Перейти к содержанию

Гибискус

Материал из Викицитатника
Цветок китайской розы

Гиби́скус, под которым чаще всего имеется в виду гиби́скус кита́йский, кита́йская ро́за или кита́йский роза́н (лат. Hibiscus rosa-sinensis) из семейства мальвовых (лат. Malvaceae) — красивоцветущий вечнозелёный кустарник высотой до трёх метров с блестящими тёмно-зелёными листьями, по форме напоминающими листья боярышника и крупными цветками до 16 сантиметров в диаметре. Интересно, что несмотря на название «китайская роза», к настоящей розе (шиповнику) растение не имеет никакого отношения, и цветы совсем не похожи на розы, но зато напоминают родственные мальвы.

Родина китайского гибискуса — юг Китая, однако, он широко распространился по другим областям с тропическим и субтропическим климатом. Китайская роза широко применяется в садоводстве как декоративное растение, выведено много сортов с цветами разных оттенков и размеров. В северных областях, в том числе и России, гибискус китайский часто встречается как комнатное или оранжерейное растение.

Под таким же бытовым названием в культуре известно ещё одно садовое и комнатное растение: китайская роза (лат. Rósa chinénsis), которое совсем не похоже на гибискус и не является родственным. Тем не менее, во многих художественных или мемуарных текстах, не изобилующих подробностями, бывает трудно установить, какую именно китайскую розу имеет в виду автор.

Гибискус в коротких цитатах[править]

  •  

...десятки сортов роз, редкие и прекрасные гибискусы, пурпуровый шалфей...

  Жорж Санд, «Консуэло», 1843
  •  

В окнах, за кисейными занавесками, увидите вы горшки с геранием, кактусом и китайскою розою, <...> ― словом, куда ни обернись, на что ни взгляни ― всё напоминает царство жизни мирной, тихой, скромной, семейственной и патриархальной.[1]

  Всеволод Крестовский, «Петербургские трущобы». Книга о сытых и голодных. Роман в шести частях, 1864
  •  

...усыпанные крупными ярко-красными цвѣтками, большинству читателей хорошо знакомыя, такъ называемыя китайскія розы (Hibiscus Rosa sinensis) здѣсь уже не скромныя деревца внашихъ комнатъ, а очень большія деревья...[2]

  Владимир Тихомиров, «Сингапур», 1894
  •  

Муар под лампой горел китайской розой, он быле уж так розов, так розов, что, казалось, ещё минута, и по комнате разольётся вялый и сладкий запах.[3]

  Михаил Кузмин, «Аврорин бисер» (из сборника «Антракт в овраге»), до 1916
  •  

И дружно ударят в окно
Откуда-то сверху китайские розы...[4]

  Алла Головина, «В ботаническом саду», 1935
  •  

...у нас, ― разом сказали девочки, ― зацвели на окнах китайские розы и фуксии.[5]

  Рувим Фраерман, «Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви», 1940
  •  

Он чувствовал, что пахнет гибискусом, хотя и не знал, как это.[6]

  Олег Радзинский, «Полинезийцы», 1985
  •  

Ешьте землю из горшка со своей обожаемой китайской розой![7]

  Екатерина Маркова, «Тайная вечеря», 1990-е
  •  

На рассвете мама принесла горшок с китайской розой с базара: чем «ночней», тем дешевле там цены. Розу поставили в угол, где она, как девушка, вздрагивала...[8]

  Нонна Мордюкова, «Казачка», 2005
  •  

...в Восточной Азии эти грибы смешивают с цветками гибискуса и используют как наружное противоопухолевое средство.[9]

  Илья Лазерсон, Сергей Синельников, Татьяна Соломоник, «Грибоедовское», 2003
  •  

Помнишь, когда ты встретил меня после университета и подарил целую корзину гибискусов?[10]

  — Никита Коновалов, «Свет небесных тел», 2017
  •  

...макрофото, гибискус на окне, я и гибискус, я целую гибискус, я держу его бутончик на ладони, я поливаю его, я удобряю его, ещё раз я и гибискус.[11]

  Валерий Печейкин, «Гибискус», 2021

Гибискус в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Возвратимся теперь къ аллеямъ и городскимъ насажденіямъ Сингапура: манги и рамбутаны, букеты гигантскихъ, часто граціозно склоняющихся въ разныя стороны, бамбуковъ; усыпанные крупными ярко-красными цвѣтками, большинству читателей хорошо знакомыя, такъ называемыя китайскія розы (Hibiscus Rosa sinensis) здѣсь уже не скромныя деревца внашихъ комнатъ, а очень большія деревья, представляющія такой контрастъ своею густою листвою, съ голымъ, т.-е. стоящимъ большую половину года безъ листьевъ, родственникомъ, нашимъ старымъ яванскимъ знакомымъ, называемымъ хлопчатобумажнымъ деревомъ (Kapok) ― таковъ обычный матеріалъ городскихъ аллей.[2]

  Владимир Тихомиров, «Сингапур», 1894
  •  

Японцы очень ценят длинный (до 20 см) тонкий светло-жёлтый бамбуковый гриб, считая, что он продлевает жизнь, уменьшает вес, понижает кровяное давление и даже предохраняет от рака ― в Восточной Азии эти грибы смешивают с цветками гибискуса и используют как наружное противоопухолевое средство.[9]

  Илья Лазерсон, Сергей Синельников, Татьяна Соломоник, «Грибоедовское», 2003

Китайская роза в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Сижу сейчас последние минуты в кабинете, в котором ещё три дня тому назад стоял великолепный петербургский письменный стол из Гос. Совета, ковры, занавески, китайская роза и пр. Сейчас стандартный письменный стол, за которым сидит чиновник, стулья и деревянный деревенский пол.[12]

  Сергей Вавилов, Дневники, 1945
  •  

И видит: висят занавески ― и так в комнате красиво, так дымно и мягко. На рассвете мама принесла горшок с китайской розой с базара: чем «ночней», тем дешевле там цены. Розу поставили в угол, где она, как девушка, вздрагивала от вечного постукивания работающей рядом электростанции.[8]

  Нонна Мордюкова, «Казачка», 2005
  •  

В изгиб лестницы между прутьями ограды чуть ниже перил вмонтировали большой вазон с финиковой пальмой. Эту пальму бабушка вырастила из косточки, она так разрослась, что уже не помещалась на подоконнике. За нею в школу перекочевали роскошный фикус и китайская роза. Не только наши цветы в школе связывали меня с домом.[13]

  — Зинаида Синявская, «Пазлы» (повесть), 2013
  •  

На день рождения мне подарили гибискус. Вернее, не готовый гибискус, а набор для его выращивания — экокуб. И вот теперь я понимаю, почему у меня нет детей. Потому что я знаю всё заранее.
Я, старородящая мать, высажу его в октябре. Уже через час я вернусь, чтобы узнать, ну как он там — когда зацветёт? А он еще не проклюнулся через землю. Это нормально? Может быть, он погиб?! У меня начнётся истерика. Потом меня успокоит гибискусолог — так у всех, он появится, ваш сладенький. Я зарегистрируюсь на форумах про гибискус и буду читать всё, что пишут. Потом он наконец появится и начнёт расти. Я буду стоять рядом с линейкой и измерять каждые полдня. А потом он однажды зацветёт... Я заполню память телефона его фотографиями, терабайты снимков его цветочка – все ракурсы, такой свет, сякой свет, макрофото, гибискус на окне, я и гибискус, я целую гибискус, я держу его бутончик на ладони, я поливаю его, я удобряю его, ещё раз я и гибискус.[11]

  Валерий Печейкин, «Гибискус», 2021

Китайская роза в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

И всё же десятки сортов роз, редкие и прекрасные гибискусы, пурпуровый шалфей, до бесконечности разнообразная герань, благоухающий дурман с глубокими опаловыми чашечками, наполненными амброзией богов, изящные ласточники (в их тонком яде насекомое, упиваясь негой, находит смерть), великолепные кактусы, подставлявшие солнцу свои яркие венчики на утыканных колючками стволах, и ещё тысячи редких, великолепных, никогда не виданных Консуэло растений, названия и родины которых она не знала, надолго приковали её внимание.

  Жорж Санд, «Консуэло», 1843
  •  

В окнах, за кисейными занавесками, увидите вы горшки с геранием, кактусом и китайскою розою, какую-нибудь канарейку или чижа в клетке, ― словом, куда ни обернись, на что ни взгляни ― все напоминает царство жизни мирной, тихой, скромной, семейственной и патриархальной. <...>
Там, где прежде на окнах стояли герани и кактусы с китайскою розою, ныне помещаются пустые полуштофы, косушки и пивные бутылки; белых кисейных занавесок и следа нет; пол захаркан, засыпан табачною золою и давным-давно уже не мыт...[1]

  Всеволод Крестовский, «Петербургские трущобы». Книга о сытых и голодных. Роман в шести частях, 1864
  •  

Муар под лампой горел китайской розой, он быле уж так розов, так розов, что, казалось, ещё минута, и по комнате разольётся вялый и сладкий запах. Дальше розы чехла смягчались золотистым газом, словно закатный шафран тронул алую щёку. Ниже, к краю платья, розовое неистовство слабело, меркло и словно стекало неровно бисерными кружевами, розово-золотыми, где, казалось, медлило и застыло коралловое мерцанье, как последний взгляд зимней зари гаснет на звёздах инея.[3]

  Михаил Кузмин, «Аврорин бисер» (из сборника «Антракт в овраге»), до 1916
  •  

И Таня думала, но ничего не могла придумать ― у нее не было больше цветов. Тогда толстощекая Женя сказала (она всегда говорила полезные вещи):
― У нас дома, в горшках, распустились царские кудри.
― И у нас, ― разом сказали девочки, ― зацвели на окнах китайские розы и фуксии.[5]

  Рувим Фраерман, «Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви», 1940
  •  

Он читал книгу, и солнце плавилось со страниц в глаза. Острова окаймлялись лагунами, и белые пляжи соединялись с небом кокосовыми пальмами. Он чувствовал, что пахнет гибискусом,[14] хотя и не знал, как это.[6]

  Олег Радзинский, «Полинезийцы», 1985
  •  

Поклянитесь страшной клятвой, что сию минуту все планы крамольные ― из головы вон. Ешьте землю из горшка со своей обожаемой китайской розой![7]

  Екатерина Маркова, «Тайная вечеря», 1990-е
  •  

Главная комната. Может, потому главная, что здесь целых три окна и все ― в сад? Может, из-за китайских роз, стоящих в кадках и похожих на деревья? А может, виною полутораспальная кровать, блестящая никелированными шариками, накрученными на такие же блестящие прутья?[15]

  Виктор Слипенчук, «Зинзивер», 2001
  •  

― Софи подождет, а они могут перегреться на таком солнцепеке. Скажи, вот ты помнишь, на какой праздник ты мне подарил эти гортензии? – мама оперлась рукой о стол.
― Я часто дарил тебе разные цветы, так и не вспомнить, – папа нахмурился.
― А этот гибискус? – мама махнула рукой в сторону цветка, – Помнишь, когда ты встретил меня после университета и подарил целую корзину гибискусов?
― Конечно, те оранжевые цветы? – папа кивнул.
― Розовые. Ты хоть что-нибудь о нас с тобой помнишь? – она громко вздохнула. – Как замечательно нам тогда было в городе.
― Ну, чего ты начинаешь? Нам и сейчас отлично живётся, – ободряюще сказал папа.[10]

  — Никита Коновалов, «Свет небесных тел», 2017

Китайская роза в стихах[править]

Куст гибискуса (Донецкая область)
  •  

И ветки вздохнут облетевшей мимозы,
И дружно ударят в окно
Откуда-то сверху китайские розы
С альпийскими заодно...[4]

  Алла Головина, «В ботаническом саду», 1935
  •  

«Он любит влагу и тепло
И не выносит помещений
Неосвещённых, сквозняков,
Неравномерного полива».
Тогда сказала я: «Легко!»,
А продавец: «Хороший выбор!..»
Но тот не цвёл, а зеленел.
Он становился изумрудным.
И ветки всё длинней, длинней.
И разрастались листья крупно.
Я так ждала пусть одного,
Пусть небольшого, но бутона.
Цветок стоял, смотрел во двор
И оставался однотонным...[16]

  — Елена Никандрова, «Гибискус», 2017
  •  

Красный гибискус. Холст автора, масло.
О, дочь, небесно кроткая, сияй,
Держи светильник выше, гори ярче!
И радость духа в сердце подливай,
Пусть, наполняясь светом, любит жарче.[17]

  — Елена Рылова, «Красный гибискус», 2017

Источники[править]

  1. 1 2 Крестовский В.В., «Петербургские трущобы». Книга о сытых и голодных. Роман в шести частях. Москва: Правда, 1990 год
  2. 1 2 В. А. Тихомиров. Сингапур. — СПб: «Вестник Европы», № 8, 1894 г.
  3. 1 2 М. Кузмин. Подземные ручьи: Романы, повести, рассказы. — СПб.: Северо-Запад, 1994 г.
  4. 1 2 Алла Головина в сборнике: Поэты пражского «Скита». — СПб.: Росток, 2005 г.
  5. 1 2 Р. И. Фраерман. Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви. ― М.: Вагриус, 2000 г.
  6. 1 2 Олег Радзинский. Посещение. ― М.: Вагриус, 2000 г.
  7. 1 2 Е. Маркова, Каприз фаворита. ― М.: Вагриус, 2000 г.
  8. 1 2 Нонна Мордюкова. Казачка. — М.: Вагриус, 2005 г.
  9. 1 2 Илья Лазерсон, Сергей Синельников, Татьяна Соломоник. Грибоедовское. — СПб.: «Петербургский Час пик», 17 сентября 2003 г.
  10. 1 2 Н. Д. Коновалов, Свет небесных тел. — М.: Ridero, 2017 г.
  11. 1 2 В. Печейкин, «Стеклянный человек». — М.: «INSPIRIA», 2021 г.
  12. С. И. Вавилов. Дневники, 1909—1951 : в 2 книгах. сост. В. В. Вавилова. Орел. — М. : Наука, 2012 г. — (Научное наследство; Том 35 : в 2 книгах)
  13. Зинаида Синявская. Пазлы. — Новосибирск: Сибирские огни, № 4, 2013 г.
  14. Гибискус, как правило, не имеет выраженного цветочного запаха.
  15. В. Слипенчук, «Зинзивер». — М.: Вагриус, 2001 г.
  16. Елена Никандрова. Прилив. Стихи. — Н.Новгород: Литрес, Издательские решения, 2017 г.
  17. Елена Рылова. Анастасия. Стихи и картины автора. — М.: Литрес, Издательские решения, 2020 г.

См. также[править]