Атом

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Модель атома лития7

А́том (от др.-греч. ἄτομος «неделимый, не разрезаемый») — частица вещества микроскопических размеров и массы, наименьшая часть химического элемента, являющаяся носителем его свойств.

Атом в афоризмах и коротких высказываниях[править]

  •  

Нет ничего кроме атомов и пустоты. Все прочее впечатления.

  Демокрит
  •  

И я задумался над тем, на каких пустяках зиждется гордость наших богачей: действительно, самый крупный землевладелец, казалось мне, обрабатывает всего лишь один эпикуровский атом.

  Лукиан, «Икароменипп, или Заоблачный полёт», 161 год н.э.
  •  

...понеже по математическому правилу каждый атом, как бы мал ни был, должен иметь верх, низ и бока, убо есть удобен к раздроблению, а потому и душа могла через раздробление погибнуть и в неисчетно малые атомы возвратиться.[1]

  Михаил Щербатов, «Разговор о бессмертии души», 1788
  •  

...кто в атоме видит мир и в мире ― атом беспредельного творения <...>: тот не может быть злодеем.[2]

  Николай Карамзин, «Нечто о науках, искусствах и просвещении», 1793
  •  

...неразделимая частица вещественности, или атом, встретившаяся на пути другой такой же частицы, сия последняя не может продолжать своего пути, доколе первая не уступит ей места.[3]

  Александр Радищев, «О человеке, о его смертности и бессмертии», 1796
  •  

Я не больше как ничтожный атом, который фаталистически осужден на те или другие отправления и который ни на пядь не может выйти из очарованного круга, начертанного для него невидимою рукой![4]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Губернские очерки», 1857
  •  

Мир — бездна бездн. И каждый атом в нем
Проникнут богом — жизнью, красотою.[5]

  Иван Бунин, «Джордано Бруно», 1906
  •  

Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна, но она бесконечно существует.

  Владимир Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», 1908
  •  

Когда мы говорим об атомах, язык можно использовать лишь поэтический.

  Нильс Бор
  •  

Высвобождение силы атома изменило всё, кроме нашего мышления. Если человечество хочет выжить, то ему необходима совершенно новая система мышления.

  Альберт Эйнштейн
  •  

...нам не так уж нужно знать, «как выглядит атом на самом деле», а достаточно изучить уравнения квантовой механики и правила обращения с ними.[6]

  Леонид Пономарёв, «Атомы, лучи, кванты», 1970
  •  

На вопрос «что такое атом?» сторонники крайних мер отвечают лаконично: «Атом ― это система дифференциальных уравнений». К сожалению, в этой шутке много правды.[6]

  Леонид Пономарёв, «Атомы, лучи, кванты», 1970
  •  

...никто никогда не видел, чтобы из атома вылетал кусок электронного облака: всегда вылетает единый и неделимый электрон. Как же происходит это мгновенное собирание атомных облаков разной формы всегда в одну и ту же неделимую частицу?[6]

  Леонид Пономарёв, «Атомы, лучи, кванты», 1970
  •  

...атом ― это все равно что строительный материал для домов. Из трёх различных видов стройматериалов ― кирпичей, досок и брёвен ― можно построить огромное число самых разнообразных домов.[7]

  Александр Китайгородский, Лев Ландау, «Физика для всех. Молекулы», 1978
  •  

ты войдёшь, как атом неизвестный,
в менделиц Таблеева закон![8]

  Александр Ерёменко, «Памяти неизвестного солдата», 1991
  •  

Мы исчерпали слово «атом»,
найдем другое ― «электрон».[9]

  Светлана Кекова, «Пора закончить волхвованье...», 1990-е
  •  

И каждый лупоглазый атом неуязвим, толкаясь наобум.

  Алексей Парщиков, «Сельское кладбище» (из сборника «Дирижабли»), 2004
  •  

Даже атомы, из которых вы сделаны — редкие потаскушки. Вы и представить себе не можете, где и с кем они блудили последние десять миллиардов лет.

  Виктор Пелевин, «Transhumanism Inc.», 2021

Атом в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

В середине XIX века существовали два определения элемента. Первое — элемент не может быть разбит на два или несколько более простых субстанций (определение Бойля) и второе — элемент состоит из атомов с определённым атомным весом (определение Дальтона). Впрочем, все элементы удовлетворяли и первому и второму определению. Тем не менее определённые сомнения все-таки были, слишком уж много было химических элементов (в 1860 году было известно уже более 60 элементов).[10]

  Айзек Азимов, «Популярная физика. От архимедова рычага до квантовой механики», 1969
  •  

...нам не так уж нужно знать, «как выглядит атом на самом деле», а достаточно изучить уравнения квантовой механики и правила обращения с ними. После этого мы можем предсказать, как изменится цвет тела при нагревании, какие спектральные линии оно при этом испустит и как изменится длина их волны, если поместить тело в электрическое или магнитное поле. Мы можем предсказать форму кристаллов, их теплоемкость и проводимость, мы можем, наконец, построить атомную электростанцию и атомный ледокол, и они будут исправно работать. И все это без малейших ссылок на «истинную» форму атома. На этом основании многие (с легкой руки Гейзенберга) предлагают обходиться в квантовой механике вообще без наглядных образов.[6]

  Леонид Пономарёв, «Атомы, лучи, кванты», 1970
  •  

На вопрос «что такое атом?» сторонники крайних мер отвечают лаконично: «Атом ― это система дифференциальных уравнений». К сожалению, в этой шутке много правды. По сравнению с целым арбузом «атом арбуза» очень беден свойствами. Однако свойства эти противоречивы, и слить их воедино без насилий над логикой и здравым смыслом удается пока только в уравнениях квантовой механики. Квантовая механика ― это математическая схема, которая позволяет вычислять физически измеримые характеристики атомных явлений; уровни энергии атомов, интенсивность и частоту спектральных линий, их расщепление в электрическом и магнитном полях и еще многое другое. Если бы задача физики заключалась только в этом, то построение механики атома можно было бы считать законченным. Однако физика призвана дать нам нечто большее ― рациональную картину мира. Выполнить эту задачу с одними формулами и числами нельзя, необходимо найти образы и сформулировать понятия, им соответствующие.[6]

  Леонид Пономарёв, «Атомы, лучи, кванты», 1970
  •  

...мы знаем теперь, что дуализм «волна ― частица» ― главное свойство всех атомных явлений. Но ведь сам по себе электрон все-таки частица? А мы сейчас ударились в другую крайность и утверждаем, что электрон в атоме ― это некое заряженное облако. Для понимания большинства опытов эта картина удобна, однако с ее помощью нельзя понять, например, явление фотоэффекта. Действительно, никто никогда не видел, чтобы из атома вылетал кусок электронного облака: всегда вылетает единый и неделимый электрон. Как же происходит это мгновенное собирание атомных облаков разной формы всегда в одну и ту же неделимую частицу? Чтобы ответить на эти вопросы, нам придется ввести новое понятие ― вероятность.[6]

  Леонид Пономарёв, «Атомы, лучи, кванты», 1970
  •  

Считают, что все четыре вида взаимодействия и их константы обусловливают нынешнее строение и существование Вселенной. Так, гравитационное ― удерживает планеты на их орбитах и тела на Земле. Электромагнитное ― удерживает электроны в атомах и соединяет их в молекулы, из которых состоим и мы сами. Слабое ― обеспечивает длительное «горение» звезд и Солнца, дающего энергию для протекания всех процессов жизни на Земле. Сильное взаимодействие обеспечивает возможность стабильного существования большинства ядер атомов. Теоретическая физика показывает, что изменение числовых значений этих или других констант приводит к разрушению устойчивости одного или нескольких структурных элементов Вселенной.[11]

  — Владимир Горбачев, «Концепции современного естествознания», 2003
  •  

Сложно было понять, что делает углерод углеродом, так как этот элемент встречается в виде тысяч соединений, каждое из которых обладает особенными свойствами. Сегодня мы знаем, что, например, углекислый газ – не элемент, так как каждая молекула этого газа состоит из атомов углерода и кислорода. Но углерод и кислород являются элементами, так как их нельзя разложить на более простые составляющие, не разрушив атомы.[12]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010

Атом в публицистике и документальной литературе[править]

  •  

Весьма находилось мало таких, которые не признавали бессмертия души в сравнении с теми, которые сие утверждали, и, колико я могу упомнить, главнейшие из них суть четыре: Эпикур, Лукреций из древних и Спиноза и Гобес из новых, которые все на единой системе, противной существу вещей, мнение своё утверждали. Они считали единакость во всем веществовании и токмо разные атомы, разными образами сопряженные, составляли разные существа, в том числе и душу не иное, как атомом или сопряжением атомов почитали. А понеже по математическому правилу каждый атом, как бы мал ни был, должен иметь верх, низ и бока, убо есть удобен к раздроблению, а потому и душа могла через раздробление погибнуть и в неисчетно малые атомы возвратиться. Но безумие сей системы ясно видно: понеже все из атомов составлено и душа самая, атомы суть равно свойственны, следственно, и все есть душа, а потому и выходит, что либо все душа в свете и душа равносвойственная, а токмо имеющая разные образования, или во всем её нигде нет.[1]

  Михаил Щербатов, «Разговор о бессмертии души», 1788
  •  

Кто чрез мириады блестящих сфер, кружащихся в голубом небесном пространстве, умеет возноситься духом своим к престолу невидимого божества; кто внимает гласу его и в громах и в зефирах, в шуме морей и ― собственном сердце своем; кто в атоме видит мир и в мире ― атом беспредельного творения; кто в каждом цветочке, в каждом движении и действии природы чувствует дыхание вышней благости и в алых небесных молниях лобызает край Саваофовой ризы: тот не может быть злодеем.[2]

  Николай Карамзин, «Нечто о науках, искусствах и просвещении», 1793
  •  

Что я такое и что значу в этой громаде администрации, которая пугает глаза, поражает разум сложностью и цепкостью всех частей своего механизма? Я не больше как ничтожный атом, который фаталистически осужден на те или другие отправления и который ни на пядь не может выйти из очарованного круга, начертанного для него невидимою рукой! Какое право предъявлю я, чтоб иметь свое убеждение? И кому оно нужно, это убеждение?[4]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Губернские очерки», 1857
  •  

…жизнь светила периодична и восстановляется бесчисленное множество раз, так и жизнь существа или составляющих его атомов возникает множество раз, вернее, всегда возникала и будет возникать без конца. Ни один атом Вселенной не избегнет ощущений высшей разумной жизни.

  Константин Циолковский, «Воля Вселенной», 1928
  •  

Всякий атом материи чувствует сообразно окружающей обстановке. Попадая в высоко организованные существа, он живет их жизнью и чувствует приятное и неприятное, попадая в мир неорганический, он как спит, находится в глубоком обмороке, в небытии.

  Константин Циолковский, «Монизм Вселенной», 1931
  •  

Никто не видел атомов, однако они, несомненно, есть. Так же есть и солидные основания для полной уверенности в существовании бесчисленных кадров небесных жителей.

  Константин Циолковский, «Планеты заселены живыми существами», 1933
  •  

В начале <XX> века в физике бытовали самые разные и часто фантастические представления о строении атома. Например, Линдеман, ректор Мюнхенского университета, в 1905 году утверждал, что «… атом кислорода имеет форму кольца, а атом серы ― форму лепёшки». Но большинство физиков пришло к выводу, что прав Дж. Дж. Томсон: атом ― это равномерно заряженный положительный шар диаметром 10-8 см, внутри которого плавают отрицательные электроны (или корпёсли, писали в русских изданиях начала века), размеры которых 10-13 см. Сам Джи-Джи ― как его называли ученики ― относился к своей модели без энтузиазма.[13]

  Леонид Пономарёв, «Атомы, лучи, кванты», 1968
  •  

...некоторые физики представляли себе атом совсем иначе. Одни об этом говорили вслух: среди них были Джонстон Стоней, который еще в 1891 году предполагал, что«… электроны движутся вокруг атома, подобно спутникам планет»; Жан Перрен, который в 1901 году пытался представить себе «нуклеарно-планетарную структуру атома»; японский физик Нагаока и сэр Оливер Лодж, утверждавшие в 1902 году, что«… пространства внутри атома чрезвычайно громадны по сравнению с величинами самих, образующих его, электрических ядрышек. Другими словами, атом представляет своего рода сложную астрономическую систему, подобную кольцу Сатурна».[13]

  Леонид Пономарёв, «Атомы, лучи, кванты», 1968
  •  

Другие, например, Пётр Николаевич Лебедев, доверяли подобные мысли только своему дневнику. В 1887 году он предполагал, что частота излучения атомов определяется частотой обращения электрона по орбите. А голос Николая Морозова был заперт в стенах Петропавловской крепости. Но ни один сторонник идеи планетарного атома не мог доказать главного: устойчивости системы, состоящей из положительной сердцевины и электронов, которые вокруг неё вращаются. Действительно, на круговой орбите электрон движется ускоренно и, следовательно, по теории Максвелла ― Лоренца, должен терять энергию на излучение.[13]

  Леонид Пономарёв, «Атомы, лучи, кванты», 1968
  •  

Любое тело можно делить до бесконечности ― учил Аристотель. В 1647 г. француз Пьер Гассенди издал книгу, в которой смело отрицал учение Аристотеля и утверждал, что все вещества в мире состоят из неделимых частичек ― атомов. Атомы отличаются друг от друга формой, размерами и массой. Соглашаясь с учением древних атомистов, Гассенди развил это учение дальше. Он объяснил, каким именно образом могут возникать и возникают в мире миллионы разнообразных тел природы. Для этого, утверждал он, не нужно большого числа различных атомов. Ведь атом ― это все равно что строительный материал для домов. Из трех различных видов стройматериалов ― кирпичей, досок и бревен ― можно построить огромное число самых разнообразных домов. Точно так же из нескольких десятков различных атомов природа может создать тысячи разнообразнейших тел. При этом в каждом теле различные атомы соединяются в небольшие группы; эти группы Гассенди назвал «молекулами», т. е. «массочками» (от латинского слова «молес» ― масса). Молекулы различных тел отличаются одна от другой числом и видом («сортом») входящих в них атомов. Нетрудно сообразить, что из нескольких десятков различных атомов можно создать огромное количество различных комбинаций ― молекул.[7]

  Александр Китайгородский, Лев Ландау, «Физика для всех. Молекулы», 1978
  •  

Все маленькие частицы, из которых состоит атом, должны каким-то образом соединяться и связываться в одно, в этом я уверен. Однако как может частица обладать отрицательным качеством или зарядом, этого я вам не скажу, хоть вытрясите из меня душу. Возможно, отрицательный заряд для того только и нужен, чтобы не дать развалиться посвященным атому книгам.

  Стивен Фрай, «Как творить историю», 1997

Атом в беллетристике и художественной литературе[править]

  •  

Чтоб любить воистину, говорят, надо любить всеми способностями бессмертной души и тленного тела; и надо любить взаимно умом, сердцем и всеми пятью чувствами. Только при этих условиях все существо человека здравствует и благоденствует; каждый атом, составляющий его, счастлив, каждый пор, как уста, впивается жарким поцелуем в сочувствующий ему.[14]

  Александр Вельтман, «Приключения, почерпнутые из моря житейского. Саломея», 1848
  •  

Струи воздуха, пробегавшие перед закатом, не трогали теперь ни одной веткой. Запах вечерней росистой мглы, смешанный с запахом почек, молодых отпрысков, и запахом прошлогоднего листа, проникал, казалось, каждый атом воздуха и медленно курился над садом.[15]

  Дмитрий Григорович, «Пахарь», 1856
  •  

Как солнце и каждый атом эфира есть шар, законченный в самом себе и вместе с тем только атом недоступного человеку по огромности целого, ― так и каждая личность носит в самой себе свои цели и между тем носит их для того, чтобы служить недоступным человеку целям общим.[16]

  Лев Толстой, «Война и мир» (том четвёртый, часть первая), 1869
  •  

Верные ликовали, а причётники, в течение многих лет питавшиеся одними негодными злаками, закололи барана и мало того, что съели его всего, не пощадив даже копыт, но долгое время скребли ножом стол, на котором лежало мясо, и с жадностью ели стружки, как бы опасаясь утратить хотя один атом питательного вещества.[17]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «История одного города», 1869-1870

Атом в стихах[править]

  •  

В ничтожном червячке, в былинке
Печать премудрости узрел;
В атомах мертвых и в песчинке
Следы величия нашел.[18]

  Николай Карамзин, «Дарования», 1796
  •  

Мир — бездна бездн. И каждый атом в нем
Проникнут богом — жизнью, красотою.
Живя и умирая, мы живём
Единою, всемирною Душою.[19]

  Иван Бунин, «Джордано Бруно», 1906
  •  

Как атомы, лодки и листья летят,
как вал, нарастает ствол
Я музыка, мраком вошедшая в сад,
несущая муку, дождины и град, ―
я собственный произвол.[20]

  Сергей Петров, «Катаклизм», 1935
  •  

Пусть остался подвиг неизвестным,
поколеньем имени влеком,
ты войдёшь, как атом неизвестный,
в менделиц Таблеева закон![8]

  Александр Ерёменко, «Памяти неизвестного солдата», 1991
  •  

Рок по-латыни значит fatum,
и тень твоя взошла на трон.
Мы исчерпали слово «атом»,
найдем другое ― «электрон».[9]

  Светлана Кекова, «Пора закончить волхвованье...», 1990-е
  •  

За окоёмом нервных окончаний природа берет начало. В темноте провисла
долина ― нам не по росту. Чем дальше едет по объективу зум,
тем ближе и напористей деталь. Тем безвозвратней западенье смысла.
И каждый лупоглазый атом неуязвим, толкаясь наобум.

  Алексей Парщиков, «Сельское кладбище» (из сборника «Дирижабли»), 2004
  •  

Не предаст меня тело коварное ―
Это скопище скрупулов бранное,
Это атомов стадо лукавое,
Это правильных бредов собрание
Поболит-поболит и опомнится...[21]

  Елена Шварц, «Не предаст меня тело коварное...», 2008

Источники[править]

  1. 1 2 М. М. Щербатов в сборнике: Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII в. Том I. ― М.: ГОСПОЛИТИЗДАТ, 1952 г.
  2. 1 2 Карамзин Н.М. Избранные сочинения в двух томах. Том 1. — М.; Л.: Художественная литература, 1964 г.
  3. Радищев А.Н. Полное собрание сочинений в трёх томах, Том 2. МоскваЛенинград, «Издательство Академии Наук СССР», 1941 г.
  4. 1 2 Салтыков-Щедрин М.Е. «Губернские очерки». Собрание сочинений в двадцати томах, Том 2. — Москва, «Художественная литература», 1965 г.
  5. Ошибка цитирования Неверный тег <ref>; для сносок буни не указан текст
  6. 1 2 3 4 5 6 Л. Пономарёв. Атомы, лучи, кванты. — М.: «Химия и жизнь», № 5, 1970 г.
  7. 1 2 А. И. Китайгородский, Л. Д. Ландау. Физика для всех. — М.: Наука, 1984 г.
  8. 1 2 А. В. Еременко. «Матрос котенка не обидит». Собрание сочинений. — М.: Фаланстер, 2013 г.
  9. 1 2 С. В. Кекова Восточный калейдоскоп: Стихотворения 1980-х – 1990-х годов. — Саратов: Издательство ГосУНЦ «Колледж», 2001. — 72 с. — 250 экз.
  10. Айзек Азимов, Популярная физика. От архимедова рычага до квантовой механики. ― М.: Центрполиграф, 2005 г. — 752 стр.
  11. В. В. Горбачёв. Концепции современного естествознания. ― М.: Мир и Образование, 2003 г.
  12. Сэм Кин. Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева. — М.: Эксмо, 2015 г. — 464 с.
  13. 1 2 3 Л. Пономарёв. Атомы, лучи, кванты. — М.: «Химия и жизнь», № 2, 1968 г.
  14. А.Ф.Вельтман. «Приключения, почерпнутые из моря житейского». — М.: Художественная литература, 1957 г.
  15. Д.В. Григорович. Повести и очерки. — М.: «Советская Россия», 1983 г.
  16. Толстой Л. Н. Собрание сочинений: В 22 т. — М.: Художественная литература. — Том 5. «Война и мир» (том четвёртый, часть первая).
  17. М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города» и др. — М.: «Правда», 1989 г.
  18. Н. М. Карамзин. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1966 г.
  19. И. Бунин. Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  20. С. В. Петров, Собрание стихотворений. В 2 книгах, — М.: Водолей Publishers, 2008 г.
  21. Елена Шварц. Войско. Оркестр. Парк. Крабль. — СПб.: Common Place, 2018 г.

См. также[править]

Примечания[править]