После дождичка в четверг

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

По́сле до́ждичка в четве́рг, реже по́сле до́ждика в четве́рг — устойчивое фразеологическое сочетание, широко распространённая поговорка в форме этического эвфемизма, означающего шутливо смягчённую форму категорического отказа: «крайне маловероятно, не скоро, никогда».

Особую стилистическую выпуклость выражению придаёт редко употребляющаяся уменьшительная форма «дождичек» (не дождь, и даже не дождик), усиливающая иронический оттенок поговорки и создающая ощущение неправдоподобности.

В афоризмах и кратких высказываниях[править]

  •  

Пятница ― среда Робинзона… И не только на субботниках и воскресниках, но и после дождичка в четверг. Если, конечно, дожить до понедельника.[1]

  Никита Богословский, «Заметки на полях шляпы», 1997
  •  

Прогноз погоды: пятница будет солнечной. После дождичка в четверг.[1]

  Никита Богословский, «Заметки на полях шляпы», 1997
  •  

«Всё будет хорошо, и будет шум и гам, и дождички пойдут по четвергам», часто любил напевать Ося, наш домашний ребе, вечный утешитель.[2]

  — Капитолина Кожевникова, «Дождички по четвергам», 2003

«После дождичка в четверг» в мемуарах, публицистике и документальной прозе[править]

  •  

― А пошто его любить-то! вишь, как он нюни распустил… козявка этакая!
― А если б тебя так прибили?
― Ну, это, видно, после дождичка в четверг будет! я сам сдачи не займую. А вот, ей-богу, я здесь останусь… хошь из-за угла эту плаксу шарахну.
Однако он не остался и, простояв еще несколько минут, с глубоким и сосредоточенным вздохом стал отходить от окна. Я тоже пошел с ним рядом.[3]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Губернские очерки», 1857
  •  

Минут с пять после этого мы молчали, а может быть, и совсем, с божьего помощью, лишились бы дара слова, если б Глумов не напомнил, что какова пора ни мера, а дар сей, пожалуй, еще службу сослужить может. Не скоро, конечно, а после дождичка в четверг…
― Нужно сказать правду, ― вывел он нас из оцепенения, ― что жизнь животных вообще… я говорю без применений, господа![4]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Круглый год», 1879
  •  

Николай начал новую картину: «Карантин в Таганроге», в таком виде, в каком он виден с mare prostibulum, причем у него утренняя заря выходит из-за кампанейской мельницы. Мама хочет забрать в Москву Англичан и думает совершить это после дождика в четверг. Напиши, пожалуйста, был ли ты на именинах у Людмилы Павловны? Я удивляюсь, как у отца быстро меняются мнения.[5]

  Александр Чехов, Письма Антону Павловичу Чехову, 1876
  •  

У колокольни Ивана Великого садятся обедать. Я отказываюсь. С. Ф. Платонов благодарит меня за отказ и подвигает себе большую миску со столбцами XVII века: они как макароны в сухариках. «Покажите, ― говорю Левину, ― книжку мне с надписью». «Хорошо, после дождика», ― и смеется, лицо накрашенное. В Успенском соборе стоим: много народу. В Левине узнали, но не показывают виду, только смеются.[6]

  Алексей Ремизов, «Взвихренная Русь», 1924
  •  

Глупо продавать карточку ― сам же потом будешь 20 дней сидеть совсем без хлеба, но как прикажете делать, раз есть долги, это раз, а второе ― соблазны ташкентских базаров: булочки, бублики, конфеты, картошка и т. п.? А третье ― мое презрение к здравому смыслу и благоразумию, моя приверженность сегодняшнему, именно сегодняшнему, а не завтрашнему дню и мое желание «хорошо жить» именно сегодня, а не «после дождика в четверг», и предпочтение хорошо наесться один раз кропотливому разделению всех благ на длительный период. «Легкомыслие» мое ― вполне сознательное легкомыслие. И я плюю на здравый смысл, экономию и благоразумие.[7]

  Георгий Эфрон, Дневники, 1942
  •  

«Всему положен свой предел». И здоровье, и возраст не позволяют мне надеяться, что «после дождика в четверг» еще удастся завершить эти работы. Ведь я уже «достиг до этого возраста пятидесяти пяти лет, с каковыми, столь счастливо, я, благодаря милости Божьей, иду вперед»… Правда, европеец рассмеялся бы: какая же это старость ― пятьдесят пять лет! это только расцвет «возмужалости», которую физиологи (европейские! ) заканчивают 67-ми лет![8]

  Разумник Иванов-Разумник. «Тюрьмы и ссылки», 1944
  •  

Попросить, что ли, Нормана изменить чуть-чуть курс и пойти южнее? Он хихикает в ответ:
― Маньяна!
«Маньяна» с легкой руки Сантьяго было любимое наше слово. «Маньяна» по-испански ― «завтра», но с оттенком нашего «после дождичка в четверг». Сантьяго советовал: «Попадешь в Мексику ― говори всюду «маньяна», и тебе будет хорошо».
― Юрий, как насчет того, чтобы повозиться с брезентом?
― Маньяна…
Маньяна не маньяна, а идти нужно. Карло и Жорж, бодрые после сна, потащили на корму бывший запасной парус.[9]

  Юрий Сенкевич, «Путешествие длиною в жизнь», 1999

«После дождичка в четверг» в беллетристике и художественной литературе[править]

  •  

― Тут есть Кульмяцкая башкирская волость, земли видимо-невидимо ― понял? У них такое правило: башкиру-вотчиннику полагается тридцать десятин на душу, а башкиру-припущеннику всего пятнадцать…
Голова старика Антона закачалась от удивления: всего пятнадцать десятин?..
― А дело не в этом, дедко, ― объяснял дальше Спирька. ― Башкирскую-то землю пьяный чёрт мерял после дождичка в четверг… Сколько этой земли ― никто не знает. И еще есть причина: мрут эти башкиры, как мухи, а земля-то остается тоже.[10]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Золотая ночь», 1884
  •  

― Только если этих денег недостанет, так ты уж доплати.
― Непременно… после дождичка в четверг. Вот коли родишь мне сына, тогда и еще тысячу рублей дам.
― Опять ты за свои глупости принялся!
― Ей-богу, дам. А дочь родишь ― беленькую дам. Такой уж уговор. Так ты, говоришь, в Москву поедешь?
― Разумеется.[11]

  М.Е. Салтыков-Щедрин, «Пошехонская старина» (Житие Никанора Затрапезного, пошехонского дворянина), 1887
  •  

― Весёлый! ― повторил Петр Алексеевич и вдруг прибавил с неприятной улыбкой:
― Кстати о труде! Шкап-то скоро будет готов?
― В четверг принесу.
― После дождичка?
― А разве в четверг будет дождь?
― Да вот Брюс пишет ― будет.
― Я в Брюса, к сожалению, не верю. До свидания!
― Жаль![12]

  Иван Бунин, «На даче», 1895
  •  

Все трое вернулись в столовую. Там князь Трубецкой, лейб-гвардии полковник, рябой, рыжеватый, длинноносый, несколько похожий на еврея, с благородным и милым лицом, читал свой проект конституции: «Предложение для начертания устава положительного образования, когда его императорскому величеству благоугодно будет…»
― После дождичка в четверг! ― крикнул кто-то.
― Слушайте! Слушайте![13]

  Дмитрий Мережковский, «Александр Первый», 1922
  •  

— Алеша, ты дежурный сегодня?
— Ну, я! — Семушкин загородил тропинку и посмотрел на Саньку так, словно видел его впервые.
— Чего уставился? — удивился Санька. — Не узнаёшь?
― Узнаю́. Ты же у нас знаменитый.
― Вот и пропусти, коль знаменитый.
― После дождичка в четверг, на ту осень, годов через восемь… ― затараторил Семушкин, и острый кончик носа его смешно зашевелился. ― Подумаешь, объект военного значения! ― Санька заложил руки за спину и двинулся на узкоплечего Алешу.[14]

  Алексей Мусатов, «Стожары», 1948
  •  

Произнеся это, Городулин дернул ствол фикуса из горшка: в земле, между корнями, лежали две маленькие металлические коробочки из-под мятных лепешек.
― Смотри пожалуйста! Раньше из ковша хлебали, а нынче завела посуду… ― Он ткнул Полю в бок и подмигнул: ― Ну, когда пойдешь ко мне работать?
― После дождичка, ― сказала Поля.
― Зловредная баба! Замуж бы тебя спихнуть… Я в одной медицинской книжке читал: у старых дев происходит порча желчного пузыря. И от этого дела они становятся языкатые. Верно?[15]

  Израиль Меттер, «Директор», 1979
  •  

Никонович открывает и закрывает рот, и я вникаю: нас выселяют, теперь точно, раз есть решение горисполкома, теперь ― в любой момент, но скорее всё-таки после Олимпиады. «После Олимпиады» ― это уже формула. Как «после войны». В шесть часов вечера, скорее всего. После дождичка, если то будет четверг. Радиоактивненького. Так и слышу его умиротворённый пепельный шепоток. Аквариум, две большие старые рыбы, теперь ещё и дождик сверху. У меня стремительно падает давление, втягиваются внутрь барабанные перепонки и височные кости, будто я сам себя высосал изнутри.[16]

  Андрей Битов, «Рассеянный свет», 1981
  •  

― Вы развращаете народ, господа пропагаторы, да, развращаете! ― покраснев, закричал вдруг Федор. ― Правительство развращает сверху, а вы снизу, обещая журавля в небе после дождичка в четверг. Вы гасите стихийные порывы толпы, льете масло на бушующее море, мужик уповает уже не на топор, а на вашу социальную сказку о земном рае. Удивляюсь, за что вас преследуют: на месте правительства я бы ордена вам жаловал.[17]

  Борис Васильев, «Были и небыли», книга 1, 1988
  •  

Я машинально взял газету в руки. Мне бы, скорее всего, не пришло в голову проверить, от какого она числа. Но тут на глаза мне попался метеопрогноз под названием «После дождичка в четверг…», и я совершенно случайно прочёл первую строчку. Строчка была такая: «После дождей, шедших почти без перерыва всю прошлую неделю…» Но на прошлой неделе не было никаких дождей. Было тепло и солнечно, несмотря на то, что осень явно перешла в наступление. Воздух стал какой-то особенный, не летний, и свет тоже…[18]

  — Вера Белоусова, «Второй выстрел», 2000
  •  

У меня вот какая есть догадка, не знаю, согласитесь ли. Ведь ваши активисты, союзнички Михаила Архангела, и наши активисты-жаботинцы, что все хотят после дождичка в Иерусалим, ― каждый уверен, что была у Господа некая цель: одни думают ― чтобы вы победили, другие ― чтобы мы… Но тут я думаю: а вдруг у него цель была другая? Чтобы мы друг друга ― тюк да тюк, а победили бы тем временем никем не замеченные третьи, а то и вовсе никто?[19]

  Дмитрий Быков, «Орфография», 2002
  •  

― Как же вы без меня останетесь? Ладно, ладно, это я так, не по себе мне нынче. Все будет хорошо…
И будет шум и гам, ― мысленно продолжаю я, ― и дождички пойдут по четвергам
Шли в Москве июньские дожди. Я перебирала старые бумаги, листала страницы нашей жизни. И в Балтиморе все лето грохотали грозы, проливались потоки воды. Да, с дождями у нас все в порядке. Если бы все предсказания так же сбывались.[20]

  — Капитолина Кожевникова, «Дождички по четвергам», 2003
  •  

― Черный кардинал неожиданно засмеялся, чем несказанно удивил маячившего у дверей ресторанчика Джеймса.
― Если бы, к примеру, библейские заповеди принимала российская Дума, то известное «Не убий», звучало бы в силу внесенных поправок «Не убий после дождичка в четверг», а упоминавшихся мною «малых сих» наверняка под влиянием лоббистов заменили бы на «детей» и тем полностью исказили суть данного Господом закона. И что приятно, в случае нападок всегда можно оправдаться благими намерениями. Человеческий ум, Шепетуха, настолько изощрен поисками собственной выгоды, что подсунуть ему под видом мудрости ложь не составляет труда.[21]

  Николай Дежнев, «Принцип неопределенности», 2009

«После дождичка в четверг» в поэзии[править]

  •  

Смирдин меня в беду поверг:
У торгаша сего семь пятниц на неделе,
Его четверг на самом деле
Есть после дождичка четверг.[22]

  Александр Пушкин, из письма М. Л. Яковлеву, 1836
  •  

Поскупясь, судьба талана
Не дала мне на зубок;
Всюду поздно или рано,
Все некстати, все не в прок
Прихожу и затеваю.
Ничего не начинаю
После дождичка в четверг,
А как раз сажусь в дорогу
Перед дождичком в четверг;
Я занес в Женеву ногу
И судьбы не опроверг:
С неба тучами, как ризой,
Облаченного кругом.[23]

  Пётр Вяземский, «Отъезд», 1855
  •  

Мужичок, оставьте водку.
Водка портит божий лик,
И уродует походку,
И коверкает язык.
Мужичок, оставьте водку,
Хлеба Боженька подаст
После дождичка в субботку
Или «ближний» вам продаст.[24]

  Саша Чёрный, «Пьяный» вопрос, 1908
  •  

Нефтегейзер! Фейерверк!
Сколько будущего-ва!
(После дождичка в четверг
От жилетки рукава).[25]

  Илья Сельвинский, «На Сельвинского» (из цикла «Записки поэта»), 1924
  •  

Один ―
указательный в ноздри зарыв,
сидит,
горделивостью задран.
Вопросом
не оторвешь от ноздри.
«Я занят…
Зайдите завтра».
Дверь другая.
Пудрящийся нос
секретарша
высунет из дверок:
«Сегодня
не приемный у нас.
Заходите
после дождичка в четверг».[26]

  Владимир Маяковский, «Размышления у парадного подъезда», 1928
  •  

Юности своей я не отверг,
Нравится мне снова всё, что делаю,
Будто после дождичка в четверг
Расцвели сады оледенелые[27]

  Михаил Светлов, «Признание», 1959
  •  

Вот и всё. На том поставим точку.
Сами стройте церковь на крови.
Хватит скопа. Дайте в одиночку
Наглотаться воли и любви!
И не ожидайте, не поможем!
Разве ― после дождичка в четверг…
Мы не больно на отцов похожи,
Мы похожи на двадцатый век![28]

  Владимир Корнилов, «Отцы и дети» (С. Рассадину), 26 декабря 1960 г.
  •  

Передовые критики
Поругивали Чехова:
Он холоден к политике
И пишет вяло, нехотя,
Он отстает от века
И говорит, как маловер,
Зауважают человека,
Но после дождика в четверг;
Он в «Чайке» вычурен, нелеп,
Вздыхает над убитой птичкою,
Крестьян, которым нужен хлеб,
Лекарствами он пичкает.[29]

  Илья Эренбург, «В самолете», 1965
  •  

Шел дождик после четверга,
тумана,
ветра,
к<а>вардака́,
во тьме,
достойной чердака,
луна ― круглей четвертака ―
неслась над пиком Чатырдага.[30]

  Семён Кирсанов, «Возьми свой одр!» (из цикла «На былинных холмах»), 1969
  •  

если очки не нащупывают но прячут
за зелёные стекла в бесцветную муть
под распухший пузырь водяной
тех кого не вернуть
возвращение их после дождичка в чистый четверг
обещали ― пока же со дна
подымается дымная глубь тяготимая вверх
как воронка захватывая имена
и крутя их, заверчивая спиралью
в горловину свою забирая...[31]

  Виктор Кривулин, «что мне слёзы Верлена если небо не плачет...» (из цикла «Requiem»), 1998

«После дождичка в четверг» в песнях[править]

  •  

Непонятно, что бывает
После дождичка в четверг:
Может, рыба проплывает,
Разодета в рыбий мех?
Или тёплым летним утром
Вдруг пойдёт из тучки снег?
Или жемчуг перламутром
Вдруг посыплется на всех?
После дождичка,
После дождичка,
После дождичка в четверг!

  Ирина Богушевская, «После дождичка в четверг», 2011
  •  

После дождичка в четверг
Мы начинаем жить по-новому.
После дождичка в четверг
Бросаем прошлое налегке.
После дождичка в четверг
Мы поменять Судьбу готовы.
Ведь после дождичка в четверг
Она как надписи на песке.

  — группа Марлины, «После дождичка в четверг» (из альбома «Истоки»), 2013

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 Никита Богословский, «Заметки на полях шляпы». — Москва: Вагриус, 1997 г.
  2. Капитолина Кожевникова. Дождички по четвергам. — «Вестник США», 17 сентября 2003 г.
  3. Салтыков-Щедрин М.Е. «Губернские очерки». Собрание сочинений в двадцати томах, Том 2. — Москва, «Художественная литература», 1965 г.
  4. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 13, Господа Головлёвы, 1875—1880. Убежище Монрепо, 1878—1879. Круглый год, 1879—1880. — С. 407-563. — Москва, Художественная литература, 1972 г.
  5. «Александр и Антон Чеховы». Воспоминания. Переписка. — М.: Захаров, 2012 г.
  6. А. М. Ремизов. «Взвихренная Русь». ― Москва: Издательство «Захаров», 2002 г.
  7. Г. С. Эфрон, Дневники в 2 томах. Том 2. ― М.: Вагриус, 2004 г.
  8. Р. В. Иванов-Разумник. «Тюрьмы и ссылки». — Издательство имени Чехова. Нью-Йорк, 1953 г.
  9. Юрий Сенкевич, «Путешествие длиною в жизнь». — М.: Вагриус, 1999 г.
  10. Д.Н. Мамин-Сибиряк. «Золото». Роман, рассказы, повесть. — Минск: «Беларусь», 1983 г.
  11. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 17. Москва, Художественная литература, 1973 г.
  12. И.А. Бунин. Рассказы. Москва, Правда, 1983 г.
  13. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том 3. — М.: «Правда», 1990 г.
  14. Алексей Мусатов. «Стожары». — М., ГИХЛ, 1950 г.
  15. И. Меттер. Среди людей. — Л.: Советский писатель, 1979 г.
  16. Битов А.Г. в книге: Антология современной прозы. Том 1. - М.: Вагриус, 2002 г.
  17. Васильев Б.. «Были и небыли». Книга 1. ― М.: Вагриус, 1999 г.
  18. Вера Белоусова. Второй выстрел. — М.: Вагриус, 2000 г.
  19. Дмитрий Быков, «Орфография». ― М.: Вагриус, 2003 г.
  20. Капитолина Кожевникова. Дождички по четвергам. — Нью-Йорк: «Вестник США», 17 сентября 2003 г.
  21. Николай Дежнев. «Принцип неопределенности». — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2009 г.
  22. А. С. Пушкин, Пушкин: Письма последних лет, 1834—1837, — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние г.
  23. Вяземский П.А. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Ленинград, Советский писатель, 1986 г.
  24. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, «Эллис-Лак», 2007 г.
  25. И. Сельвинский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Изд. второе. — Л.: Советский писатель, 1972 г.
  26. Маяковский В.В. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. — Москва, «ГИХЛ», 1955-1961 гг.
  27. М. Светлов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. 2-е изд. — Л.: Советский писатель, 1966 г.
  28. Рассадин С. Б. Книга прощаний. Воспоминания. — М.: Текст, 2009 г.
  29. И. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2000 г.
  30. С. Кирсанов, Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  31. Кривулин Виктор. Купание в иордани. — СПб.: Пушкинский фонд, 1998 г. — 80 с. — (Автограф).

См. также[править]