Пустота

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Примитивный насос для демонстрации вакуума;
одного из видов (относительной) пустоты.

Пустота́ — широкое физическое или философское понятие, означающее отсутствие содержания, заполнения чего-либо, также — неясность или отсутствие понимания. Термин, близкий к понятию «Ничто», а временами совпадающий с ним. В буддизме пустота — то же, что шуньята. В космологии — область Вселенной, не заполненная галактиками; в физике — антипод материи; в математике — пустое множество; в информатике — нулевой указатель или пробел. Пустота — идеальное понятие, существующее прежде всего в представлении.

Цитаты[править]

пустота физическая[править]

  •  

Для решения вопроса в ту или другую сторону надо выяснить, что обозначает это название. Пустота действительно кажется местом, в котором ничего нет. Причина этому — убеждение, что все существующее есть тело, всякое же тело <находится> в месте, а пустота <имеется> в том месте, в котором нет никакого тела, так что, если где-нибудь нет тела, там есть пустота. Всякое тело, опять же, считают осязаемым, а таким будет то, что обладает тяжестью или легкостью. Таким образом, путём умозаключения получается, что пустота есть то, в чем нет ничего тяжёлого или легкого. Все это, как мы говорили и раньше, вытекает из умозаключения. Нелепо при этом считать пустотой точку: она должна быть местом, в котором имеется протяжение осязаемого тела. Итак, по-видимому, в одном из значений пустотой называется то, что не наполнено воспринимаемым путём осязания телом, причем воспринимаемое путем осязания тело обладает тяжестью или легкостью. (Здесь может возникнуть недоумение: что сказать, если протяжение имело бы цвет или звук, — пустота это или нет? Очевидно, что, если (<протяжение> сможет принять осязаемое тело, оно будет пустотой, в противном случае — нет.) В другом значении пустота есть то, в чем нет определенного <предмета>, никакой телесной сущности, поэтому и утверждают некоторые, что пустота есть материя тела (именно те, которые говорят это и о месте), неправильно отождествляя их: материя ведь неотделима от предмета, а пустоту они рассматривают как нечто отделимое.
После того как место нами определено, а пустота необходимо должна быть местом, если она есть нечто лишённое тела, а в каком смысле место существует, в каком нет, нами сказано, <нам должно быть> ясно, что пустота так не существует — ни как нечто неотделимое, ни как отделимое; ведь пустота означает не тело, но протяжение тела. Поэтому ведь и кажется, что пустота есть нечто, что таким <кажется> и место и в силу тех же оснований. Возможность движения по отношению к месту, конечно, признается как теми, которые считают место чем-то существующим наряду с попадающими в него телами, так и теми, которые признают пустоту. Причиной движения они считают пустоту как то, в чем происходит движение, а это будет как раз то, что говорят другие о месте.

  Аристотель, «Физика»
  •  

Однако нет никакой необходимости, если существует движение, признавать пустоту; для всякого движения вообще — это просмотрел и Мелисс — ни в коем случае, так как качественно изменяться может и наполненное тело. Но это относится также и к движению по отношению к месту, так как тела могут уступать друг другу место одновременно, <даже> при отсутствии промежутка, существующего наряду с движущимися телами. Это очевидно в вихревых движениях сплошных <тел> и в движениях жидкостей. Возможно также и уплотнение <тела> не путём вхождения в пустоту, а вследствие вытеснения находящегося внутри (например, при сдавливании воды находящегося внутри воздуха); возможно и увеличение не только за счёт вхождения в тело чего-нибудь, но и путём качественного изменения, например если из воды возникает воздух. Вообще же рассуждения об увеличении, так же как и о воде, налитой в пепел, сами себе противоречат: или ничто не увеличивается, или <нечто увеличивается, но> без <добавления какого-либо> тела, или два тела могут находиться в одном и том же <месте> (<сторонники пустоты> пытаются разрешить эту общую для всех трудность, но не доказывают, что пустота существует), или же всё тело необходимо должно быть пустым, если оно увеличивается во всех направлениях и притом за счёт пустоты. То же рассуждение относится и к пеплу.
Итак, что легко опровергнуть соображения, с помощью которых доказывается существование пустоты, — это ясно.

  Аристотель, «Физика»
  •  

Однако представления, касающиеся сплошной материи и невозможности появления пустоты, можно встретить и у философов более ранней, ионийской школы. Согласно Эмпедоклу (ок.490-430 гг. до н.э.), корни всего сущего не допускают пустого пространства: «Нет во вселенной нигде ни излишка, ни места пустого». Вакуум противоречил картине мира, разработанной Аристотелем. Пространство определялось великим мыслителем как граница окружающего тела относительно окружаемого, поэтому «пустое пространство было бы абсурдом, так как здесь «окружающее» ничего не окружает». Кроме того, одним из основных элементов аристотелевой физики были качества предметов, воспринимаемые нами через ощущения: белое, черное, холодное и т.п.[1]

  Василий Борисов, «Изобретение, давшее дорогу открытиям», 2003

пустота духовная[править]

  •  

О пустоте заводят речь ради блага тех, кто не зрит свою собственную природу Будды. Для тех, кто зрит свою собственную природу Будды, пустоты не существует.

  Шэньхуэй
  •  

При Кукине и Пустовалове и потом при ветеринаре Оленька могла объяснить всё и сказала бы своё мнение о чём угодно, теперь же и среди мыслей и в сердце у неё была такая же пустота, как на дворе. И так жутко, и так горько, как будто объелась полыни.

  Антон Чехов, «Душечка», 1899
  •  

Все предметы, видимые глазом и осязаемые руками, становились пусты, легки и прозрачны — подобны светлым теням во мраке ночи становились они; ибо та великая тьма, что объемлет всё мироздание, не рассеивалась ни солнцем, ни луною, ни звёздами, а безграничным чёрным покровом одевала землю, как мать, обнимала её; во все тела проникала она, в железо и камень, и одиноки становились частицы тела, потерявшие связь; и в глубину частиц проникала она, и одиноки становились частицы частиц; ибо та великая пустота, что объемлет мироздание, не наполнялась видимым, ни солнцем, ни луною, ни звёздами, а царила безбрежно, всюду проникая, всё отъединяя: тело от тела, частицы от частиц; в пустоте расстилали свои корни деревья и сами были пусты; в пустоте, грозя призрачным падением, высились храмы, дворцы и дома, и сами были пусты; и в пустоте двигался беспокойно человек, и сам был пуст и лёгок, как тень; ибо не стало времени, и сблизилось начало каждой вещи с концом её: ещё только строилось здание, и строители ещё стучали молотками, а уж виделись развалины его и пустота на месте развалин; ещё только рождался человек, а над головою его зажигались погребальные свечи, и уже тухли они, и уже пустота становилась на месте человека и погребальных свечей; и, объятый пустотою и мраком, безнадёжно трепетал человек перед ужасом бесконечного.
Так говорили те, кто ещё имел охоту говорить. Но, вероятно, ещё больше могли бы сказать те, которые не хотели говорить и молча умирали.

  Леонид Андреев, «Елеазар»
  •  

Вся эта жизнь – пыль, пустота, полнейшее ничто и ничтожество на фоне картины мира. И вся задача человека, высокого человека..., состоит в том, чтобы попытаться создать видимость. Хотя бы ненадолго. Хотя бы на время своей жизни. – Видимость, что это не так.

  Юрий Ханон, «Чёрные Аллеи»
  •  

Вся эта жизнь – пыль, пустота, полнейшее ничто и ничтожество на фоне картины мира. Но и весь мир – такая же пыль и полнейшее ничто на фоне кончика мизинца... на моей левой руке.

  Юрий Ханон, «Чёрные Аллеи»
  •  

Если Бог, если человечество, как вы уверяете, имеют достаточно содержания в себе, чтобы быть всем во всём, то и я чувствую, что мне ещё менее будет недоставать содержания, что мне не придётся жаловаться на «пустоту». Я ничто не в смысле пустоты: я творческое ничто, то, из которого я сам как творец всё создам.

  Макс Штирнер
  •  

Если бы я был богат, я боялся бы потерять своё состояние.
А так – я этого не боюсь. Что за удача!.. Да здравствует блаженная пустота.[2]:440

  Эрик Сати, «Записные книжки»
  •  

Равный, ровный – идеал равенства в смысле идеального благородства: ни одной выдающейся детали, блестящее ровное место, плоская плоскость, такой же, как все, маленькая дырочка в пустоте... Пу...[2]:363

  Эрик Сати, «Записные книжки»
  •  

«Ибо написано в «Книге пути»: тридцать спиц образуют колесо повозки, но только пустота между ними делает движение возможным. Лепят кувшин из глины, но используют всегда пустоту кувшина..., пробивают двери и окна, но только их пустота даёт комнате жизнь и свет. И так во всём, ибо то, что существует – есть достижение и польза, но только то, что не существует – даёт возможность и пользы, и достижения. Музыка Сати – музыка полезная для всех, кто её не может найти здесь. Она лишена поверхности, в ней насквозь видны мысли»... [2]:644

  Луи Лалуа о музыке Эрика Сати[комм. 1]
  •  

Не смешивай чистоту с пустотой.[3]:94

  Даниил Хармс (записные книжки)
  •  

Объём пустоты способен умножить каждый, но, чтобы улучшить её качество, требуются поистине необычайные умения.

  Дмитрий Дейч.
  •  

Пустота является единственной тайной, оставленной для человека.

  Рене Магритт.
  •  

Слово – это пустота, со всех сторон облепленная буквами.
      Вот почему с ней так удобно играть.[4]:56

  Юрий Ханон, «Альфонс, которого не было»
  •  

Чистота близко к пустоте.[3]:93

  Даниил Хармс (записные книжки)
  •  

Почувствует нечто. Почувствует, что недосказ. И что есть, есть где-то у меня логово, есть своё и тёплое, а в своём и тёплом возможен некий навар (а вот и поделись!). Чехов хорошо сказал, что выдавливал из себя по капле раба. Но и хорошо промолчал, чем он при этом заполнял пустоту, образовавшуюся на месте былых капель. Словами? То бишь нерабской литературой? Это напрашивается. (Пишущие именно этим грешат. Ещё и гордятся. Мифотворцы.) Но реально пост’рабская наша пустота заполняется, увы, как попало. Таков уж обмен: ты из себя выдавливаешь, но в твои вакуумные пустоты (послерабские) напирает, набегает со стороны всякое и разное ― из набора, которому ты не хозяин. Ты и обнаруживаешь в себе чужое не сразу.[5]

  Владимир Маканин, «Андеграунд, или герой нашего времени», 1997
  •  

Я остаюсь один. Площадь, песок. Памятник Ленину в зарослях полыни и пижмы; словно наставник дзен, он уверенно простирает руку свою в белую пустоту. Видимость ― десять метров.[6]

  Василий Голованов, «Остров, или оправдание бессмысленных путешествий», 2002

пустота в поэзии[править]

  •  

Нет во вселенной нигде ни излишка, ни места пустого.
Нет во вселенной нигде пустоты: и откуда ей взяться? [7]

  Эмпедокл, «О природе» (стих 13,14)
  •  

От снежных гор с высокого хребта
Гигантская восходит орхидея,
Над ней отравой дышит пустота,
И гаснут звёзды, в сумраке редея.[8]

  Константин Бальмонт, «Вещий сон» (сонет), 1897
  •  

Там — пустота морей,
И скована льдами злая вода.
Я не открою тебе дверей.
Нет.
Никогда.

  Александр Блок, «Снежная вязь»
  •  

Всё тихо. Всё — неясно. Пустота.
Нет ничего. Всё отвернулось странно.
Кругом отчётливо созрела высота.
Молчание царит, точа покровы прянно.

  Давид Бурлюк «Op. 19. Всё тихо. Всё — неясно. Пустота…», 1913
  •  

Он сожалеет
О прошлой борьбе,
И на мгновенье
Чувствует он
Скуку, уныние
И пустоту.

  Ариадна Скрябина, «Иисус Навин», 1924
  •  

В светлом небе пусто, пусто.
Как ядрёная капуста,
Катится луна.
И бессмыслица искусства
Вся, насквозь, видна.[9]

  Георгий Ива́нов, «В тишине вздохнула жаба...», 1951

Комментарии[править]

  1. В этом отрывке Луи Лалуа, французский композитор, критик, директор Гранд Опера́, биограф, близкий друг Клода Дебюсси и непримиримый враг Эрика Сати, цитирует «Книгу пути» (Дао дэ Цзин. Книга пути и благодати Лао-цзы).

Источники[править]

  1. В.П.Борисов. «Изобретение, давшее дорогу открытиям». — М.: «Вестник РАН», том 73, №8, 2003 г.
  2. 2,0 2,1 2,2 Эрик Сати, Юрий Ханон «Воспоминания задним числом». — СПб.: Центр Средней Музыки & издательство Лики России, 2010. — 682 с. — ISBN 978-5-87417-338-8
  3. 3,0 3,1 Даниил Хармс «Горло бредит бритвою». — Рига: Глагол, 1991. — 240 с. — 100 000 экз.
  4. Юрий Ханон «Альфонс, которого не было». — СПб.: Центр Средней Музыки & Лики России, 2013. — 544 с.
  5. Владимир Маканин. «Андеграунд, или герой нашего времени». — М.: Вагриус, 1999 г.
  6. Василий Голованов, «Остров, или оправдание бессмысленных путешествий». — М.: Вагриус, 2002 г.
  7. «Эллинские поэты VIII—III вв. до н.э.» (перевод Г.И.Якубаниса в переработке М.Л.Гаспарова). — М.: “Ладомир”, 1999 г.
  8. К. Бальмонт. Избранное. — М.: Художественная литература, 1983 г.
  9. Г. Иванов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2005 г.