Конопля

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Cannabis»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Конопля сорная

Конопля́ или канна́бис (лат. Cánnabis) — однолетнее травянистое растение из семейства коноплёвых (раньше коноплю попеременно относили к семейству шелковичных (тутовых) или крапивных).[комм. 1] В старые времена конопля широко разводилась для производства волокна и масла, однако ввиду её частого использования для изготовления психотропных продуктов (гашиша, марихуаны, а также молочного и масляного экстракта), была запрещена как сельскохозяйственная культура. Для обозначения психоактивных веществ, получаемых из конопли, часто используют её ботаническое название — канна́бис.

Наряду с самой коноплёй, пожалуй, самым известным представителем этого семейства является другое психоактивное растение: хмель, который так же широко культивируются и встречается в умеренных и тёплых климатических поясах.

Конопля в прозе[править]

  •  

А уж как ему было трудно крест-то класть, братцы мои; говорит, рука просто как каменная, не ворочается… Ах ты этакой, а!.. Вот как положил он крест, братцы мои, русалочка-то и смеяться перестала, да вдруг как заплачет… Плачет она, братцы мои, глаза волосами утирает, а волоса у неё зелёные, что твоя конопля.

  Иван Тургенев, «Бежин луг» (Записки охотника), 1851
  •  

Я остановился и увидел возле дороги небольшую грядку конопли. Её степной запах мгновенно напомнил мне родину и возбудил в душе страстную тоску по ней. Мне захотелось дышать русским воздухом, ходить по русской земле.

  Иван Тургенев, «Ася», 1857
  •  

Во время сбора конопли случаются странные явления с работниками, с мужчинами и с женщинами. Какое-то опьяняющее дыхание поднимается от срезанных стеблей растения, словно обвивает оно ноги и коварно бросается в мозг. Голова работающего начинает кружиться, иногда им овладевает мечтательность. Члены слабеют и отказываются служить. Впрочем, в детстве со мной происходили подобные явления, когда я ради забавы валялся на копнах скошенной люцерны. Многочисленные попытки получить гашиш из французской конопли не увенчались успехом, и те, кто одержим желанием испытать волшебные наслаждения, продолжают употреблять гашиш, доставляемый из-за Средиземного моря, то есть приготовленный из индийской или египетской конопли. Гашиш получается из отвара индийской конопли и небольшого количества опиума.

  Шарль Бодлер, «Вино и гашиш как средства для расширения человеческой личности» (эссе, пер. В.О.Лихтенштадт-Мазина), 1858
  •  

Однако, несмотря на многочисленные опыты, из французской конопли не удалось получить гашиша; или, вернее, из нее не удалось получить вещества, равного по силе гашишу. Гашиш или индийская конопля, Cannabis indica, – растение из семейства крапивных – отличается от конопли нашего климата только тем, что стебель ее никогда не достигает такой высоты, как стебель нашей конопли. Индийская конопля обладает необыкновенно сильной опьяняющей способностью, которая в последние годы и во Франции привлекла к себе внимание ученых и светского общества. Ценится она по-разному, в зависимости от происхождения; выше других ценится любителями бенгальская конопля; впрочем, египетская, константинопольская, персидская и алжирская обладают теми же свойствами, но в более слабой степени.

  Шарль Бодлер, «Поэма гашиша» (пер. В.О.Лихтенштадт-Мазина) глава II. Что такое гашиш? 1858
  •  

К концу лета судьба послала старикам ещё одну «иллюзию». Анна Михайловна, войдя однажды к мужу, застала его за интересным занятием: он сидел за столом и с жадностью ел тёртую редьку с конопляным маслом.
На его лице ходуном ходили все жилки и около углов рта всхлипывали слюнки.
— Покушай-ка, Анюта! — предложил он. — Великолепие!
Анна Михайловна нерешительно попробовала редьку и стала есть. Скоро и на её лице появилось выражение жадности[1]

  Антон Чехов, «Скука жизни», 1886
  •  

Сжатая рожь, бурьян, молочай, дикая конопля ― всё, побуревшее от зноя, рыжее и полумёртвое, теперь омытое росою и обласканное солнцем, оживало, чтоб вновь зацвести..[2]

  Антон Чехов, «Степь», 1888
  •  

Такая дивная тишина стоит в степи! Только гогочут гуси, которых гонит крохотная девочка. Скрипучие, металлические, словно железные звуки. Дурман ― белый, яркий ― встает по дороге из полумрака. Маня любит его запах, ядовитый и сладкий. А как пахнет конопля в эти часы! Целый лес её стоит на краю поля...[3]

  Анастасия Вербицкая, «Ключи счастья», 1909
  •  

Сипят кузнечики в бурьяне на припёке. Всё сохнет, роняет чёрные зёрна: крапива, белена, репьи, подсвекольник. Баба, в красной юбке, в белой рубахе, стоит в чаще конопляников выше её ростом, берёт замашки. За конопляниками сереют риги, желтеют новые скирды. <...>
За двором Григория несколько колодок пчёл. Учитель гнётся, боится их, а Григорий смеётся, уверяет, что пчёлы чистого человека не трогают. Тут чуть тянет холодком с севера, под солнцем пыльно и сытно пахнут конопляники. Против конопляников приделано к каменной стене варка нечто вроде шалаша, сбитого из кольев и обшитого замашками. Это и есть летнее жилище знаменитого человека,[4]

  Иван Бунин, «Древний человек», 1911
  •  

Тут однажды по радио передали, что в каком-то еврейском государстве прямо в столице прямо перед парламентом высадил коноплю. И вот только сейчас её выкосили. Я вот подумал, так это ж получается целый детектив. Типа вот, перед парламентом на лужайке растёт трава. Все депутаты ходят, смотрят как она растёт, и поодиночке радуются. Короче, весь парламент на глазах молодеет: вспоминаются тусовки, бурная молодость, пакаваны, подъезды, менты и всё такое. В кулуарах только о траве и говорят. Ну и, покуривают же, естественно. Прямые трансляции из парламента уже идут как супер-шоу, особенно когда все дружно голосовали за усиление ночной охраны. Весь город, конечно, всё понимает. Но все молчат. Даже газетчики.[5]

  — Дмитрий Гайдук, «Растаманские народные сказки» (Про коноплю у парламента и молодого мента), 1999

Конопля в поэзии[править]

  •  

Я знаю, чёрт не бросит
Стремительной доски,
Пока меня не скосит
Грозящий взмах руки,
Пока не перетрётся,
Крутяся, конопля,
Пока не подвернётся
Ко мне моя земля.[6]

  Фёдор Сологуб, «Чёртовы качели», 1907
  •  

Туманным пологом окутаны поля,
Блеснул костёр косым огнём у рощи.
За срубом зашипела конопля, ―
Нет в мире песни ласковей и проще…

  Саша Чёрный, «На крыльце» (из цикла «Русские миражи»), 1930
  •  

Там, где стучит сырой лопух,
там, где чадит конопля.
«Да будет лёгкою вам, как пух,
державная наша земля!..»[7]

  Ольга Берггольц, «Повесть о тринадцатом товарище», 1936
  •  

И там, где канули в огне
Венцы, столбы, стропила, ―
Темна, жирна по целине,
Как конопля, крапива.[8]

  Александр Твардовский, «Дом у дороги», 1942
  •  

Не потому, что здесь поля
Пшеницей кланяются мне.
Не потому, что конопля
Вкруг дуба ходит в полусне...[9]

  Илья Сельвинский, «О родине», 1947

Комментарии[править]

  1. Небезынтересно отдельно заметить, что несмотря на полнейшее внешнее несходство, конопля (так же, как и уже упомянутая крапива, например) относится к порядку розоцве́тных (лат. Rosáles) и, таким образом, приходится не слишком дальним родственником розе, яблоне, груше, вишне и землянике.

Источники[править]

  1. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 5. (Рассказы. Юморески), 1886. — стр.175
  2. А.П. Чехов. Полное собрание сочинений и писем. — М.: «Наука», 1974 г.
  3. Анастасия Вербицкая. Собрание сочинений в 10 томах. Том 3. — М.: НПК «Интелвак», 2001 г.
  4. Бунин А.И. «Древний человек», 1911 год
  5. Дмитрий Гайдук, «Растаманские народные сказки»
  6. Ф. Сологуб. Собрание стихотворений в 8 томах. — М.: Навьи Чары, 2002 г.
  7. О. Ф. Берггольц. Избранные произведения. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1983 г.
  8. А. Твардовский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта (большая серия). — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  9. И. Сельвинский. «Из пепла, из поэм, из сновидений». Сборник стихотворений М.: Время, 2004 г.

См. также[править]