От жилетки рукава

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

От жиле́тки рукава́ (ироническое, шутливое, разговорное) — эвфемизм грубого отказа, обозначающий «то, чего нет и не может быть» по определению: совсем ничего, дырка от бублика, комбинация из трёх пальцев, кукиш, фига, дуля, шиш, кукиш с маслом, от мёртвого осла уши, ни хрена, ни морковки, после дождичка в четверг, не обломится, ничего и никогда.

Жилетка или жилет, иными словами, безрукавка — нечто, не имеющее рукавов по определению.

От жилетки рукава в коротких цитатах[править]

  •  

Снимай-ка жилетку-то, мил-сердечный друг, а рукава мы тебе на обчественный счёт приставим. Будешь родителев уважать… Без дальних разговоров Петра Васильича высекли…[1]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Золото», 1892
  •  
  Илья Сельвинский, «На Сельвинского» (из цикла «Записки поэта»), 1924
  •  

Плакали ваши экзамены. Рукава от жилетки вы получите, а не университет.[3]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы», 1946
  •  

Если хочешь что кушать, то сумей загнать на Толчке рукава от жилетки.[4]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни. Время больших ожиданий», 1958
  •  

Так вот: философия Камю ― это рукава от жилета настоящей философии.[5]

  Евгений Попов, «Отрицание жилета», до 2000

От жилетки рукава в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Прежде сего шивали бельё по домам русские швеи, и тогда полотна не жалели, даже и голландского; а нынче подрядом берут шить магазейные мадамы и, вместо рубашек, будто ошибись меркой, делают жилеты с рукавами.[6]

  Фёдор Ростопчин, «Ох, французы!», 1812
  •  

― Вы барон?
― Ma parole… Барон и коллежский регистратор… В Лифляндии родился, за границей обучался, в Москве с кругу спился и вдребезги проигрался…
― Проигрались?
― Вчистую! От жилетки рукава проиграл! ― сострил Иоська. Барон окинул его презрительным взглядом.[7]

  Владимир Гиляровский, «В глухую» (из цикла «Трущобные люди»), 1887

От жилетки рукава в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

— Я своего добьюсь. Не будет мне покоя, пока не дадут вам по волчьему билету. Плакали ваши экзамены. Рукава от жилетки вы получите, а не университет. Вели в кабаке разговоры против правительства? Вели! Над царским семейством надсмехались? Надсмехались! Мне вас прибрать-это раз плюнуть. Со мной не рекомендую шутковать. Я вас все равно представлю в охранку.[3]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы», 1946
  •  

Вскоре одесская электростанция остановилась, и, как уверяли одесситы, навсегда. Я вспомнил об Ильфе и его персонаже ― бесстрашном плуте Остапе Бендере ― потому, что даже в те суровые дни плутовство процветало в Одессе. Оно заражало даже самых бесхарактерных людей. Они тоже начинали верить в древний закон барахолки: «Если хочешь что кушать, то сумей загнать на Толчке рукава от жилетки». Плутовство вползло наконец и в нашу среду литераторов и журналистов.[4]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни. Время больших ожиданий», 1958
  •  

Расчет Зоткина с Николаем произошел без особых инцидентов. Николай поворчал на 25% налог и расписался в ведомости. Зато Валя ― супруга Николая ― восприняла это обстоятельство очень болезненно, и на беднягу Магаа обрушился целый шквал негативных супружеских нежностей, основным мотивом которых было то, что лучше бы он сидел дома, а не зарабатывал от «жилетки рукава». Кстати, эти «жилеточные рукава» потянули ни мало, ни много 81 рубль за 14 дней.[8]

  Борис Вронский, Дневник, 1963
  •  

Сунул ладошку за борт своего защитного френча и долго так стоял, пока не вспомнил, что это не его характерный жест, а вовсе даже наоборот, что это жест Александра Федоровича Керенского, который совершил октябрьский переворот в феврале, занял пост главы Временного правительства, и был ему, Исаичу, глубоко противен. Поэтому он извлек ладонь из-за френча и, теперь уже обеими кистями рук, зацепил подмышки в тех местах, где у жилетки рукава, игриво эдак, будто бы собирался плясать «семь-сорок».[9]

  Александр Рекемчук, «Мамонты», 2006
  •  

Неважно, что Львиная лапа больше похожа на кирзовый сапог после истечения нормативного срока носки. Главное то, что такие названия <для найденных алмазных трубок> открывают большой простор для имятворчества. Почему бы не быть тогда Тигровой шкуре, Собачьей морде или Волчьему хвосту. Или чем плохо звучат для некоторых спаренных трубок Ослиные уши или От жилетки рукава.[10]

  Джемс Саврасов, «Про искателей алмазов», до 2008

От жилетки рукава в художественной прозе[править]

  •  

Посаженный в холодную, Петр Васильич понял, что попался, как кур во щи, и что старички его достигнут своим волостным средствием. И действительно, старички охулки на руку не положили. Сначала выдержали в холодной три дня, а потом вынесли резолюцию:
― Ты в жилетке ноне щеголяешь, Петр Васильич, так мы тебе рукава наладим к жилетке-то…
Действительно, Петр Васильич незадолго до катастрофы с Ястребовым купил себе жилетку и щеголял в ней по всей Фотьянке, не обращая внимания на насмешки. Он сразу понял угрозу старичков и весь побелел от стыда и страха.
― Старички, есть ли на вас крест? ― взмолился он. ― Ежели пальцем тронете, так всю Фотьянку выжгу.
― А, так ты вот какие слова разговариваешь…
Снимай-ка жилетку-то, мил-сердечный друг, а рукава мы тебе на обчественный счёт приставим. Будешь родителев уважать… Без дальних разговоров Петра Васильича высекли…[1]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Золото», 1892
  •  

― За что? За ваши глаза?
― Это неважно, за что. Но помогают и будут помогать.
― Они так помогут, что у каждого русского человека от жилетки одни рукава останутся.
Мы разговаривали так до тех пор, пока не прекратилась качка.[11]

  Алексей Новиков-Прибой, В бухте «Отрада», 1924
  •  

Остап продолжал измываться.
― Как же насчёт штанов, многоуважаемый служитель культа? Берёте? — Есть ещё от жилетки рукава, дырка от бублика и мёртвого осла уши. Оптом всю партию ― дешевле будет. И в стульях они не лежат, искать не надо!? А?![12]

  Илья Ильф, Евгений Петров, «Двенадцать стульев» (глава VI), 1927
  •  

Я часто простужался, но ничто в мире не могло бы заставить меня носить те нательные фуфайки, чуть ли не из медвежьей шерсти, которые англичане носили под сорочкой, после чего поражали иностранца тем, что зимой гуляли без пальто. Рядовой кембриджский студент носил башмаки на резиновых подошвах, тёмно-серые фланелевые панталоны, бурый вязаный жилет с рукавами (джемпер) и спортивный пиджак с хлястиком.[13]

  Владимир Набоков, «Другие берега», 1954
  •  

Барин, Барыня, Дочка и лакей бросаются за ним с криками: «Держите, держите вора!» В толпе насмешливо на все лады повторяют: «Держите вора!» Но никто не трогается с места.
Голоса. Что, что украли? Кто что у кого украл?
Чёрный портной. У барина рукава от жилетки!
Рыжий портной. У барыни шлейф от жакетки![14]

  Самуил Маршак, «Умные вещи», 1950-е
  •  

...и надо сказать, что раньше я очень и очень верил в жилет. Я искал в жилете остатки человеческого разума, отзвуки гуманистических идей. Сам вид жилета успокаивал меня: длинный ряд пуговиц, отсутствие рукавов, шёлковая спинка, хлястик, милые остренькие полы, витая массивная цепь серебряных жилетных часов.[5]

  Евгений Попов, «Отрицание жилета», до 2000
  •  

― Ну, а Камю? ― спросил я, теряя последние надежды.
Ка-мю?! ― озлобился мальчик.
― Да если хотите знать, меня лично совершенно не устраивает его теория безысходного отчаяния, ведущая к космическому пессимизму. Пассив. А я хочу активных действий. Если говорить образно, тот вот на вас жилет, а рукавов на жилете нету. Так вот: философия Камю ― это рукава от жилета настоящей философии.
― Какой настоящей?
― Ну настоящей. Вы что, не знаете, какой, что ли? Настоящей философии.[5]

  Евгений Попов, «Отрицание жилета», до 2000
  •  

Лежа в неизвестной мне болотистой, крайне вредной для здоровья местности в жутком виде, в жутком состоянии, отдыхая после совершенно несвойственных мне активных действий, я, разумеется, после небольшого размышления, пришел к полнейшему отрицанию жилета.
Подлый предатель! Мой бывший милый, а ныне отрицаемый жилет! Какой там длинный ряд пуговок, отсутствие рукавов, шелковая спинка. Что теперь все это для меня значит, если я окончательно потерял веру в жилет и пришел к полнейшему его отрицанию, когда исчез мой милый островок спокойствия?[5]

  Евгений Попов, «Отрицание жилета», до 2000

От жилетки рукава в поэзии[править]

  •  
  Илья Сельвинский, «На Сельвинского» (из цикла «Записки поэта»), 1924

Источники[править]

  1. 1 2 Мамин-Сибиряк Д.Н. Золото. Роман, рассказы, повесть. Минск, «Беларусь», 1983 г.
  2. 1 2 И. Сельвинский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Изд. второе. — Л.: Советский писатель, 1972 г.
  3. 1 2 Паустовский К. Г. «Далёкие годы». М.: «АСТ; Астрель», 2007 г.
  4. 1 2 Паустовский К. Г. Повесть о жизни. — М.: АСТ; Астрель, 2006.
  5. 1 2 3 4 Е. Попов, Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. — М.: «Вагриус», 2001 г.
  6. Ф. В. Ростопчин. Ох, французы! — М.: «Русская книга» («Советская Россия»), 1992 г.
  7. Гиляровский В.А. Собрание сочинений в четырёх томах, Том 2. — Москва, «Правда», 1989 г.
  8. Вронский Б. И. По таёжным тропам: Записки геолога. — Магадан: Кн. изд-во, 1960 г.
  9. Рекемчук А. Е.. «Мамонты». — М.: МИК, 2006 г.
  10. Д. И. Саврасов. «Мои алмазные радости и тревоги». — СПб.: изд-во ВСЕГЕИ, 2011 г.
  11. Новиков-Прибой А. С. В бухте «Отрада». — Москва, «Московский рабочий», 1977 г.
  12. Илья Ильф, Евгений Петров. «Двенадцать стульев». — М.: Вагриус, 1997 г.
  13. Владимир Набоков, «Другие берега». Москва, изд. Книжная палата, 1988 г.
  14. С. Я. Маршак. Собрание сочинений в 8 томах. Том 2. — М.: Художественная литература, 1972 г.

См. также[править]