Человек, который смеётся

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Человек, который смеётся» (фр. L'Homme qui rit) — один из самых известных романов Виктора Гюго, написанный в 60-х годах XIX века. Точкой отсчета в сюжете романа является 29 января 1690 года, когда в Портленде при таинственных обстоятельствах оказывается брошен ребенок.

Цитаты[править]

  • Любовь – закон. Сладострастие – западня. Опьянение и пьянство – две разные вещи. Желать определённую женщину – опьянение. Желать женщину вообще – то же, что пьянство.
  • Будучи нелюдимым и вместе с тем словоохотливым, не желая никого видеть, но испытывать потребность поговорить с кем-нибудь, он выходил из затруднения, беседуя сам с собою.
  • Я слишком стар, чтобы нравиться женщинам, но достаточно богат, чтобы оплачивать их.
  • Порою радость бывает самым отвратительным чувством.
  • Находясь на вершине горы, мы всматриваемся в пропасть. Упав в бездну, созерцаем небо.
  • То, что гаснет здесь, вновь зажигается там.
  • Девиз тиранов – «Если враг не сдается, его уничтожают».
  • Тут искушает бездна, и она так сильна, что ад надеется совратить здесь рай и дьявол возносит сюда бога.
  • Общество – это мир, в котором живет наше тело, природа – мир нашей души.
  • Человек, много думающий, часто бывает бездеятельным.
  • Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.
  • Бог тоже слеп – в день сотворения мира он не увидел, как в его творение затесался дьявол.
  • Собака – экое странное животное! – потеет языком и улыбается хвостом.
  • Молчание – правило мудрости.
  • Мир – он всегда будет таким, каков он есть; на земле все будет идти достаточно дурно и без твоего содействия.
  • Волк никогда не кусался, с человеком же это порою случалось.
  • Если человек, измученный жестокой душевной бурей, судорожно сопротивляясь натиску нежданных бедствий, не зная, жив ли он или мертв, все же способен с бережной заботливостью относиться к любимому существу — это верный признак истинно прекрасного сердца.
  • Подобно тому, как стрела, выпущенная из лука, с роковою силою устремляется к цели, так и человек, истерзанный разочарованиями, устремляется к истине.
  • Не все казни совершаются на эшафотах, и любое сборище людей, будь то уличная толпа или законодательная палата, всегда имеет наготове палача: палач этот — сарказм.
  • Нет пытки, которая сравнялась бы с пыткой глумления.
  • Тщеславие — страшная сила, действующая внутри нас, но против нас же самих.
  • Объясняя свои смелые поступки, люди только умаляют их.
  • Ничто не поражает с такой силой как роскошь, когда её видишь первый раз.
  • В любви главное — привычка. В ней сосредотачивается вся жизнь. Ежедневное появление солнца — привычка вселенной. Вселенная — влюбленная женщина, и солнце — её возлюбленный.
  • Нет почти никакой возможности выразить точными словами неясные процессы, протекающие в нашем мозгу. Слова неудобны именно тем, что очертания их резче, чем контуры мысли. Не имея четких контуров, мысли зачастую сливаются друг с другом; слова — иное дело. Поэтому какая-то смутная часть нашей души всегда ускользает от слов. Слово имеет границы, у мысли их нет.
  • Будь храбр, как птица, и болтлив, как рыба.
  • Лицо человека отражает на себе состояние его совести и всю его жизнь: оно — итог множества таинственных воздействий, из которых каждое оставляет на нем свой след.
  • Быть кому — либо обязанным — значит попасть в рабскую зависимость.
  • Жизнь напоминает маятник. Тяготеть к чему-либо — значит качаться из стороны в сторону. Один полюс стремится к другому.
  • Легко добиться счастья тому, у кого вместо позвоночного столба гибкая тростинка
  • Иногда вторым быть труднее, чем первым. Для этого нужно меньше гениальности, но больше отваги. Первый, упоенный новизной, может не знать размеров угрожающей ему опасности, второй же видит пропасть и все же бросается в нее.
  • Девушка властвует над женихом, а жена подчиняется мужу
  • То, что от вас все равно не уйдет, не внушает вам ни малейшего желания торопиться.
  • Будь сумасшедшим, если тебе так нравится… Это — право каждого из нас.
  • Удивляются только ограниченные люди.
  • Когда смерть так близка, потолок над головой начинает казаться крышкой гроба
  • Отхаркнешься поучительным изречением — станет легче
  • Люди ненавидят. Надо же что-нибудь делать.
  • В беспредельном и смутном мраке чувствуется присутствие чего-то или кого-то, но от этого живого веет на нас холодом смерти. Когда закончится наш земной путь, когда этот мрак станет нам светом, тогда и мы станем частью этого неведомого мира.
  • Два судорожных движения рта действуют заразительно: это смех и зевота.
  • Право человека на слезы не знает давности.
  • Первая слеза пролагает дорогу другим.
  • То, что постигаешь в минуту кончины, похоже на то, что видишь при вспышке молнии. Сначала — все, потом — ничего. И видишь, и не видишь. После смерти наши глаза опять откроются, и то, что было молнией, станет солнцем.
  • То, что содеяно против ребенка, — содеяно против Бога.
  • Чудовищное тоже бывает в своем роде совершенным.
  • Всякий подъем вознаграждается спуском.
  • На руке сна есть перст смерти.
  • Когда перед нашим взором смутно возникают тайны бытия — небо, бездна, жизнь, могила, вечность, — все сущее воспринимается нами как нечто недоступное, запретное, огражденное от нас стеной. Когда разверзается бесконечность, все двери в мир оказываются запертыми.
  • Унижение человека ведет к лишению его человеческого облика.
  • Усилия, которые затрачивает человек в погоне за весельем, заслуживают порой внимания философа.
  • Быть жестоким считалось в порядке вещей. Беспощадность была исконным свойством судей, а жестокосердие — их второй натурой.
  • Цена помощи определяется ценой жертвы.
  • Совесть любящего мужчины - ангел-хранитель любимой им женщины.
  • Смелое подглядывание - храбрость робких.
  • Опасность, которой удалось избежать, предрасполагает к болтливости.
  • Пьяные мужчины мерзки, пьяные женщины омерзительны.
  • Мы часто находим какой-то смысл в случайных совпадениях и строим на этом основании как будто правдоподобные догадки.
  • Нет никого безжалостнее перепуганного труса.
  • Я не очень-то верю в Бога, но когда он совершает добрые поступки, что случается с ним не каждый день, я готов склониться к мысли, что он существует.
  • Чем выше поднимается он, тем больше становится его долг по отношению к окружающим. Расширение прав влечёт за собой увеличение обязанностей.
  • Принято думать, будто всякое ощущение постепенно притупляется. Ошибочное мнение. Это равносильно утверждению, что азотная кислота, медленно стекая на рану, успокаивает боль...
  • Порабощающая власть красоты. Когда красота перестаёт быть идеалом и становится чувственным соблазном, близость её губительна для человека.
  • В любви особенно восхитительны паузы. Как будто в эти минуты накопляется нежность, прорывающаяся потом сладостными излияниями.
  • Вы счастливы? Это почти преступление. Я уже предупреждал вас. Вы счастливы? Тогда старайтесь, чтобы вас никто не видел. Занимайте как можно меньше места. Счастье должно забиваться в самый тесный угол. Съёжьтесь ещё больше, станьте ещё незаметнее. Чем незначительнее человек, тем больше счастья перепадает ему от Бога. Счастливые люди должны прятаться, как воры.
  • Почему говорят: "влюблённый"? Надо было бы говорить: "одержимый". Быть одержимым дьяволом - исключение; быть одержимым женщиной - общее правило. Всякий мужчина подвержен этой потере собственной личности. Какая волшебница - женщина! Настоящее имя любви - плен!
  • Женщина пленяет нас душой. И плотью. И порой плотью больше, чем душой. Душа - возлюбленная, плоть - любовница!
  • На дьявола клевещут. Не он искушал Еву. Это Ева ввела его в искушение. Почин принадлежал женщине. Люцифер преспокойно шёл мимо. Он увидел женщину и превратился в Сатану.
  • Баркильфедро, неудачливый кандидат в священнослужители, учился всему понемногу, а потому, как это бывает в подобных случаях, не знал ничего. Можно стать жертвой мнимого всезнайства.
  • Ум, как и природа, не терпит пустоты. Природа заполняет пустоту любовью; ум нередко прибегает для этого к ненависти. Ненависть даёт ему пищу.
  • Существует ненависть ради ненависти; искусство ради искусства более свойственно натуре человека, чем принято думать.
  • Беспричинная ненависть ужасна. Это ненависть, которая находит удовлетворение в самой себе.
  • Ненависть сладостна сама по себе, и на некоторое время её хватает, но в конце концов она должна устремиться на определённый предмет. Злоба беспредметная истощает, как всякое наслаждение в одиночестве. Она похожа на стрельбу холостыми патронами. Эта игра увлекает лишь в том случае, если можно пронзить чьё-либо сердце. Нельзя ненавидеть только ради того, чтобы прослыть ненавистником. Необходима цель - мужчина или женщина, кто-то, кого стремишься погубить.
  • Растление совести нежданной удачей наблюдается довольно часто.
  • Невзгоды не так пагубны для человека, как благополучие.