Перейти к содержанию

Гранат

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Гранат (растение)»)
Гранатовое дерево (Израиль)

Грана́т, грана́товое дерево или грана́тник (устар.), под которым чаще всего имеется в виду грана́т обыкнове́нный (лат. Púnica granátum) — широко распространённый вид дикорастущих и культурных растений, небольших деревьев или рослых кустарников со съедобными плодами из рода Гранат семейства Дербенниковые (лат. Lythraceae). Гранат происходит из Передней Азии, как пищевое растение известен с древности. В наши дни он широко выращивается на Ближнем Востоке и Кавказе, северной и тропической Африке, ряде регионов Азии и Средиземноморья. Плоды граната (семечки с сочной оболочкой) чаще всего употребляются в пищу в сыром виде, а также для приготовленния напитков из гранатового сока. Сезон гранатов в Северном полушарии длится обычно с сентября по февраль, а в Южном — с марта по май.

Родовое название лат. Punica «пуника» происходит от латинского слова лат. punicus — пунический, родом из Карфагена (современный Тунис). Видовое название лат. granátum от лат. granatus — зернистый, по находящимся внутри плода многочисленным, окружённым сочным покровом семенам. В Средневековье гранат был известен под названием Pomum granatum — зернёное яблоко, которое Карл Линней ввёл в систематику под ботаническим названием Punica granatum.

В Древнем Риме у граната было такое же имя — malum granatum (зернистое яблоко). Яблоком его до сих пор называют и на других языках: по-немецки нем. Granatapfel, по-итальянски итал. melograno (от apfel, mela — яблоко). Итальянцы считают, что гранат был тем самым «запретным плодом», которым соблазнилась Ева.

Гранат в коротких цитатах[править]

  •  

...это место, прозванное Кандили, прежде окружено было рощею гранатовых деревьев, которые владелец вырубил все до последнего, когда с них также стали требовать подати.[1]

  Артемий Рафалович, «Путешествие по Нижнему Египту и внутренним областям Дельты», 1850
  •  

...лоскутки одежды, привешанные к ветвям гранатового дерева, перед входом, показывают, что жители здесь дают разные обеты и заговаривают свои болезни.[2]

  Егор Чириков, «Путевой журнал», 1852
  •  

Он спустился к озеру среди гранатовых деревьев с пламенными цветами, убранными бриллиантами росы.[3]

  Екатерина Бекетова (Краснова), «Сон наяву» (рассказ), 1880-е
  •  

Цветет гранатов<ое> дерево ― тугой бокальчик из красно-розов<ого> воска, откуда кудрявится красная бумажка.[4]

  Иван Бунин, «Дневник», 14 июля 1924 года
  •  

Там росли священный кипарис, окруженный зарослями гранатов, без которых не обходится ни одно богослужение огнепоклонников-гебров, после хома превыше всего почитающих гранатовый плод и ветвь кипариса.[5]

  Еремей Парнов, «Третий глаз Шивы», 1990
  •  

Коричнево-зеленоватый плод ложится в ладонь, ― уже не дитя, еще не старик, но, увы, дыхание жизни покинуло его, и лучше вернуть его в расщелину, пусть останется частью пейзажа, заключенный в объятия древесных сухожилий, окаменеет, скатится вниз, соединится с землей, травой, станет грунтом, влагой, воспоминанием о гранатовом дереве...[6]

  Каринэ Арутюнова, «Сон гранатового дерева», 2013
  •  

...отчего одно гранатовое дерево усохло, и плоды его почернели и сморщились, ― а вот это, другое, ― сгибается, кренится, шелестит листвой, отсвечивающей на солнце?..[6]

  Каринэ Арутюнова, «У камней есть время», 2013

Гранат в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Гранат вошел в историю под именем «карфагенское яблоко», и вот почему. Финикийцы, основавшие Карфаген в 825 году до н. э., привезли с собой с азиатского побережья Средиземного моря саженцы гранатового дерева. Оно прекрасно прижилось на новых землях и стало символом плодородия и богатства Карфагена. Удивительный плод, именуемый на Востоке «королем» (такое название гранат получил благодаря зубчатому чашелистику, напоминающему корону), завоевавшие Карфаген римляне прозвали punica granatum ― «пурпурные зерна». Их, окруженных рубиновой сочной мякотью, в каждом плоде граната ни много ни мало ― до полутора тысяч штук![7]

  — Алла Дружинина, «Плоды запоздалые», 2002
  •  

...наряду с аскорбиновой кислотой в гранатах обнаружены витамины В1, В2, полифенолы и их производные, обладающие Р-витаминной активностью. И этот натуральный витаминный комплекс действительно укрепляет хрупкие кровеносные сосуды, предупреждая атеросклероз и другие заболевания сосудов и сердца. Кроме того, полифенолы обладают способностью замедлять некоторые цепные реакции в организме, поэтому гранатовый сок используют при радиационных поражениях и для лечения злокачественных опухолей.[7]

  — Алла Дружинина, «Плоды запоздалые», 2002

Гранат в публицистике и документальной литературе[править]

Punica granatum (Германия, 1885)
  •  

Поражал Я вас ржавчиною и блеклостью хлеба и градом все труды рук ваших; но вы не обращались ко Мне, говорит Господь. Обратите же сердце ваше на время от сего дня и назад, от двадцать четвертого дня девятого месяца, от того дня, когда основан был храм Господень; обратите сердце ваше: есть ли ещё в житницах семена? Доселе ни виноградная лоза, ни смоковница, ни гранатовое дерево, ни маслина не давали плода; а от сего дня Я благословлю их.

  Библия, Книга пророка Аггея, 2:17-19

Гранат в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

...кактус особенно мил своею нелепостью среди грациозных южных растений, когда топорщит свои уродливые лапы около апельсинных дерев, которые здесь всегда раскидываются с идеальным изяществом, или около пальм, и тонких ветвей гранатов, и фисташковых дерев с их лоснящимися, маленькими, душистыми листьями.[8]

  Василий Боткин, «Письма об Испании», 1847
  •  

Оставив справа небольшие деревушки Кафр-Гарин и Мит-Мэ, мы дошли по широкой насыпи, довольно удаленной от берега, до Нэгилэ; за полверсты до него находится уединенное кладбище вокруг могилы какого-то шейха; это место, прозванное Кандили, прежде окружено было рощею гранатовых деревьев, которые владелец вырубил все до последнего, когда с них также стали требовать подати.[1]

  Артемий Рафалович, «Путешествие по Нижнему Египту и внутренним областям Дельты», 1850
  •  

Внутри небольшая комната со сводом; на полу ― земля и грязь, потому что туда проникает дождевая вода. Жители говорят, что там накопляется иногда очень хорошая вода. Они считают место это священным; лоскутки одежды, привешанные к ветвям гранатового дерева, перед входом, показывают, что жители здесь дают разные обеты и заговаривают свои болезни.[2]

  Егор Чириков, «Путевой журнал», 1852
  •  

Хозяева повели нас в свой сад: это был лучший, который я видел после капштатского ботанического. Сад старый, тенистый, с огромными величавыми дубами, исполинскими грушевыми и другими фруктовыми деревьями, между прочим персиковыми и гранатовыми...[9]

  Иван Гончаров, Фрегат «Паллада», 1855
  •  

Посреди двора стояло высокое гранатовое дерево, сплошь покрытое ярко-красным цветом. Уходя и возвращаясь домой, мы каждый раз любовались роскошным деревом, но ещё охотнее наши взгляды останавливались на другом, живом украшении квартиры. Хозяйка, семнадцатилетняя красавица, какие между армянками встречаются только в эти годы, сидела с раннего утра за работой на открытой галерее...[10]

  Фёдор Торнау, «Воспоминания о Кавказе и Грузии», 1869
  •  

Цветет гранатов<ое> дерево ― тугой бокальчик из красно-розов<ого> воска, откуда кудрявится красная бумажка. Листики мелкие, глянцевитые, темно-зелен<ые>.[4]

  Иван Бунин, «Дневник», 14 июля 1924 года
  •  

Погода в первые дни Нового года стояла солнечная и тихая. Казалось, природе война уже стала невыносима, и она хотела показать людям, какими надо быть. Но люди ослепли от горя и гнева, они не видели, а если видели, то старались не замечать, как ветки гранатовых деревьев украсились зелеными листочками, как с дерева на дерево стаями перелетали крупные черные скворцы.[11]

  Алексей Сальников, «600 дней в Кандагаре», 1985
  •  

Прямо перед глазами расстилалась огромная ровная площадь, на которой захлебнулась атака мятежников. Хорошо было видно, как пороховой дым медленно уплывал к горам. Дым уходил, таял, а «зеленка» вновь засияла молодой зеленью листвы, маленькими красными цветами гранатовых деревьев. Было грустно и радостно видеть, как сплошь посеченные пулями и осколками мин деревья выбрасывали к небу цветущие, чудом уцелевшие ветки.[11]

  Алексей Сальников, «600 дней в Кандагаре», 1985

Гранат в беллетристике и художественной литературе[править]

Гранатовая плантация
  •  

Он смотрел на дворец; он жаждал пронизать его взглядом, увидать её ещё раз. Но непроницаемо и мрачно было великолепное жилище; безмолвно хранило оно дивную тайну. Он спустился к озеру среди гранатовых деревьев с пламенными цветами, убранными бриллиантами росы.[3]

  Екатерина Бекетова (Краснова), «Сон наяву» (рассказ), 1880-е
  •  

При виде гранатового дерева желудок стал кричать: «Куда мы едем и чего ищем, когда счастье около нас? В жару какое общество может быть приятнее общества спелой гранаты в тени дерева?»
Разум отвечал разумно: «У заботливого Джиаффара нас ждут не только спелые гранаты, но и апельсинные корки, вареные в меду, и все сорта шербета, какие только может придумать заботливый человек».[12]

  Влас Дорошевич, «Не те пятки», 1916
  •  

Не было в царских садах древа с волшебными листьями! Там росли священный кипарис, окруженный зарослями гранатов, без которых не обходится ни одно богослужение огнепоклонников-гебров, после хома превыше всего почитающих гранатовый плод и ветвь кипариса. Никакому другому дереву персы не поклонялись. И все же волшебные листья разлетались в полном смысле слова по всем сатрапиям, на которые разделил свою обширную державу великий Кир.[5]

  Еремей Парнов, «Третий глаз Шивы», 1990
  •  

Сморщенный гранат в дупле гигантского дерева. Он сорван незрелым, и белые зерна под надорванной кожурой теснятся, точно плотный ряд зубов, покрытых еще детской эмалью, прозрачной на свету, ― чья-то беспечная рука не дала ему вырасти, созреть, лишила блаженного постижения собственной сути. Коричнево-зеленоватый плод ложится в ладонь, ― уже не дитя, еще не старик, но, увы, дыхание жизни покинуло его, и лучше вернуть его в расщелину, пусть останется частью пейзажа, заключенный в объятия древесных сухожилий, окаменеет, скатится вниз, соединится с землей, травой, станет грунтом, влагой, воспоминанием о гранатовом дереве, долгим сном, коротким забытьем, старческим вздохом, младенческим всхлипом, позывными кукушки с соседнего дерева, лежащим на дороге камнем, ― пока вновь не пробудится нежным побегом, гранатовым зерном, алыми сотами, пульсирующим под буроватой кожурой сгустком света, тишины, томления, страсти, познания.[6]

  Каринэ Арутюнова, «Сон гранатового дерева», 2013
  •  

Что явилось причиной зияющей пустоты посреди великолепия плодоносящих виноградников, бьющих из земли родников, истекающих сладким соком смоковниц, ― отчего одно гранатовое дерево усохло, и плоды его почернели и сморщились, ― а вот это, другое, ― сгибается, кренится, шелестит листвой, отсвечивающей на солнце?..[6]

  Каринэ Арутюнова, «У камней есть время», 2013

Гранат в поэзии[править]

Прозерпина (Россетти 1882)
  •  

Был за широким двором четырёхдесятинный богатый
Сад, обведённый отвсюду высокой оградой; росло там
Много дерев плодоносных, ветвистых, широковершинных,
Яблонь, и груш, и гранат, золотыми плодами обильных,
Также и сладких смоковниц и маслин, роскошно цветущих...[13]

  Гомер (пер. В.Жуковского), «Одиссея» (Песнь седьмая), VIII век до н.э., перевод: 1849
  •  

Дианна, пригласив из рощ к себе Помону,
Велела принести плодов драгих Дикону.
Та полну кошницу несет к нему плодов,
Гранатных яблоков, различных груш родов...[14]

  Фёдор Козельский, «Незлобивая жизнь», 1769
  •  

Альгамбры вековые парки,
Ее руин ажурных арки,
Цветы пунцовые гранат,
И мирт и розы аромат.[15]

  Татьяна Щепкина-Куперник, «Марьянна Волховская», 1907
  •  

Но чуть заря сменяет тьму,
Таится он между кустами,
Где крепкую листву гранат
Роса такими жемчугами
Украсила, что был бы рад
Их вделать в ножны ятагана
Наследник самого султана.[16]

  Георгий Адамович, «Огнепоклонники», 1920
  •  

В парче винограда, в живом янтаре,
Где дуб переплелся с гранатом,
Кахетия пела, гордясь в октябре
Своим урожаем богатым.[17]

  Николай Заболоцкий, «Башня Греми», 1950

Источники[править]

  1. 1 2 А. А. Рафалович. Путешествие по Нижнему Египту и внутренним областям Дельты А. Рафаловича. — СПб. 1850 г.
  2. 1 2 «Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического Общества». Книга 9. — СПб., 1875 г.
  3. 1 2 Краснова Е. А. Рассказы. — СПб: Типография бр. Пателеевых, 1896 г.
  4. 1 2 И. Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Воскресенье, 2006 г.
  5. 1 2 Е. И. Парнов, «Третий глаз Шивы». — М.: Детская литература, 1985 г.
  6. 1 2 3 4 К. В. Арутюнова. «У камней есть время». — Саратов: «Волга», № 3-4, 2013 г.
  7. 1 2 Алла Дружинина. Плоды запоздалые. — М.: «Семейный доктор», №12, 2002 г.
  8. Боткин В. П. «Письма об Испании». Л.: Наука, 1976 г.
  9. И.А. Гончаров. Фрегат «Паллада». — Л.: «Наука», 1986 г.
  10. Торнау Ф. Ф. Воспоминания кавказского офицера. — Москва: «АИРО-ХХ», 2002 г.
  11. 1 2 Ю. А. Сальников. 600 дней в Кандагаре: дневники, 1984-1986. — Волгоград: Издатель, 2010 г.
  12. Дорошевич В.М. Сказки и легенды. — Мн.: Наука и техника, 1983 г.
  13. Жуковский В. А. Полное собрание сочинений и писем. М.: Языки славянской культуры, 2000 г.
  14. «Поэты XVIII века». Библиотека поэта. — Л., Советский писатель, 1972 г.
  15. Т. Л. Щепкина-Куперник. Избранные стихотворения и поэмы. — М.: ОГИ, 2008 г.
  16. Г. В. Адамович. Полное собрание стихотворений. Новая библиотека поэта. Малая серия. — СПб.: Академический проект, 2005 г.
  17. Заболоцкий Н.А. Полное собрание стихотворений и поэм. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2002 г.

См. также[править]