Виола (сыр)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Финские актёры и писатели, 27 января 1967
четвёртая слева — Марья-Леена Миккола

«Viola», «Вио́ла» — торговая марка плавленых сыров, представляющая собой анаграмму названия финской компании Valio, уже почти сто лет выпускающей этот продукт. Плавленые сыры под маркой «Виола» появилась на финском рынке в 1934 году. В течение десятилетий упаковки сыра украшало изображение блондинки с цветами в руках по имени Виола. За время существования марки сыр упаковывали самыми разными способами: в фольгу и картон, в круглые картонные коробочки, в стеклянные и деревянные банки и в пластиковые коробочки, однако название оставалось прежним.

В 2006 году компания Valio обновила бренд, и блондинку Виолу на упаковках заменил цветочный узор, а в рекламах — изображение «Виллы Виола». В то же время компания прекратила продажу плавленого сыра в Финляндии, и под торговой маркой Viola стали выпускать творожный сыр (ранее сыр «Hovi»). В 2007 году к бренду Viola присоединили салатный сыр-фету (ранее продавался под маркой «Feta»), в связи с тем, что Евросоюз предоставил Греции эксклюзивные права на бренд «фета». На сегодняшний день в ассортимент продукции под маркой Viola входят также супы быстрого приготовления.

Сыр «Виола» в публицистике[править]

  •  

Финны приехали в Одессу со своими тревогами по поводу засилья на книжном рынке западного мира, к которому относилась и Финляндия, суррогатного массового чтива самого дурного пошиба ― криминального, эротического, фантастического ― буквально сметающего с прилавков не только серьезную современную литературу, но и классику. По их мнению, это грозило человеческой культуре одичанием. Жестко обозначила эту проблему в своем выступлении Марья-Леена Миккола. Двадцатипятилетняя яркая блондинка, будто бы сошедшая живьем с этикетки финского плавленого сырка «Виола», ценимого у нас как закуска, еще в Москве привлекла к себе внимание писателей ― и Трифонова, и Гинзбурга, и Оклянского, а тут еще добавились ценители женской красоты из Киева и Одессы. <...>
И еще один тост крепко засел в моей памяти. Точней, это даже не было тостом, а так, всего лишь фразой, сказанной отнюдь не для того, чтобы привлечь внимание присутствующих, ― просто вырвалось из души под настроение. Эту фразу произнесла Марья-Леена Миккола, красавица с этикетки плавленого сырка «Виола», светлокудрая финская Пассионария. Она пила и ела вместе со всеми, слушала вполуха спичи и речи. Потом отлучилась на несколько минут, вероятно, чтобы остыть, вдохнуть глоток свежего воздуха. А потом, вернувшись, даже не садясь, произнесла ― внятно и жестко ― одну единственную фразу, при этом брови ее были сурово сдвинуты. Все посмотрели на переводчика, но он почему-то замялся и сделал вид, что грызет жареное крылышко.
― Переведите, пожалуйста, ― попросил я.
― Ради этой жратвы не стоило делать революцию![1]

  Александр Рекемчук, «Последний летописец», 1983

Сыр «Виола» в беллетристике[править]

  •  

«Такая женщина и вдруг с Такиммужем», ― подумал Саня. ― А кем работает Вашмуж? ― спросил он.
― Какое это имеет значение? ― сказала женщина и вздохнула.
― Скажите ваше имя.
― Мое? Виола.
― Вы имеете отношение к финскому сыру? Женщина засмеялась и включила телевизор. Вспыхнул лунным светом экранчик и осветил Санино лицо и лицо женщины… ― Погода, ― произнес диктор. ― Теплая без осадков погода сохранится в ближайшие сутки на большей части европейской территории Союза…[2]

  Аркадий Арканов, «Скорая помощь», 1995
  •  

Ольга так и сидела на лавочке. Вдруг Иван повернулся, подошел и проорал под грохот подходящего поезда:
― Если родится девочка, назови Виолеттой!
― Как? ― обалдела от неожиданности Ольга.
Виолетта. Как сырок плавленый «Виола», знаешь? Иван заскочил в поезд и встал спиной к платформе. Ольга опять, как тогда на станции, долго сидела на лавочке. Вспоминала, как выглядит плавленый сырок. Встала и пошла в магазин. Купила коробочку с улыбчивой блондинкой на картинке. Принесла домой и выложила на стол.
― Лучше бы хлеба купила, ― сказала мать, зашедшая на кухню. Коробка с плавленым сыром еще долго лежала в холодильнике на верхней полке. Ее никто не открывал. Но у Ольги рука не поднималась выбросить. Выбросила мать, когда мыла холодильник. Ольга еще долго верила, что Иван вернется. Даже когда родилась девочка ― верила. И когда шла регистрировать дочь ― верила. Поэтому и записала ее как Виолетту Ивановну. Женщина, которая записывала данные, застыла и посмотрела на Ольгу.
― Как? ― спросила она.
― Как сырок плавленый «Виола», знаете? ― объяснила Ольга. И тут же поняла, как дико звучит объяснение. Женщина хмыкнула, но записала. Сделала две ошибки ― Виалета.[3]

  — Маша Трауб, «Ласточ...ка», 2012

Источники[править]

  1. Рекемчук А. Е.. «Мамонты». — М.: МИК, 2006 г.
  2. Аркадий Арканов. Скорая помощь. Юмор. ― М.: Вагриус, 1999 г.
  3. Маша Трауб. «Ласточ...ка». — М.: Эксмо, 2012 г.

См. также[править]