Перейти к содержанию

Скерда

Материал из Викицитатника
Скерда двулетняя (полевой сорняк)

Ске́рда, иногда скерда́, скрипу́ха или ку́дра (лат. Crépis)[комм. 1] — очень распространённые, примелькавшиеся сорные травянистые растения из рода скерда семейства астровых (или сложноцветных), своими цветами очень напоминающими родственный осот или кульбабу.[комм. 2] Семена скерды — с хохолком из перистых волосков, плоды напоминают ободранный (или слипшийся) маленький одуванчик. Скерду очень часто можно встретить на лугах, вокруг жилья у дорог, на опушках негустых лесов, на залежных землях и пустошах.

Скерда в кратких цитатах[править]

  •  

Другая трава, называемая скерда (Crepis Siberica), служитъ имъ такъ же пищею а особливо въ жаркіе дни. Тогда ея листяныя стебли, содравъ верьхнюю кожицу, грызутъ.[1]

  Иван Лепёхин, «Дневные записки...», 1768
  •  

...тучность земли показывала скерда (Crepis sibirica)...[2]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...» (Глава I. Известие о городе Тюмени), 1771
  •  

Сибирская скерда, Crepis sibirica. Молочноватый стебель башкирцы охотно едят весной.

  Николай Гоголь, «Конспект книги П. С. Палласа...», 1843
  •  

...кучер Левонтий въедет во двор с возом скошенной им за городом травы, и мы помогаем ему разметывать её по двору для просушки, а между тем отыскиваем в траве сочные и вкусные стволы шкерды и дягиля...[3]

  Фёдор Буслаев, «Мои воспоминания», 1897
  •  

Травы росли, колыхались, тянулись к чему-то бессознательно и неуклонно. Вот скерда, — на сухом песке взошла, и всё тянется.[4]

  Фёдор Сологуб, «Земле земное», 1898
  •  

...наиболее часто по всей России встречается Crepis tectorum L. (скерда кровельная, кудра, кровельная скрипуха), однолетняя трава до 10 сантиметров высотою <...>. Головки жёлтые, мелкие, собранные метёлкою; плодики бурые или о 10 острошероховатых рёбрышках. Это растение — обыкновенная сорная трава.[5]

  Семён Ростовцев, «Скерда», 1907
  •  

Мне говорят: «скерда́» ― трава, сорняк.
Двумя руками я согласен...
Но вы попробуйте... наверняка,
Прожить хотя бы день, хоть час...
― Без Сор-ня-ка.[6]

  Михаил Савояров, «Скерда» (из сборника «Наброски и Отброски»), 1916
  •  

Одна скерда́ нас принимала,
Как мусор или словно клад...[7]

  Михаил Савояров, «Скорое» (из сборника «Оды и Паро́ды»), 1917
  •  

Пресловутая скрипка Страдивари — грубая ремесленная поделка рядом с любым придорожным цветком какой-нибудь скерды или мокрицы.[8]

  Юрий Ханон, «Тусклые беседы», 1993
  •  

Большинство семян <у скерды> мелкие и легкие, и у каждого из них есть свой крохотный парашютик. Есть и другие семена – тяжелые и без парашютиков. Так скерда умудряется поймать сразу двух зайцев. Тяжелые семена просто падают на землю, где их ждет плодородная почва, в которой выросло родительское растение. Лёгкие же дождутся порыва ветра или ребенка, который сорвет цветок и дунет.[9]

  — Менно Схилтхёйзен, «Дарвин в городе: как эволюция продолжается в городских джунглях», 2018
  •  

Хоть скерда и попала в город только благодаря семенам с парашютиками <...>, размножаться здесь она могла только при помощи тяжелых семян, которые падают вниз. <...> с точки зрения эволюции городская скерда должна была создавать больше тяжелых семян без парашютиков и меньше легких с парашютиками <...>, именно так и обстоит дело.[9]

  — Менно Схилтхёйзен, «Дарвин в городе: как эволюция продолжается в городских джунглях», 2018
  •  

Латинское название скерды переводится как «башмак», иногда как «ступня». Так окрестил ее, удивляясь рисунку листьев, триста лет назад <...> Карл Линней.

  — Юрий Панов, «Хроники Городского Леса. Желтое лето», 2021
  •  

У скерды всего шесть хромосом и они такие крупные, что любоваться ими можно до бесконечности, сравнивая изгибы, перетяжки и спутники. Готовое наглядное пособие для всех учеников.

  — Юрий Панов, «Хроники Городского Леса. Желтое лето», 2021

Скерда в научно-популярной литературе и публицистике[править]

Скерда кровельная
  •  

Скерда. Crepis virens Vill. Скерда зеленая. Стебель вѣтвистый, почти голый, выш. 15-30 см. Листья линейно ланцетные, выемчато-зубчатые или перисто-раздѣльные, по краямъ плоскіе, прикорневые черешковые, верхнiе сидячiе, стеблеобъемлющiе, при основанiи стрѣловидные. Мелкiя желтыя корзинки собраны рыхлой метелкой; наружные листья обвертки прижаты къ внутреннимъ. Волоски хохолка <семян> мягкiе, бѣлые. Средняя и южная Европа. Встрѣчается на лугахъ и поляхъ в Приславянскихъ губернiях и на югѣ Россiи. Цвѣтет лѣтом.[10]:81

  Карл Гофман, «Ботанический атлас по системе де Кандоля», 1880
  •  

Crepis tectorum L. Скерда кровельная. Походитъ на предыдущiй видъ, но стебель и листья ея покрыты пушкомъ, края верхнихъ листьевъ заворочены и наружные листья обвертки отстоящiе. Почти вся Европа. Встрѣчается на поляхъ, около дорогъ и на сорныхъ мѣстах почти во всей Россiи. Цвѣтетъ лѣтомъ.[10]:81

  Карл Гофман, «Ботанический атлас по системе де Кандоля», 1880
  •  

Crepis foetida L. Скерда вонючая. Стебель выш. 25-30 см., вѣтвистый, покрытый мягкими волосками. Листья пушистые, нижнiе выемчато-надрѣзные или раздѣльные, верхнiе ланцетные, цѣльнокрайнiе или зубчатые. Корзинки немногочисленныя, на длинныхъ ножкахъ, до цвѣтенiя повислыя; листья обвертки серовато-пушистые, усаженныые простыми и железистыми волосками; вѣнчик желтый, у краевыхъ цвѣтовъ снизу красный. Срединныя сѣмянки съ длиннымъ носикомъ, красныя же безъ носика. Цвѣтет лѣтом. Средняя и южная Европа.[10]:81-82

  Карл Гофман, «Ботанический атлас по системе де Кандоля», 1880
  •  

В Средней России под названием а<рника> известно несколько растений, ложных арник, отчасти схожих с настоящей и употребляемых с теми же целями не без успеха; таковы Leontodon autumnale L. — желтушка, горькушка, некоторые виды Crepis — скерды, Hieraciumястребинки и даже одуванчик (Taraxacum).

  Словарь Брокгауза и Ефрона, «Арника», 1890
  •  

В Европейской России встречаются около 15 видов, из них наиболее часто по всей России встречается Crepis tectorum L. (скерда кровельная, кудра, кровельная скрипуха), однолетняя трава до 10 сантиметров высотою; стебли ветвистые, бородавчатые, с прижатым пушком; нижние листья ланцетные, выемчато-зубчатые или выемчато-перисто-раздельные, верхние — ланцетно-линейные, с копьевидным основанием, сидячие, края заворочены. Головки жёлтые, мелкие, собранные метёлкою; плодики бурые или о 10 острошероховатых рёбрышках. Это растение — обыкновенная сорная трава.[5]

  Семён Ростовцев, «Скерда», 1899
  •  

Цветок — не всегда верхушка, но всегда — вершина растения. Во всяком случае, люди так говорят (и антропоморфная наука им вторит). Пресловутая скрипка Страдивари — грубая ремесленная поделка рядом с любым придорожным цветком какой-нибудь скерды или мокрицы. Тем не менее, скрипку Страдивари хранят в бархатном футляре под пуленепробиваемым стеклом и кидают на неё миллионы, а цветы..., цветы вечно топчут ботинком и кидают на них окурки. Собственно, это у них и называется «вершиной».[8]

  Юрий Ханон, «Тусклые беседы», 1993
  •  

Ботаник Пьер-Оливье Шепту из филиала Национального центра научных исследований Франции в Монпелье изучает сорняки на городских тротуарах — точнее, на небольших, почти метр на метр, участках почвы, где растут высаженные вдоль тротуаров деревья. Вот что он пишет в одной из своих статей: «Таких участков в городе несколько тысяч, и расположены они на равном расстоянии друг от друга — от пяти до десяти метров в зависимости от улицы». <...>
На этих участках почвы растет почти сотня разных видов диких растений, в том числе скерда Crepis sancta. Внешне ее цветок походит на одуванчик, но стебель ветвится, так что на одном стебле может быть несколько цветков. Отцветая, цветок скерды становится белым пушистым шариком, прямо как одуванчик. Большинство семян мелкие и легкие, и у каждого из них есть свой крохотный парашютик. Есть и другие семена – тяжелые и без парашютиков. Так скерда умудряется поймать сразу двух зайцев. Тяжелые семена просто падают на землю, где их ждет плодородная почва, в которой выросло родительское растение. Лёгкие же дождутся порыва ветра или ребенка, который сорвет цветок и дунет. Тогда они полетят на своих парашютиках вдаль и вскоре приземлятся далеко от места, где росли. Если повезет, они найдут подходящий свободный участок почвы.
Во всяком случае так все устроено в природе. В центре Монпелье везение – штука трудноосуществимая: если не принимать в расчет трещины в асфальте, единственным подходящим местом для семян остаются тесные квадраты почвы, куда собаки ходят в туалет, а люди кидают фантики из-под конфет и окурки.[9]

  — Менно Схилтхёйзен, «Дарвин в городе: как эволюция продолжается в городских джунглях», 2018
  •  

Хоть скерда и попала в город только благодаря семенам с парашютиками, которые чудом очутились на почве и проросли, размножаться здесь она могла только при помощи тяжелых семян, которые падают вниз.
Итак, с точки зрения эволюции городская скерда должна была создавать больше тяжелых семян без парашютиков и меньше легких с парашютиками. Как выяснил Шепту, именно так и обстоит дело. Он взял образцы семян скерды на участках почвы вдоль семи центральных улиц города и на четырех лугах и виноградных полях, раскинувшихся в сельской местности. Все семена он принес в свою лабораторию, посадил в теплице и прорастил, обеспечив им одинаковые условия.
Когда растения отцвели, он подсчитал у каждого из них количество тяжелых и легких семян. Как выяснилось, у цветков, выращенных из городских семян, было в полтора раза больше тяжелых и в полтора раза меньше легких семян, чем у сельских цветков. Иными словами, в ходе эволюции городские растения начали отказываться от семян с парашютиками в пользу тех, что потяжелее. Основываясь на потере потомства и степени влияния генетики на производство семян, Шепту вычислил, что для такого эволюционного сдвига потребовалось около двенадцати поколений. Поколения скерды меняются из года в год, а на улицах, где собирал семена Шепту, новое покрытие клали за тридцать три года (самое раннее), а то и всего за десять лет (самое позднее) до начала исследования. Вот и еще один пример стремительной городской эволюции.[9]

  — Менно Схилтхёйзен, «Дарвин в городе: как эволюция продолжается в городских джунглях», 2018
  •  

...несмотря на потрясающую скорость и расположение в центре города, эволюция просто идет своим чередом. Скерда в Монпелье попросту стала островным растением. Квадратные участки почвы образовали архипелаг в море дорог и тротуаров, и производство семян скерды изменилось так же, как у растений на настоящих островах в океане.[9]

  — Менно Схилтхёйзен, «Дарвин в городе: как эволюция продолжается в городских джунглях», 2018
  •  

Взгляните на листья скерды <сибирской>, и вы поймёте, что перед вами лесное растение. Листья не мелкие, седые, с восковым налетом, усыпанные колючками, как у осота, они нежные, крупные, почти в полметра, с фантастическим рисунком из жилок. Не лист, а какая-то шагреневая кожа.

  — Юрий Панов, «Хроники Городского Леса. Желтое лето», 2021
  •  

Не заметить её невозможно. Ростом почти с человека с яркими желтыми раскидистыми соцветиями из корзинок, по отдельности похожими на одуванчики, только растрепанные. Цветки в корзинке все одинаковые, язычковые, ничего особенного, разве что обертки вокруг корзинок крупные. Может это полевой сорняк, какой-нибудь осот? Ничуть не бывало. Взгляните на листья скерды <сибирской>, и вы поймёте, что перед вами лесное растение. Листья не мелкие, седые, с восковым налетом, усыпанные колючками, как у осота, они нежные, крупные, почти в полметра, с фантастическим рисунком из жилок. Не лист, а какая-то шагреневая кожа. Так и есть. Латинское название скерды переводится как «башмак», иногда как «ступня». Так окрестил ее, удивляясь рисунку листьев, триста лет назад князь ботаники Карл Линней. А может быть, с тех пор она пребывала в безвестности? Совсем нет. Каждый может открыть учебник биологии и удивиться хромосомам скерды. У человека, например, в клетках сорок восемь хромосом, у других видов могут быть тысячи. Хромосомы такие мелкие, что рассмотреть их в обычный микроскоп невозможно. У скерды всего шесть хромосом и они такие крупные, что любоваться ими можно до бесконечности, сравнивая изгибы, перетяжки и спутники. Готовое наглядное пособие для всех учеников.

  — Юрий Панов, «Хроники Городского Леса. Желтое лето», 2021
  •  

Посетите реликтовые липовые рощи Хакассии. Под липами вы встретите обязательно скерду. Поднимитесь в величавые парковые кедровники Алтая. И под кедрами в высокотравье не теряется скерда. Листья скерды, кажется, приглашают лесных травоядных отведать их на вкус. Увидев скерду, вы представляете и задумчивую косулю, что аккуратно срывает эти нежные крупные листья, чтобы медленно, задумчиво разжевать. В определителях сказано коротко — кормовое растение. Увидев скерду, вы услышите жужжание редких лесных опылителей, что охотно посещают ее корзинки. В определителе отмечают — хороший медонос. Если вы загляните в землю, вы обнаружите толстое короткое, надежное корневище с многочисленными корнями. В отличие от своих европейских однолетних или двухлетних родственников, скерда сибирская, как и положено лесным растениям, многолетник. И, как и положено лесным растениям, она связана с жизнью других существ.

  — Юрий Панов, «Хроники Городского Леса. Желтое лето», 2021

Скерда в мемуарах, заметках и дневниковой прозе[править]

Скерда болотная
  •  

Въ Армянскомъ буеракѣ при самомъ уступѣ онаго къ горному ущелью росло много въ то время уже разцвѣтшаго и восточнымъ странамъ свойственнаго растѣнія, которое Волжскіе жители Дикою ретькою называютъ (Bunias orientalis), и столбики онаго ѣдятъ сырые, когда имъ захочется. Другая трава, называемая скерда (Crepis Siberica), служитъ имъ такъ же пищею а особливо въ жаркіе дни. Тогда ея листяныя стебли, содравъ верьхнюю кожицу, грызутъ.[1]

  Иван Лепёхин, «Дневные записки...», 1768
  •  

...въ перелѣскахъ и мокроватыхъ мѣстахъ оказывалася скерда (Crepis sibirica), большой прикрытъ (Cacalia hastata) изобиловалъ при дорожныхъ падяхъ и будущимъ невѣстамъ благополучное обѣщалъ совершеніе брака. <...>
Съ приращеніемъ горъ начала для насъ оживляться и уральская флора; по лѣсамъ вездѣ избыточествовала скерда (Crepis sibirica)...[2]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...» (Глава I. Известие о городе Тюмени), май 1771
  •  

...тучность земли показывала скерда (Crepis sibirica), по мокрымъ мѣстамъ изобиловала чемерица (Veratrum album), и разные виды кокушкиныхъ слезъ (Orchis bifolia, latifolia, conopsea et maculata)...[2]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...» (Глава I. Известие о городе Тюмени), 1771
  •  

Скерда, шнярда, Crepis sibirica. <...>
Сибирская скерда, Crepis sibirica. Молочноватый стебель башкирцы охотно едят весной.

  Николай Гоголь, «Конспект книги П. С. Палласа...», 1843
  •  

Скерда, Hieracium praconorsum. Стебли служат пищею, особенно в жаркие дни. Едят их, облупив верхнюю кожицу.

  Николай Гоголь, «Заметки по этнографии», 1850
  •  

То кучер Левонтий въедет во двор с возом скошенной им за городом травы, и мы помогаем ему разметывать её по двору для просушки, а между тем отыскиваем в траве сочные и вкусные стволы шкерды и дягиля;[комм. 3] то бабы вернутся из лесу с телегой, доверху наполненной груздями и рыжиками, а нас оделяют лесными гостинцами ― пучками костяники, клубники или ежевики.[3]

  Фёдор Буслаев, «Мои воспоминания», 1897

Скерда в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Травы росли, колыхались, тянулись к чему-то бессознательно и неуклонно. Вот скерда, — на сухом песке взошла, и всё тянется. Вот шелковисто-серый астрагал с лиловыми цветками лепится на песчаном обрыве. Вот ядовитый вех, томясь на болоте, раскинул свой белый зонтик. Из цветов любее всех стали Саше в эти дни одуванчики, хрупкие да чуткие, как и он. Уже когда созревали их круглые серенькие корзиночки, ему нравилось, лёжа в траве, развеивать их, не срывая, лёгким дыханием, и следить за их неторопливым полётом.[4]

  Фёдор Сологуб, «Земле земное» (рассказ), 1898

Скерда в стихах[править]

Скерда вонючая (Вена, станция Флоридсдорф)
  •  

Кончаю. Страшно перечесть.
Тому порукой ― ваши муки,
Моя рука и ваша честь,
Которая ― что нет, что есть...
Мне говорят: «скерда́» ― трава, сорняк.
Двумя руками я согласен...
Но вы попробуйте... наверняка,
Прожить хотя бы день, хоть час...
― Без Сор-ня-ка.[6]

  Михаил Савояров, «Скерда» (из сборника «Наброски и Отброски»), 1916
  •  

Одна скерда́ нас принимала,
Как мусор или словно клад,
Она нас примет всех подряд!
И в свой последний лобный час
В неё уйдёт ― любой из нас.[7]

  Михаил Савояров, «Скорое» (из сборника «Оды и Паро́ды»), 1917

Комментарии[править]

  1. В «толковом словаре живого великорусского языка» Владимира Даля, а также в энциклопедии Брокгауза и Эфрона приведены ещё и такие народные имена скерды: шкерда, скедра, купава, пушник, дикий хмелюк, скрепу́ха, скрипу́ха, молочник (молочай, дикий молочай), ку́дра, белоголовец, белопушица, желтушка, жёлтый цвет, иногда — куль-баба, рашпор. Часто скерду путают с другими родственными растениями, в том числе с кульбабой и арникой.
  2. Род скерда не из маленьких. Он включает в себя около двухсот видов, чаще всего это — однолетние, реже двулетние сорные травы.
  3. Фёдор Буслаев употребляет местные (диалектные) названия растений, к примеру: шкерда или клубника (в значении — земляника).

Источники[править]

  1. 1 2 И. И. Лепёхин. Дневныя записки путешествія доктора и Академіи Наукъ адъюнкта Ивана Лепехина по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства, 1768 и 1769 году, в книге: Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV-XVIII вв. — Сталинград. Краевое книгоиздательство. 1936 г.
  2. 1 2 3 И. И. Лепёхин. Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія академика и медицины доктора Ивана Лепехина по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства въ 1770 году. Въ Санктпетербургѣ при Императорской Академіи Наукъ 1802 года
  3. 1 2 |Буслаев Ф. И. Мои досуги: Воспоминания. Статьи. Размышления. — М.: «Русская книга», 2003 г.
  4. 1 2 Ф. Сологуб. Тяжелые сны ― Л.: Художественная литература, 1990 г.
  5. 1 2 Ростовцев С. И. «Скерда». — Словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907 гг.
  6. 1 2 Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Наброски и Отброски»: «Скерда»
  7. 1 2 Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Оды и Паро́ды»: «Скорое»
  8. 1 2 Юрий Ханон, «Тусклые беседы» (цикл статей, еженедельная страница музыкальной критики), газета «Сегодня». — СПб, апрель-октябрь 1993 г.
  9. 1 2 3 4 5 Менно Схилтхёйзен. Дарвин в городе: как эволюция продолжается в городских джунглях (перевод с английского П. Е. Иноземцевой, В. А. Ковылина). — Москва : Эксмо, Бомбора, 2021 г. — 343 с.
  10. 1 2 3 Карл Гофман. Ботанический атлас по системе де Кандоля : С изм. и доп. применительно к России под ред. А. Ф. Баталина б. дир. и Н. А. Монтеверде, гл. ботаника Имп. С.-Петерб. ботанич. сада. — 2-е изд., испр. и значит. доп. - Санкт-Петербург: А.Ф. Девриен, 1899 г.

См. также[править]