Рихард Вагнер

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Рихард Вагнер
в последний период жизни

Вильгельм Рихард Вагнер (нем. Wilhelm Richard Wagner) — немецкий композитор и дирижёр.

Цитаты[править]

  • В государстве общество обязано жертвовать частью собственного эгоизма ради благополучия большинства. Непосредственной целью государства является стабильность, достижение спокойствия.
  • И ребёнка, и друга мы любим лишь в том случае, если мы вообще уже умеем любить. А этому мужчина научается у женщины.
  • Искусство перестаёт быть искусством, как только наше сознание начинает воспринимать его как искусство.
  • Мелодия — единственная форма музыки: без мелодии музыка немыслима, а музыка и мелодия неразрывны.
  • Музыка не может мыслить, но она может воплощать мысль.
  • Народ составляют те, кто думает инстинктивно. Народ ведёт себя бессознательно и на этом основании природно-инстинктивно.
  • Радость заключена не в вещах. Она в нас самих.
  • С тех пор как завелись у нас знатоки искусства, само искусство пошло к чёрту.
  • Творец художественного произведения будущего есть не кто иной, как художник настоящего времени.
  • То, что не может быть истиною для настоящего времени, не будет ею и для будущего.
  • Я убеждён, что есть универсальные потоки Божественной мысли, вибрирующей эфир всюду и что любой, кто может чувствовать эти колебания, вдохновлён.
  •  

Истинная причина успеха бетховенской музыки в том, что люди изучают её не в концертных залах, а у себя дома, за роялем... [1]:219

  — Рихард Вагнер о музыке Бетховена, 1869 г.

Цитаты о Вагнере[править]

  •  

Вагнер был мужеством, волей, убеждением в испорченности — что такое ещё Иоанн Брамс!.. Его удача была немецким недоразумением: его приняли за антагониста Вагнера, — нуждались в антагонисте! <...> В особенности он является музыкантом известного рода неудовлетворённых женщин. Пятьдесят шагов дальше: и находишь вагнерианку — совершенно так же, как на пятьдесят шагов далее Брамса находишь Вагнера...[2]:56-57

  Фридрих Ницше, «Вагнер как явление»
  •  

Меня просят высказать для читателей «Морнинг Джёрнал» моё мнение о Вагнере. Я это сделаю со всей прямотой и откровенностью. Но должен предупредить их, что вижу в этом вопросе две стороны. Первая – Вагнер и положение, которое он занимает среди композиторов девятнадцатого столетия; и вторая – вагнеризм. Можно сразу увидать, что, восхищаясь композитором, я питаю мало симпатии к тому, что является культом вагнеровских теорий.
Как композитор, Вагнер, несомненно, одна из самых замечательных личностей во второй половине этого столетия, и его влияние на музыку огромно.

  Пётр Чайковский, «Вагнер и его музыка»
  •  

Между прочими занятиями, я исполнил здесь два намерения, которые давно собирался осуществить, а именно, познакомился с двумя до сих пор бывшими мне неизвестными произведениями: «Хованщиной» Мусоргского и «Парсивалем» Вагнера. В «Хованщине» я нашёл именно то, чего ожидал: претензию на реализм, своеобразно понимаемый и применённый, жалкую технику, бедность изобретения, от времени до времени талантливые эпизоды, но в море гармонической нескладицы и манерности, свойственной кружку музыкантов, к которым Мусоргский принадлежал. Совсем другое впечатление производит «Парсиваль»: здесь имеешь дело с великим мастером, с гениальным, хотя и заблуждающимся художником. Богатство гармонии изумительное, чрезвычайное, слишком роскошное, в конце концов утомляющее даже специалиста, а что же должны чувствовать простые смертные, в течение трёх часов угощаемые этим ни на минуту не прекращаемым потоком хитрейших гармонических фокусов? Мне всегда казалось, что вагнеристы из неспециалистов напускают на себя восторг, которого в глубине души не ощущают.[3]

  Пётр Чайковский, из письма Н.Ф. фон-Мекк, 1884
  •  

Вкусы кружка тяготели к Глинке, Шуману и последним квартетам Бетховена. <...> О Вагнере говорили мало.

  Николай Римский-Корсаков, «Летопись моей музыкальной жизни»
  •  

В общем же игра тональностями в каждой части произведения интересна, красива и закономерна; распределение тональностей указывает на пробуждавшееся во мне в те времена понимание взаимодействия тональностей и отношений между ними, служившее мне в течение всей последующей моей музыкальной деятельности. О, сколько композиторов на свете лишены этого понимания! В числе их Даргомыжский, да пожалуй что и Вагнер!

  Николай Римский-Корсаков, «Летопись моей музыкальной жизни»
  •  

В музыке Вагнера для Ницше открывалась тайна бытия, и всё существующее озарялось высшим смыслом. Понятно, что должна была значить для него утрата этой музыки и что он должен был почувствовать, когда в 1876 году она перестала его радовать. То было впечатление ужаса; разочарование в Вагнере было для Ницше вместе с тем и разочарованием в самом себе, во всём том, что было до того времени его заветною мечтою.

  Евгений Трубецкой, «Философия Ницше. Критический очерк»
  •  

Истинная, чистая музыка может возникнуть только из совершенной тишины. Бетховен был глух, но ухо Вагнера слышало несравнимо хуже Бетховена, поэтому его музыка только хаотически собранный материал для музыки. Мусоргский должен был оглушаться вином, чтоб слышать голос своего гения в глубине души, понимаете?

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина», 1936
  •  

Сейчас точно не припомню кто, кажется Бернард Шоу очень тонко подметил (и сделал это гораздо изящнее чем я, со свойственной только ему краткостью и иронией), что «почти всякий композитор подобен дохлой собаке (кроме, разумеется, Вагнера)». Да-да, теперь я действительно вспомнил, что это сказал Бернард Шоу. Сказал совершенно замечательно, вот только с последним утверждением я не совсем соглашусь, мне-то как раз кажется, что именно Рихард Вагнер..., впрочем, я, кажется, слишком отвлёкся от главной темы своего разговора.[4]

  Юрий Ханон, «Композиторы и Философы»
  •  

4.…в частности, больной П., дипломированный меломан, любитель музыки Вагнера, после удаления у него большей части желчного пузыря, практически полностью потерял интерес к «Лоэнгрину», но ещё слабо реагирует на фрагменты «Тангейзера». Попробовать удалить остаток.[4]

  Юрий Ханон, «Заметки хирурга».
  •  

 А что если вспомнить о карликовом композиторе Вагнере, которого наш русский народ почему-то недолюбливает. Широко известно, что своих издателей и меценатов-королей, вроде Баварского Людовика, он встречал не иначе, как потрясая в дверях своего кабинета несообразно широким ремнём. И заметьте – издатели тут же начинали издавать, а меценаты немедленно принимались отслюнивать свои грязные деньги.[4]

  Юрий Ханон, «О вящей пользе ВОСПИТАНИЯ».

Источники[править]

  1. Бернард Шоу «О музыке и музыкантах». — М.: Музыка, 1965. — 340 с. — 100 000 экз.
  2. Фридрих Нитче, «Нитче о Вагнере» (Вагнер как явление, Нитче contra Вагнер), перевод с немецкого Н.Полилова, с введением переводчика. С.-Петербург, 1907, типография А.С.Суворина, Эртелев 13
  3. П.И.Чайковский. «Чайковский и Надежда Филаретовна фон-Мекк». Переписка. (В трёх книгах). — М., 2004 г. Книга третья.
  4. 4,0 4,1 4,2 Юрий Ханон, «Тусклые беседы» (цикл статей, еженедельная страница музыкальной критики), газета «Сегодня», СПб, апрель-октябрь 1993 г.