Тополь

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Тополь чёрный или осокорь (Австрия)

То́поль (лат. Pópulus) — крупные быстрорастущие деревья из рода тополь семейства ивовых (лат. Salicaceae). Тополя очень широко распространены в умеренной климатической зоне северного полушария: от субтропических районов Китая, откуда они происходят, до северной субарктической зоны. Как дерево неприхотливое и легко переносящее загрязнение воздуха, тополь широко распространён в озеленении городов. Древесина тополя очень рыхлая, мягкая и волокнистая.

Тополь в прозе[править]

  •  

Больше всего разрослись и глушили другие деревья — тополь и черёмуха. Тополь идёт от корней, и его нельзя вырыть, а в земле надо вырубать корни. За прудом стоял огромный в два обхвата тополь. Вокруг него была полянка; она вся заросла отростками тополей. Я велел их рубить: мне хотелось, чтобы место было веселее, а главное, — мне хотелось облегчить старый тополь, потому что я думал: все эти молодые деревья от него идут и из него тянут сок. Когда мы вырубали эти молодые топольки, мне иногда жалко становилось смотреть, как разрубали под землёю их сочные коренья, как потом вчетвером мы тянули и не могли выдернуть надрубленный тополёк. Он изо всех сил держался и не хотел умирать.

  Лев Толстой, «Четвёртая русская книга для чтения», 1875
  •  

Фёдоров ведёт нанимателей через барский сад. Тут торчат пни да редеет жиденький ельник; уцелело одно только высокое дерево — это стройный старик тополь, пощажённый топором словно для того только, чтобы оплакивать несчастную судьбу своих сверстников. От каменной ограды, беседок и гротов остались одни только следы в виде разбросанных кирпичей, известки и гниющих брёвен.[1]

  Антон Чехов, «Кулачье гнездо», 1885
  •  

Долина реки Тыми, по описанию Полякова, усеяна озёрами, старицами, оврагами, ямами; на ней нет ровных гладких пространств, заросших питательными кормовыми травами, нет поёмных заливных лугов и только изредка попадаются луговины с осокой: это — заросшие травой озёра. По склонам гористого берега растет густой хвойный лес, на отлогом берегу — берёза, ива, ильма, осина и целые рощи из тополя. Тополь очень высок; у берега он подмывается, падает в воду и образует карчи и запруды. Из кустарников здесь черёмуха, ивняк, шиповник, боярышникКомаров тьма. 1 августа утром был иней.
Чем ближе к морю, тем растительность беднее. Мало-помалу исчезает тополь, ива обращается в кустарник, в общей картине уже преобладает песчаный или торфяной берег с голубикой, морошкой и мохом.[2]

  Антон Чехов, «Остров Сахалин (Из путевых записок)», 1894
  •  

Старцев вошёл в калитку, и первое, что он увидел, это белые кресты и памятники по обе стороны широкой аллеи и чёрные тени от них и от тополей.

  Антон Чехов, «Ионыч», 1898
  •  

Эти сады крымских долин не имеют ничего подобного себе у нас в России. Их красоту трудно даже променять на скалы и море, которые для нас новее. Прекрасный итальянский тополь, стройный, сквозной, то грациозно группирующийся, то убегающий рядами — вот что составляет главную прелесть долины. Без тополя Крым не Крым, юг не юг. Я видел эти тополи и у нас в России, но никогда не предполагал в них такого богатства очарования. При первой мысли о крымском пейзаже у меня в голове поднимается тополь. С него он начинается, с ним он оканчивается. Объяснить этого впечатления нельзя; но я уверен, что всякий крымский путешественник, не лишенный живого чувства природы, сразу очаровывался крымским тополем. Я не сомневаюсь, что тополь и кипарис создали архитектуру минарета, этого изящнейшего и благороднейшего украшения магометанского юга. Тополь в садах играет именно роль минарета. Странного в этом сближении ничего нет: давно уже наука стала угадывать в колонне с капителью — финиковую пальму, в резьбе и стрельчатых сводах готических соборов — просветы и вершины сосновых лесов.
Надо сказать ещё, что тополь нигде не может быть так хорош, как в Крыму. Он хорош именно среди татарских плоских крыш, среди этих низеньких беленьких домиков и в соседстве минаретов. Между ними органическая гармония: словно одно вызвано другим.

  Евгений Марков, «Очерки Крыма (Картины крымской жизни, природы и истории)», 1902
  •  

Спокойно. Перед самым окном стоял тополь с ободранною мочалившеюся корою, уже окрашенной осенью, а за ним, спокойная и сонная, лежала под солнцем площадь. По ней почти не бывало езды, и круглые камешки лежали ровно, как бусинки, и кое-где проглядывала между ними зелёная травка, густея в ложбинах и канаве. Безлюдная, глухая, немного наивная была площадь, но оттого ли, что он смотрел сквозь мутные и грязные стёкла, всё казалось скучным, бестолковым, изнывающим в чувстве тупой и безнадёжной тошноты. И хотя до ночи было далеко, всё это — и ободранный тополь и ровные камешки, по которым никто не ездит, — точно умоляло ночь прийти скорее и мраком своим погасить их ненужную жизнь.

  Леонид Андреев, «Губернатор», 1905
  •  

Чудная это пора для предгорий Алтая! После весенних затяжных дождей горячее солнце бурно гонит густую шелковистую траву на альпийских лугах, всё ещё свежую, светлую, какую-то трепетную, нарядную от множества синих цветов змееголовника, бледно-жёлтого мытника, голубеньких кукушкиных слёзок и броских пунцовых марьиных кореньев, похожих издали на знаменитые узбекские тюльпаны. По горным ущельям и распадкам, вдоль чистых и шумных речушек буйно цветёт черёмуха, и кажется, что взбитая рыхлая пена слетела с бурных речных перекатов на ветки да и застыла в оцепенении. Тополя, ещё реденькие, светлые, с тёплым красноватым оттенком, тоже толпятся вдоль речушек, словно сбежались сюда на купанье ― да залюбовались собственным отражением в прозрачной бегучей воде.[3]

  Борис Можаев, «Живой», 1961-1972

Тополь в стихах[править]

Тополь белый или серебристый (Чехия)
  •  

Там урну хладную с любовью осеняют
Топо́ль высокий, бледный тис,
И ты, друг мёртвых, кипарис![4]

  Николай Карамзин, «Кто ж милых не терял? Оставь холодный свет...», 1791
  •  

Лишь ясени одни врачебны,
Артыш пахучий, краснотелый,
Сребристый топол, тис зубчатый ―
Одни безвредно зеленеют.[5]

  Семён Бобров, «Херсонида, или Картина лучшего летнего дня в Херсонисе Таврическом», 1804
  •  

Долин приютная краса,
И струй и тополей прохлада...

  Александр Пушкин, «Бахчисарайский фонтан», 1823
  •  

Своей дремоты превозмочь
Не хочет воздух. Чуть трепещут
Сребристых тополей листы...

  Александр Пушкин, «Полтава», 1828
  •  

И тополи, стеснившись в ряд,
Качая тихо головою,
Как судьи, шепчут меж собою...

  Александр Пушкин, «Полтава», 1828
  •  

Благовонная ночь снова дышит весной,
Пробудилась от спячки земля,
И с берёзой кудрявой, с густой бузиной,
Нарядились опять тополя.

  — В. Отрадин, «Благовонная ночь снова дышит весной...», 1890
  •  

Средь красных георгин стояла стройно ты,
Как тополь молодой твоей родной Украйны,
И с гибкой грацией красы необычайной
Поила медленно осенние цветы.[6]

  — Пётр Бутурлин, «Сентябрь», 1893
  •  

Весною листья меняет тополь,
весной возвращается Адо́нис из царства мёртвых…

  Михаил Кузмин, «Весною листья меняет тополь…», 1908
  •  

Прощайте, арфа и луна,
Вы за оградой, тополя,
Восточной башни тишина
И вереско́вые поля.

  Георгий Иванов, «Шотландия», 1916
  •  

Хотят ли русские войны? —
Спросите вы у тишины
Над ширью пашен и полей,
И у берёз, и тополей...

  Евгений Евтушенко, Песня «Хотят ли русские войны»

Тополь в пословицах[править]

  •  

Без ветра верхушка тополя не колышется. — Киргизская пословица

  •  

И иве, и тополю — своё. — Армянская пословица

  •  

И тополь высок, да какой в нём прок, если плодов не даёт. — Армянская пословица

  •  

Как тополь: ни плодов, ни тени... — Турецкая пословица

  •  

Рыба с головы тухнет, тополь с сердцевины гниёт. — Тувинская пословица

Источники[править]

  1. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 3. (Рассказы. Юморески. «Драма на охоте»), 1884-85. — стр.436
  2. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах // Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1978 год — том 14/15. (Из Сибири. Остров Сахалин), 1891-1894. — стр.145
  3. Борис Можаев. «Живой». — М.: Советская Россия, 1977 г.
  4. Н. М. Карамзин. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1966 г. «Кто ж милых не терял? Оставь холодный свет...» (Из «Писем русского путешественника»)
  5. Поэты 1790-1810-х годов. Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1971 г.
  6. Пётр Бутурлин. Сонеты и разные стихотворения. — СПб.: Лимбус пресс, 2002 г.

См. также[править]