Лютик

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Лютик едкий
(обычный полевой цветок)

Лю́тик, рану́нкулюс или рану́нкулус (лат. Ranúnculus в переводе с латинского: «лягу́шечник») — весьма разнообразный и крупный род травянистых растений из семейства лютиковых (лат. Ranunculaceae). Лютики могут быть как однолетними, так и многолетними, среди них есть типичные водные растения (за что род и получил своё латинское название) и — привычные полевые травы. У большинства наземных лютиков едкий раздражающий сок (содержит алкалоиды), который иногда бывает очень ядовитым. За своё свойство поражать кожу и слизистые оболочки лютик едкий, ещё одно распространённое полевое растение, получил прозвище «куриная слепота».[комм. 1] Самый ядовитый из видов лютика так и называется: лютик ядовитый.

Многие виды лютиков — ценные лекарственные и декоративные садовые растения. В культуре известно много неприхотливых и эффектных махровых сортов лютика.[комм. 2]

Лютик в прозе[править]

  •  

Молодые люди украшались венками, раскладывали ввечеру огонь, плясали около его и воспевали Купала. Память сего идолослужения сохранилась в некоторых странах России, где ночные игры деревенских жителей и пляски вокруг огня с невинным намерением совершаются в честь идолу языческому. В Архангельской губернии многие поселяне 23 июня топят бани, настилают в них траву купальницу (лютик, ranunculus acris) и после купаются в реке.

  Николай Карамзин, «История государства Российского: Том 1», 1818
  •  

А там вон на полях и по дороге трава гулявица от судорог; вон божье древо и львиноуст от трепетания сердца; вон дягиль; лютик целительный и смрадный омег; вон курослеп от укушения бешеных животных… а там (протоиерей обернулся к котловине, по которой текла Турица), а там по потной почве луга растёт ручейный гравилат от кровотока, авран и многолетний крин, восстановляющий бессилье; кувшинчик, утоляющий неодолимое влечение страсти; и лён кукушкин, что растит упавший волос.

  Николай Лесков, «Божедомы», 1868
  •  

В последней трети мая снег (довольно глубокий) выпадал в горах до 9 000 футов абсолютной высоты. Так в горах вообще, а в азиатских в особенности. Лишь только перевалило за вторую половину мая, ― с каждым днём начали прибывать новые виды цветущих растений. Везде по влажным склонам гор и по долинам показались жёлтые головки дикого чеснока ― Allium и низкорослый лютик; в меньшем числе ― Pedicularis <мытник> и Viola <фиалка>.[1]

  Николай Пржевальский, «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор», 1870
  •  

Плавающий лютик. Растение из сем. лютиковых, с листьями, имеющими очень длинные нитевидные доли. Цвет изумрудно-зелёный. Дольки по поднятии из воды слипаются.
Лютик этот в аквариуме представляет такой прелестный вид, которого и описать нет возможности. Его мелко рассечённые листья, чудного ярко-зелёного цвета, кажутся сделанными как бы из стекла длинными кистями и, будучи помещены на ярком свете, затмевают своим роскошным видом все остальные находящиеся с ними в аквариуме растения. К прискорбию, однако, существование этого растения очень кратковременно, и мне, по крайней мере, не удавалось ещё ни разу сохранить его в аквариуме не только зимой, но даже до конца лета.

  Николай Золотницкий, «Аквариум любителя», 1885
  •  

Он усадил её на траву, нарвал цветов и кинул ей; она перестала плакать и тихо перебирала растения, что-то говорила, обращаясь к золотистым лютикам, и подносила к губам синие колокольчики. Я тоже присмирел и лёг рядом с Валеком около девочки.[2]

  Владимир Короленко, «В дурном обществе», 1885
  •  

— Разве ты не знаешь цветов?.. Ах, какой ты странный… право, ты очень странный…
Мальчик взял в руку цветок. Его пальцы быстро и легко тронули листья и венчик.
— Это лютик, — сказал он, — а вот это фиалка.
Потом он захотел тем же способом ознакомиться и со своею собеседницею: взяв левою рукой девочку за плечо, он правой стал ощупывать её волосы, потом веки и быстро пробежал пальцами по лицу, кое-где останавливаясь и внимательно изучая незнакомые черты.[3]

  Владимир Короленко, «Слепой музыкант», 1886
  •  

Долина Izel-vet[комм. 3] в настоящее время представляет собою сплошной благоухающий сад. Очень хороша она весной, когда цветут здесь белая акация, розы, сирень, а целые леса яблонь покрыты бледно-розовым цветом словно пушистым снежным покровом, из-под которого не проглянет ни один зелёный листок, ни одна зелёная ветка; белая ромашка, лиловые колокольчики, синие лютики пестреют между деревьями…[комм. 4]

  Екатерина Балобанова, «Ло-Крист» (Легенды о старинных замках Бретани), 1896
  •  

Дорога была очень приятна: мы проезжали прекрасными рощами, красивыми долинами, лугами, покрытыми множеством цветов; у нас дома было ещё только начало весны, и кое-где таял снег, а здесь уже цвели голубые колокольчики, жёлтая куриная слепота, синие лютики и т. п.; пастор нарвал нам целый букет.[комм. 5]

  Екатерина Балобанова, «Год в швейцарских горах (Быль)» (Рассказы старой бабушки), 1900
  •  

Снится мне часто сибирский лес. Снится он мне зелёный, глухой, полный тайны своих непроходимых болот, «окон», с бездонной топью, прикрытых изумрудно-ярким мхом, над которым высится богун-трава, да лютик легкокорный.

  Надежда Лухманова, «Ёлка в зимнице», 1901
  •  

Начнёт цвести козелец (он же и лютик)[комм. 6] жёлтыми цветами — земля приказывает сеять овёс; зацветает черёмуха — пришла пора пшеницы, расцветёт можжевельник – время сева ячменя. [4]

  Сергей Максимов, «Нечистая, неведомая и крестная сила», 1903
  •  

Сабина успела только снять с себя жёлтую соломенную шляпу, покрытую лютиками, и поправить руками перед зеркалом спутанную причёску. Кокетство, с которым она всегда представала на женский суд, которого боялась, должно было на этот раз, в виде позднего часа, примириться с этим единственным охорашиваньем и скукой этого платья, всего измятого от ночи в вагоне.

  Анна де Ноай, «Новое упование» (пер. Цветаевой), 1916
  •  

― Я вижу, вы не понимаете меня. Гонениям подвергается коммунист, ужаленный змеёй ревности. И жалостливый коммунист тоже подвергается гонениям. Лютик жалости, ящерица тщеславия, змея ревности ― эта флора и фауна должна быть изгнана из жизни нового человека.[5]

  Юрий Олеша, «Зависть», 1927
  •  

Он скрежещет кривою улыбкой; лицо очень бледное, старообразное; жёлтая пара; как камень шершавый, с которого жёлтенький лютик растет; так конфузлив, как листья растения «не-тронь-меня»; чуть что ― ёжится: нет головы; лицом ― в плечи; лишь лысинка![6]

  Андрей Белый, «Начало века», 1930
  •  

В конце июня здесь была ещё примятая прошлогодняя трава и только начинали распускаться ранние цветы: курослеп болотный ― растение, любящее воду и лесную тень, с почковидными листьями и крупными жёлтыми цветами;[комм. 7] часто встречалась обыкновенная синюха с перистыми листьями и тёмно-фиолетовыми цветами, имеющими ярко-оранжевые тычинки.[7]

  Владимир Арсеньев, «Сквозь тайгу», 1930
  •  

Ну а на скамье подсудимых он, зажатый меж двух здоровенных кельтов в синих мундирах, очень походил на представителя давно вымершего племени, а ещё на измождённого морщинистого эльфа, арестованного за браконьерство в Центральном парке, когда он вздумал расположиться на одном из лютиков.

  Фрэнсис Скотт Фицджеральд, «Мордобойщик», 1930-е
  •  

Он сказал, что в это время года изюбры спускаются с гор к рекам, чтобы полакомиться особой травой, которая растёт в воде по краям тихих лесных проток. Я попросил показать мне эту траву. Удэхеец вылез из лодки и пошел искать её по берегу. Через минуту он вернулся и на палке принёс довольно невзрачное растение с мелкими листочками. Это оказался водяной лютик. <...> В это мгновение я увидел изюбра. Благородный олень стоял в воде и время от времени в холодную тёмную влагу погружал свою морду, добывая со дна водяной лютик. Лодка, влекомая тихим течением, медленно приближалась к животному. Но вот изюбр насторожился, поднял голову и замер в неподвижной позе. Слышно было, как с морды его капала вода.[8]

  Владимир Арсеньев, «В горах Сихотэ-Алиня», 1937
  •  

Ставлю в вазочку с водой букет нащипанных цветов и нарезанных зелёных веток, но, может быть, сирень я обломил студентом, когда влюбился в армянку, жившую на Никитской улице; а лютик сорван детской рукой, просто за то, что его лепестки блестящи и навощены солнцем, тогда как розу сам вывел из черенка в позапрошлом году.[9]

  Михаил Осоргин, «Времена», 1942
  •  

Большая часть лютиковых — многолетние травы, но среди них есть одно- или двулетние травы, а также полукустарники. <...> Встречаются сильно утолщённые корни, запасающие питательные вещества (например, лютик иллирийский имеет клубневидные корни). Иногда запасающую функцию выполняет нижняя клубневидно утолщённая часть стебля (лютик клубненосный). Лютик весенний или чистяк интересен тем, что обладает выводковыми почками двух типов — на корнях (клубневидно утолщённые придаточные корешки) и в пазухах листьев. И те, и другие служат для вегетативного размножения.[10]

  Александр Фёдоров, «Семейство Лютиковые», 1978
  •  

Семена лютиковых характеризуются курареподобным действием. Картина отравления. Сок из листьев лютика ядовитого может вызвать ожог кожи и слизистых. При попадании внутрь ощущается сильное жжение во рту, глотке, желудке. Выделяется обильная слюна, появляется тошнота, рвота, боли в животе. В тяжёлых случаях наблюдаются симптомы поражения ЦНС: тремор, судороги, помрачение сознания.[11]

  — Борис Орлов и др., «Ядовитые животные и растения СССР», 1990
  •  

Сок лютиков обладает сильным местным раздражающим действием. Иногда этим пользуются в народной медицине, применяя растёртые зелёные растения вместо горчичников. Если такой «горчичник» своевременно не снять, то на коже под ним могут образоваться язвы. Такое действие характерно почти для всех лютиков.
Возможность отравления человека лютиками сравнительно невелика. Она связана главным образом с использованием некоторых видов в народной медицине. Приём избыточного количества лекарства, приготовленного из лютиков, или ошибочное его употребление для питья могут привести к очень тяжёлому, бурно протекающему отравлению.
В первые же минуты после приёма пострадавший ощущает сильное жжение во рту и глотке. Это сопровождается резко повышенным выделением слюны. Почти одновременно появляются сильная боль в подложечной области, тошнота и рвота. Сравнительно быстро у пострадавшего обнаруживаются также признаки нарушения функций центральной нервной системы. Постепенно развиваясь, эти нарушения последовательно проявляются дрожанием, судорогами с помрачением или полной утратой сознания, резко выраженной общей слабостью. При поступлении в организм значительных количеств ядовитых веществ этот период может закончиться гибелью пострадавшего в течение нескольких часов.[12]

  — Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005

Лютик в поэзии[править]

  •  

Любимцы королей свой пышный цвет —
Как лютик солнцу — к трону обращают,
Но гордости у них и следа нет:
Суровый взгляд их счастье убивает.

  Уильям Шекспир, «Сонет 25», 1590-е
  •  

И лютики пёстрой толпой собрались,
И почки цветов на ветвях налились;
А водный певучий поток трепетал,
И в тысяче разных оттенков блистал.

  Перси Биши Шелли (пер. Бальмонта), «Мимоза», 1820
  •  

Ландыши, лютики. Ласки любовные.
Ласточки лепет. Лобзанье лучей.
Лес зеленеющий. Луг расцветающий.
Светлый свободный журчащий ручей.

  Константин Бальмонт, «Песня без слов», 1894
  •  

Мы — то же цветенье
Средь луга цветного,
Мы — то же растенье,
Но роста иного.

  Зинаида Гиппиус, «Луговые лютики», 1901
  •  

Время срезает цветы и травы
У самого корня блестящей косой:
Лютик влюблённости, астру славы…
Но корни все целы — там, под землей.

  Зинаида Гиппиус, «Ничего», 1903
  •  

Разве мы узнаем? Разве разгадаем?
Будем ждать, что чары улыбнутся нам.
Пляска мёртвых листьев завершится маем.
Лютики засветят снова по лугам. <...>
И пока на всполье будут свисты вьюги,
Сон тебя овеет грёзой голубой.
«Милый, что я вижу! Лютики на луге!
Хороводы травок! Ах, и я с тобой!»

  Константин Бальмонт, «Осенняя радость», 1905
  •  

Лютик золотистый,
Грёза влажных мест,
Луч, и шёлк цветистый,
Светлый сон невест.

  Константин Бальмонт, «Золотистый» (Фата Моргана), 1905
  •  

В этом крае, блёстками богатом,
Лютик влажный светит целый год,
Сонмы лилий дышат ароматом,
Пышным сном подсолнечник цветёт.

  Константин Бальмонт, «Четыре источника», 1906
  •  

Гармоника, гармоника!
Эй, пой, визжи и жги!
Эй, жёлтенькие лютики,
Весенние цветки!

  Александр Блок, «Гармоника, гармоника!..» (из цикла «Заклятие огнём и мраком»), 1907
  •  

Мак и розы в понедельник, а во вторник лён.
В среду лютик, всю неделю разноцветный сон.

  Константин Бальмонт, «Семицветный мост», 1908
  •  

Как лютик, упоённый лютней, —
Я человек не из людей…
И, право, как-то жить уютней
С идеей: пить из-за идей.

  Игорь Северянин, «Мой год», 1909
  •  

Пусть в жёлтых лютиках пригорок!
Пусть смёл снежинку лепесток!
— Душе капризной странно дорог
Как сон растаявший каток…

  Марина Цветаева, «Каток растаял», 1910
  •  

Погляди, как скалы эти хмуры,
Сколько ярких лютиков в траве!
Белые меж них гуляют куры
С золотым хохлом на голове.

  Марина Цветаева, «Сказочный Шварцвальд», 1910-е
  •  

И, полон сладости и скуки,
В изысканно-простом венце
Протягиваешь тонкий лютик
Своей излюбленной овце. [13]

  Илья Эренбург, «Добрый пастырь», 1914
  •  

Где жёлтые лютики златеют на солнышке,
Забегали клевера веселые волнышки,
И белые бабочки, и белые курочки
Доверчиво ластятся к резвящейся Мурочке…[14]

  Игорь Северянин, «Летняя Поэза», 1915
  •  

Мимо идёт муравей деловитый.
Мошки не поняли, думают ― бал.
Глупый кузнечик, под лютиком скрытый,
звонко твердит: так и знал, так и знал…[15]

  Владимир Набоков, «Феина дочь утонула в росинке...», 1918
  •  

Лютик – простенький цветочек;
Всюду он цветёт:
На лугах и между кочек,
Посреди болот.[16]

  Николай Холодковский, «Лютик» (Ranunculus acer L.),[комм. 8] 1922
  •  

И пойдём около белых и узких борзых
С хлыстами и тонкие,
Лютики выкрасим кровью руки,
Разбитой о бивни вселенной...[17]

  Велимир Хлебников, «Война в мышеловке», 1922
  •  

Я с нею перечёл
все сказки юности, туманные, как ивы
над серым озером, на скатах, где, тоскливый,
играл я лютикам на лютне, под луной…[15]

  Владимир Набоков, «Она давно ушла, она давно забыла...», 1922
  •  

Пушистые мизинцы тимофеевок;
Лимонные огоньки лютиков;
Обгорелые головешки одуванчиков...[18]

  Георгий Оболдуев, «Буйное вундеркиндство тополей...» (Живописное обозрение), 1927
  •  

Идёт он к швейцарской налево,
и шляпу ему подают.
Как лютик, цветёт линолеум,
и двери скворцами поют.[19]

  Николай Ушаков, «Университетская весна», 1928
  •  

Пошли,
пообедав,
живот разминать.
А ну,
не размякнете!
Нуте-ка!
Цветов
детвора
обступает меня,
так называемых ―
лютиков.

  Владимир Маяковский, «Дачный случай», 1928
  •  

«Кавалеры плюньте
Вплавь, айда!»
Месяц, бледным лютиком,
Облака бодает.[18]

  Георгий Оболдуев, «Вечернее купанье», 1929
  •  

Он для тебя вода и воздух,
Он ― прежний лютик луговой,
Копной черёмух белогроздых
До облак взмывший головой.[20]

  Борис Пастернак, «Все наклоненья и залоги...», 1936
  •  

Ромашки спрятались, поникли лютики,
Когда застыла я от горьких слов.
Зачем вы, девочки, красивых любите, —
Непостоянная у них любовь.

  Игорь Шаферан, «Ромашки спрятались»,[комм. 9] 1970
  •  

Лютики, бублики, братина кваса,
Ночь или утро, века, как века,
Белая, чёрная, жёлтая раса,
Впрочем, одна – для меня дурака.

  Леонид Латынин, «Лютики, бублики, братина кваса...», 2013

Комментарии[править]

  1. «Куриной слепотой» в народе чаще всего называют именно лютик едкий. Однако многие луговые виды лютиков так похожи, что это название нередко присваивают и другим желтоцветковым видам лютиков. И всё же за свою раздражающую и ослепляющую способность именно лютик едкий закрепил за собой в литературе название «куриная слепота».
  2. В качестве декоративных садовых растений можно встретить менее известные в нашей флоре виды лютиков. К примеру, с жёлтыми цветками — это могут быть сорта или разновидности лат. Ranunculus acris; белоцветковые — культивары лат. Ranunculus aconitifolius; а с разноцветными цветами — сорта лат. Ranunculus asiaticus.
  3. Долина Izel-vet находится в Морлекском округе. Название это происходит от испорченного Izel-gvez, что значит буквально «Низкорослые деревья».
  4. Что это за загадочный вид: «синий лютик» — остаётся «старинной легендой Бретани». Есть несколько садовых форм лютика едкого, в самом деле имеющих голубой цвет. Также иногда называют «синим лютиком» другое очень ядовитое растение — аконит (или борец).
  5. Тем более показательная цитата, что в этом тексте Балобанова упоминает рядом «жёлтую куриную слепоту (обычный лютик едкий) и синие лютики».
  6. Образное народное прозвище «козелец» лютик едкий получил за свои специфического вида плоды (их форма хорошо заметна уже в середине раскрытого цветка, когда они ещё зелёные и не вполне развитые). В целом плоды напоминают рогатые шарики, а отдельное зрелое семечко имеет форму козлиного рога.
  7. «Курослеп болотный» — как правило, название «курослеп» относится к одному виду, лютику едкому. Курослеп — сокращённое однословие от «куриной слепоты». Однако в данном случае Владимир Арсеньев как учёный, не чуждый ботанике, уточняет родовое название определением «болотный». В результате, мы имеем дело скорее всего с другим видом лютика а, возможно, даже купальницы или калужницы. В другом тексте («По Уссурийскому краю»), приводя название «курослеп жёлтый», Арсеньев уточняет латинским названием: Caltha palustris, — значит, имеется в виду вполне определённая калужница болотная.
  8. «Ranunculus acer» (Ranunculus acris) — здесь Николай Холодковский пишет название лютика едкого в его устаревшей, ныне синонимической форме, по всей видимости, списанным со старого путеводителя по российской флоре.
  9. Это стихотворение Игоря Шаферана стало практически народной песней, появившись в кинофильме «Моя улица» (1970 год). Музыку к ней написал Евгений Птичкин, а исполнила в душевной «народной манере» певица Ольга Воронец.

Источники[править]

  1. Н.М. Пржевальский. «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор». - М.: ОГИЗ, Государственное издательство географической литературы, 1947 г.
  2. В.Г. Короленко. — Собрание сочинений в пяти томах. — М.: Молодая гвардия, 1960 г. — Том 2. — Стр.9
  3. В.Г. Короленко. — М.: Детская литература, 1983 г.
  4. С.В.Максимов «Нечистая, неведомая и крестная сила». — Санкт-Петербург: ТОО «Полисет», 1994 г.
  5. Олеша Ю.К. Заговор чувств. — СПб.: Кристалл, 1999 г.
  6. Андрей Белый. «Начало века». - М.: Художественная литература, 1990 г.
  7. В.К. Арсеньев. «Дерсу Узала». «Сквозь тайгу». — М.: «Мысль», 1972 г.
  8. В.К. Арсеньев. «В горах Сихотэ-Алиня». — М.: Государственное издательство географической литературы, 1955 г.
  9. Михаил Осоргин. «Времена». Романы и автобиографическое повествование. Екатеринбург: Средне-Уральское книжное издательство, 1992 г.
  10. Александр Фёдоров, «Жизнь растений» под ред. акад. Тахтаджяна, М: «Просвещение», 1978 г., том. 5 (1), стр. 210.
  11. Б.Н. Орлов и др., «Ядовитые животные и растения СССР», — М., Высшая школа, 1990 г., стр.225-226
  12. П.С.Зориков, «Ядовитые растения леса», — Владивосток, Российская Академия Наук, Дальневосточное отделение; изд. «Дальнаука», 2005 г., ISBN 5-8044-0524-1. — стр.68
  13. И. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  14. Игорь Северянин,
  15. 15,0 15,1 В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  16. Холодковский Н.А. «Гербарий моей дочери». — Московское издательство П.П. Сойкина и И.Ф. Афанасьева, 1922 г.
  17. Велимир Хлебников, «Творения». — М., 1986 г.
  18. 18,0 18,1 Г. Оболдуев. Стихотворения. Поэмы. М.: Виртуальная галерея, 2005 г.
  19. Н. Ушаков. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1980 г.
  20. Б. Пастернак. Стихотворения и поэмы в двух томах. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1990 г.

См. также[править]