинские острова (филиппиниты), нашли тектиты в Западной Африке и в Северной Америке. Однако в ряде стран тектиты пока не найдены. По-видимому, это вызвано трудностями поисков — нелегко отыскать маленькие кусочки темного стекла, да и найдя случайно такое стеклышко, каждый ли поймет, что в его руки попал не обыкновенный бутылочный осколок, а нечто исключительно ценное для науки?[14]

  Феликс Зигель, «Вещество Вселенной», 1982
  •  

Король <Август Сильный> назначил смышленого Бёттгера ассистентом Чирнхауса, и начались активные исследования. Двое химиков открыли, что таинственными компонентами китайского фарфора является белая глина, называемая каолин, и минерал полевой шпат, при высоких температурах сплавляющийся в стекло.[28]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010

Стекло в публицистике и документальной литературе[править]

Бутылки кобальтового стекла
  •  

Изнутри окна заслонялись втулками, обитыми красною материею, а с наружной стороны железными ставнями; последнее было в обыкновении в каменных домах в Москве и служило предохранением от пожаров. Вместо стёкол употребляли чаще слюду, которая вставлялась в окна широкими и тонкими кусками. <...>
Стёкла были мало в употреблении: до открытия стеклянных фабрик при Алексее Михайловиче стекло исключительно доставлялось из-за границы и потому вошло в употребление для окон в Новгороде раньше, чем в Москве.[2]

  Николай Костомаров, «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях», 1860
  •  

В окрестностях Цзин-пына встречается также кварц в виде крупных кристаллов дымчатого горного хрусталя величиною более кулака. Добычей его занята некоторая часть горного населения, так как камень этот приобретается по дорогой цене в Пекине, где из него выделывают стёкла для больших китайских очков, ношение которых этикет разрешает весьма обширному классу китайских литераторов.[4]

  Дмитрий Путята, «Предварительный отчет об экспедиции в Хинган в 1891 г.», 1892
  •  

Уже в глубокой древности люди умели изготовлять цветные стёкла и смальты, в том числе и синие. Остатки посуды, мозаики, украшений из синего стекла археологи находят во многих центрах древних цивилизаций. Однако в большинстве случаев ― об этом непреложно свидетельствуют результаты химического анализа ― эти стёкла окрашены соединениями меди, а не кобальта. Например, в гробнице египетского фараона Тутанхамона было найдено множество предметов из синего стекла. Но только один из них оказался окрашенным кобальтом, все остальные ― медью. Удивляться тут, разумеется, нечему ― медные минералы встречаются на нашей планете гораздо чаще кобальтовых.[10]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

В средние века ни одно из государств Европы не могло соперничать в производстве стекла с Венецианской республикой. Чтобы оградить секреты варки цветных стекол от чужого любопытства, правительство Венеции еще в XIII веке специальным указом перевело все стекольные фабрики на уединенный остров Мурано. О том, какими способами охранялись в те времена секреты производства, можно составить себе некоторое представление по такой истории. Однажды с острова бежал подмастерье по имени Джиорджио Белерино. А вскоре в одном из немецких городков сгорела стекольная мастерская. Ее владелец ― его звали Белерино ― был заколот кинжалом… И все-таки, несмотря на столь жестокие меры, секреты варки цветного стекла стали известны в других государствах. В 1520 году Вейденхаммер в Германии нашел способ приготовления краски для синего стекла, и по дорогой цене стал продавать её… венецианскому правительству![10]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

В некоторых музеях среди экспонатов можно встретить странные стеклянные образования. Внешне это куски темно-зелёного, иногда чёрного стекла самой разнообразной формы. Некоторые из них напоминают маленькие гантели или тарелочки, другие похожи на груши, луковицы, пальцы, полые сферы. Неспециалист вполне может спутать их с осколками обычного бутылочного стекла. В начале XX в. эти странные образования были названы тектитами (от греческого тектос, что означает оплавленный). Размеры их различны — от крошечных стеклянных бусинок до кусков, сравнимых по величине с куриным яйцом и весящих почти полкилограмма и больше. Тектиты привлекали внимание ещё наших далеких предков. В районе Дуная, на одной из стоянок людей каменного века (25 000 лет назад) нашли тектиты, видимо, употреблявшиеся первобытными людьми в их примитивном хозяйстве.[14]

  Феликс Зигель, «Вещество Вселенной», 1982
  •  

Слово смальта произошло от немецкого Smalte, а оно в свою очередь ― от schmelzen (что значит ― плавить, расплавлять). В Средние века так называли особого рода эмали. В России конца XIX века смальтой именовали также голубую краску из толчёного стекла (кобальтовую синь) и мозаику. Сегодня термин смальта означает цветное, непрозрачное (глушеное) стекло в виде кубиков и пластинок, применяемое для изготовления мозаик.[16]

  — Татьяна Макавеева, «Импровизации из стекла и смальты», 2007

Стекло в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Что увидишь ты, гордец, в венецианском зеркале, кроме той же собственной, осточертевшей тебе… улыбки?.. И чего-чего не покажет тебе самое грубое, самое пузырчатое стекло? Смотри ― целый мир… Да, поверь же ты хоть на пять минут, что ты не один. Банальность романса, это ― прозрачное стекло. Слушай в нем минуту, слушай минутную думу поющей. Сумасшедший, ведь ― это откровение.[5]

  Иннокентий Анненский, из письма Н. П. Бегичевой, 1905
  •  

Если бы стекла было на земле так же мало, как алмазов, и, наоборот, если бы алмазов было так же много, как стекла, то, конечно, стекло бы ценилось на вес золота. Однажды Кира спросила меня, где люди выкапывают стекло, и мне пришлось рассказать ей, что стекло не выкапывают, а делают из песка. Я начал рассказывать ей об этом и через полчаса с ужасом поймал себя на том, что рассказываю совершенно не то. Я рассказал ей, как внутрь стеклянного шара запаяли единственное семечко редчайшего чёрного тюльпана и привезли его на корабле в страну Голландию, и как из-за этого семечка началась кровавая война между цветоводами... <...> Я не заметил той черты, где рассказ о стекле вдруг превратился в вымысел.[9]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Время больших ожиданий», 1958
  •  

Летом, разумеется, грустить особенно некогда, да и гости не переводятся, но вот, например, возьмём деревенский вечер что-нибудь в начале ненастного месяца ноября… Темнеет рано, часу в шестом, сумерки наваливаются такие густые, что кажется, будто окна замазаны кобальтом, в стекло стучит мелкий, противный дождь, мокрый осиновый лист прилип к форточке и дрожит.[15]

  Вячеслав Пьецух, «Письма из деревни» (Письмо одиннадцатое), 2001

Стекло в беллетристике и художественной прозе[править]

Хрусталь, свинцовое стекло
  •  

Вокруг окон и дверей были красные отводы. На полках по углам стояли кувшины, бутыли и фляжки зелёного и синего стекла, резные серебряные кубки, позолоченные чарки всякой работы...[29]

  Николай Гоголь, «Тарас Бульба» (глава первая), 1841
  •  

— Кто любит французскую <горчицу>, а кто русскую… — кротко заявляет Шампунь.
— Никто не любит французской, разве только одни французы. А французу что ни подай — всё съест: и лягушку, и крысу, и тараканов… брр! Вам, например, эта ветчина не нравится, потому что она русская, а подай вам жареное стекло и скажи, что оно французское, вы станете есть и причмокивать… По-вашему, всё русское скверно.[30]

  Антон Чехов, «На чужбине», 1885
  •  

Пруд был так спокоен и чист, что казалось, будто плывут два лебедя; один под водой, а другой сверху, крепко прильнув белой грудью к нижнему своему двойнику. Но двойник был бледнее и призрачнее, а верхний отчётливо белел плавной округлостью снежных контуров на фоне бархатной зелени. Всё его обточенное тело плавно скользило вперёд, едва колыхая жидкое стекло засыпающего пруда.

  Александр Грин, «Лебедь», 1908
  •  

Против поляны за хвостом идущего поезда в полнеба стояла огромная черно-лиловая туча. Из-за нее выбивались лучи солнца, расходясь колесом во все стороны, и по пути задевали за парниковые рамы, зажигая их стекла нестерпимым блеском.[31]

  Борис Пастернак, «Доктор Живаго», 1945
  •  

Колен снял полуботинок с ноги и швырнул его Николя в лицо, но тот как раз в эту секунду нагнулся, чтобы оттереть пятнышко на своих брюках. Услышав за собой звон разбитого стекла, Николя выпрямился.
— О месье, — проговорил он с упрёком, — это ведь окно вашей комнаты.
— Ну и чёрт с ним! Воздуху будет больше… И тебе наука, чтобы ты не вел себя как идиот.
Опираясь о плечо Хлои, Колен поскакал на одной ноге к дверям гостиницы. Разбитое стекло тут же начало отрастать. По краям рамы уже появилась тоненькая прозрачная пленка опалового цвета, отливающая всеми цветами радуги.

  Борис Виан, «Пена дней» (XXVI), 1946
  •  

― Он поднял с земли небольшой камешек.
Камень.
― Камень-то камень, да какой? Это полевой шпат, и без него нельзя сделать оконное стекло, фарфор, фаянс, электрические изоляторы… Человек должен много знать, чтобы стать настоящим хозяином природы. Вот вы ходите по земле, и она для вас просто земля, а на самом деле вы ходите по сокровищам и не подозреваете об этом. Горный Алтай, братцы мои, ― это сундук.[8]

  Николай Дубов, «На краю земли», 1950
  •  

Поезд остановился, и Дар Ветер вышел на широкую площадь, вымощенную зелёным стеклом, ― станцию Экватор. Около пешеходного моста, перекинутого над сизыми плоскими кронами атласских кедров, возвышалась пирамида из белого фарфоровидного аплита с реки Луалабы.[32]

  Иван Ефремов, «Туманность Андромеды», 1957
  •  

Тетрадь за 1904 год: «Загадочные организмы, приведшие к окаменению сосуда, принципиально отличаются от всех известных науке живых существ».
В этой тетради самые подробные выписки о глубоководных кремниевых губках с иглами, образующими красивые сплетения, похожие на стеклянные кружева; о попадающихся в силурийских отложениях радиоляриях, имеющих кремниевый скелет; о содержании кремния — силиция в бамбуке, в междоузлиях которого образуются конкреции, на девяносто девять процентов состоящие из кремнезёма; о силиции в кукурузе, овсе, ячмене и табаках; о жгутиках крапивы, по составу совершенно аналогичных со стеклом.[33]

  Александр Мееров, «Сиреневый кристалл» (глава 3. Открытие профессора Вудрума), 1963
  •  

Простор и ветер молодят душу. Брызги втыкаются в стекло окна, и освещение делается вдруг странным, как в солнечное затмение. Густые струи воды несутся мимо глаз, но вот они схлынули, светлеет, порыв ветра протирает стекла. Мгновение бушующий океан виден четко и ясно — от ближней волны до вспученного, дымного горизонта.[34]

  Виктор Конецкий, «Солёный лёд», 1987
  •  

Мы остановились перед стеклянным ящиком, в котором шевелился аллигатор. Хищный зверь казался маленьким и безобидным, словно огурец в рассоле.[35]

  Сергей Довлатов, «Филиал» (Записки ведущего), 1988
  •  

Я увидел вокруг пятна тусклого света. Под моими ногами было бесконечное черное зеркало из чего-то, похожего на отполированный до прозрачности камень. Оно уходило во все стороны, насколько хватало взгляда. Это было, кажется, прочное вулканическое стекло вроде обсидиана. Сквозь его толщу просвечивали разноцветные огоньки ― загораясь, они рисовали какую-нибудь геометрическую фигуру или узор, и исчезали. Наверху чернело небо. Туда было страшно смотреть.[36]

  Виктор Пелевин, «Бэтман Аполло», 2013

Стекло в стихах[править]

Оконное стекло
  •  

Неправо о вещах те думают, Шувалов,
Которые Стекло чтут ниже Минералов,
Приманчивым лучем блистающих в глаза:
Не меньше польза в нем, не меньше в нем краса
Нередко я для той с Парнасских гор спускаюсь;
И ныне от нее на верьх их возвращаюсь,
Пою перед тобой в восторге похвалу
Не камням дорогим, ни злату, но Стеклу.
И как я оное хваля воспоминаю,
Не ломкость лживого я счастья представляю.
Не должно тленности примером тое быть,
Чего и сильный огнь не может разрушить,
Других вещей земных конечный разделитель:
Стекло им рождено; огонь его родитель.[1]

  М. В. Ломоносов. «Письмо о пользе стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику», 1752
  •  

Но что ж от недр земных родясь произошло?
Любезное дитя, прекрасное Стекло.
Увидев, смертные о как ему дивились!
Подобное тому сыскать искусством тщились.
И было в деле сем удачно мастерство:
Превысило своим раченьем естество.
Тем стало житие на свете нам счастливо:
Из чистого Стекла мы пьём вино и пиво
И видим в нем пример бесхитростных сердец:
Кого льзя видеть сквозь, тот подлинно не льстец.
Стекло в напитках нам не может скрыть примесу;
И чиста совесть рвет притворств гнилу завесу.
Но столько ли уже, Стекло, твоих похвал,
Что нам в тебе вино и мед сам слаще стал?[1]

  М. В. Ломоносов. «Письмо о пользе стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику», 1752
  •  

Лекарства, что в Стекле хранят и составляют;
В Стекле одном оне безвредны пребывают.
Мы должны здравия и жизни часть Стеклу:
Какую надлежит ему принесть хвалу![1]

  М. В. Ломоносов. «Письмо о пользе стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику», 1752
  •  

Однако был бы он почти простой горшок,
Когда бы блеск Стекла дать помощи не мог.
Оно вход жидких тел от скважин отвращает,
Вещей прекрасных вид на нем изображает.
Имеет от Стекла часть крепости Фарфор;
Но тое, что на нем увеселяет взор,
Сады, гульбы, пиры и всё, что есть прекрасно,
Стекло являет нам приятно, чисто, ясно.[1]

  М. В. Ломоносов. «Письмо о пользе стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику», 1752
  •  

По долговременном теченьи наших дней
Тупеет зрение ослабленных очей.
Померкшее того не представляет чувство,
Что кажет в тонкостях натура и искусство.
Велика сердцу скорбь лишиться чтенья книг;
Скучнее вечной тьмы, тяжелее вериг!
Тогда противен день, веселие досада!
Одно лишь нам Стекло в сей бедности отрада.
Оно способствием искусныя руки
Подать нам зрение умеет чрез очки![1]

  М. В. Ломоносов. «Письмо о пользе стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику», 1752
  •  

Ей Провиденье даровало
Какой-то чудотворный свет:
Она, как радость юных лет,
Прекрасно и светло сияет;
Да так прекрасно и светло,
Что в изумруды превращает
Простое синее стекло.[37]

  Василий Жуковский, Послание к П. А. Вяземскому, 1820
  •  

Таракан
Как в стакан
Попадёт ―
Пропадёт,
На стекло
Тяжело
Не всползёт.[38]

  Иван Мятлев, «Фантастическая высказка», 1833
  •  

Она взглянула. Сердце сжалось,
Огонь погас ― и рассвело.
Сырое утро застучалось
В её забытое стекло.[39]

  Александр Блок, «Я шёл во тьме дождливой ночи...», 15 марта 1900
  •  

Лила, лила, лила, качала
Два тельно-алые стекла.
Белей лилей, алее лала
Бела была ты и ала.[40]

  Фёдор Сологуб, «Любовью лёгкою играя...», 1901
  •  

Костёр мой догорал на берегу пустыни.
Шуршали шелесты струистого стекла.
И горькая душа тоскующей полыни
В истомной мгле качалась и текла.[6]

  Максимилиан Волошин, «Полынь» (из цикла «Киммерийские сумерки»), 1907
  •  

Любил чистоту он, как юноша ром,
Чуть что, багровел он, как свёкла,
Зато даже мухи не смели при нём
Садиться и гадить на стёкла...[41]

  Саша Чёрный, «Ода на оставление доктором Држевецким 18-го полевого госпиталя», 1917
  •  

И тогда на улицу, на площадь,
Под прозрачный бой часов с угла,
Выбежала голубая лошадь,
Синяя карета из стекла.[42]

  Борис Поплавский, «Dolorosa» (из книги «Флаги»), 1927
  •  

А утром солнце ржавое взошло,
И на стволах ружья блеснули слёзы...
Олений мох и голые берёзы,
Весенний воздух ― острый, как стекло.[7]

  Глеб Глинка, «Черныш», 1941
  •  

И вот день за днем покатились барханы,
Как волны немые застывшего моря.
Осталось на свете жары колыханье
На желтом и синем стеклянном просторе.[43]

  Владимир Луговско́й, «Баллада о пустыне», 1952
  •  

Двадцатый век не любит бутафорий:
Стекло есть кальций-натрий силикат.
Луна ― планета лавовых нагорий,
И действие есть поле и разряд.[44]

  Борис Нарциссов, «Двадцатый век не любит бутафорий...» (из цикла «Мозг»), 1958
  •  

Тяжелое небо набрякло, намокло.
Тяжелые дали дождем занавешены.
Гроза заливает июльские стекла,
А в стеклах ― внезапно ― видение женщины.[45]

  Давид Самойлов, «Ночная гроза», 1962
  •  

Что, если море ― мыслящее существо,
А волны ― это мысли моря,
И зыбкое зелёное стекло
Подвижная пронизывает воля?[45]

  Давид Самойлов, «Читая фантаста», 1965
  •  

Все стороны,
все государства
глядят ко мне в моё стекло.
Не ограничено пространство,
но время,
время
истекло.[13]

  Николай Ушаков, «После больницы», 1973
  •  

С омытых листьев пыль стекла,
И блеск хрустального стекла
Приобрели углы и грани
Прекраснейшего из числа
Неисчислимых мирозданий.[46]

  Арсений Тарковский, «Чудo со щеглом», 1977

Стекло в кинематографе и массовой культуре[править]

  •  

Старый клён, старый клён, старый клён стучит в стекло,
Приглашая нас с друзьями на прогулку.
Отчего, отчего, отчего мне так светло?
Оттого, что ты идёшь по переулку...

  Михаил Матусовский (музыка А.Пахмутовой), «Старый клён», 1961
  •  

К остановке подъезжали троллейбусы. Сквозь их стеклянные стены, как товары в витрине, были видны пассажиры. Деточкин терпеливо стоял на остановке и чего-то ждал.[47]

  Эльдар Рязанов, «Берегись автомобиля» (сценарий), 1966

Стекло в пословицах и поговорках[править]

  •  

Свой глаз — алмаз, а чужой — стекло.

  русская пословица
  •  

Стекло да девку береги до изъяну.

  русская пословица
  •  

В новой стене, в круглом окне, днём стекло разбито, за ночь вставлено. (Прорубь)

  русская пословица
  •  

От худого должника и мякиною (и битым стеклом) бери!

  русская пословица
  •  

Глядеть в копчёное стекло (в черные очки).

  русская поговорка
  •  

Чистенько около стекла ходит.

  русская поговорка

Источники[править]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 М. В. Ломоносов. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  2. 1 2 Собрание сочинений Н. И. Костомарова в 8 книгах, 21 т. Исторические монографии и исследования. СПб., Типография М.М.Стасюлевича, 1904. Кн. 8, Т. 19.
  3. 1 2 Д. И. Менделеев. Письма о заводах. — СПб., «Новь». № 10, 1885 г. № 1 и №21, 1886 г.
  4. 1 2 Д. В. Путята. Предварительный отчет об экспедиции в Хинган в 1891 г. — Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Выпуск L. — СПб. 1892 г.
  5. 1 2 Серия «Литературные памятники». И. Ф. Анненский. Книги отражений. — Москва, «Наука», 1979 г.
  6. 1 2 М. Волошин. Собрание сочинений. том 1-2. — М.: Эллис Лак, 2003-2004 гг.
  7. 1 2 Г. А. Глинка. «Погаснет жизнь, но я останусь». Собрание сочинений. — М.: Водолей, 2005 г.
  8. 1 2 Николай Дубов. «На краю земли». — М.: Детская литература, 1950 г.
  9. 1 2 Паустовский К. Г. «Повесть о жизни». Книга 4-6. — М.:«АСТ, Хранитель, Харвест», 2007 г.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Б. Казаков. Кобальт. ― М.: «Химия и жизнь», № 6, 1965 г.
  11. 1 2 Г. Г. Воробьёв. Тектиты — космическое стекло. — М.: «Химия и жизнь», № 11, 1966 г.
  12. 1 2 3 4 5 Айзек Азимов, Популярная физика. От архимедова рычага до квантовой механики. ― М.: Центрполиграф, 2005 г. — 752 стр.
  13. 1 2 Н. Ушаков. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1980 г.
  14. 1 2 3 4 Зигель Ф. Ю. Вещество Вселенной. — М.: Химия, 1982 г. — 176 с.
  15. 1 2 В. А. Пьецух, «Письма из деревни». — М: «Октябрь», №11, 2001 г.
  16. 1 2 Т. А. Макавеева. Импровизации из стекла и смальты. — Москва, «Наука и жизнь», № 4, 2007 г.
  17. М.В. Ломоносов. Полное собрание сочинений: в 11 т. Том 1. — М.-Л.: «Наука», 1984 г.
  18. 1 2 В. Ф. Зуев. «Педагогические труды». — М.: Изд-во АПН, 1956 г.
  19. Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII века. Том II. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1952 г.
  20. Севергин В. М. Начертаніе технологіи минеральнаго царства, изложенное трудами Василья Севергина... Томъ первый. С. Петербургъ. При Императорской Академіи Наукъ. 1821 г.
  21. Н. Ф. Золотницкий. Аквариум любителя. Памяти моих добрых друзей и истинных любителей аквариума А. С. Мещерского и В. С. Мельникова. — Москва, Терра, 1993 г.
  22. Константин Графф, «Небесные камни». — М.: журнал «В мастерской природы», № 1 за 1928 г.
  23. В.Я.Пропп. Исторические корни волшебной сказки. — Л.: изд-во Ленинградского университета, 1986 г.
  24. Борис Горзев. Элемент № 14 — кремний (редакционная колонка). — М.: «Химия и жизнь», № 1, 1966 год
  25. В. В. Станцо. Углерод. — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1969 г.
  26. Г. Смит. «Драгоценные камни» (перевод с G.F.Herbert Smith «Gemstones», London, Chapman & Hall, 1972). — Москва: «Мир», 1984 г.
  27. А. И. Китайгородский, Л. Д. Ландау. Физика для всех. — М.: Наука, 1984 г.
  28. Сэм Кин. Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева. — М.: Эксмо, 2015 г. — 464 с.
  29. Николай Гоголь, «Тарас Бульба». — Большая хрестоматия. Русская литература XIX века. ИДДК. 2003 г.
  30. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 4. (Рассказы. Юморески), 1885—1886 гг.
  31. Борис Пастернак. «Доктор Живаго». — М.: «Художественная литература», 1990 г.
  32. И.А.Ефремов. «Туманность Андромеды». — АСТ, 2015 г.
  33. А. А. Мееров, Сиреневый кристалл (Записки Алексея Курбатова) — М.: Мысль, 1965 г.
  34. Конецкий В. В. «Соленый лед». — М., 1988 г.
  35. Сергей Довлатов. Собрание сочинений в 4-х томах. Том 4. — СПб.: «Азбука», 1999 г.
  36. В. О. Пелевин. «Бэтман Аполло». — М.: Эксмо, 2013 г.
  37. Жуковский В. А. Полное собрание сочинений и писем. — М.: Языки славянской культуры, 2000 г.
  38. Мятлев И.П. Стихотворения. Библиотека поэта – Ленинград, «Советский писатель», 1969 г.
  39. А. Блок. Собрание сочинений в восьми томах. — М.: ГИХЛ, 1960-1963 гг.
  40. Сологуб Ф.К. Собрание стихотворений в 8 томах. — Москва: «Навьи Чары», 2002 г.
  41. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, «Эллис-Лак», 2007 г.
  42. Б. Ю. Поплавский. Сочинения. — СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1999 г.
  43. В. А. Луговской. «Мне кажется, я прожил десять жизней…» — Москва: Время, 2001 г.
  44. Б. А. Нарциссов. «Письмо самому себе». — М.: Водолей, 2009 г.
  45. 1 2 Давид Самойлов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.
  46. А. Тарковский. Собрание сочинений: В 3 т. М.: Художественная литература, 1993
  47. Э.Рязанов, Э.Брагинский. «Тихие омуты». ― М.: Вагриус, 1999 г.

См. также[править]