Трын-трава

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Странная трын-трава (недалеко от тына)

Тры́н-трава́ (устар. трынь-трава), а также ты́н-трава — растущее в глухих местах мифологическое растение, некая тайная лесная трава, с помощью которого можно стать безрассудно смелым и презреть любые опасности — в том числе, смертельные. «Трын-трава» (наряду с разрыв-травой) давала людям и животным невиданные тайные способности или возможности. В классических словарях русского языка (Даля, Ушакова и Ожегова) «трын-трава» (и происходящее от него слово «трындеть») обозначает презрение к чему-либо (или всему), восприятие его как ничтожного, пустого, не важного, не стоящего внимания. Всё «трын-трава» — значит, всё нипочём, наплевать, всё равно, а в крайних случаях — и катись всё в тартарары!
Ботаническая принадлежность трын-травы пока точно не установлена.

Трын-трава в прозе[править]

  •  

— Что такое? — воскликнул портной. — Запас хлеба на семь дней таскать у себя на спине, идти скорчившись словно вьючный скот и по сторонкам не оглядываться? Нет, этого не будет. На Бога я надеюсь, а всё другое мне трын-трава.

  Братья Гримм, «Два странника», 1810-е
  •  

Кто бывал в сраженьях и походах, тот знает, что на свете всё пустое, трын-трава! На биваках столько же надобно дров, чтоб согреться генералу, как и солдату, а чтоб выспаться, никому не надобно более земли, как в рост человека. Сухарь ли в животе или сдобный пирог, всё равно, был бы человек сыт, а как придётся потчеванье свинцовыми орехами, так всем равная доля. Главное дело ― чтоб совесть была чиста, тело здорово, да был паспорт за пазухой.[1]

  Фаддей Булгарин, «Иван Иванович Выжигин», 1829
  •  

Одни только грубо закругленные оконечности лица его были определительно тронуты светом и давали разглядеть глубоко бесчувственное выражение его, показывавшее, что всё мягкое умерло и застыло в этой душе; что жизнь и смерть — трын-трава; что величайшее наслаждение — табак и водка; что рай там, где всё дребезжит и валится от пьяной руки.

  Николай Гоголь, «Пленник» «(Глава из повести «Гетьман» Кровавый бандурист)», 1832
  •  

Лекарственное снадобье невелико: толки чесноку три головки, клади в горшок, наливай мёдом пресным, ставь на ночь в печь тёплую, покрывай крышкою, дай упреть, дай выпить ― поможет! А у кого руки, или нога изломится ― вылечит трын-трава, доброго слова не стóит: возьми пива доброго в ковшик, да столько же патоки, положи в горшок, парь гораздо, пока упреет до половины; да на плат намажь того спуска, около излома обвей, не отымай плата три дня и пока заживёт переменяй.[2]

  Николай Полевой, «Клятва при гробе Господнем», 1832
  •  

Пусть лучше молния разобьёт грот-мачту, пусть лучше сорвется руль с петель, пусть лучше потеряем мы весь рангоут, нежели своего капитана! С ним всё это трын-трава, а без него команда не вывернет бегом якоря, не то чтобы на славу убрать в шторм паруса и перещеголять чистотою и быстротою англичан, как мы делывали в прошлом году в Средиземном море.[3]

  Александр Бестужев-Марлинский, Фрегат «Надежда», 1833
  •  

— Трудно, Платон Михалыч, трудно! — говорил Хлобуев Платонову.— Не можете вообразить, как трудно! Безденежье, бесхлебье, бессапожье. Ведь это для вас слова иностранного языка. Трын-трава бы это было всё, если бы был молод и один. Но когда все эти невзгоды станут тебя ломать под старость, а под боком жена, пятеро детей — сгрустнётся, поневоле сгрустнётся…

  Николай Гоголь, «Мёртвые души» (том второй), 1852
  •  

Губернская жизнь в 1812 году была точно такая же, как и всегда, только с тою разницею, что в городе было оживлённее по случаю прибытия многих богатых семей из Москвы и что, как и во всем, что происходило в то время в России, была заметна какая-то особенная размашистость — море по колено, трын-трава в жизни, да ещё в том, что тот пошлый разговор, который необходим между людьми и который прежде вёлся о погоде и об общих знакомых, теперь вёлся о Москве, о войске и Наполеоне.

  Лев Толстой, «Война и мир», 1869
  •  

Припадок обыкновенно кончался тем, что Мартын Петрович начнёт посвистывать — и вдруг громогласным голосом прикажет заложить себе дрожки и покатит куда-нибудь по соседству, не без удали потрясая свободной рукою над козырьком картуза, как бы желая сказать, что нам, мол, теперь всё — трын-трава! Русский был человек.

  Иван Тургенев, «Степной король Лир», 1870
  •  

От насморка полезен настой из «трын-травы», пить который следует натощак, по субботам.
Головокружение может быть прекращено следующим образом: возьми две верёвки и привяжи правое ухо к одной стене, а левое к другой, противоположной, вследствие чего твоя голова будет лишена возможности кружиться.[4]

  Антон Чехов, «Врачебные советы», 1885
  •  

— Уж вы всегда, Лаврентий Иваныч, везде страхи видите.
— В ваши годы и я их не видал… Всё, мол, трын-трава… На всё наплевать, ничего не боялся… Ну, а как побывал в переделках, состарившись в море, так и вижу… Знаете ли пословицу: «Бережёного и бог бережет».[5]

  Константин Станюкович, «Ужасный день», 1893
  •  

Я не говорю вам: откажитесь от общества, от удовольствий, забудьте свет, превратитесь в матрону, дома сидящую и шерсть прядущую. Сделайте одолжение: вертитесь в вашем обществе, сколько вам угодно, не препятствовал, не препятствую! и не могу, и не хочу препятствовать!.. Но всему же есть мера: даже птица, наконец, и та своё гнездо помнит. Вам же — дом, дети, я, слуга ваш покорнейший, — всё трын-трава. Мы для вас — точно за тридевять земель живём, в Полинезии какой-нибудь. Если у вас не сердце, а камень, если вам не жаль нас — по крайней мере, посовеститесь людей!

  Александр Амфитеатров, «Отравленная совесть», 1895
  •  

А Митькин «форс», — этот специальный тюремный шик!? Плечо вперёд, рука за поясом халата, другая на отлёте, голова набок, слегка скошенные глаза и тонкая, играющая улыбочка, ясно говорившая стереотипное: «Трын-трава», — всё это как нельзя лучше отвечало типу «бродяги, не помнящего родства», — этого аристократа тюремных камер, — за которого и выдавал себя безусый Митька…

  Григорий Мачтет, «Не выдержал» (Повесть), 1895
  •  

Мне кажется, человек должен быть верующим или должен искать веры, иначе жизнь его пуста, пуста... Жить и не знать, для чего журавли летят, для чего дети родятся, для чего звёзды на небе... Или знать, для чего живёшь, или же всё пустяки, трын-трава.

  Антон Чехов, «Три сестры» (драма в четырёх действиях), 1900
  •  

Но гусли уже играют веселее, а импровизатор, вдохновляясь всё более и более, подчиняется мотиву и постепенно меняет настроение: он поёт уже о том, что не всё же плакать да вздыхать, что рабочий человек ни в какой беде не пропадёт, он всё перенесёт, ему всё трын-трава!..
Я любому богачу
Набок рыло сворочу!

  Степан Петров-Скиталец, «Сквозь строй», 1902
  •  

— Тебе, — говорит Айдахо, — досталась статистика — самая низкопробная из всех существующих наук. Она отравит твой мозг. Нет, мне приятней система намёков старикашки Ха-Эм. Он, похоже, что-то вроде агента по продаже вин. Его дежурный тост: «Всё трын-трава». По-видимому, он страдает избытком желчи, но в таких дозах разбавляет её спиртом, что самая беспардонная его брань звучит как приглашение раздавить бутылочку.

  О. Генри, «Справочник Гименея», 1906
  •  

«Ей-богу, мы все страшно отделились от наших первозданных элементов, — пишет он своему киевскому приятелю Максимо́вичу из Петербурга, с его „снегами, подлецами и департаментами“, как будто вдруг проснувшись от дурного сна. — Мы никак не привыкнем глядеть на жизнь, как на трын-траву, как всегда глядел казак (между прочим, и старый казак „великий язычник“, толстовский дядя Ерошка). — Пробовал ли ты когда-нибудь, вставши поутру с постели, дернуть в одной рубашке по всей комнате трепака?»

  Дмитрий Мережковский, «Гоголь и чёрт», 1906
  •  

Говорится просто: «Сударыня! Жизнь так прекрасна, надо торопиться. Второй раз молодости уже не будет. Надо ловить момент! Мы оба молоды и прекрасны — пойдёмте ко мне на квартиру». Если она скажет, что это «грех», можно возразить самым небрежным тоном: «какой там, к чёрту, грех, всё пустяки и трын-трава, а рая никакого и нет!» После чего других возражений уже не предвидится.

  Аркадий Аверченко, «Сердце под скальпелем», 1910-е
  •  

Саньке хотелось приютить тоненькую женщину, что сидела за соседним столом, вырвать её от толстого, и хотелось томительной и отчаянной любви Мирской; мечталось, чтоб она прижалась к нему щекой, обхватила больно за шею и покачивала в такт вальсу, и тогда всё, всё готов отдать Санька, и всё трын-трава, и пусть сейчас отовсюду напирает самое жуткое, а ему будет всё равно, и пусть умрут так.[6]

  Борис Житков, «Виктор Вавич», 1934
  •  

Трын-трава и зимой растёт.

  Дон-Аминадо, 1940-е
  •  

И встревал, и лез на рожон, и сердце надрывал снова и снова — с тем же: не везде трын-трава. И выходил из отчаяния, и других наставлял, кто готов был из него не выбираться, соорудив из отчаяния стену, за которой… гори оно всё синим пламенем.

  Валентин Распутин, «Пожар (повесть)Пожар», 1985

Трын-трава в стихах[править]

Возможно, трын-трава выглядела так
  •  

Как раз заснёт змея-печаль,
Всё будет трын-трава…
Отрёт слезу свою бедняк,
Пойдёт плясать вдова.

  Джон Ячменное Зерно (английская народная песня)
  •  

И на преславном этом пире
Гуляй, удала голова!
Ничто теперь уже не диво:
Коль есть в глазах вино и пиво,
Всё, братцы, в свете трын-трава.

  Гавриил Державин, «Крестьянский праздник», 1807
  •  

Ах, где те острова,
Где растёт трын-трава,
Братцы!
Где читают Pucelle[комм. 1]
И летят под постель
Святцы.

  Кондратий Рылеев, Александр Бестужев-Марлинский, «Ах, где те острова…» (частушки), 1822-23
  •  

Но Двенадцатого года
Весела́я голова,
Как сбиралась непогода,
А ей было трын-трава!

  Пётр Вяземский, «К старому гусару», 1832
  •  

Он мнил: «Теперь уж у вельмож
Не стану няньчить ребятишек;
Я сам вельможа буду тож;
В подвалах, благо, есть излишек.
Теперь мне честность — трын-трава!
Жену обсчитывать не буду,
И воровать уже забуду
Казённые дрова!»

  Александр Пушкин, «На выздоровление Лукулла. Подражание латинскому», 1835
  •  

В деле разные язы́ки,
Руки, ноги, голова;
Все мы мудры, все велики,
Всё нам стало трын-трава.
Нет для нас уж тайны в море:
Были на его мы дне;
Кто же знает? Может, вскоре
Побываем на луне.

  Николай Некрасов, «Наш век», 1840
  •  

Все эти горы, замки, острова
С каштанами и липками, всё мало,
Безвкусно, пошло, дико, трын-трава!

  Николай Язы́ков, «Странный случай», 1841
  •  

И за тысячи вёрст
Люд откликнется,
И пойдет по Руси
Гул без умолку.
Тогда всё трын-трава
Бойцу смелому:
На куски его режь, —
Не поморщится.[7]

  Иван Никитин, «Уж как был молодец…», 1854
  •  

Нет игры, чтоб нас судьба
Не обыгрывала… Ба!
Что ж робеть в неравном споре?
Заложить вовсю сперва:
По колено будет море,
И весь проигрыш и горе
Трын-трава![8]

  Пьер Беранже (пер. Льва Мея), «Трын-трава», 1859
  •  

Брр! Дрожь меня по жилам пробирает!
Ведь, право, ничему не верит он,
Всё для него лишь трын-трава да дудки,
А на меня могильный холод веет

  Алексей Толстой, «Дон Жуан. Драматическая поэма», 1860
  •  

Здесь про́пасть, там обрыв: всё трынь-трава, всё сказки!
Валяй, ямщик, пока не разрешён вопрос:
Иль в море выскочим из скачущей коляски,
Иль лбом на всём скаку ударимся в утёс!

  Пётр Вяземский, «Горы ночью» (Доро́гою), 1867
  •  

Тучи чёрные нависли —
Пусть их виснут — чёрта с два!
Для своей живи лишь мысли,
Остальное трын-трава![9]

  Алексей Толстой, «И. А. Гончарову (Не прислушивайся к шуму…)», 1870
  •  

Что менялось? Знаки и возглавья.
Тот же ураган на всех путях:
В комиссарах — дурь самодержавья,
Взрывы революции в царях.
Вздеть на виску, выбить из подклетья,
И швырнуть вперёд через столетья
Вопреки законам естества —
Тот же хмель и та же трын-трава.

  Максимилиан Волошин, «Северовосток», 1920
  •  

Эй ты, люд честной да весёлый,
Забубенная трын-трава!
Подружилась с твоими сёлами
Скуломордая татарва.

  Сергей Есенин, «Пугачёв», 1921
  •  

Эх, гармошка, смерть-отрава,
Знать, с того под этот вой
Не одна лихая слава
Пропадала трын-травой.

  Сергей Есенин, «Мелколесье. Степь и дали…», 1925
  •  

Лариосик (за роялем, поёт): Жажда встречи,
Клятвы, речи —
Всё на свете
Трын-трава...

  Михаил Булгаков, «Дни Турбиных», 1925
  •  

Для непомнящих Ива́нов,
Не имеющих родства,
Всё равно, какой Ива́нов,
Безразлично ― трын-трава.[10]

  Георгий Иванов, «Паспорт мой сгорел когда-то...», 1955
  •  

Ходит это существо,
Трын-трава и тра́ли-ва́ли,
И на свете ничего
Нет прекрасней этой твари.
Упаси меня, Господь,
Хоть на этот раз от этой
Твари донага́ раздетой,
Плоть подвигни побороть.[11]

  Александр Межиров, «Перекинута доро́га...», 1957
  •  

Человек человеку бревно,
Это Ремизов где-то давно
Написал. И как правильно это.
Равнодушье сживает со света
Одиноких и плачущих. Но
Для бродяги, глупца и поэта,
У которых мозги набекрень,
Одиночество ― чушь, дребедень,
Трын-трава. Им участье смешно,
Им не надо привета-ответа.[12]

  Ирина Одоевцева, «Человек человеку бревно...», 1961
  •  

Дело есть у нас:
В самый жуткий час
Мы волшебную
Косим трын-траву <...>
Храбрым станет тот,
Кто три раза в год
В самый жуткий час
Косит трын-траву.[комм. 2]

  — «Песня про зайцев», слова Леонида Дербенёва, музыка Александра Зацепина, 1968
  •  

Но если даже ты права,
То я правей раз во сто!
Всё остальное ― трын-трава.
Ей-богу, это просто.[13]

  Павел Антокольский, «Но если даже ты права...», 1976
  •  

Я на ночь равнодушно пью
Цикуту чёрную мою.
А звёзды свысока глядят
На грустный мир, на мутный яд,
Где проливает синеву
Ночь в голубую трын-траву,
Где трын-трава растёт ночным
Противоядием земным.[14]

  Игорь Чиннов, «Как будто серной кислотой...», 1978
  •  

Прекрасен мир, судьба права,
полна блаженства жизнь земная,
и всё на свете трын-трава,
когда проходит боль зубная.

  Игорь Губерман, 1990-е

Пословицы и поговорки[править]

  •  

Богатому идти в суд — трын-трава, бедному — долой голова. — Русская пословица

Комментарии[править]

  1. «Pucelle» — Орлеанская девственница или Жанна д'Арк.
  2. «Песня про зайцев» — из кинофильма «Бриллиантовая рука», самого популярного фильма советских времён, была исполнена Юрием Никулиным.

Источники[править]

  1. Фаддей Булгарин, Сочинения. Москва: «Современник», 1990 год
  2. Полевой Н. А., Избранная историческая проза. — М.: Правда, 1990 год
  3. А.А. Бестужев-Марлинский. «Кавказские повести». — СПб., «Наука», 1995 г.
  4. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 4. (Рассказы. Юморески), 1885-1886 гг. — стр.154
  5. Станюкович К. М. «Морские рассказы». — М.: Художественная литература, 1986 г. — стр. 46.
  6. Житков Борис, «Виктор Вавич», роман. — Москва, Издательство «Независимая Газета», (Серия «Четвёртая проза»), 1999 г.
  7. И.С.Никитин. Полное собрание стихотворений. — М. — Л.: Советский писатель, 1965 г. — (Библиотека поэта. Большая серия)
  8. Мастера русского стихотворного перевода. — Л.: Советский писатель, 1968 г. — Том 1. — Стр.403. — (Библиотека поэта)
  9. А. К. Толстой. Сочинения в 2-х т. — М.: Художественная литература, 1981 г. — Том 1. Стихотворения
  10. Иванов Г.И. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2005 г.
  11. А.П. Межиров, «Артиллерия бьёт по своим» (избранное). Москва, «Зебра», 2006 год
  12. Одоевцева И. В.. «На берегах Невы». Романы. Рассказы. Стихотворения. — М.: ЭКСМО, 2012 г.
  13. П. Г. Антокольский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1982 г.
  14. И.В.Чиннов. Собрание сочинений: в 2 т. М.: Согласие, 2002 г.

См. также[править]