Берлин

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Бранденбургские ворота

Берли́н (нем. Berlin [bɛɐ̯ˈliːn]) — столица Германии, самый крупный и самый населённый город страны.

Цитаты[править]

  •  

Лишь только вышли мы на улицу, я должен был зажать себе нос от дурного запаха: здешние каналы наполнены всякою нечистотою. Для чего бы их не чистить? Неужели нет у берлинцев обоняния?[1]

  Николай Карамзин, «Письма русского путешественника»
  •  

Д* повел меня через славную Липовую улицу, которая в самом деле прекрасна. В средине посажены аллеи для пеших, а по сторонам мостовая. Чище ли здесь живут, или испарения лип истребляют нечистоту в воздухе, — только в сей улице не чувствовал я никакого неприятного запаха. Домы не так высоки, как некоторые в Петербурге, но очень красивы[1].

  — Николай Карамзин, «Письма русского путешественника»
  •  

Его по справедливости можно назвать прекрасным; улицы и домы очень хороши. К украшению города служат также большие площади: Вильгельмова, Жандармская, Денгофская и проч.[1]

  — Николай Карамзин, «Письма русского путешественника»
  •  

Нравственность здешних жителей прославлена отчасти с худой стороны. Господин Ц* называет Берлин Содомом и Гомором; однако ж Берлин еще не провалился, и небесный гнев не обращает его в пепел[1].

  — Николай Карамзин, «Письма русского путешественника»
  •  

Новых зданий в Берлине не видать. Театр перестроен после пожара 1843 года. Он отделан очень, даже слишком богато, но во многом грешит против вкуса. <...> Над сценой находятся портреты четырёх главных немецких композиторов: Бетховена, Моцарта, Вебера и Глука… Грустно думать, что первые два жили и умерли в бедности (могила Моцарта даже неизвестна), а Вебер и Глук нашли себе приют в чужих землях, один в Англии, другой во Франции.[2]

  Иван Тургенев, «Письма из Берлина»
  •  

Берлин — несимпатичный город, вся его жизненная активность слишком сосредоточена в самом центре, а вокруг царит безжизненный покой. Знаменитая улица Унтер-ден-Линден представляет попытку соединить Оксфорд-стрит с Елисейскими полями; получается что-то невнушительное, некрасивое и слишком широкое. Театры изящны и хороши; здесь на сценическую постановку и на костюмы обращено меньше внимания, чем на самые пьесы; последние не идут, как у нас, сотни раз подряд, а чередуются, так что вы можете ходить в один и тот же театр целую неделю на разные пьесы. Опера не достойна здания, в котором помещается. Кафешантаны имеют не развлекательный, а грубый и вульгарный характер. В ресторанах самое большое оживление замечается от полночи до трех часов утра; но после этого большинство посетителей всё-таки встает в семь и принимается за работу, Берлинцы, кажется, разрешили вопрос, каким образом обходиться без сна.

 

Berlin is a disappointing town; its centre over-crowded, its outlying parts lifeless; its one famous street, Unter den Linden, an attempt to combine Oxford Street with the Champs Elysée, singularly unimposing, being much too wide for its size; its theatres dainty and charming, where acting is considered of more importance than scenery or dress, where long runs are unknown, successful pieces being played again and again, but never consecutively, so that for a week running you may go to the same Berlin theatre, and see a fresh play every night; its opera house unworthy of it; its two music halls, with an unnecessary suggestion of vulgarity and commonness about them, ill-arranged and much too large for comfort. In the Berlin cafés and restaurants, the busy time is from midnight on till three. Yet most of the people who frequent them are up again at seven. Either the Berliner has solved the great problem of modern life, how to do without sleep, or, with Carlyle, he must be looking forward to eternity.

  Джером Джером, «Трое на четырёх колёсах‎‎», гл. VI
  •  

Говорят, что в Берлине много распутных женщин; но если бы правительство не терпело их, то оказалось бы, может быть, более распутства в семействах — или надлежало бы выслать из Берлина тысячи солдат, множество холостых, праздных людей, которые, конечно, не по Руссовой системе воспитаны и которые по своему состоянию не могут жениться[1].

  •  

Чикаго постоянно внимательно прислушивается к миру с уверенностью, что однажды на улицах Барселоны, в кабаре Берлина, кофейнях Стамбула люди узнают и полюбят нас в славе нашего многомерного города и станут мечтать о нём, как мечтают о Сан-Франциско и Нью-Йорке.

 

Chicago is constantly auditioning for the world, determined that one day, on the streets of Barcelona, in Berlin’s cabarets, in the coffee shops of Istanbul, people will know and love us in our multidimensional glory, dream of us the way they dream of San Francisco and New York.

  Мэри Шмих
  •  

Очень красиво в Париже
На Руэ Мадлен
Прекрасно в мае в Риме
Прогуляться по городу
Или летней ночью
Тишина и вино в Вене
И все же я вспоминаю, когда вы смеетесь,
Сегодня снова о Берлине
Ich hab' noch einen Koffer in Berlin

 

Wunderschön ist's in Paris
auf der Rue Madleen
schön ist es im Mai in Rom
durch die Stadt zu gehen
Oder eine Sommernacht
still beim Wein in Wien
doch ich denk wenn ihr auch lacht
heute noch an Berlin

  Марлен Дитрих
  •  

Какие планы есть у правительства для разрешения похожей ситуации в Вене? Вена находится в абсолютно таком же положении, что и Берлин. Город оружён советской оккупационной зоной, и у нас есть свой сектор ответственности, как у американцев и у французов. Какой план предлагает правительство для решения похожей ситуации, назревающей в Вене, в ближайшем будущем? Надеюсь, мы найдём ответ, потому что он является жизненно необходимым. — Лондон, Палата Общин, 30 июня 1948

 

What plans have the Government for dealing with a similar situation in Vienna? Vienna is in exactly a similar position to Berlin. It is surrounded by a Soviet Zone of occupation and we have our sector of responsibility in Vienna the same as the Americans and the French. What plans have the Government to deal with a similar situation arising in Vienna in the near future? I hope we shall have an answer, because this is of vital importance.

  — Сэр Энтони Наттинг
  •  

Лето в Берлине —
Это замечательно
Жар солнца,
Сохранённый тротуаром,
Так хорош…
Summer in Berlin

 

Summer in Berlin,
it's alright
The heat of the sun
Which is stored in the pavement
Feels so fine

  — Alphaville
  •  

— Вы были за границей?
— В Берлине, в Праге.
— Вы ездили туда по служебным делам?
— Я не ездил, я пешком.
— В качестве туриста?
— Нет, в пехоте. — «Тридцать три»

  •  

Берлин — это город бывших домов: здесь был дом и тут был дом. — Бункер

  •  

В день рождения фюрера, шквал ракет «Катюша» будет рвать на части Берлин! — Call of Duty: World at War

  •  

Широкие, обсаженные деревьями улицы. Как археологи, мы стараемся найти среди развалин и реконструировать в нашем сознании довоенный Берлин. Не «логово фашистского зверя», каким он был для нас последние годы. Мы хотим видеть город и людей, которые для многих из нас были действительно символом культуры, до того как ими овладела мания величия.

  Григорий Климов, «Песнь победителя»

Цитаты в стихах[править]

  •  

С ума ты сходишь от Берлина;
             Мне ж больше нравится Медынь.
Тебе, дружок, и горький хренмалина,
             А мне и бланманже — полынь.

  Козьма Прутков, «Разница вкусов»
  •  

Да, à propos; как нынешней весною
В Берлине уродились репа, огурцы?
А литераторы? Такие ж молодцы,
Такие ж бравые, как прежде, и поныне?
И гения по-прежнему в помине
Меж ними нет? А впрочем, для чего
Нам гений? Лучше без него

  Генрих Гейне, «Всё зависит от количества», 1869

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 Карамзин. Н.М. Письма русского путешественника. — Москва: Советская Россия, 1982. — 608 с. — (Библиотека русской художественной публицистики). — 100 000 экз.
  2. Источник: Тургенев И. С., Собрание сочинений в 12-ти томах. — Москва: «Художественная литература», 1976—1979, том 12.

Ссылки[править]