Олово

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Застышее олово

О́лово (лат. Stannum; обозначается символом Sn) — элемент 14-й группы периодической системы химических элементов (по устаревшей классификации — главной подгруппы IV группы), пятого периода, с атомным номером 50. Относится к группе лёгких металлов. При нормальных условиях олово — пластичный, ковкий и легкоплавкий блестящий металл серебристо-белого цвета.

Олово было известно человеку уже в IV тысячелетии до н.э. Этот металл был малодоступен и дорог, поэтому изделия из него редко встречаются среди римских и греческих древностей. Об олове есть упоминания в Библии, Четвёртой Книге Моисея. Олово является (наряду с медью) одним из компонентов оловяннистой бронзы, изобретённой в конце или середине III тысячелетия до н.э. Латинское название stannum, связанное с санскритским словом, означающим «стойкий, прочный», первоначально относилось к сплаву свинца и серебра. Слово олово — общеславянское, является суффиксальным образованием от корня ol- — «жёлтый», так что металл назван по цвету.

Олово в научной и научно-популярной прозе[править]

  •  

В химии: <...> сделаны опыты, как разделять олово от свинца однем плавлением, без всяких посторонних материй, простою механикою, что изрядный успех имеет и весьма дешево становится.[1]

  Михаил Ломоносов, «Репорт президенту АН с отчетом о работах за 1751 ― 1756 гг.», 1756
  •  

Свинец или олово топить. Если свинец или олово топить, брось сала на сковороду, то он лучше растопится.[2]

  Михаил Ломоносов, «Лифляндская экономия», 1760
  •  

Олово есть самой легкой металлъ, въ небольшомъ огнѣ испускаетъ сильной сѣрной и не здоровой дымъ, скоро растопляется, и никогда не можетъ раскалиться. Самое лучшее олово находится въ Корнвальской провинціи въ Англіи, которымъ Агличане въ древнія еще времена съ Финикіанами великіе торги отправляли. Впрочемъ и Малакское олово очень высоко почитается. Находится ли на землѣ чистое и самородное олово или нѣтъ, въ томъ искусные въ Горномъ дѣлѣ люди между собою и понынѣ еще несогласны. <...> Что касается до рудокопныхъ заводовъ въ Россійскомъ Государствѣ, то вышеозначенные минералы, металлы, камни и земли всѣхъ почти родовъ находятся. <...> Одного только олова, ртути, коболта, галмея и бисмута по сіе время еще не находили, однако можно надѣяться, что въ толь пространномъ Государствѣ со временемъ большее число минераловъ откроется.[3]

  — Вильгельм Крафт, «Руководство къ Математической и Физической Географіи» (пер. А.М.Разумова), 1764
  •  

Сверьхъ того полуда не покрываетъ никогда совершенно мѣди въ сосудѣ. Для удостовѣренїя себя въ томъ надлежитъ только посмотрѣть сквозь увеличительное стекло на недавно вылуженной сосудъ, то всегда откроются части мѣди непокрытыя оловомъ; извѣстно же, что и малѣйшая часть мѣди величайшее зло причинить можетъ. Сверьхъ сего и самый составъ употребляемый для полуды сложенъ изъ олова и свинцу. Кислотѣ растѣнїй весьма свойственно дѣйствовать надъ симъ металломъ, который, коль скоро распустится, опаснѣйшїй составляетъ ядъ. Но хотябъ и ничего кромѣ самаго чистаго олова для полуды употреблено не было, то и въ такомъ случаѣ не можно считать себя предохраненнымъ отъ опасности, по тому, что олово содержитъ въ себѣ всегда нѣсколько мышьяку; да и самый тотъ степень огня, который употребляется для уваренїя пищи, не рѣдко превозходитъ степень, при которомъ разтапливается полуда, и въ такомъ случаѣ должна мѣдь остаться, по крайней мѣрѣ въ нѣкоторыхъ мѣстахъ, обнаженна. Еслибъ кто благополучно произвелъ въ дѣйство столь полезную для рода человѣческаго перемѣну, тотъ заслужилъ бы, чтобы въ честь ему воздвигнуть изъ отверженнаго его старанїемъ металла статую съ сею внизу надписью: Сохранившему гражданъ.[4]

  — «Зрѣлище природы и художествъ», 1784
  •  

К чести Еленина правления летописцы относят еще перемену в цене государственной монеты, вынужденную обстоятельствами. Из фунта серебра делали прежде обыкновенно пять рублей и две гривны, но, корыстолюбие изобрело обман: стали обрезывать и переливать деньги для подмеси так, что из фунта серебра выходило уже десять рублей. Многие люди богатели сим ремеслом и произвели беспорядок в торговле: цены изменились, возвысились; продавец боялся обмана, весил, испытывал монету или требовал клятвы от купца, что она не поддельная. Елена запретила ход обрезных, нечистых и всех старых денег; указала перелить их и чеканить из фунта шесть рублей без всякого примеса; а поддельщиков и обрезчиков велела казнить (им лили растопленное олово в рот и отсекали руки).[5]

  Николай Карамзин, «История государства Российского», 1820
  •  

Падение бо́льшей части Персеполисских колонн также должно быть приписано землетрясениям, хотя, как упомянуто выше, некоторые повалены хищными жителями, добывавшими в их середине олово. Об этом говорит и Кер-Портер.[6]

  Егор Чириков, «Путевой журнал», 1852
  •  

Работы над чистым металлическим оловом вполне безопасны и здоровье этих рабочих страдает лишь в таком случае, если к олову примешаны либо мышьяк, либо свинец; так, например, колики, встречаемые у оловяничников, обусловливаются действием не олова, а примешанного к нему мышьяка или свинца.[7]

  Фёдор Эрисман, «Профессиональная гигиена», 1908

Олово в художественной прозе[править]

  •  

Пообедав и выспавшись, Мовша заперся в сарае с Иоселем, Хацкелем и со мною. Я весьма удивился, когда он начал работать возле бочек. В середине был дёготь или поташ, а с краев оба дна отвинчивались, и там находились разные драгоценные товары, шёлковые материи, полотна, батисты, кружева, галантерейные вещи и т. п. Принесли жаровню, штемпели, черную и красную краски; растопили олово, и, пока я раздувал уголья, Мовша с товарищами начал клеймить и пломбировать товары, точно так как я впоследствии видал в таможнях.[8]

  Фаддей Булгарин, «Иван Иванович Выжигин», 1829
  •  

Иногда барышня ездила в церковь вместе с маменькой и с папенькой, но она не молилась так искренно, так усердно, как молились ее родители. Она кушала постное только на первой и на последней неделе великого поста и то в это время чувствовала себя нездоровою и говорила, что ее желудок не может переносить грубого постного кушанья. Она любила гадать на Рождество ― гаданье она не считала предрассудком. Вместе с своей горничной она выливала олово или жгла бумагу на подносе, а потом смотрела, какие из олова или из жженой бумаги выходили на тени фигуры. Выходили всегда офицеры с султанами, в санях или в колясках, а вдали церковь. И горничная всегда замечала барышне:
― Вот, барышня, вы уж непременно выйдете нынешний год замуж; за военного.[9]

  Иван Панаев, «Барышня», 1844
  •  

«Он, верно, будет к рождественскому сочельнику», ― думала Пелагея Власьевна, но сочельник прошел, а Петра Авдеевича не было. Елисавета Парфеньевна посоветовала дочери своей погадать для забавы, и, вылив растопленное олово в стакан, наполненный снегом, и мать и дочь с неизъяснимым беспокойством стали рассматривать на тени, какую судьбу предрекает им фантастически вылившийся металл. Но узорчатый результат гаданья бросал на стену то профиль развесистого куста, то очерк Пиренейского полуострова, но ничего похожего на скорый брак Пелагеи Власьевны с Петром Авдеевичем не рисовалось на грубо обтесанных бревнах простенка.[10]

  Василий Вонлярлярский, «Большая барыня», 1852
  •  

Перестав быть поэтическим пустячком, жизнь забродила крутой черной сказкой постольку, поскольку стала прозой и превратилась в факт. Тупо, ломотно и тускло, как бы в состоянии вечного протрезвления, попадали элементы будничного существования в завязывавшуюся душу. Они опускались на ее дно, реальные, затверделые и холодные, как сонные оловянные ложки. Там, на дне, это олово начинало плыть, сливаясь в комки, капая навязчивыми идеями.

  Борис Пастернак, «Детство Люверс», 1918

Олово в поэзии[править]

  •  

Я в лодке Харона, с гребцом безучастным.
Как олово, густы тяжелые воды.
Туманная сырость над Стиксом безгласным.
Из темного камня небесные своды.[11]

  Зинаида Гиппиус, «Там», 1900
  •  

И плавлю мертвенное олово.
И с тайным страхом в воду лью…
Что шлет судьба? Шута ль веселого,
Собаку, гроб или змею?[12]

  Владислав Ходасевич, «Гадание», 1907
  •  

Пыль и острые камни знойных дорог,
Тяжесть ног, утомленных, свинцовых ног,
Раскаленное олово с небесных полей
На усталые головы, Солнце, не лей![13]

  Михаил Цетлин (Амари), «Тяжело идти, тяжело идти...», 1912
  •  

Гнется в плодах спелый залив,
Олово с солью!
Волны, как ветви. Жаркая осень.
Шелест налившихся слив.
Олово с солью!
Клонит ко сну чельные капли полудня.
Спится теплу.
Господи Боже мой! Где у Тебя, непробудный,
В этой юдоли
Можно уснуть?[14]

  Борис Пастернак, «Не я ли об этом же — о спящих песках...», 1917
  •  

Что еще в пути я соберу
На свою непутевую голову?
Грызть железную просфору,
Пить горячее олово.[15]

  Елизавета Кузьмина-Караваева, «Что еще в пути я соберу...», 1937

Источники[править]

  1. М.В. Ломоносов. Полное собр. соч.: в 11 т. Том 10. Служебные документы. Письма 1734-1765. — М.-Л.: «Наука», 1957 г.
  2. М.В. Ломоносов. Полное собр. соч.: в 11 т. Том 11. Письма. Переводы. Стихотворения. Указатели. Л.: «Наука», 1984 г.
  3. Руководство къ Математической и Физической Географіи, со употребленіемъ земнаго глобуса и ландкартъ, вновь переведенное съ примѣчаніями фр. Теодор Ульр. Теод. Эпимуса. Изданіе второе. Въ Санктпетербургѣ при Императорской Академіи Наукъ 1764 года Санктпетербург: При Имп. Акад. наук, 1764 г.
  4. «Зрѣлище природы и художествъ». Часть III. Въ Санктпетербургѣ, Иждивенїемъ Императорской Академїи наукъ, 1784 года.
  5. Карамзин Н.М. История государства Российского: Том 8 (1815-1820).
  6. «Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического Общества». Книга 9. — СПб., 1875 г.
  7. Ф.Ф.Эрисман.Избранные произведения: в 2 т. — М.: Медгиз, 1959 г.
  8. Фаддей Булгарин, Сочинения. — Москва: «Современник», 1990 год
  9. И. И. Панаев. «Избранная проза». Москва: «Правда», 1988 год
  10. В.А. Вонлярлярский. «Большая барыня». — М.: «Правда», 1988 г.
  11. Гиппиус З.Н. Стихотворения. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  12. Ходасевич В.Ф. Стихотворения. Библиотека поэта (большая серия). Ленинград, «Советский писатель», 1989 г.
  13. М. Цетлин (Амари). «Цельное чувство». М.: Водолей, 2011 г.
  14. Б. Пастернак, Стихотворения и поэмы в двух томах. Библиотека поэта. Большая серия. Ленинград: Советский писатель, 1990
  15. Е. Ю. Кузьмина-Караваева, Равнина русская. — СПб.: Искусство-СПб., 2001 г.

См. также[править]