Дрёма

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дрёма (латин. Melándrium) — двулетние или многолетние полевые травы узнаваемого облика, прежде широко известный род растений семейства Гвоздичные, в настоящее время включаемый в состав рода Смолёвка (латин. Silene). В современной ботанической систематике русскоязычное название «Дрёма» сохранено в качестве третьего альтернативного только за одним видом — Смолёвка (дрёма) белая.

Многие виды содержат большое количество сапонинов, которые могут использоваться в производстве гигиенических средств. Растения морозостойки, дрёма белая может выращиваться в крупных масштабах вплоть до Московской области. Растение не окультурено и не использутся в промышленности.

Дрёма в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Нежный розовый цвет альпийского первоцвета (Primula farinosa — употребляется местными жителями как средство, облегчающее дыхание при восхождении на горы) и других родов, как бесстебельной дрёмы (Silene acaulis), белый цвет анемона, ярко-жёлтый огненный цвет сокольника (Hieracium), медно-красный цвет Bartsia, темно-голубой — генциан, или горечавок (Gentiana), и тёмно-фиолетовый, бархатистый цвет фиалок (Viola calcarata) — вот господствующие тоны, которыми отливает поверхность и к которым при известных условиях (например на Симплоне) присоединяются белоснежные венчики померанцевых цветов Senecio incanus (крестовника), кроваво-красные живучки (Sempervivum), двуцветные астры, серый мохнатый эдельвейс (Edelweiss) и густой лазоревый цвет Eritrichium nanum.

  Словарь Брокгауза и Ефрона, «Альпийские растения», 1907
  •  

5 мая <1916 года>: солнечно и прохладно (9° Р.) Прилетели пеночки-пересмешки (Hypolais icterina), на 2 дня раньше среднего, и славки-смородинки (Sylvia hortensis), на 4 дня раньше среднего. Зацвела дрема лесная (Lychnis sylvesеtris), на 6 дней раньше среднего. 6 мая: ночью дождь, днем полуясно и весьма прохладно (7° F). 7 мая: пасмурно и холодно (3° F), днем неоднократно перепадали снежинки.[1]

  Дмитрий Кайгородов, Десятый весенний бюллетень, 1916

Дрёма в мемуарах и художественной прозе[править]

  •  

И вдруг из немигающих, вытаращенных глаз зверушки медленно глянула на меня вся жизнь кругом ― вся таинственная жизнь притихшей в прохладе лощины. Я оглянулся. Средь темной осоки значительно и одухотворенно чуть шевелилась кудряво-розовая дрёма. И все в ней было жизнь. И всюду была жизнь в свежей тишине, пропитанной серьезным запахом дуба и ароматами трав.[2]

  Викентий Вересаев, «К жизни», 1908
  •  

Ещё совсем, кажется, недавно в лугах желтела куриная слепота; за ней липкая тёмно-малиновая дрёма пошла пятнать весёлые лужайки и поляны в лесу; рожь поднялась совсем высоко...[3]

  Борис Садовской, «Лебединые клики», 1911
  •  

Алые капли гвоздики, воздушные на тонких стеблях колокольчики, шелковистая дрёма, похожая на ветерок, заплутавшийся между травы, ярко блиставшие, подобные белому дню, головки пупавок, раковые шейки метёлками, напротив того, умерявшие свет тихой своей фиолетовостью, жёлтые лютики, чем-то напоминавшие пасхальные свечи в весеннюю ночь, и, наконец, у самой земли, разноцветные стайки анютиных глазок, похожих на маленьких девочек в ситцевых платьицах…[4]

  Иван Новиков, «Жертва», 1921
  •  

Казалось бы, Варя была ей родней сестры, однако же свой подарок Поля раскутывала с опаской заслужить пусть хоть необидный смешок. Но Варя всё сразу поняла и благодарно прижала к груди скромный Полин дар. То был снопик простеньких полевых цветов, перевязанный ленточкой с конфетной коробки. Всего там нашлось понемногу: и полевая геранька, раньше прочих поникающий журавельник, и ― с розовыми вялыми лепестками ― дрёмка луговая, и простая кашка, обычно лишь в виде прессованного сена достигающая Москвы, и жёсткий, скупой зверобой, и жёлтый, с почти созревшими семенами погремок ярутки, и цепкий, нитчатый подмаренник, и ещё десятки таких же милых и неярких созданий русской природы, собранных по стебельку, по два с самых заветных , вместе исхоженных лугов. Это походило на кроткое благословение родины, залог её верной, по гроб жизни, любви.[5]

  Леонид Леонов, «Русский лес», 1953
  •  

Вот дорога моя. Она тянется вверх по угору,[6] откуда стекает в балку полуденный жар. Он зыбится золотистым маревом. Собираю букет на прощанье: синий шпорник, голубая нежная вероника, алые мальвы, медовое облачко дрёмы, зонтики тысячелистника. Дома всякий раз старые люди мои ― тётушка, мать ― радуются таким букетам, вспоминают, вспоминают, как сено косили в Грушевой, в другой ли балке. Вспоминают, вздыхают, говорят: «Может быть, последний раз видим эти цветы…» Знает лишь Бог, для кого и когда день последний и цвет…[7]

  Борис Екимов, «Память лета», 1999

Дрёма в стихах[править]

  •  

Есть подорожник, есть дрема́,
‎Есть ландыш, первоцвет.
‎И нет цветов, где злость и тьма,
‎И мандрагоры нет.[8]

  Константин Бальмонт, «Славянское Древо», 1906
  •  

И запомнилось мне,
Что в избе этой низкой
Веял сладкий дурман,
Оттого, что болотная дрёма
За плечами моими текла,
Оттого, что пронизан был воздух
Зацветаньем Фиалки Ночной,
Оттого, что на праздник вечерний
Я не в брачной одежде пришел.[9]

  Александр Блок, «Ночная фиалка», 1906
  •  

Смолянка-сон дремучая,
Болотная дрема́.
Мечта в уме тягучая,
В руках, в ногах, тома́.
Дрема кошачья сонная,
Курение болот,
Вся цепкая, вся звонная,
‎Вся в душу зелье льёт.[10]

  Константин Бальмонт, «Дрёма», 1914
  •  

Лежать в траве, когда цветёт гвоздика
И липкая качается дрема́.
Смотреть, как в небе сумрачно и дико
Растут из шаткой дымки терема.[11]

  Константин Бальмонт, «Лежать в траве, когда цветет гвоздика...» (из цикла «Часы»), 29 декабря 1922
  •  

Раздутые ноздри львиных зевов;
Липкие язвы дрём;
Театральные капоры кашек;
Выцветшая ветхость бессмертников;
Суховатый мёд васильков;
Пыльная хина полыней.[12]

  Георгий Оболдуев, «Буйное вундеркиндство тополей...» (Живописное обозрение), 1927
  •  

Господи Исусе, чудно под Москвой,
В Рузе и в Тарусе, в дрёме луговой!
Дрёма луговая! Это к ней вчера
Не переставая липла мошкара.
Сока яз надлома не дал бледный хвощ.
Чувствовала дрёма: утром будет дождь! <...>
Глухо тарарахнет предрассветный гром
Там, где в гнёздах пахнет пухом и пером.
И взлетит от грома
Мошек целый рой,
Как с аэродрома,
С дремы луговой![13]

  Леонид Мартынов, «Дрёма луговая», 1956

Источники[править]

  1. Д. Н. Кайгородов. Десятый весенний бюллетень. — СПб.: «Новое время», 24 мая 1916 г.
  2. Вересаев В.В. Сочинения в четырёх томах, Том 1. Повести. В тупике: Роман. — Москва, «Правда», 1990 г.
  3. Б. А. Садовской, «Пшеница и плевелы». - «Новый Мир» 1993 г., № 11
  4. И.А.Новиков. «Золотые кресты»: Роман. Повести и рассказы. — Мценск, 2004 г.
  5. Леонов Л.М., «Русский лес». — М.: Советский писатель, 1970 г.
  6. Угор (отчасти, украинское или диалектное) — то же, что возвышенность, холм. Иначе говоря, пригорок.
  7. Борис Екимов. «Пиночет». — Москва, «Вагриус», 2001 г.
  8. К. Бальмонт. Жар-Птица. Свирель славянина. — Москва: Скорпион. — 1907
  9. А. Блок. Собрание сочинений в восьми томах. — М.: ГИХЛ, 1960-1963 гг.
  10. К. Д. Бальмонт. «Белый зодчий». — СПб: Издательство «Сирин», 1914 г.
  11. К. Бальмонт. Избранное. — М.: Художественная литература, 1983 г.
  12. Г. Оболдуев. Стихотворения. Поэмы. — М.: Виртуальная галерея, 2005 г.
  13. Л. Мартынов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1986 г.

См. также[править]