Пчела

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Пчела на цветке

Пчела́ — медоносное перепончатокрылое насекомое с полосатым черно-желтым тельцем.

Пчела в прозе[править]

  •  

Многие науку познания самих себя не почитают за нужную и требующую великого прилежания: но яко не приносящую довольной пользы, считают за домашнее ремесло и легчайшее ко изучению. Другие отчасти думают, что сей, как лучшей науке, тогда обучаться должно, когда уже всё в их понятие вмещено будет. Иные же ― и сколько есть таковых! подверженны всегдашним непостоянствам, подобно алчным пчёлам, летают от одного цвета познания ко другому; пространство сего поля и множество на нём красотою своею привлекающих цветов суть причиною, что они на сих прелестных полях теряются и никогда не могут возвратиться ко благоухающему амаранту самих себя.[1]

  Николай Новико́в, «О высоком человеческом достоянии», 1777
  •  

Но существует ли в мире хоть одна вещь, не говоря о слове, о мысли, о чувствах, в которой бы зло не было смешано с добром? Пчела высасывает мёд из белладонны, а человек вываривает из неё яд.[2]

  Александр Бестужев-Марлинский, Фрегат «Надежда», 1833
  •  

— Боже! — сказал он, — прости моему унынию и неразумию! По Твоей воле набрёл я на этот цветок, чтобы простое насекомое пристыдило меня. Для кого трудилась эта пчела, для кого собирала мёд? Не для себя, а для других. Так же, как и мне, ей никто не скажет спасибо; так же, как и меня, её всякий гнал, а между тем она всё трудилась и на труд свою жизнь положила. Прости, Господи, моему унынию и неразумию. Умудри и меня, как ты умудрил пчелу-медоносицу![3]

  Владимир Одоевский, «Житель Афонской горы», 1841
  •  

Где-то ворковали голуби - и пчёлы жужжали, низко перелетывая по редкой траве.

  Иван Тургенев, «Первая любовь», 1860
  •  

Собаки узнают друг друга и дают друг другу знаки по запаху.
Ещё тоньше чутье у насекомых. Пчела прямо летит на тот цветок, какой ей нужен. Червяк ползёт к своему листу. Клоп, блоха, комар чуют человека на сотни тысяч клопиных шагов.
Если малы частицы те, которые отделяются от вещества и попадают в наш нос, то как же малы должны быть частицы те, которые попадают в чутьё насекомых![4]

  Лев Толстой, «Чутьё» (рассуждение), 1870-е
  •  

Наутро поднявшееся яркое солнце быстро съело тонкий ледок, подёрнувший воды, и весь тёплый воздух задрожал от наполнивших его испарений отжившей земли. Зазеленела старая и вылезающая иглами молодая трава, надулись почки калины, смородины и липкой спиртовой берёзы, и на обсыпанной золотым цветом лозине загудела выставленная облетавшаяся пчела. <...> Пришла настоящая весна.

  Лев Толстой, «Анна Каренина», 1876
  •  

— Впрочем, после поговорим, — прибавил он. — Если на пчельник, то сюда, по этой тропинке, — обратился он ко всем.
Дойдя по узкой тропинке до нескошенной полянки, покрытой с одной стороны сплошной яркой иван-да-марьей, среди которой часто разрослись тёмно-зелёные высокие кусты чемерицы, Левин поместил своих гостей в густой свежей тени молодых осинок, на скамейке и обрубках, нарочно приготовленных для посетителей пчельника, боящихся пчёл, а сам пошел на осек, чтобы принести детям и большим хлеба, огурцов и свежего мёда.[5]

  Лев Толстой, «Анна Каренина», 1876
  •  

― Слушай: три духа живут в цикламене, ― сладкою амброзиею пахнет бедный цветок, ― это для рабочих пчёл. Ведь ты знаешь, по-русски его дряквою зовут.
Дряква, ― смеючись, повторил Саша, ― смешное имячко.
― Не смейся, пострел, ― сказала Людмила, взяла его за другое ухо и продолжала: ― сладкая амброзия, и над нею гудят пчёлы, это ― его радость. И ещё он пахнет нежною ванилью, и уже это не для пчёл, а для того, о ком мечтают, и это ― его желание, ― цветок и золотое солнце над ним. И третий его дух, он пахнет нежным, сладким телом, для того, кто любит, и это ― его любовь, ― бедный цветок и полдневный тяжёлый зной. Пчела, солнце, зной, ― понимаешь, мой светик? Саша молча кивнул головою. Его смуглое лицо пылало и длинные тёмные ресницы трепетали.

  Фёдор Сологуб, «Мелкий бес», 1902
  •  

Между деревьями в густой траве желтел донник, розовел клевер, яркими кровавыми каплями сверкал дикий мак; с неровных щербатых зубьев плетня во все стороны кудрявыми струями сбегал хмель, а в густом воздухе, точно кипела вода, густо гудели пчёлы.[6]

  Сергей Сергеев-Ценский, «Сад», 1904
  •  

Ветер замирал, сонно ползали пчёлы по цветам у балкона, совершая свою неспешную работу.

  Иван Бунин, «Суходол», 1911
  •  

Завезённым сюда пчёлам трудно собирать мёд. В поисках медоносных трав им приходится совершать большие полёты. Старообрядцы заметили, что если настоящих медоносов бывает мало, то пчёлы собирают мёд с других растений, иногда даже с чемерицы. От этого мёда пчёлы болеют, и если им дать хорошего мёда, то они тотчас выбрасывают из улья мёд отравленный.[7]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1923
  •  

Как красиво подобран букет... Так умеет только мама. Вот клейкая полевая гвоздика, которую в поле и не заметишь, сиреневые левкои, желтый львиный зев, и чудится: в раструбе цветка копошится пчела, вытягивая хоботком сладкий нектар, кукушкины слёзки дрожат на тоненьких волосках, даже красные метёлки щавеля украшают букет.[8]

  Зоя Воскресенская, «Сердце матери», 1965
  •  

Да, мы всегда входили в бор с другой стороны, в эти места обычно не заходили, и мы не в Иришину деревню пойдём, а хлебами, полями отправимся к дедку на хутор. Это ведь с его пасеки за взятком сюда в августе пчёлы летят. ― Начнут брать, когда вереск зацветёт. Тут в августе, ― говорил Кире брат, ― вереск до того полон мёда, что даже брызжет на сапоги, когда по нему идёшь.[9]

  Леонид Зуров, «Иван-да-марья», 1969
  •  

― Если идти вдвоём бором, чудесно, только деревья и пчёлы, никого кругом нет, а вереск уже, наверно, расцветать начал. Там, друг друга обняв, они гуляют, а вереск цветёт, и над ними пчёлы летают, ― выдумывала она. Когда-то я любил с нею в беседке так мечтать, и это я начал выдумывать всякие чудеса.[9]

  Леонид Зуров, «Иван-да-марья», 1969
  •  

Ничего подобного синтаксису нет в том, что ошибочно называют "языком" пчёл, дельфинов или каких угодно животных.

  Борис Фёдорович Поршнев, «О начале человеческой истории», 1974
  •  

Возле ног моих доцветает ромашка, чуть поодаль красуются сиреневые и белые граммофончики петуний. Гудливым пчёлам ни там, ни там нет поживы. Хорошо, что под вишней, раздвигая листья её, поднялась высокая мальва и расцвела розовым. Пчёлы по две и по три забираются в один просторный цветок, млеют там. Утро. Солнечный мягкий жар припекает.[10]

  Борис Екимов, «Память лета», 1999

Пчела в поэзии[править]

  •  

Невежи Жу́ки
Вползли в нау́ки
И стали патоку Пчёл делать обучать.

  Александр Сумароков, «Жуки и Пчёлы» (притча), 1752
  •  

«О Пчёлка! меж цветов, прекраснейших для взора.
Есть ядовитые: отравят жизнь твою;
Смотри же не садись на каждый без разбора!»
― «Не бойся: яд при них; я только нектар пью».[11]

  Иван Дмитриев, «Прохожий и Пчела» (басня), 1826
  •  

Когда-то, о весне, зверями
В надсмотрщики Медведь был выбран над улья́ми,
Хоть можно б выбрать тут другого поверней
‎Затем, что к мёду Мишка падок,
‎Так не было б оглядок...

  Иван Крылов, «Медведь у Пчел» (басня), 1816
  •  

Две Мухи собрались лететь в чужие кра́и,
И стали подзывать с собой туда Пчелу:
‎Им насказали попугаи
О дальних сторонах большую похвалу.
Притом же им самим казалося обидно,
‎Что их, на родине своей,
‎Везде гоняют из гостей;

  Иван Крылов, «Пчела и Мухи» (басня), 1817
  •  

В саду, весной, при лёгком ветерке,
‎На тонком стебельке
‎Качалась Муха, сидя,
‎И, на цветке Пчелу увидя,
Спесиво говорит: «Уж как тебе не лень
С утра до вечера трудиться целый день!
На месте бы твоём я в сутки захирела.

  Иван Крылов, «Муха и Пчела» (басня), 1823
  •  

Пропаду от тоски я и лени,
Одинокая жизнь не мила,
Сердце ноет, слабеют колени,
В каждый гвоздик душистой сирени,
Распевая, вползает пчела.

  Афанасий Фет, «Пчёлы», 1854
  •  

Пчела, погибшая с последними цветами,
Недаром чистыми янтарными сотами
Ты, с помощью сестёр, свой улей убрала.
Ту руку, что тебя всё лето берегла,
Обогатила ты сладчайшими дарами.

  Яков Полонский, «Пчела», 1855
  •  

Зачем я не могу быть лёгкою пчелой!
Влетел б я к тебе и в одр забился чистый,
Под папоротник тот и плющ широколистный,
Где члены нежные покоишь ты во сне.[12]

  Лев Мей, «Амариллина», 1856
  •  

Свет и тень под дерева́ми
Переходят, как живые;
Мох унизан огоньками;
Над душистыми цветами
Вьются пчёлы золотые.

  Иван Никитин, «В небе радуга сияет…», 1858
  •  

Пчёлы роятся,
Пчёлы плодятся,
Пчёлы смирятся.
Стану я на Восток,
Свод небесный широк,
А в саду у меня тесный есть уголок.
Беру я пчелу, и в улей сажаю,
Вольную, в тесном и тёмном, пчелу замыкаю.
Её, золотую, жалею,
Беседую с нею,
Любя.

  Константин Бальмонт, «Заговор на посажение пчел в улей», 1906
  •  

Рёк Атлант: «Пшеничный колос — дар Венеры, как пчела,
С высоты Звезды Вечерней власть Звезды их принесла.»
Дар блистательной Венеры — нежный хлеб и жёлтый мёд.
И колосья золотятся, и в лугах пчела поёт.

  Константин Бальмонт, «Колос», 1906
  •  

Пчела летит на красные цветы,
Отсюда мёд и воск и свечи.
Пчела летит на жёлтые цветы,
На тёмно-синие. А ты, мечта, а ты,
Какой желаешь с миром встречи?

  Константин Бальмонт, «Пчела», 1908
  •  

Янтарно-гитарныя пчёлы
Напевно доили азалии,
Огимнив душисто-весёлый
Свой труд в изумрудной Вассалии.[13]

  Игорь Северянин, «Промельк» («Незабудки на канавках»), 1912
  •  

Взлетай пчела пахучим мёдом
Привлечена твоя стезя
А я влекуся непогодам
Чувств костылями егозя...

  Давид Бурлюк, «Op. 58.», 1913
  •  

Трудолюбивою пчелой,
Звеня и рокоча, как лира,
Ты, мысль, повисла в зное мира
Над вечной розою — душой.

  Владислав Ходасевич, «Трудолюбивою пчелой...», 1923
  •  

Дерево моа похоже на мёд
Пчеловодов учитель.
Туя, крупы властелинша ―
Урок земледельцу.
Бурый орех, как земля, ―
Землекопу помощник.[14]

  Николай Заболоцкий, «Школа жуков», 1931
  •  

Мы кончим ― и колос подымется втрое,
мы кончим ― и пчёлы в невиданном рое,
капуста как облако, дыня как дом, ―
когда мы окончим и в дело пойдём![15]

  Семён Кирсанов, «Поэма поэтов», 1940
  •  

А вечерами всё млеет. Травы изнемогают от мёда.
Лесные поляны наполнены пчелиным гуденьем,
Бормотанием листьев, смутными снами деревьев,
Поляны. Зелёные, широко открытые лона…[16]

  Леонид Лавров, «По краскам августа», 1942
  •  

Снова по деревне дождь идёт
И пчела жужжит в оконце,
И трава на цыпочки встаёт,
Чтобы раньше всех увидеть солнце...[17]Песня «Эх, Москва.» (гр. «Любэ»)

Источники[править]

  1. Новико́в Н.И., Избранные сочинения. — М., Л. 1951 г.
  2. А.А. Бестужев-Марлинский. «Кавказские повести». — СПб., «Наука», 1995 г.
  3. Одоевский В. Ф. Пёстрые сказки; Сказки дедушки Иринея — М.: Художественная литература, 1993 г. — стр. 173-174. (Забытая книга).
  4. Толстой Л. Н. Собрание сочинений: в 22 т. — М.: Художественная литература. — том 10. Произведения 1872—1886 гг. — стр. 149
  5. Толстой Л. Н., «Анна Каренина». — М.: Наука, 1970 г. — стр. 673
  6. Сергеев-Ценский С.Н. Собрание сочинений. В 12 томах. Том 1. — М.: «Правда», 1967 г.
  7. В.К. Арсеньев. «В дебрях Уссурийского края». — М.: «Мысль», 1987 г.
  8. Воскресенская З.И. «Сердце матери». Минск: «Юнацтва», 1986 г.
  9. 9,0 9,1 Л.Ф.Зуров. «Иван-да-марья». — М., журнал «Звезда», 2005 г. № 8-9
  10. Борис Екимов. «Пиночет». — Москва, «Вагриус», 2001 г.
  11. И.И.Дмитриев. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1967 г.
  12. Мей Л. А., Стихотворения. — М.: «Советский писатель», 1985 г.
  13. Игорь Северянин, «Громокипящий кубок. Ананасы в шампанском. Соловей. Классические розы.». — М.: «Наука», 2004 г. — стр. 54.
  14. Н.А. Заболоцкий. Полное собрание стихотворений и поэм. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  15. С. Кирсанов. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2006 г.
  16. Л. Лавров. «Из трёх книг». М.: Советский писатель, 1966 г.
  17. Текст песни на teksty-pesenok.ru

См. также[править]