Перейти к содержанию

Матест Менделевич Агрест

Материал из Викицитатника
Матест Менделевич Агрест
Статья в Википедии

Мате́с (Мате́ст, Моде́ст, Михаи́л) Ме́нделевич Агре́ст (1915, Россия — 2005, США) — советский и американский математик, по образованию — раввин, более всего известный как один из авторов гипотезы палеовизитов.

Агрест впервые выступил со своей гипотезой в июле 1959 года на семинаре Сухумского физико-технического института, а 9 февраля 1960 года в «Литературной газете» появилась научно-популярная статья «Следы ведут в космос»[1] Идеи Агреста вдохновили позднейших исследователей, таких, как Эрих фон Даникен и Захария Ситчин, которые в следующие десятилетия популяризировали то, что получило название «теория древних космонавтов».

Цитаты[править]

  •  

Развитие жизни в разных местах космоса может, вообще говоря, принять различные формы. Несомненно, однако, что некоторые направления развития должны быть всюду одинаковыми, такими же, как и на Земле. В частности, поскольку разумная жизнь, как жизнь вообще, постоянно нуждается в потреблении энергии, ее развитие должно везде идти в направлении поисков различных источников энергии. Поэтому, исходя из того, что структура и свойства материи одинаковы во Вселенной, такое развитие должно всюду привести, например, к открытию и использованию внутриатомной энергии.
Аналогичным образом можно утверждать, что разумные существа, где бы они ни находились, везде будут стремиться к преодолению сил гравитации, которым они подвержены согласно закону всемирного тяготения. Такое развитие науки в иных мирах, как и на нашей планете, ведет к созданию космических ракет.
Вполне естественно, наконец, предположить, что подобные этапы развития на других мирах необъятной Вселенной происходят в разное время. Следовательно, допустимо утверждение, что в этих планетных системах уже давно используется внутриатомная энергия и уже давно осуществляются далекие космические рейсы.[2]

  — «Космонавты древности», 1962
  •  

Тектиты не продукт вулканических извержений, так как для их образования необходима более высокая температура, чем температура изверженной лавы. Тектиты обладают многими особенностями, среди которых выделяется одна — это характер их распределения на земной поверхности. Они не рассеяны равномерно по планете, а концентрируются в определённых, вполне очерченных областях Земли, образуя нечто вроде тектитовых полей. Эти поля расположены неширокой полосой вблизи экватора, например в Ливии, Индии, Австралии.
Тектиты могли образоваться либо из земных пород в тех районах Земли, где существовали мощные источники тепла и радиоактивного излучения, либо они попали к нам из космического пространства. В последнем случае тектиты сильно отличаются от метеоритов как по возрасту, будучи значительно моложе метеоритов, так и главным образом характером их распределения на земной поверхности.
Анализ этого распределения показал, что тектиты не могли образоваться в результате падения одного крупного или целого роя мелких метеоритов, которые до падения на Землю двигались вокруг Солнца по эллиптическим орбитам.[2]

  — «Космонавты древности», 1962
  •  

Если космонавты из других небесных объектов действительно посетили нашу планету много лет назад, то они, очевидно, оставили где-то на Земле особый вымпел. Такой документ должен, бесспорно, содержать большое количество различных сведений о Вселенной и из других областей знаний и деятельности разумных существ. Все эти сведения, а возможно и экспонаты каких-либо технических конструкций, не могли быть непосредственно переданы и оставлены тогдашним обитателям Земли из-за их низкого уровня развития. Однако вполне допустимо, что отдельные сведения были уже тогда заимствованы некоторыми наиболее развитыми людьми и использованы в дальнейшем как показатель силы и волшебства этой прослойки общества.
И можно предположить, что космонавты позаботились о сохранности вымпела для будущих, более развитых поколений людей и спрятали его в соответствующее укрытие. Для обнаружения оставленного документа, учитывая, что след о их пребывании на Земле может вообще исчезнуть, космонавты оставили на виду несколько крупных, отличительных и не поддающихся быстрому разрушению сооружений и памятников.
Эти сооружения должны, с одной стороны, навести на мысль о их пребывании на Земле и, с другой стороны, служить ориентиром для обнаружения основного документа с подробными сведениями. Таким образом, помимо большого научного интереса, достоверное установление факта пребывания на Земле инопланетных существ будет иметь огромное значение для земной цивилизации и может привести к существенному скачку в её развитии.[2]

  — «Космонавты древности», 1962
  •  

Произошло ли такое событие — прилёт <инопланетных> космонавтов на Землю тысячелетия или миллионы лет назад, — при этом не столь существенно. Поэтому не меньший интерес представляет анализ всех фактов, которые говорят в пользу очень давнего пребывания на нашей планете пришельцев из космоса.
С этой точки зрения привлекают к себе особое внимание появившиеся в последнее время в советской и зарубежной печати сообщения о различных находках и фактах, которые заставляют предполагать вероятность посещения нашей планеты неведомыми астронавтами.
Разумеется, прежде всего необходимо проверить достоверность этих находок и фактов, а затем подвергнуть их всестороннему анализу. При этом в качестве рабочей гипотезы можно, с нашей точки зрения, положить в основу предположение об их неземном происхождении.[2]

  — «Космонавты древности», 1962

Цитаты о нём[править]

  •  

Теперь, после великих достижений советской науки, открывшей человечеству путь в космос, уже никто не сомневается в возможности полёта человека к далёким мирам. Поскольку наша населённая людьми Земля не может быть исключением в бесконечной и вечной Вселенной, — нет сомнений и в том, что обитатели далеких миров тоже могут овладеть вершинами науки и совершать космические полёты.
Опираясь на эти очевидные для современного человека истины, советский учёный кандидат физико-математических наук М. М. Агрест выдвинул гипотезу о возможном посещении Земли космонавтами в отдаленном прошлом...
У читателей, ознакомившихся с гипотезой Агреста, сразу может возникнуть вопрос: если предположить, что в незапамятные времена космонавты посетили нашу планету, то как объяснить отсутствие повторных посещений в последние тысячелетия?
На такой вопрос, говорит автор гипотезы, было бы крайне трудно ответить, если бы предполагаемые космонавты прибыли с одной из планет Солнечной системы или близких звёздных систем. Для обителей же далёких глубин Вселенной наша Земля — лишь одна из множества населённых планет. А кроме того, надо помнить, что, согласно теории относительности, время на сверхбыстрой ракете течет значительно медленнее, чем на Земле. И, может быть, родная планета предполагаемых космонавтов находится так далеко, что, покинув Землю, тысячи и тысячи лет назад (по земному времени), они сегодня всё ещё летят к себе домой...[1]

  Валентин Рич, Михаил Черненко, «Следы ведут в космос», 1960
  •  

...армянский физик <так в тексте> М. Агрест и британский историк Реймонд Дрейк приводят поистине невероятный случай. Они называют стеклоподобные камни — гальку, а точнее, тектиты в Ливийской пустыне свидетелями посещения планеты Земля инопланетными кораблями. Такой невероятный вывод сделан на основании содержания в этих самых камешках радиоактивного изотопа алюминия-26 и бериллия-10. Это значит, что им менее миллиона лет, а кроме того, они определённо не имеют вулканического происхождения. Оба исследователя предположили, что стекловидный покрой удивительных тектитов образовался под воздействием громадных температур приземлявшихся и взлетавших из нынешней Ливийской пустыни космических кораблей. А если учесть близлежащую Баальбекскую террасу из огромных камней, то предположение физиков и историков начинает обретать некую гипотетическую форму.[3]

  — Юрий Гоголицын, «XX век. Хроника аномалий», 2003
  •  

Рассказывая о первых месяцах на Объекте, Сахаров упомянул математическую группу при теоротделе, которую возглавлял Матес Менделевич Агрест‚ инвалид Отечественной войны‚ очень деловой и своеобразный человек.
«У него была огромная семья‚ занимавшая целый коттедж‚ я несколько раз бывал у него. Отец М. М. был высокий картинный старик‚ напоминавший мне Рембрандтовских евреев; он был глубоко верующим‚ как и М. М. Вскоре Агресту пришлось уехать с Объекта‚ якобы у него обнаружились какие-то родственники в Израиле; тогда всем нам (и мне) это казалось вполне уважительной причиной для увольнения; единственное‚ что я для него мог сделать‚ ― это пустить его с семьей в мою пустовавшую квартиру‚ пока он не нашёл себе нового места работы».[4]

  Геннадий Горелик. «Андрей Сахаров. Наука и свобода», 2004
  •  

То, что у Сахарова поместилось всего в одном предложении, для Агреста было одним из наиболее драматических поворотов в жизни, и без того не скучной. На шесть лет старше Сахарова, он родился в Белоруссии, в семье учителя еврейской религиозной грамоты. В школу не ходил. Отец сам занимался с ним, а в 11 лет отправил его в религиозное еврейское училище. Тяжёлое ранение. Госпиталь. Инвалидность второй группы. Капитан в отставке вернулся в Москву, в 1946-м защитил диссертацию и начал решать математические задачи для группы Зельдовича в Институте химфизики. В составе этой группы в 1948 году он оказался на Объекте и занимался расчётами специзделий до 13 января 1951 года, когда от него вдруг потребовали в 24 часа убраться с Объекта. Положение было отчаянное. В семье Агреста было восемь человек, младшему ― несколько месяцев, старшему ― отцу жены ― за 70. Ехать некуда: ни дома, ни работы. За колючей проволокой Объекта ― лютый государственный антисемитизм под псевдонимом «борьба с космополитами». На помощь поспешили коллеги: Тамм, Боголюбов и Франк-Каменецкий пошли к начальству и добились смягчения приговора. 24 часа заменили на неделю. Однако уезжать куда-то надо было все равно. И вот, в беспросветной мгле, «как ангел с неба, явился Андрей Дмитриевич…»[4]

  Геннадий Горелик. «Андрей Сахаров. Наука и свобода», 2004
  •  

Сахаров не раз приходил домой к Агрестам. И просто побеседовать, и помочь корчевать пни на их участке. Агрест не помнит, о чем конкретно они беседовали тогда, но помнит сахаровскую манеру вести беседу. Агрест маленького роста, и обычно ему трудно разговаривать с людьми высокими, такими, как Сахаров, но тот как-то всегда умудрялся устроиться так, что разговаривать было удобно. Говорил он немного и не спеша. Он так долго подбирал слова, что даже хотелось подсказать ему слово. Бывало, иной раз и подскажешь, но он не принимает. Зато сформулированные предложения могли идти прямо в печать. И по мере общения с ним становилось ясно, что механизм его мышления работает по каким-то очень своеобразным законам. Неожиданность поворотов мысли совмещалась с очень спокойной, непритязательной манерой их изложения.
Узнав о происшедшем, Сахаров подошёл к Агресту со словами: «Есть такая русская пословица: «Что имеем, не храним, потерявши ― плачем». И предложил семье Агреста пожить в его московской квартире, пока ситуация не прояснится. И дал листок с адресом и телефоном родителей. Это было спасение. В сахаровской квартире в Москве, на Октябрьском поле, семья Агреста жила несколько месяцев.[4]

  Геннадий Горелик. «Андрей Сахаров. Наука и свобода», 2004
  •  

У Агреста осталось впечатление, что Сахаров делал свое предложение с осторожностью и, быть может, под влиянием Тамма, который громогласно объявлял на работе, что идёт помогать Агрестам собираться. Понять эту осторожность было бы нетрудно ― Сахаров ещё не академик и не Герой Труда, и нет ещё супербомбы за его плечами, он ― всего лишь кандидат наук, чьи идеи только еще начинали воплощаться, без гарантии успеха. Однако когда берешь в руки записку Сахарова 1951 года, бережно хранимую Агрестом, и смотришь на неё глазами 1951 года, трудно согласиться с его впечатлением. Ведь это ― вещественное доказательство того, что Сахаров доверяет человеку, которому партия и правительство перестали доверять. И чем закончится дело Агреста, было неясно. «Агенты сионизма и космополиты» разоблачались вовсю.[4]

  Геннадий Горелик. «Андрей Сахаров. Наука и свобода», 2004
  •  

Что же было причиной изгнания? В совершенно секретном Объекте обитали не только атомные секреты. Секретной была и причина изгнания Агреста. Первый ― секретный ― отдел объяснениями себя не утруждал. В ядерном архипелаге евреев было немало. И о том, что «якобы у него обнаружились какие-то родственники в Израиле», Агрест узнал только из «Воспоминаний» Сахарова. Сам он о таких родственниках не знал. А Сахаров не знал о гораздо более реальной причине изгнания.
В конце 1950 года у Агреста родился сын. Перипетии истории и биографии Агреста не поколебали его религиозных чувств и тем более тысячелетних норм религиозной жизни. Одна из них требует на восьмой день после рождения мальчика сделать ему обрезание. Этот обряд совершил тесть Агреста, который жил с ними (тут память Сахарова ошиблась, отец самого Агреста, мать, брат и сестра погибли от рук фашистов осенью 1941 года). На Объекте «пробного коммунизма» действовал тот же социализм, что и за его колючими границами: здравоохранение было не только бесплатным, но еще и обязательным ― во всяком случае при рождении детей. Участковый врач-педиатр при очередном обязательном осмотре малыша не могла не заметить небольшое изменение в его анатомии. Докторша была, как помнит Агрест, очень симпатичной, но обрезание в центре научно-технического прогресса в разгар борьбы с космополитизмом ― событие достаточно курьёзное, чтобы не поделиться с другими новостью. Из уст в уста… и новость дошла до имеющих самые большие уши.[4]

  Геннадий Горелик. «Андрей Сахаров. Наука и свобода», 2004

Источники[править]

  1. 1 2 В. Рич, М. Черненко. Следы ведут в космос. — М.: Литературная газета, №17, 9 февраля 1960.
  2. 1 2 3 4 М. Агрест, «Космонавты древности». — «На суше и на море»: Повести, рассказы, очерки. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1961, с.526-542
  3. Ю. М. Гоголицын. XX век. Хроника аномалий. — СПб.-М.: Нева, Олма-Пресс; 2003 г. — стр.23-25
  4. 1 2 3 4 5 Геннадий Горелик. «Андрей Сахаров. Наука и свобода». — М.: Вагриус, 2004

Ссылки[править]