Лук (растение)

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Луковые поля в Израиле

Лук (лат. Állium, а́ллиум) — одно из известнейших луковичных пищевых растений, относится к крупному роду многолетних (и двухлетних) травянистых растений из семейства Амариллисовых (лат. Amaryllidáceae). Научное латинское название, данное ещё Карлом Линнеем происходит от названия чеснока (один из видов рода лук), которое, в свою очередь, вероятно, связано с кельтским словом allжгучий.

В бытовой речи под словом лук чаще всего имеют в виду распространённый овощ: лук репчатый (лат. Állium cepa), пожалуй, самый известный из почти тысячи видов лука. Это давно окультуренное растение, имеющее множество форм, разновидностей и сортов: выращиваемых ради зелени (пера) и луковиц. В пищу лук идёт как в сыром, так и приготовленном виде. Свежеразрезанный лук вызывает обильные слёзы.

Лук в прозе[править]

  •  

У дедов и предков наших хоть и пахли слова чесноком и луком, да высок у них был дух.

  Марк Теренций Варрон
  •  

Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы, дыни, лук, репчатой лук и чеснок.
А ныне душа наша сохнет; нет ничего, только манна в глазах наших.

  Библия, Четвёртая книга Моисеева — Числа. 11.5-6.
  •  

Подвигаясь дальше по хорошей дороге мы 27-го миновали, при хорошей погоде, Борисов, где нам пришлось питаться луком и капустой, без мяса и соли. На этой дороге, из Верети в Можайск, мы встречали поля, где ещё не был сжат созревший хлеб.

  — Генрих Ульрих Людвиг Роос, «С Наполеоном в Россию» (воспоминания врача о походе 1812 года)
  •  

Горшки были глиняные, в виде слонов без спины; вместо спины у них было углубление, набитое землёй; в одном слоне рос чудеснейший лук-порей, а в другом — цветущая герань. Первый слон служил старичкам огородом, второй — цветником.

  Ганс Христиан Андерсен, «Старый уличный фонарь», 1847
  •  

— Ну, так сорви мне пару огурчиков.
— Нетути. Мы только арбузы сеем.
— Ну, а ещё что сеете? Лук, например?
— Нетути. Мы лук из городу покупаем!
«Вот те на! — подумал он. — Деревня из города зеленью довольствуется». <...>
— Умеренны, нечего сказать. — И он замолчал, размышляя о том, как немного нужно, чтобы сделать человека похожим на скота. А какая благодатная земля! Какие роскошные луга и затоны уральские! И что же? Поселяне из городу лук получают и... И он не додумал этой тирады; извозчик прервал её...

  Тарас Шевченко, «Близнецы», 1855
  •  

Нет, никогда не было такого гуся! По уверению Боба, невозможно и поверить тому, что когда-либо к столу приготовлялся такой гусь. Его нежный вкус, величина и дешевизна возбуждали всеобщий восторг. Приправленный яблочным соусом и протёртым картофелем, гусь составил обед для целой семьи. Увидев на блюде оставшуюся небольшую косточку, мистрис Крэтчит заметила, что гуся съели не всего. Однако, все были сыты и особенно маленькие Крэтчиты, которые сплошь выпачкали луком и шалфеем.

  Чарльз Диккенс, «Рождественская песнь в прозе»
  •  

— Ну, так дай же мне расцеловать тебя! — сказала жена. — Спасибо тебе, муженёк! Вот, ты послушай, что я расскажу тебе. Ты уехал, а я и подумала: «дай-ка приготовлю ему к вечеру что-нибудь повкуснее — яичницу с луком!» Яйца-то у меня были, а луку не было. Я и пойди к жене школьного учителя. Я знаю, что у них есть лук, но она ведь скупая-прескупая! Я попросила её одолжить мне луку, а она: «Одолжить? Ничего у нас в саду не растёт, даже гнилого яблока не отыщешь!» Ну, а я теперь могу одолжить ей хоть десяток, хоть целый мешок! То-то смех, муженёк! — И она опять поцеловала его прямо в губы.

  Ганс Христиан Андерсен, «Уж что муженёк сделает, то и ладно», 1861
  •  

— Дай ещё икры! — крикнул сосед, утирая салфеткой масляные губы. — Не забудь зелёного луку!
«Но… однако, уж половины горы нет! — ужаснулся клоун. — Боже мой, он и всю сёмгу съел? Это даже неестественно… Неужели человеческий желудок так растяжим? Не может быть! Как бы ни был растяжим желудок, но он не может растянуться за пределы живота… Будь этот господин у нас во Франции, его показывали бы за деньги… Боже, уже нет горы!»
— Подашь бутылку Нюи… — сказал сосед, принимая от полового икру и лук. — Только погрей сначала… Что ещё? Пожалуй, дай ещё порцию блинов… Поскорей только…[1]

  Антон Чехов, «Глупый француз», 1886
  •  

— Ну-с, а закусить, душа моя Григорий Саввич, тоже нужно умеючи. Надо знать, чем закусывать. Самая лучшая закуска, ежели желаете знать, селёдка. Съели вы её кусочек с лучком и с горчичным соусом, сейчас же, благодетель мой, пока ещё чувствуете в животе искры, кушайте икру саму по себе или, ежели желаете, с лимончиком, потом простой редьки с солью, потом опять селёдки, но всего лучше, благодетель, рыжики солёные, ежели их изрезать мелко, как икру, и, понимаете ли, с луком, с прованским маслом… объедение!

  Антон Чехов, «Сирена», 1887
  •  

Нуждаясь в растительной пище, он затеял развести вокруг юрты огород и устроить большой парник для более нежных овощей. Он научился огородничеству ещё в Шлиссельбурге в довольно необычных условиях, но всё-таки у него были и познания, и опыт, хотя и не для такого сурового климата. Семена он привёз с собою, даже держал всю дорогу картофель и лук за пазухою, чтобы сохранить их от мороза. Конечно, и того, и другого было мало, всего по несколько штук, но Робинзон Крузо, как известно, развёл из единственного зерна целое хлебное поле, и Веревцов тоже не терял бодрости со своими четырьмя картофелинами и шестью луковицами.

  Владимир Богораз, «Колымские рассказы», 1898
  •  

Среди бесплодной страны, не знающей культурных растений и заменяющей хлеб рыбой, он был убеждённым вегетарианцем, тратил на покупку дорогой муки все свои ресурсы, запасал ягоды, грибы, дикий лук и, за всем тем, часто сидел голодным за отсутствием питательных средств растительного царства.

  Владимир Богораз, «Колымские рассказы», 1898
  •  

Вот как проходит Иванова ночь в Италии, близ Генуи: накануне дети и девушки собирают дрова и, сложивши их у церкви, зажигают костры, пекут лук и едят его, для предохранения себя на целый год от лихорадки, поют и пляшут. А на рассвете в самый Иванов день, раздевшись, катаются по росе, для излечения некоторых болезней, и потом идут собирать целебные цветы, травы и какой-то цветок, с которым можно делать чудеса. То же самое, за исключением печёного лука, и в Дании, и в Бельгии, и в Англии.

  Александр Амфитеатров, «Иван Купало», 1904
  •  

Это естественный протест против преснятины в мысли, литературе, искусстве.
Цинга у общества от этой пресной пищи!
И бросаются люди на декадентство, как бросаются цинготные на лук, на чеснок, на лимон. Дёсны от преснятины чешутся.

  Влас Дорошевич, «Русский язык», 1905
  •  

Какие красивые тарелки! Какая чудесная чёрная икра... Что за поражающая селёдка, убранная зелёным луком, свёклой, маслинами. Какая красота — эти плотные, слежавшиеся сардинки. А в развалившуюся на большой тарелке неизвестную нежно-розовую рыбу Додя даже ткнул пальцем, спрятав моментально этот палец в рот с деланно-рассеянным видом.

  Аркадий Аверченко, «Блины Доди», 1916
  •  

Все вышеописанные подробности Меценат заметил не сразу, а втиснулись они в его мозг лишь тогда, когда случилось «это», и осели в мозгу на всю будущую жизнь. Даже запах — причудливая смесь из зелёного лука, лимона, тёртого сухого барбариса и острого овечьего сыра, — даже этот специфический аромат, въевшийся в стены комнаты, долго потом преследовал Мецената.

  Аркадий Аверченко, «Шутка Мецената», 1923
  •  

«Грызиками» назывались владельцы маленьких заведений, в пять-шесть рабочих и нескольких же мальчиков с их даровым трудом. Здесь мальчикам было ещё труднее: и воды принеси, и дров наколи, сбегай в лавку — то за хлебом, то за луком на копейку, то за солью, и целый день на посылках, да еще хозяйских ребят нянчи! Вставай раньше всех, ложись после всех.

  Владимир Гиляровский, «Москва и москвичи», 1926

Лук в стихах[править]

Луковое поле в Германии
  •  

— А в Швабии лук был каков в этот год?—
Вновь к швабу король обратился.
— Позвольте за спрос вам отвесить поклон:
Отличнейший лук уродился.

  Генрих Гейне, «Аудиенция» (старая сказка), 1853
  •  

Пусть им снится рабство, с чесноком и луком,
И горшками мяса, и гусиным туком.
И поделит коршун с бурею пустыни
Жалкий прах последних из сынов рабыни.

  Хаим Нахман Бялик, «У порога», 1896
  •  

Провоняю я редькой и луком
И, тревожа вечернюю гладь,
Буду громко сморкаться в руку
И во всём дурака валять.

  Сергей Есенин, «Не ругайтесь! Такое дело!..», 1922

Пословицы и поговорки[править]

  •  

Отец твой — лук, мать — чеснок, как же ты оказалась розой.

  Азербайджанская пословица

Источники[править]

  1. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 5. (Рассказы. Юморески), 1886. — стр.361

См. также[править]