Земляника

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Веточка лесной земляники

Земляни́ка (лат. Fragária)[комм. 1] — многолетнее травянистое растение из рода Фрагария семейства Розовые (лат. Rosáceae), включающего дикие и культурные виды. Среди дикорастущих видов наиболее любима земляника лесная не только своими душистыми и вкусными ягодами[комм. 2], но и как лекарственное растение.[комм. 3]

Примечательно, что старорусское название «земляница» произошло от внешнего вида растения, которое словно стелется, клонится и кланяется земле сочными душистыми ягодами — «земляница» к земле клонится. Позже «земляница» стала «земляникой».

Среди наиболее известных видов земляники — земляника лесная, равнинная, восточная, ананасная и зелёная (Fragaria viridis или полуница, которую раньше называли клубникой).[комм. 4]

Земляника в прозе[править]

  •  

В Москве удивительная произошла со мною перемена. За границей я больше молчал, а тут вдруг заговорил неожиданно бойко и в то же самое время возмечтал о себе бог ведает что. Нашлись снисходительные люди, которым я показался чуть не гением; дамы с участием выслушивали мои разглагольствования; но я не сумел удержаться на высоте своей славы. В одно прекрасное утро родилась на мой счёт сплетня (кто её произвёл на свет божий, не знаю: должно быть, какая-нибудь старая дева мужеского пола, ― таких старых дев в Москве пропасть), родилась и принялась пускать отпрыски и усики, словно земляника. Я запутался, хотел выскочить, разорвать прилипчивые нити, ― не тут-то было... Я уехал.[1]

  Иван Тургенев, «Гамлет Щигровского уезда», 1849
  •  

― ...Что из того, что вам, может быть, неприятно съесть с малиной полевого клопа, проглотить муху или взять в руки таракана? Ведь не могут же некоторые люди есть землянику ― разве она оттого что-нибудь дурное?
― А для вас тараканы то же самое, что земляника?
― Да чем же они не хороши? Если разглядеть их повнимательней, то нельзя не признать известной изящности в очерке их крыльев, в лихо скрученных усиках. Они в своём роде также прекраснейшие произведения природы.[2]

  Василий Авенариус, «Бродящие силы: Современная идиллия», 1864
  •  

К брани и крикам мальчишек присоединился лай собак. Экипажа посредника всё ещё не было видно, и я решился от скуки идти к нему навстречу, взяв в провожатые от собак какого-нибудь мальчика. Скоро у меня явилось два таких провожатых, и, когда мы с ними стали выходить за деревню, у нас уже завязался разговор. Не приводя его содержания, скажем только, что в первый раз мы услыхали слово: пазубник, вместо лесная земляника, и слово это нам понравилась.[3]

  Афанасий Фет, «Бедные люди», 1868
  •  

Летом разной ягоде конца не было. Сначала пойдёт, бывало, земляника, которая, правда, поспевает в лесу несколько позже, чем на полях, но зато бывает гораздо сочней и душистее. Не успеет она отойти, как уже, смотришь, пошла голубица, костяника, малина, потом брусника; а тут, того и гляди, подоспеют орехи, а затем начинается грибное раздолье. Подберёзовиков и подосинников попадается немало и летом, но для груздей, для боровиков, для рыжиков настоящая пора осень. На баб, на девок да на ребятишек во всех окрестных деревнях находит в это время просто исступление какое-то.[4]

  Софья Ковалевская, «Воспоминания детства», 1890
  •  

Свернули влево и стали подниматься на Змеиную Гору, острым мысом врезавшуюся в Оку. Меж низких ореховых и дубовых кустов пестрели иван-да-марья, алели вялые листья земляники. Было тепло, и душно, и тоскливо. И всё больше болела голова.[5]

  Викентий Вересаев, «Исанка», 1928
  •  

Федя бежит, подкидывает пятки, совсем как мы. Кричит весело Горкину: ― Михаила Панкратыч... гостинчику! первая земляничка божья!.. И начинает оделять всех, по веточке, словно раздаёт свечки в церкви. Антипушка берёт веточку, радуется, нюхает ягодки и ласково говорит Феде: ― Ах ты, душевный человек какой... простота ты.[6]

  Иван Шмелёв, «Богомолье», 1931
  •  

Никого там нету: ни охотников, ни ягодниц, а только одни медведи по малину ходят. Медведи смирные, из-за кустов поглядывают. А брусника там растет такая, что ежели выйти на гарь да поверху кочек глянуть, то все кочки кажутся красными. Земляника растёт, и землянику ту никто не берёт, и вся она чёрная, переспелая и такая сладкая ― слаще сахара! Войдёшь в смородиновые кусты ― такой в них крепкий дух, что голова кружится. А ежели по кустам идёшь, то тетери и глухари совсем близко подпускают, а потом только ― тых, тых, тых! ― взлетают, и ветер от них аж в лицо дует.[7]

  Юрий Казаков, «Ночь», 1955
  •  

На склоне горы у самой деревни раскинулся большой колхозный огород. Заведовала им Егоркина сестра. С ней работало ещё несколько девушек, и вокруг них вились, как мухи, девочки всего колхоза. На огороде как раз поспевала вкусная, необыкновенно крупная и сладкая земляника виктория. Егорка передал сестре слова председателя. Пока девушки кончали работу, Егорка успел угоститься прямо с грядок сочной викторией. Одну большую ягоду он предложил Бобику, но щенок, к удивлению Егорки, понюхал её и не стал есть.[8]

  Виталий Бианки, «Лесные были и небылицы», 1958
  •  

Илларион часто говорил о грехах, о милосердии, об адских муках. Но Анне совсем не хотелось думать о смерти и о гробовых червях. Жить было сладко. Она росла в холе и довольстве, дышала чистым воздухом, пила прозрачную воду, питалась здоровой пищей, в которой было много целительного русского мёда и пшеничного хлеба, и её вкус услаждали то грибы, то серебристая рыба, то упоительно пахнущая и собранная на пригретых солнцем лужайках земляника.[9]

  Антонин Ладинский, «Анна Ярославна — королева Франции», 1960
  •  

В <...> разгар сезона съедать по целой тарелке земляники ежедневно, притом земляники первой свежести, не потерявшей не только своих целебных свойств, но и ни капельки аромата, и не только своего аромата, но и аромата окружающего леса, прогретого полдневным солнцем. Правда, эта моя точка зрения не мешает моей жене заготавливать земляничное варенье по пуду и больше. Да, не только по вкусу занимает земляника первое место из всех лесных ягод, но и по своей полезности для человека и даже целебности. Дядюшка моей жены сильно страдал печенью. Никакие медицинские средства уже не помогали. Подобно тому, как больная кошка инстинктивно находит среди разнотравья какую-то нужную ей траву, так и его потянуло на землянику. <...>
Итак, два литра в день в течение всего земляничного сезона. Не знаю, право, как он её съедал, одну или с молоком, натощак или после обеда, или даже вместо обеда, но болезнь его прошла, чтобы больше не возвращаться.
Первая волна земляники поспевает на порубках, то есть там, где стоял сосновый или еловый лес и где его вырубили, оставив только пни, из которых вытапливаются на солнце медовые липкие капли ароматной смолы. Вокруг этих пней обыкновенно заводится земляника. А так как порубка открыта солнцу, то земляника поспевает там в первую очередь, особенно если вырубленное место представляет из себя склон горы или оврага, обращенный к югу. К припору, как у нас говорят, ягоды на таких порубках поспевают гораздо раньше лесных, прячущихся в густой траве и подлеске. На порубках ягоды бывают помельче, чем в лесу, посуше, почерствее, но пожалуй, слаще. Некоторые порубки так и не зарастают больше, поэтому из года в год на них можно собирать раннюю мелкую ягоду. На некоторых порубках, напротив, начинает подниматься густой молодняк, чаще всего берёзки и осинки. Поднимается там и трава, земляника из суховатой, «порубочной» превращается в крупную сочную лесную ягоду. Когда на порубках всё обобрано и притоптано, нужно углубляться в лес.
Конечно, где попало земляника в лесу не растёт. Под плотным пологом леса бывает, что нет вовсе никакой травы, не только земляники. Значит, нужно искать открытые земляничные поляны или изреженный лес, где солнце достигает земли, хотя бы и процеживаясь сквозь кроны, сквозь ореховый подлесок, сквозь высокую лесную траву. В траве в таких местах вызревают ягоды, право же, по напёрстку. Налитые, сочные, прохладные, они чуточку покислее своих соплеменниц, растущих на пригорках, но, увидев такую ягоду, не променяешь её на десяток других. Нужно всегда иметь основную большую посуду, которая может стоять где-нибудь в стороне, и небольшую, скажем, пол-литровую банку. Эту банку сначала привязывают на шнурок, а шнурком обвязываются вокруг поясницы так, чтобы банка болталась спереди на животе, а руки свободны. Часто земляника падает из руки в лесную траву. Первое движение ― поднять её и спасти. Но этого делать не нужно, потому что её не сразу ухватишь в густой траве, пока подбираешь, она вся изомнётся, изрежется о траву, а за это время можно сорвать десяток новых ягод.[10]

  Владимир Солоухин, «Третья охота», 1967
  •  

Ляля угадала насчёт духов и полыни: к духам я равнодушен. Но есть исключение ― когда запах ассоциируется с каким-то определённым человеком. А грибы я люблю собирать со сковородки. Вот земляника ― дело другое: она живёт кучно, и можно лечь на брюхо и объедать её вокруг, потом перевалиться ― и снова за работу. Опять же ― сырьём можно лопать. И наконец, два-три стебелька с ягодами ― элегантны и вполне заменяют букет.[11]

  Юлий Даниэль, «Письма из заключения», 1970
  •  

С вечера мы задумали план, которым руководила Лида Кершнер. Как только рассвело, Лида явилась из соседней комнаты, где жила со старшими девочками, и разбудила нас. Я живо помню чувство, с которым вставала со своего матрасика: и спать мне хотелось, и радость праздничного дня охватила мою душу, и утренний холод разбирал. Мы быстро оделись, взяли большой белый эмалированный кувшин и каждая по кружечке и, тихонько пробравшись по коридору и лестнице, вышли из дома и отправились в лес, где на хорошо знакомых нам местах росла не тронутая никем земляника. Ягод было так много, что нам понадобилось не больше часа, чтобы наполнить огромный кувшин. Домой мы успели вернуться вовремя. Через несколько минут после того, как мы юркнули под свои одеяла, Лидия Мариановна пришла нас будить.[12]

  — Наталия Гершензон-Чегодаева, «Воспоминания дочери», 1971
  •  

Так и было. Первооткрыватели пишут об этом: «Вся земля увита тут виноградом». Это давало повод называть открытые земли: Винная земля, Винное русло, Винные берега. «Земляника тут растёт в количествах невообразимых... В июне земля становится сплошным красным ковром». Росли тут также дикие сливы, малина, хурма, черника, смородина, клюква, крыжовник, необычной сладости каштаны (все деревья теперь погубила грибковая болезнь), «грецкий орех» (гикори), тутовая ягода, терновник, боярышник. И это всё земля рожала сама, без участия человека.[13]

  Василий Песков,Борис Стрельников, «Земля за океаном», 1975
  •  

Есть что-то разбойное в её прозрачных глазах, подумалось Сергею, и он с удовольствием смотрел на её лицо и на эти её казавшиеся разбойными из-за своей прозрачности глаза. ― Студентик, ― сказала она, узнав, что Сергей студент, и своим голосом извлекая из этого слова чувственный смысл. «Пожалеть хочет», ― подумал Сергей радостно и предложил своей спутнице поискать в лесу земляники. Они вошли и лес, время от времени припадая к земле там, где кустилась земляника, и Сергей угощал её самыми спелыми ягодами, и она его несколько раз угостила лучшими из найденных ягод. Каждый раз, когда она первой замечала кустики земляники, она так нежно становилась на колени, словно хотела погладить маленькое животное или схватить ребёнка, только что сделавшего свои первые шаги. Сергея волновала и умиляла эта её очаровательная манера припадать к земляничным кустам. Чуть подальше от опушки леса стали попадаться кустики черники, усеянные чёрными капельками ягод, и они стали собирать чернику, из кустов которой каждый раз вылетало облачко комаров.[14]

  Фазиль Искандер, «Морской скорпион», 1977

Земляника в стихах[править]

Ягодка ананасной земляники
  •  

Чу! шорох ― я смотрю: вокруг гнилого пня,
Над муравейником, алеет земляника,
И ветки спелые манят к себе меня...
Но вижу ― разобрав тростник сухой и тонкий,
К пурпурным ягодам две бледные ручонки
Тихонько тянутся...[15]

  Аполлон Майков, «И город вот опять! Опять сияет бал...», 1856
  •  

Въезжают они во трепещущий бор,
Весь полный весеннего крика;
Гремит соловьиный в шиповнике хор,
Звездится в траве земляника;
Черёмухи ветви душистые гнут,
Все дикие яблони в цвете;
Их запах вдыхаючи, мыслит Канут:
«Жить любо на Божием свете!»[16]

  Алексей Толстой, «Канут», 1872
  •  

Раскрыла матовые листья
И белым цветом зацвела:
Май был Апреля серебристей,
В лесу теплом бродила мгла.
Цвела и снегом осыпала
В траве неровной лепестки,
Пока сама вся не опала,
Не стали пестики легки. <...>
И загорали, как румяна,
Ещё незрелые плоды,
В себя вбирая сидр с поляны
Прозрачной дождевой воды.[17]

  Владимир Нарбут, «Земляника», 1909
  •  

Белизна небесных риз,
Как нетающая пена,
На меже расцвёл анис,
Земляника и марена.
Всё победнее окрест
Жизни творческие ходы,
Иисусовых невест
Неоглядней хороводы.[18]

  Николай Клюев, «Белизна небесных риз...», 1910
  •  

Взгляни-ка, девочка, взгляни-ка! ―
В лесу поспела земляника,
И прифрантился мухомор
Объект насмешек и умор...
О, поверни на речку глазы
(Я не хочу сказать: глаза...):
Там утки, точно водолазы,
Ныряют прямо в небеса.

  Игорь Северянин, «Июневый набросок», 1910
  •  

А сам я (о, как сладко-совершенно
мне это чудилось!) ― я сам стою
на деревенском кладбище, где дышит
так пряно тень черёмухи склонённой,
где меж могил алеет земляника,
где сыплются ольховые серёжки
на старые, горбатые кресты...[19]

  Владимир Набоков, «Сон на акрополе», 1919
  •  

У берёзовой черты
Мрак, трава, шиповник, ров,
Земляника и цветы.
Гомон птиц и стон жуков.
О, как сладко я дышал!
Я не думал никогда,
Что бывает хороша
Жизнь не только в городах;
Что в подобной тишине
Под берёзовым шатром
Хорошо тебе и мне
Мерить дни наедине
Земляникою и сном.[20]

  Николай Дементьев, «Помнишь — блеск весёлых глаз...», 1926
  •  

Солнце светит горячей,
В лес отправимся скорей.
На лужайке ― погляди-ка! ―
Поспевает земляника!
Погуляю я в бору,
Земляники наберу.[21]

  Глеб Глинка, «Лето» [Времена года, 3], 1929
  •  

Шумит земляника над мёртвым жуком,
В траве его лапки раскинуты.
Он думал о том, и он думал о сём, ―
Теперь из него размышления вынуты. <...>
А там, где шумит земляника,
Где свищет укроп-молодец,
Не слышно ни пенья, ни крика
Лежит равнодушный мертвец.[22]

  Николай Олейников, «Смерть героя», 1933
  •  

Чтоб до часа утра,
до шести нам,
голову
откинув на руке,
пахло земляникой
и жасмином
в каждой
перечёркнутой строке.
У жасмина
запах свежей кожи,
земляникой
млеет леса страсть.
Чтоб и позже —
осенью погожей —
нам не разойтись,
не запропасть.

  Николай Асеев, «Летнее письмо» (из сборника «Высокогорные стихи»), 1934
  •  

Я не верю, не верю крику
В мире, полном кровавых слёз,
Проступающих, как земляника,
Сквозь траву возле белых берёз.

  Варлам Шаламов, «Не хватает чего? Не гор ли...», 1937-1956
  •  

Разве я такой уж грешник,
Что вчера со мной
Говорить не стал орешник
На тропе лесной.
Разве грех такой великий,
Что в рассветный час
Не поднимет земляника
Воспалённых глаз.

  Варлам Шаламов, «Однажды осенью», 1937-1956
  •  

Для нас краснеет земляника
Своим веснушчатым лицом,
Вспухает до крови клубника,
На грядках спит перед крыльцом.

  Варлам Шаламов, «Холодной кистью виноградной...», 1937-1956
  •  

Средь слабых луж и предвечерних бликов
на станции, запомнившейся мне
две девочки с лукошком земляники
застенчиво стояли в стороне. <...>
Земли зелёной тоненькие дочки,
сестрёнки перелесков и криниц,
и эти их некрепкие кулёчки
из свернутых тетрадочных страниц,
где тихая работа семилетки,
свидетельства побед и неудач
и педагога красные отметки
под кляксами диктантов и задач...[23]

  Ярослав Смеляков, «Земляника», 1957
  •  

Вянут дни... Поспела земляника,
Жарко разметался сенокос.
В первый раз ты видишь, Эвридика,
Голубое озеро, кувшинки
И бежишь, босая, по тропинке
К буйной пене мельничных колёс.[24]

  Всеволод Рождественский, «Вянут дни... Поспела земляника...», 1967

Половицы и загадки[править]

  •  

Своя земля — земляника, чужая земля – черника. — финская пословица

  •  

Я капелька лета на тоненькой ножке,
Плетут для меня кузовки и лукошки.
Кто любит меня, тот и рад поклониться.
А имя дала мне родная землица. — Земляника

Комментарии[править]

  1. Латинское название земляники «фрагария» (лат. Fragária) происходит от глагола «fragare»благоухать.
  2. На самом деле плоды земляники — не ягоды, а многоорешки (земляничины), представляющие собой мелкие семена как бы вдавленные в сочное разросшееся цветоложе.
  3. Как лечебное средство свежая земляника рекомендована при болезнях лёгких, почек, печени, желудка, кишечника, сердечно-сосудистой системы. Например, сам Карл Линней успешно излечился от подагры как раз ягодами земляники. Кроме того, сок и мякоть плодов — отличное косметическое средство, в том числе и для ухода за кожей лица.
    Настои и отвары листьев снижают и нормализуют кровяное давление. Свежие листья, обладающие прекрасными противомикробными и тонизирующими свойствами, прикладывают к плохо заживающим ранам, а соком лечат экзему, «выводят» пигментные пятна, угри и используют для замедления процессов старения кожи.
    Настои цветков применяются для лечения и профилактики болезней сердца.
  4. Часто землянику и клубнику путают между собой: разница между растениями, на первый взгляд, не столь велика, особенно среди культурных видов, тем не менее это два разных растения. «Клубникой» обычно принято называть крупноягодные сорта земляники, но по сути клубникой является мускатная или мускусная земляника (Fragaria moschata).

Источники[править]

  1. Тургенев И.С. Муму. Записки охотника: рассказы. Москва, «Детская литература», 2000 г.
  2. Авенариус В.П. Бродящие силы. Дилогия
  3. Фет А.А. Проза поэта. Москва, «Вагриус», 2001 г.
  4. Ковалевская С.В. Воспоминания. Повести. Москва-Ленинград, «Наука», 1974 г.
  5. Вересаев В.В. «К жизни». — Минск: Мастацкая лiтаратура, 1989 г.
  6. Шмелёв И.С. Избранные сочинения в двух томах, Том 2. Рассказы. Богомолье. Лето Господне. Москва, «Литература», 1999 г.
  7. Казаков Ю.П. Избранное: Рассказы. Северный дневник. Москва, «Художественная литература», 1985 г.
  8. Бианки В.В. Лесные были и небылицы (1923-1958). Ленинград, «Лениздат», 1969 г.
  9. Ладинский А.П. Когда пал Херсонес. Анна Ярославна — королева Франции. Минск, «Наука и техника», 1989 г.
  10. Солоухин В.А. Созерцание чуда. Москва, «Современник», 1986 г.
  11. Даниэль Ю.М. «Я всё сбиваюсь на литературу...» Письма из заключения (1966-1970). Стихи. Общество «Мемориал». Москва, Издательство «Звенья», 2000 г.
  12. Гершензон-Чегодаева Н.М. Воспоминания дочери (1952-1971). Москва, Захаров, 2000 г.
  13. Песков В.М., Стрельников Б.Г. Земля за океаном. Москва, «Молодая гвардия», 1977 г.
  14. Искандер Ф.А. Повести. Рассказы. Москва, «Советская Россия», 1989 г.
  15. Майков А.Н. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. Ленинград, «Советский писатель», 1977 г.
  16. Толстой А.К. Полное собрание стихотворений и поэм. Новая библиотека поэта. Большая серия. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.
  17. Нарбут В.И. Стихотворения. Москва, «Современник», 1990 г.
  18. Клюев Н.А. Сердце единорога. Санкт-Петербург, «РХГИ», 1999 г.
  19. Набоков В.В. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2002 г.
  20. Дементьев Н.И. — Комсомольские поэты двадцатых годов. Библиотека поэта (большая серия). Ленинград, «Советский писатель», 1988 г.
  21. Глинка Г.А. Погаснет жизнь, но я останусь. Собрание сочинений. Москва, «Водолей», 2005 г.
  22. Олейников Н.М. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2000 г.
  23. Смеляков Я.В. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Второе издание. Ленинград, «Советский писатель», 1979 г.
  24. Рождественский Вс.А. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. Ленинград, «Советский писатель», 1985 г.

См. также[править]