Пупавка

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Пупа́вка (лат. Ánthemis)[комм. 1]травянистые, изредка полукустарничковые однолетние или многолетние растения из рода пупавка семейства астровых (или сложноцветных), внешне очень напоминающие обычную аптечную ромашку.[комм. 2]

Некоторые виды выращивают в качестве садовых цветов, также чаще всего — под названием «ромашки» или «жёлтой ромашки». Цветки пупавки красильной, кроме того, применялись для окрашивания тканей и до сих пор применяются как натуральное инсектицидное средство.

Пупавка в кратких цитатах и определениях[править]

  •  

...голос как из бочки, глаза как лукошко, скелет скелетом, сюртук на нём с чужого плеча, жёлт как пупавка — и она его жена, она его любит… да это сон какой-то…[1]

  Иван Тургенев, «Накануне», 1859
  •  

...грозные полки идут, штыки на солнце горят, — знамёна рваные над шапками страшными, мохнатыми треплются, — идут, трах-тах, трах-тах, шаг отбивают, — молча идут, а рожи у всех, как пупавка, жёлтые, а глаз-то подо лбом и в помине нет…

  Александр Амфитеатров, «Наполеондер» (Солдатская легенда о старой гвардии), 1901
  •  

Ростом ― вершок, дура-дурой, по-русски едва бормочет, лицо жёлтое, как пупавка, глаза враскос… И что же ты думаешь? От поклонников отбоя не было.[2]

  Александр Амфитеатров, «Марья Лусьева», 1903
  •  

Там красавки до бородки,
И пупавки ― до пупа!..[3]

  Михаил Савояров, «Тучный» (из сборника «Стихи я»), 1911
  •  

...ярко блиставшие, подобные белому дню, головки пупавок...[4]

  Иван Новиков, «Жертва», 1921
  •  

...упаду в траву и стану ждать. Здесь другой мир. По стеблю оранжевой пупавки ползёт прозрачно-зелёная тля.[5]

  Николай Крыщук, «Отступление» (рассказ), 2003
  •  

Купырь лесной. Очиток едкий. <...> Мордовник обыкновенный. <...> Пупавка светло-жёлтая. <...> Чудный народец! Прекрасное население России![6]

  — Валерий Володин, «Повесть врЕменных лет», 2009

Пупавка в научно-популярных изданиях, публицистике и мемуарах[править]

  •  

Болота мокрые и кочковатые, всегда поддерживаемые подземными ключами, изредка поросшие таловыми кустиками, постоянно сохраняя влажность почвы, уже не представляют богатых сенокосов, потому что изобилие болотных трав и излишняя мокрота мешают произрастанию обыкновенных луговых трав. Везде видно преобладание чемерики, или чемерицы, пупавок и трилистника. Мягкая поверхность земли, уступая ноге человека, не глубоко тонет под ней: сейчас слышен твёрдый грунт. Ходить по таким болотам не вязко, не топко и не тяжело. Это самые обширные и лучшие болота для охоты; они нередко пересекаются текучими, а не стоячими в ямках родниками.[7]

  Сергей Аксаков, «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии», 1852
  •  

...многолетнее травянистое растение из семейства сложноцветных (Compositae), растущее по всей России до Архангельска, в Крыму, в Закавказье. Встречается оно на полях, холмах, в степях и бросается в глаза своими довольно крупными ярко-жёлтыми головками (почему и само растение известно в народе под названиями: желтоцвета, желтушки, жёлтой ромашки и др.); головки сидят на длинных ножках. <...> Из цветков П<упавки> можно получать лимонно-жёлтую краску. В народной медицине П. употребляется от желтухи, от золотухи, от простуды и пр.

  Словарь Брокгауза и Ефрона, «Пупавка», 1907

Пупавка в художественной прозе[править]

  •  

— Да вы больны, — воскликнула она. — Елена, он у тебя болен!
— Я был нездоров, Анна Васильевна, — ответил Инсаров, — и теперь ещё не совсем поправился; но я надеюсь, родной воздух меня восстановит окончательно.
— Да… Болгария! — пролепетала Анна Васильевна и подумала: «Боже мой, болгар, умирающий, голос как из бочки, глаза как лукошко, скелет скелетом, сюртук на нём с чужого плеча, жёлт как пупавка — и она его жена, она его любит… да это сон какой-то…» Но она тотчас же спохватилась. — Дмитрий Никанорович, — проговорила она, — вы непременно… непременно должны ехать?
— Непременно, Анна Васильевна.[1]

  Иван Тургенев, «Накануне», 1859
  •  

И крикнул своё вещее слово:
Бонапартий! Шестьсот шестьдесят шесть, число звериное!
Потряслась земля, загудело славное Куликово поле. Глянули наши, да — все и руки врозь: со всех-то краёв поля — грозные полки идут, штыки на солнце горят, — знамёна рваные над шапками страшными, мохнатыми треплются, — идут, трах-тах, трах-тах, шаг отбивают, — молча идут, а рожи у всех, как пупавка, жёлтые, а глаз-то подо лбом и в помине нет…

  Александр Амфитеатров, «Наполеондер» (Солдатская легенда о старой гвардии), 1901
  •  

Ну Люська хоть красивая, ― и лицом, и фигурою вышла… А то жила тут у нас, у Полины Кондратьевны гостила, одна киргизская или бурятская, что ли, княжна… Да врала, небось, что княжна, ― так азиатка, из опойковых. Ростом ― вершок, дура-дурой, по-русски едва бормочет, лицо жёлтое, как пупавка, глаза враскос… И что же ты думаешь? От поклонников отбоя не было. Первый же твой Сморчевский с ума сходил…[2]

  Александр Амфитеатров, «Марья Лусьева», 1903
  •  

Алые капли гвоздики, воздушные на тонких стеблях колокольчики, шелковистая дрёма, похожая на ветерок, заплутавшийся между травы, ярко блиставшие, подобные белому дню, головки пупавок, раковые шейки метёлками, напротив того, умерявшие свет тихой своей фиолетовостью, жёлтые лютики, чем-то напоминавшие пасхальные свечи в весеннюю ночь, и, наконец, у самой земли, разноцветные стайки анютиных глазок, похожих на маленьких девочек в ситцевых платьицах…[4]

  Иван Новиков, «Жертва», 1921
  •  

Размокшее картофельное поле душно пахло картофельной же ботвой. Сергей Остифеич нагнулся, сорвал пупавку и растёр её в пальцах.
― Беги… чорт! ― сказал он, не глядя на татарчонка, и пихнул его в плечо. Тот вздрогнул, огляделся и побежал вон из ложбинки, спотыкаясь о гряды и крича что-то на своём языке.[8]

  Леонид Леонов, «Барсуки», 1924
  •  

Тропинка выводит меня на высокий холм. Сейчас я взберусь на него, упаду в траву и стану ждать. Здесь другой мир. По стеблю оранжевой пупавки ползёт прозрачно-зелёная тля. Ромашки и васильки покачиваются, словно в хороводе, высоко над моей головой. Там же игрушечными коньками перелетают подтянутые кузнечики. Рука нащупывает зрелую землянику.[5]

  Николай Крыщук, «Отступление» (рассказ), 2003
  •  

Купырь лесной. Очиток едкий. Ветреничка лютичная. Мордовник обыкновенный. Тимьян Маршалла. Шалфей поникающий. Пупавка светло-жёлтая. Гониолимон татарский. Чудный народец! Прекрасное население России! Вот бы так людей окликать… Здравствуй, мол, касатик аировидный. Каково почивала ты средь мрака своих очей, милая, неподражаемая ветреничка лютичная? Здесь даже грубость легко свести до пустой укоризны: эх, ну что ж ты натворил, гониолимон татарский, мордовник ты после этого обыкновенный![6]

  — Валерий Володин, «Повесть врЕменных лет», 2009

Пупавка в поэзии[править]

  •  

Там красавки до бородки,
И пупавки ― до пупа!..
Наклонись, моя красотка,
Я сорву тебе купавки,
Покажу на них ― клопа...[3]

  Михаил Савояров, «Тучный» (из сборника «Стихи я»), 1911
  •  

Бас, то есть Собакин-младший, пел под Шаляпина, да ещё и о́кал:
Молодило! Хрен! Пупавка!
Клещевина, клопогон!
Девясил, мордовник, шпорник,
Высколка, копытень, лютик,
Коровяк, котовник, лук.
На третьем куплете хор, миманс, танцоры разделились на две группы, славянофилы да западники, каждый выкрикивал своё в пику оппонентам...[9]

  Наталья Галкина, «Вилла Рено», 2003

Комментарии[править]

  1. Латинское научное название «анфемис» (или «антемис») было введено ещё Линнеем и произведено от греч. ἀνθέμιον — „цветок“. Некоторые ботаники также выделяют из числа пупавок небольшой род Ко́та (лат. Cota), который также можно рассматривать в качестве секции (или подрода) лат. Ánthemis. В обиходной русской речи, из-за очень близкого внешнего сходства, пупавки очень часто называют ромашками, однако, с точки зрения ботаники ромашка — это другой род семейства астровых (лат. Matricaria). И тем не менее, пупавки гораздо чаще называют ромашками, чем своим собственным именем. Кроме того, пупавка имеет немало и других народных названий: желтоцвет, полевые ноготки, желтушка, жёлтая ромашка (хотя зачастую она нисколько не желтее обычной ромашки).
  2. Именно по причине очень сильного сходства большинства видов пупавки с ромашкой, многие литературные цитаты о последней — со значительной долей вероятности относятся к пупавке. И только наиболее известный вид пупавка красильная или желтоцветная (в самом деле, выглядит как ярко-жёлтая ромашка) невозможно спутать с ромашкой обыкновенной. Её-то чаще всего и называют «пупавкой», в точном смысле слова.

Источники[править]

  1. 1 2 И.С.Тургенев. «Накануне». «Отцы и дети». — М.: «Художественная литература», 1979 г.
  2. 1 2 А.В.Амфитеатров, Собрание сочинений в 10 томах, том 2. — Москва: НПК "Интелвак", 2000 г.
  3. 1 2 Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Стихи я»: «Тучный»
  4. 1 2 И. А. Новиков. «Золотые кресты»: Роман. Повести и рассказы. — Мценск, 2004 г.
  5. 1 2 Николай Крыщук. «Отступление». — М.: журнал «Звезда», №6 за 2003 г.
  6. 1 2 Валерий Володин. Повесть врЕменных лет. — Саратов: «Волга», № 5-6, 2009 г.
  7. Аксаков С.Т., «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии». — Москва, «Правда», 1987 г.
  8. Леонов Л.М., Собрание сочинений в 10-ти томах. Том 2. - М.: «Художественная литература», 1983 г.
  9. Н.В.Галкина, «Вилла Рено». — СПб.: журнал «Нева», №1 за 2004 г.

См. также[править]