Лилия

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Лилия, садовый сорт «Stargazer»

Ли́лия (лат. Lílium) — многолетние травянистые луковичные растения из семейства лилейных (лат. Liliáceae) с крупными, часто пахучими цветами простой и узнаваемой формы. Луковицы лилий состоят из мясистых черепиц, низовых листьев. В дикой природе встречается более ста видов лилий, в основном, в Азии и Европе. Лилия — классическое садовое растение, красивое и несложное в выращивании, известно более полусотни гибридов, садовых форм, сортов и культиваров. Некоторые виды лилий применяются в парфюмерной промышленности.

Лилия — это собирательное (типовое) название, давшее имя большому семейству и целой группе растений. Нередко лилиями называют растения, внешне похожие на лилию, но состоящие в ней только в отдалённом родстве. Например, такие как лилейник, рябчик или калохортус. Ближайшим родственником лилий является — тюльпан. «Водяной лилией» называют кувшинку нимфею или королевскую викторию. Формализованное изображение лилии со времён средневековья является едва ли не самым распространённым геральдическим зна́ком, а в новейшие времена — также эзотерическим и мистическим символом.

Лилия в прозе[править]

  •  

Я нарцисс Саронский, лилия долин!
Что лилия между тёрнами, то возлюбленная моя между девицами.
Что яблоня между лесными деревьями, то возлюбленный мой между юношами. В тени её люблю я сидеть, и плоды её сладки для гортани моей.

  — царь Соломон, «Песнь песней», 2:1-3
  •  

На фортепьяно играла большая жёлтая лилия — это, наверное, её маленькая Ида видела летом! Она хорошо помнила, как студент сказал: «Ах, как она похожа на фрёкен Лину!» Всё посмеялись тогда над ним, но теперь Иде и в самом деле показалось, будто длинная жёлтая лилия похожа на Лину; она и на рояле играла так же, как Лина: поворачивала своё продолговатое лицо то в одну сторону, то в другую и кивала в такт чудесной музыке. Никто не заметил Иды.

  Ганс Христиан Андерсен, «Цветы маленькой Иды», 1835
  •  

— Итак… — ответил д’Артаньян, нагибаясь к уху Атоса и понижая голос, — итак, миледи заклеймена на плече цветком лилии...

  Александр Дюма, «Три мушкетёра», 1844
  •  

Репейник был посажен на сухом месте, а пониже, в более сыром грунте, рос лопух, также самое простое, но, благодаря своей вышине и размеру листьев, такое красивое декоративное растение. Кроме того росли здесь и осыпанные цветами, похожие на огромные канделябры, царские кудри,[комм. 1] взятые с поля, и дикий ясминник, и первоцвет, и лесные ландыши, и дикая калла, и трёхлистная нежная заячья травка, — ну, просто загляденье!

  Ганс Христиан Андерсен, «Садовник и господа», 1872
  •  

В глубоком сумраке густых кипарисов белелись мраморные бассейны, из которых поднимались удивительные фигуры, брызгая хрустальными лучами, которые с плеском ниспадали в блестящие чашечки лилий; странные голоса шумели и шептались в этом удивительном лесу, и повсюду струились чудные ароматы. Архивариус исчез, и Ансельм увидел перед собою только исполинский куст пламенных красных лилий. Опьянённый видом и сладкими ароматами этого волшебного сада, Ансельм стоял неподвижно, как заколдованный. <...> …куст огненных лилий двинулся к нему, и он увидал, что это был архивариус Линдгорст, который своим блестящим жёлто-красным шлафроком ввёл его в обман.

  Эрнст Теодор Амадей Гофман, «Золотой горшок» (сказка из новых времён) вигилия шестая, 1880
  •  

Я долго ждал. Пробило одиннадцать часов. Огорчённый, я встал и подошёл к окну. Электрический свет заливал улицы, а в голубом тумане, прорезываемом чёрными тенями, которые расходились наподобие лучей, двигались экипажи, и шли люди бесконечной вереницей силуэтов. Их можно было сравнить с потоком, быстро несущимся в узком русле. Мутный, пенящийся, холодный, он безучастно подхватывает всё, что встретит на пути, и мчит бессознательно к неведомой цели и грязную щепку, и бледную лилию, сорванную и брошенную в него рукой прекрасного юноши или — не всё ли равно? — омерзительного старца…
Боже мой! Я знаю, кто эта лилия!

  Иероним Ясинский, «Лилия», 1886
  •  

Хлам, всё хлам! Выбросьте его за борт! Это из-за него так тяжело вести лодку, что гребцы вот-вот свалятся замертво. Это он делает судно таким громоздким и неустойчивым. Вы не знаете ни минуты отдыха от тревог и беспокойства, не имеете ни минуты досуга, чтобы отдаться мечтательному безделью, у вас нет времени полюбоваться игрой теней, скользящих по поверхности реки, солнечными бликами на воде, высокими деревьями на берегу, глядящими на собственное свое отражение, золотом и зеленью лесов, лилиями, белыми и жёлтыми, тёмным колышущимся тростником, осокой, ятрышником и синими незабудками.[комм. 2]

  Джером Джером, «Трое в лодке, не считая собаки», 1889
  •  

Когда всесильный Магадэва создал прекрасную Индию, он слетел на землю ею полюбоваться. От его полёта пронёсся тёплый, благоухающий ветер. Гордые пальмы преклонили пред Магадэвой свои вершины, и расцвели под его взглядом чистые, белые, нежные, ароматные лилии. Магадэва сорвал одну из лилий и кинул её в лазурное море. Ветер заколебал кристальную воду и закутал прекрасную лилию белою пеной. Минута, — и из этого букета пены расцвела женщина — нежная, благоухающая, как лилия, лёгкая, как ветер, изменчивая, как море, с красотой, блистающей, как пена морская, и скоро преходящей, как эта пена.

  Влас Дорошевич, «Женщина (Индийская легенда)», 1889
  •  

Герой французского романа так неопытен и невинен, что самая чистая лилия кажется, по сравнению с ним, бурой свиньей.
Он всегда обманут, всегда несчастлив и всегда уважает волю своих родителей, живущих сельскими продуктами, где-то «там», среди ландышей и бузины.
Не будем же говорить о герое. Ну его!

  Тэффи, «Французский роман», 1911
  •  

Она вспомнила, как он сказала ей: «Солнечная моя».
— Я куплю ему шесть лилий, потому что я люблю его. Ну да, я люблю тебя, глупый Бобик! Зачем, зачем ты это сделал?
Она вышла и, развернув тонкую бумагу, вдыхала тёплый томный запах тепличной лилии. <...>
— Нет, надо. Разве вы не понимаете, что это надо! Вы — как лилия! Вы неповторимая… Я буду ждать.

  Тэффи, «Весна», 1913
  •  

Нужно, однако, признать, что столь горячее отношение к кактусам вполне понятно – хотя бы потому, что они таинственны. Роза прекрасна, но не таинственна. К таинственным растениям принадлежат лилия, горечавка, золотой папоротник, древо познания, вообще все первобытные деревья, некоторые грибы, мандрагора, ятрышник, ледниковые цветы, ядовитые и лекарственные травы, кувшинки, мезембриантемум и кактусы. В чём их таинственность заключается, не сумею вам объяснить: чтобы эту таинственность обнаружить и преклониться перед ней, надо просто признать её фактом.

  Карел Чапек, «Год садовода», О любителях кактусов, 1929
  •  

...Не могу не упомянуть также в связи с этим сеанс мадам Д'Эсперанс, главными гостями которого были царский советник Александр Н. Аксаков и профессор Бутлеров из Санкт-Петербургского университета, когда в графине с водой внезапно материализовалась золотая лилия в идеальном состоянии с одиннадцатью распустившимися цветками. От основания до кончика стебля было ни много, ни мало 7 футов. Медиум заявила, что цветок находился в комнате уже в тот момент, когда гости туда вошли, — просто он оставался для них невидимым. Более того, объект был «готов к реинтеграции» за полчаса до проявления в пространстве. После того, как профессор Бутлеров сфотографировал золотистую лилию, «Иоланда» (дух, помогавший мадам Д’Эсперанс) попыталась забрать аппорт с собой. Сделать этого она не смогла, отчего пришла в полное отчаяние. «Иоланда» попросила присутствующих оставить цветок в темноте и подождать, пока она не вернётся, чтобы забрать его. Семь дней спустя в ходе следующего заседания цветок исчез — так же внезапно, как появился. В 9 часов 30 минут он появился в середине круга, образованного присутствующими. Также в 9-30 ровно через неделю пропал бесследно.

  — Нандор Фодор, «Меж двух миров», 1964
  •  

Можно научиться ценить каждую каплю росы, отражающую мириады миров. Любовь к лилиям или к дальним мирам имеет в основе ту же космичность. Так будем измерять космической любовью!

  — «Семь великих тайн космоса», 1960-е
  •  

Вижу большую керамическую вазу с хорошо, заботливо возделанной землёй, а в ней цветок — белая, прямо-таки алебастровая лилия, как символ небесно-чистой красоты. Это самое большое украшение для дома. Прекрасная лилия блестит для меня серебром вечных поднебесных снегов Тибета и Гималаев. Оттуда, с Тибета, началась древнейшая история человечества, там следует искать ее корни, там — объяснение многих удивительных и странных загадок земной жизни человека и людей.

  Ванга, 1980-е
  •  

Унитазы в современных ванных поднимаются от пола, словно белые цветы водяной лилии. Архитекторы делают всё возможное, чтобы тело забыло о своём убожестве и человек не знал, что происходит с отбросами его утробы, когда над ними зашумит вода, резко спущенная из резервуара.

  Милан Кундера, «Невыносимая лёгкость бытия», 1982
  •  

Смотри, не перепутай: Лилии нарциссы, Наркису — лилии!

  из фильма «Опасный возраст»

Лилия в поэзии[править]

Лилия белоснежная, природный вид
  •  

И лучшему легко в дурное превратиться,
И лилия, завяв, навозом становится.

  Уильям Шекспир, «Сонет 94», 1590-е
  •  

Мой милый здесь меж пастухов
Блестит, как между васильков
Блистает лилия душиста,
Или как между репейков
Цветов царица — роза мшиста.

  Иван Крылов, «Избрание из Песни песней Соломона», 1790-е
  •  

Сорвана его лиле́я —
Он летит на анемон;
Что его — то и милее,
Грусть забвеньем лечит он.

  Василий Жуковский, «Песня», 1809
  •  

С пятнадцатой весною,
Как лилия с зарёю,
Красавица цветёт...

  Александр Пушкин, «Фавн и пастушка. Картины», 1816
  •  

Бледна, как лилия в лазури васильков,
Как восковое изваянье;
Нет радости в цветах для вянущих перстов,
И суетно благоуханье.

  Константин Батюшков, «Когда в страдании девица отойдёт…», 1821
  •  

Презрев мороза гнев и тщетные угрозы,
Румяных щёк твоих свежей алеют розы,
И лилия свежей белеет на челе.
Как лучшая весна, как лучшей жизни младость,
Ты улыбаешься утешенной земле...

  Пётр Вяземский, «Первый снег», 1822
  •  

Тебе свой меч отец неумолимый
В грудь чистую, как лилия, вонзил.
И ты во мрак безропотно сошла.

  Джакомо Леопарди (пер. Плещеева), «На замужество сестры моей Паолины», 1820-е
  •  

Страстно на ветке любимой
Птичка поёт наслажденье;
Солнцем полудня палима,
Лилия дремлет в томленьи.

  Пьер Жан Беранже (пер. Василия Курочкина), «Девичьи мечты», 1820-е
  •  

Твои белые лилии-пальцы
Я хотел бы опять целовать,
И к груди моей нежно прижать их,
И тихонько, беззвучно рыдать.

  Генрих Гейне (пер. Бальмонта), «Твои белые лилии-пальцы», 1820-е
  •  

Поу́тру прихожу: росой оживлена,
Проснулась лилия, роскошна и пышна,
И милая в блистающей одежде
С улыбкою глядит на небо из окна...

  Адам Мицкевич, «Вечер и утро», 1840-е
  •  

Графиня Эмилия —
Белее чем лилия,
Стройней её талии
На свете не встретится.

  Михаил Лермонтов, <Э. К. Мусиной-Пушкиной>, 1839
  •  

От солнца лилия пугливо
Головкой прячется своей,
Всё ночи ждёт, всё ждёт тоскливо
Взошёл бы месяц поскорей.

  Генрих Гейне (пер. Майкова), «Лилия», 1857
  •  

Вы правы, злобою алея:
В одни и те же времена
Взросли ― ведь нет насмешки злее ―
Таланта Пушкина лиле́я
И вашей музы белена.[1]

  Дмитрий Минаев, «Заметки», 1866
  •  

Любовью к месяцу сгорая,
Давно уж лилия грустит
И в дальний мир, в пределы рая,
С напрасной жаждою глядит.

  Сергей Андреевский, «Лилия», 1886
  •  

Побледневшие, нежно-стыдливые,
Распустились в болотной глуши
Белых лилий цветы молчаливые,
И вкруг них шелестят камыши.[комм. 3]

  Константин Бальмонт, «Болотные лилии», 1895
  •  

Ты — монахиня! лилия бога!
Ты навеки невеста Христа!
Это я постучал в ворота́,
Это я у порога!

  Валерий Брюсов, «К монахине», 1895
  •  

И я, как ты, люблю равнины
Безбрежных стонущих морей,
И я с душою андрогины,
Нежней, чем лилия долины,
Живу как тень среди людей.

  Константин Бальмонт, «К Шелли», 1897
  •  

Амариллис, бледная светлана!
Как нежданно сердце мне смутили
Ласки мимолётного обмана,
Чашечки едва раскрытых лилий.

  Константин Бальмонт, «Амариллис», 1897
  •  

Лила, лила, лила, качала
Два тельно-алые стекла.
Белей лилей, алее лала
Бела была ты и ала.[2]

  Фёдор Сологуб, «Любовью лёгкою играя...», 1901
  •  

Над гладью зеркальной лесного затона,
Вся белая, лилия дремлет одна.
Мерцает во мгле, а с высот небосклона
К ней сходит в сияньи Луны тишина.

  Константин Бальмонт, «Лесная лилия», 1903
  •  

Там, качаяся, лампады
Пламя трепетное лили,
Душным ладаном услады
Там кадили чаши лилий.[3]

  Иннокентий Анненский, «Там», 1904
  •  

Аромат лилеи мне тяжёл,
Потому что в нём таится тленье,
Лучше смол дыханье, синих смол,
Только пить его без разделенья…[3]

  Иннокентий Анненский, «Аромат лилеи мне тяжёл...», 1900-е
  •  

В этом крае, блёстками богатом,
Лютик влажный светит целый год,
Сонмы лилий дышат ароматом,
Пышным сном подсолнечник цветёт.

  Константин Бальмонт, «Четыре источника», 1906
  •  

Нежно обнявшись с последним лучом,
Лилия дремлет и грезит. О чём?
Уж не отпустит тот луч, нипочём.

  Константин Бальмонт, «Духовный сад», 1909
  •  

Там, где пиршествуют Ангелы, где пирует Дух Святой,
Там, где в синем светит ладане огнь червонно-золотой,
Там, где кедрами Ливанскими нам упрочен потолок,
Где, являя изобилие, смотрит лилия в поток...

  Константин Бальмонт, «Там», 1909
  •  

О, Лилия ликёров, — о, Crême de Violette!
Я выпил грёз фиалок фиалковый фиал...

  Игорь Северянин, «Фиолетовый транс», 1911
  •  

Голубку и ястреба! Рейхсдаг и Бастилию!
Кокотку и схимника! Порывность и сон!
В шампанское лилию! Шампанского в лилию!
В морях Дисгармонии — маяк Унисон!

  Игорь Северянин, «Шампанский полонез», 1912
  •  

Царица осенняя, — Юния, —
Как лилия, золотокрыла…
Чем ночь лиловее и луннее,
Тем шире глаза пораскрыла…

  Игорь Северянин, «Осенняя царица», 1912
  •  

Белая Лилия, юная Лилия
Красила тихий и сумрачный пруд.
Сердце дрожало восторгом идиллии
У молодой и мечтательной Лилии. <...>
— Белая Лилия, юная Лилия, —
Девушка вдруг обратилася к ней:
Как нас сближает с тобою бессилие…
Грустно мне, Лилия, чистая Лилия <...>
Белая Лилия, чистая Лилия
Больше не красила сумрачный пруд
И не дрожала восторгом идиллии:
Белая Лилия — мёртвая лилия!..

  Игорь Северянин, «Белая лилия (сказка в триолетах)», 1914
  •  

Лепестки лилии алой
Ты затаила в платке…
Разве же этого мало,
Чтоб сжалось сердце в тоске?

  Игорь Северянин, «Пленница лилии алой…», 1915
  •  

Лилии в супе, селёдка в шампанском,
Вышел, шатаясь в чём-то испанском,
В чём-то жестоком, в чём-то муарном,
Сколько изысканном — столь и бездарном...[4]

  Михаил Савояров, «Меню без меня» (северные куплеты)
  •  

Мне золочёный стиль вручил Вергилий,
А строгий Дант — гусиное перо,
И мне не надо ангельских воскрылий,
Чужое отвергаю я добро,
Я лилия простая между лилий,
Средь серебра я только серебро.

  Николай Гумилёв, «Пятистопные ямбы», 1910-е
  •  

Над кабаком, где грехи, гроши,
Кровь, вероломство, дыры —
Встань, Триединство моей души:
Лилия — ЛебедьЛира!

  Марина Цветаева, «Так, высоко́ запрокинув лоб…», 1918
  •  

Здесь, сердце вещее, ― измлей
В печаль белеющих лилей;
В лилово-розовый левкой
Усопших, Боже, упокой…[5]

  Андрей Белый, «Первое свидание», 1921
  •  

Была эта тихая женщина
как грустная белая лилия,
Попавшая в море, — рождённая,
казалось бы, грезить в пруде…[6]

  Игорь Северянин, «Лилия в море», 1930
  •  

Но дело всё ж не в этих лилиях,
Всегда умеющих цвести,
А в человеческих усилиях,
Нечеловеческих почти.
Кувшинки дружат пусть с кувшинами
На подоконниках в домах… [7]

  Леонид Мартынов, «Самокатная», 1956

Пословицы и поговорки[править]

  •  

Любовь, как роса, падает на обоих — на крапиву и лилию. — Филиппинская пословица

  •  

Полили ли лилию? Видели ли Лидию? — Полили лилию. Видели Лидию. — Русская скороговорка

  •  

Дайте лилий полными горстями. — Латинская пословица

 

Manibus date lilia plenis.

Комментарии[править]

  1. «Царские кудри» — это народное название изящного полевого цветка, который носит ботаническое название: «Лилия кудреватая». Андерсен имеет в виду его садовый сорт — с более крупными цветами.
  2. Из контекста не вполне понятно, какие лилии имеет в виду Джером Джером: водяные (кувшинки) или настоящие, растущие на берегу. Но скорее всего, что речь идёт о водяных нимфеях, которые в ботаническом смысле слова не являются лилиями.
  3. В этом стихотворении Константин Бальмонт под «болотными лилиями» имеет в виду скорее всего нимфею или белую кувшинку (лат. Nymphaéa álba), но пишет отчего-то всё же о лилиях.

Источники[править]

  1. Поэты «Искры». Библиотека поэта. Большая серия. Издание третье. ― Ленинград, «Советский писатель», 1985 г.
  2. Сологуб Ф.К. Собрание стихотворений в 8 томах. — Москва: «Навьи Чары», 2002 г.
  3. 3,0 3,1 Анненский И.Ф.. Избранные произведения. — Ленинград, «Художественная литература», 1988 г. — стр.43, 107
  4. М.Н.Савояров. Дуэты. Новые шансонетки. Новые куплеты. 3-й сборник сочинений. Петроград, 1915, типография В.С.Борозина, Казанская 41
  5. А. Белый. Стихотворения и поэмы в 2-х т. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  6. Игорь Северянин, «Громокипящий кубок. Ананасы в шампанском. Соловей. Классические розы». — М.: «Наука», 2004 г., 872 с. — («Литературные памятники») — стр.309.
  7. Л. Мартынов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1986 г.

См. также[править]