Футуризм

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Футуризм — литepaтypнo-xyдoжecтвeннoe направление в иcкyccтвe начала 20 века в Италии и в России, подразумевает культ будущего и дискриминацию прошлого вместе с настоящим.

Футуризм: манифесты[править]

  •  

Мы намерены воспеть любовь к опасности, привычку к энергии и бесстрашию. — "Манифест футуризма", 1909 г.

  Филиппо Маринетти.
  •  

Только мы — лицо нашего Времени. — Манифест "Пощечина общественному вкусу", 1912 г.

  Давид Бурлюк, Велимир Хлебников, Алексей Кручёных, Владимир Маяковский, Бенедикт Лившиц, Николай Бурлюк, Василий Кандинский.

О футуризме[править]

  •  

Как бы смешны и крикливы не были наши футуристы, но им нужно широко раскрывать двери, широко, ибо это молодые голоса, зовущие к молодой жизни.

  Максим Горький.
  •  

Среди московских кубофутуристов немало талантов, и многих нельзя не любить, — но все они вместе, — как явление русского быта свидетельствуют о роковом понижении нашей национальной духовной культуры.

  Корней Чуковский.
  •  

Футуристы запретили писать наготу — не во имя освобождения живописи или слова к самоцели. А по причине изменения технической стороны жизни.

  Казимир Малевич.
  •  

Футуристы не боятся свистков, они боятся лишь легких знаков одобрения.

  Филиппо Маринетти.
  •  

Честь футуристам, которые запретили писать женские окорока, писать портреты и гитары при лунном свете. Они сделали громадный шаг — бросили мясо и прославили машину. Но мясо и машина есть мышцы жизни.

  Казимир Малевич.
  •  

Акмеизм ― для тех, кто, обуянный духом строительства, не отказывается малодушно от своей тяжести, а радостно принимает ее, чтобы разбудить и использовать архитектурно спящие в ней силы. Зодчий говорит: я строю ― значит, я прав. Сознание своей правоты нам дороже всего в поэзии и, с презрением отбрасывая бирюльки футуристов, для которых нет высшего наслаждения, как зацепить вязальной спицей трудное слово, мы вводим готику в отношения слов, подобно тому как Себастьян Бах утвердил ее в музыке.[1]

  Осип Мандельштам, «Утро акмеизма», 1912
  •  

Для внимательного читателя ясно, что символизм закончил свой круг развития и теперь падает. И то, что символические произведения уже почти не появляются, а если и появляются, то крайне слабые, даже с точки зрения символизма, и то, что все чаще и чаще раздаются голоса в пользу пересмотра еще так недавно бесспорных ценностей и репутаций, и то, что появились футуристы, эгофутуристы и прочие гиены, всегда следующие за львом (Пусть не подумает читатель, что этой фразой я ставлю крест над всеми крайними устремлениями современного искусства...) [2]

  Николай Гумилёв, «Наследие символизма и акмеизм», 1913
  •  

Один из основных параграфов футуристической программы ― проповедь силы, молодости, энергии ― потому-то и не определяет в футуризме ровно ничего, что он может быть выдвинут людьми самых различных мировоззрений. За примером ходить слишком недалеко: петербургский акмеизм начертал на своем знамени тот же лозунг, хотя от футуризма его отделяет целая пропасть.[3]

  Владислав Ходасевич, «Игорь Северянин и футуризм», 1914
  •  

Футуризм значило ― смертницизм, будущий мертвицизм. Для него идти вперед ― идти к собственной гибели, стоять на месте ― значит копаться в крепости техницизма и всяческой заумности. Отступать ― некуда.[1]

  — Декларация пролетарских писателей «Кузница», 1923
  •  

Конструктивизм идет на смену футуризму и как литературной школе, и как нигилистическому мироощущению. Футуризм сделал свое дело. Он был могильщиком буржуазной декадентщины в предреволюционные годы. В своем новом обличии ― Леф’а футуризм продолжает свое старое дело ― борьбу с гнилым охвостьем. Но новое дело, новая литература, новая социалистическая культура будет уже твориться не его руками. Эта новая культура созидает свой новый стиль, свои новые методы, и это есть методы конструктивизма.[1]

  Корнелий Зелинский, «О Конструктивизме», 1928
  •  

Футуризм сделал свое дело, футуризм может уходить. Может ― значит должен. Это предвидел еще в 1909 году Маринетти, говоря о том времени, когда более молодые, придя на смену его поколению, вышвырнут зачинателей футуризма в мусорную корзину как негодный хлам.[4]

  Бенедикт Лившиц, «Полутораглазый стрелец», 1933

О футуризме в стихах[править]

  •  

Не смешно ли, сворой стадной
Так назойливо, так жадно
За штаны толпу хватать ―
Чтоб схватить, как подаянье,
От толпы пятак вниманья,
На толпу же и плевать!

  Саша Чёрный, «Эго-черви» (На могилу русского футуризма), 1914
  •  

В рядах футуристов пусто.
Футуристов возраст — призыв.
Изрубленные, как капуста,
мы войн,
революций призы.

  Владимир Маяковский, «Той стороне», 1918
  •  

Возрожденье в стихах футуризма
Полно комизма.
Бекать,
Мекать,
Задавать шарады
Иные рады...
Откровенно говоря ―
Это зря.[5]

  Евгений Кропивницкий, «Возрожденье в стихах футуризма...», 1965

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 «Литературные манифесты от символизма до наших дней». — М.: Издательский дом «Согласие», 1912 г.
  2. «От символизма до «Октября», сборник (составители Н. Л. Бродский, Н. П. Сидоров). ― М.: «Новая Москва», 1924 г.
  3. Ходасевич В.Ф. «Колеблемый треножник: Избранное» / Под общей редакцией Н.А.Богомолова. Сост. и подгот. текста В.Г. Перельмутера./ Москва, «Советский писатель», 1990 г.
  4. Б.К.Лившиц. «Полутороглазый стрелец». — Л.: Советский писатель, 1989 г.
  5. Кропивницкий Е.Л. Избранное. — Москва: «Культурный слой», 2004 г.

См. также[править]