Перейти к содержанию

Попов (фамилия)

Материал из Викицитатника
Русский священник
Илья Попов (1910-е)

Попо́в (Попо́ва) — одна из самых распространённых русских и болгарских фамилий. В списке общерусских фамилий находится на пятом месте. Происходит от слова «поп» (от греч. πάπας — Отец), устаревшего, отчасти, просторечного названия православного священника, а также через посредство прозвища «поп», которое могли носить священнослужители. В большинстве случаев фамилия напрямую образована от названия духовного сана поп (священник). Попов, то есть, сын попа.

По данным 2014 года, фамилия Попов занимала 1114-е место по распространённости в мире: её носили 486 068 человек. Родственные фамилии: Попадьин и Попадейкин, Попков, Попцов, Поповский, Распопов. Фамилию «Поповы» носили разные сословия: крестьяне, мещане, городские обыватели, крепостные, разночинцы, дворяне. Иногда фамилия Попов могла образовываться при руссификации инородческих фамилий, например, от армянской — Папян (Дедов).

Попов в определениях и коротких цитатах[править]

  •  

От своего крестного отца, генерал-майора Василия Попова, известного крымского богача ― лица, судя по отзыву местной хроники, весьма самобытного и своеобразного, ― она получила «на зубок» 50 рублей и право именоваться, если не его фамилией «Поповой», то во всяком случае его отчеством «Васильевной».[1]

  Николай Карабчевский, Речь в защиту Ольги Палем, 1895
  •  

Вследствие «малодушной щепетильности, из нежелания прослыть происхождения еврейского» <...>, Палем в то время, с ведома местной полиции, называлась по фамилии своего крестного отца Ольгой Васильевной Поповой.[1]

  Николай Карабчевский, Речь в защиту Ольги Палем, 1895
  •  

Фамилия тут не причём-с. По рождению она Попова, по замужеству Каблукова, а по сцене Майкова…[2]

  Александр Нильский, «Закулисная хроника», 1897
  •  

Это ново? Так же ново,
Как фамилия Попова...[3]

  Саша Чёрный, «Это ново? Так же ново...» (из книги «Сатиры и лирика»), 1911
  •  

Муж их дочери Попов (испросивший себе фамилию Попов-Рыковский) состоял по-прежнему при графе Воронцове-Дашкове без дела, но уже в чине полковника...[4]

  Александр Редигер, «История моей жизни», 1918
  •  

Фамилия
моя
совсем не Попов,
а раз и навсегда ―
Поповский.[5]

  Владимир Маяковский, «Зевс-опровержец», 1928
  •  

Многим смешно читать, что люди изменяют фамилии Свинухин, Собакин, Кутейников, Попов, Свищёв и т. д. на фамилии Ленский, Новый, Партизанов, Дедов, Столяров и т. д.[6]

  Максим Горький, Из выступления на I Всесоюзном съезде советских писателей, 1934
  •  

Далеко не все Поповы и Попковы — потомки священников. Как личное имя, Поп (Попко) было весьма распространено среди мирских людей.[7]:179

  Юрий Федосюк, «Русские фамилии», 1972
  •  

В шестидесятые годы, я настаиваю ― в шестидесятые, жил-был руководитель второго ранга и руководил он чем-то в РСФСР. У него тоже была самая распространенная фамилия ― Попов. И когда произносили его фамилию, то всегда добавляли: «Только это не тот Попов, а этот...»[8]

  Эдвард Радзинский, «Наш Декамерон» (глава: «О любви к другу»), 1980-е
  •  

На Севере безраздельно преобладала фамилия Попов. В 6 центральных уездах Архангельской губ. её носили 2% сельского населения — показатель очень высокий, учитывая чрезвычайный «разброс» фамилий...[9]:34

  Владимир Никонов, «География фамилий», 1988
  •  

...в его романе «Звёздный билет» (1963), который сделал его кумиром поколения, путешествуют трое молодых людей и фамилия самого глупого из них ПОПОВ.[10]

  Евгений Попов, Подлинная история «Зелёных музыкантов», 1997
  •  

...дочка попова
с одноименной фамилией, в школе она,
я понимаю, была как на светской службе...[11]

  Олег Чухонцев, «Общее фото» (из книги «Выходящее из уходящее за», 2016
  •  

Основой фамилии Попова послужило мирское имя родоначальника Поп. Такое именование присоединялось родителями ребёнка к имени, полученному им при крещении. Это имя употреблялось чаще крестильного и закреплялось за человеком на всю жизнь.[12]

  — Наталья Ушакова (Попова), ‎Георгий Туркин, «В ветвях Мнемозины», 2018
  •  

Особенно распространена фамилия Попов на русском Севере. <...> Как причину распространённости этой фамилии на севере России можно допустить выборность духовенства в этих областях...[12]

  — Наталья Ушакова (Попова), ‎Георгий Туркин, «В ветвях Мнемозины», 2018

Попов в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

От своего крестного отца, генерал-майора Василия Попова, известного крымского богача ― лица, судя по отзыву местной хроники, весьма самобытного и своеобразного, ― она получила «на зубок» 50 рублей и право именоваться, если не его фамилией «Поповой», то во всяком случае его отчеством «Васильевной». С таким легковесным багажом отправилась она в Одессу. <...>
Вследствие «малодушной щепетильности, из нежелания прослыть происхождения еврейского» <...>, Палем в то время, с ведома местной полиции, называлась по фамилии своего крестного отца Ольгой Васильевной Поповой. Жизнь Поповой, или Палем, была в то время вся на виду у семейства Довнаров. <...>
Она явилась в мещанскую управу настоящей «барышней», в сопровождении студента, которого называла своим женихом. Студент видел ее паспорт и знал, что речь идет о дочери еврейских родителей Палем, принявшей в 1884 году православие. О незаконном происхождении Ольги Васильевны по отцу и о праве её на фамилию Попова толковали разно. Полковник Калемин, например, вполне уверен, что происхождение Ольги Васильевны именно таково.[1]

  Николай Карабчевский, Речь в защиту Ольги Палем, 1895
  •  

Многим смешно читать, что люди изменяют фамилии Свинухин, Собакин, Кутейников, Попов, Свищёв и т. д. на фамилии Ленский, Новый, Партизанов, Дедов, Столяров и т. д. Это не смешно, ибо это говорит именно о росте человеческого достоинства, об отказе человека носить фамилию или прозвище, которое унижает его, напоминая о тяжёлом рабском прошлом дедов и отцов.[6]

  Максим Горький, Из выступления на I Всесоюзном съезде советских писателей, 1934
  •  

Поиски увенчались успехом, найденный минерал был назван коэситом. Затем в образцах природного коэсита удалось обнаружить и модификацию кварца, синтезированную советскими учеными. Эта модификация была названа (в СССР) сти-по-вер-итом по первым слогам фамилий всех трех первооткрывателей ― Стишова, Поповой, Верещагина. Коэсит и стиповерит оказались не единственными находками. Обнаруженные в кратере кристаллики алмаза свидетельствовали, что при ударе метеорита о землю развилось давление в десятки тысяч атмосфер.[13]

  Давид Финкельштейн, «Искусственные минералы», 1966
  •  

Далеко не все Поповы и Попковы — потомки священников. Как личное имя, Поп (Попко) было весьма распространено среди мирских людей. Религиозные родители охотно нарекали своих детей именами Поп или Попко. <...> Иногда фамилию Попов получал попов работник, батрак.[7]:179-180

  Юрий Федосюк, «Русские фамилии», 1972
  •  

На Севере безраздельно преобладала фамилия Попов. В 6 центральных уездах Архангельской губ. её носили 2% сельского населения — показатель очень высокий, учитывая чрезвычайный «разброс» фамилий <...>. А в небольшой Сюземской вол. Поповы составили даже 20%. В телефонном справочнике Архангельска ни одна другая фамилия даже отдаленно не конкурирует с этой. Основой отчества, позже закрепленного в фамилию, могло быть не нарицательное поп, а имя собственное Поп, т. е. прозвище, а не должность. Только как предположение можно допустить причиной выборность духовенства на Севере: там вплоть до XVIII в. священников не назначали свыше, а избирали сами жители из своей среды.[9]:34

  Владимир Никонов, «География фамилий», 1988
  •  

В шестидесятые годы, я настаиваю ― в шестидесятые, жил-был руководитель второго ранга и руководил он чем-то в РСФСР. У него тоже была самая распространенная фамилия ― Попов. И когда произносили его фамилию, то всегда добавляли: «Только это не тот Попов, а этот, из РСФСР». Потому что имелся «тот Попов», руководитель первого ранга. Так он жил, Попов из РСФСР, не тужил и добра наживал.[8]

  Эдвард Радзинский, «Наш Декамерон» (глава: «О любви к другу»), 1980-е
  •  

По данным астрала, и А. Серафимович (Попов) ― также близкий родственник, дядя гениальной женщины, сотворившей «Тихий Дон». Оказывается, «Иван Алексеевич Попов, дед Александры, основатель Ясеновки, усыновил будущего классика, когда тому было два годика…» Потому у него и фамилия ― Попов. А официальная биография А. С. Серафимовича, где говорится, что он родился в станице Нижне-Курмоярской, в семье есаула Серафима Попова...[14]

  Феликс Кузнецов, Шолохов и «анти-Шолохов», 2004
  •  

Обладатель фамилии Попов по праву может гордиться своими предками, сведения о которых содержатся в различных документах, подтверждающих след, оставленный ими в истории России.
Основой фамилии Попова послужило мирское имя родоначальника Поп. Такое именование присоединялось родителями ребёнка к имени, полученному им при крещении. Это имя употреблялось чаще крестильного и закреплялось за человеком на всю жизнь.[12]

  — Наталья Ушакова (Попова), ‎Георгий Туркин, «В ветвях Мнемозины», 2018
  •  

Фамилия Попов — одна из самых распространенных в России, она занимает девятое место в списке наиболее популярных фамилий. Эта фамилия могла восходить не только к нарицательному «поп», но и к известному в прошлом нехристианскому имени Поп, от которого и образовалось притяжательное «попов». Такое именование, в свою очередь, использовалось как для обозначения сына священника или сына человека по имени Поп, так и для названия попова работника, батрака.
Это одно из самых старинных церковных званий стало употребляться в России практически сразу после принятия христианства и впервые было упомянуто еще в 1047 году в «Песнословии пророков». Личное же имя Поп появилось гораздо позже, первая его фиксация относится к XV веку: Никита Попко, крестьянин 1495, Новгород; Попко, земледелец, 1400; Офонасий Поп, крестьянин, 1495; Ждан Попка, мозырский боярский человек, 1552; Поп Фёдор Иванович, Сверчков, Сабуров, первая половина XVI века; Офонка Ларионов сын прозвище Поп, станичник на Дону, 1684, и многие другие.[12]

  — Наталья Ушакова (Попова), ‎Георгий Туркин, «В ветвях Мнемозины», 2018
  •  

Особенно распространена фамилия Попов на русском Севере. Подсчет фамилий в Архангельской губернии (за 1897 год) показал небывало высокую частотность – 20 Поповых на тысячу человек. В Москве (1964) – 30 тыс. Поповых. Как причину распространённости этой фамилии на севере России можно допустить выборность духовенства в этих областях: вплоть до XVIII века там священников не назначали, а избирали сами жители из своей среды. В XVII веке эта фамилия «заселяет» степи южнее Тулы и Рязани, Дон и Нижнее Поволжье. Она отсутствует в западных областях и у западных славян, но очень часто встречается у болгар.[12]

  — Наталья Ушакова (Попова), ‎Георгий Туркин, «В ветвях Мнемозины», 2018

Попов в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Вдруг, вижу я, физиономия моего собеседника странно скосилась. Он иронически-злобно улыбнулся и произнёс, отчеканивая каждое слово:
― Очень рад… очень рад, что вы высказались… меня крайне интересует мнение ее коллег, так как Майкова моя дочь!..
― То есть как это дочь? ― смущенно переспросил я. ― Крестная дочь?
― Нет-с, не крестная, а родная и законная-с…
― Но… позвольте… вы изволили сказать, что ваша фамилия Попов?
― Фамилия тут не причём-с. По рождению она Попова, по замужеству Каблукова, а по сцене Майкова…[2]

  Александр Нильский, «Закулисная хроника», 1897
  •  

Вероятно, те же слухи о возможности моего возвращения в Министерство побудили Рыковских и их дочь желать, чтобы я был крестным отцом их внука (сына), но ввиду долгого нашего отсутствия, они пригласили для этой роли министра внутренних дел Хвостова! Муж их дочери Попов (испросивший себе фамилию Попов-Рыковский) состоял по-прежнему при графе Воронцове-Дашкове без дела, но уже в чине полковника...[4]

  Александр Редигер, «История моей жизни», 1918
  •  

Перлы из доклада Горького на съезде писателей: «Многим смешно читать, что люди изменяют фамилии Свинухин, Собакин, Кутейников, Попов, Свищев и т. д. на фамилии Ленский, Новый, Партизанов, Дедов, Столяров». <...> Сюсюканье Горького невыносимо. Кстати, Собакин, Свиньин ― старые боярские фамилии, и Горький, конечно, это знает.[15]

  Шапорина, Любовь Васильевна, Дневник, 22 августа 1934 г.
  •  

Мои очерки стали переводить на всевозможные языки. Чего скрывать ― писателю приятно, когда его читают в Италии, в Америке, во Франции. Но тут, честное слово, мне было более радостно за моих героев! Северные фамилии их ― Малыгин, Котцов, Жуков, Попов ― появлялись на шведском, датском, немецком и прочих языках, и как же мне приятно было думать о том, что сидит сейчас где-нибудь в Праге или в Марселе какой-нибудь мой читатель, попивает себе там бордо или кальвадос и читает про поморов, на свой испанско-английский лад выговаривая наши имена.[16]

  Юрий Казаков, «Четыре времени года (Ода Архангельску)», 1966
  •  

«Говорить всегда правду — это тоже эстетская прихоть», — говорил Олейников (в тех самых разговорах, в которых Заболоцкий сказал: хочу взять фамилию «Попов-Попов», — вероятно, вспомнив генерала Май-Маевского).[17]

  Михаил Гаспаров, «Записи и выписки», 2001

Попов в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Сам или не сам, а забрали в санчасть. А вместо него нового ― с кем теперь простились. Я когда внутрь заглянул, пощупал ― его в куски порвало. При этих словах Лопатин почувствовал, как лежавший рядом с ним Чижов содрогнулся, голос не дрогнул, а телом содрогнулся. ― Фамилия ― Попов. Что первую неделю воюет ― сказал про себя, а как звать ― не успел. Узнали от него только, что жена у него Настенька. У нас остановка была до того, как вас взяли; стоим, а он про неё вспоминает: Настенька да Настенька![18]

  Константин Симонов, «Так называемая личная жизнь. Мы не увидимся с тобой...», 1978

Попов в стихах[править]

  •  

Но в старших классах алгебры учитель
Был хуже немцев ― русский буквоед,
Попов, родной казёнщины блюститель;
Храня военной выправки завет,
Незлобивый старательный мучитель,
Он страшен был душе моей, как бред
В лице ― подобье бледной мертвой маски
Мерцали хитрые свиные глазки.[19]

  Дмитрий Мережковский, «Старинные октавы», 1895-1899
  •  

Это ново? Так же ново,
Как фамилия Попова,
Как холера и проказа,[20]
Как чума и плач детей.[3]

  Саша Чёрный, «Это ново? Так же ново...» (из книги «Сатиры и лирика»), 1911
  •  

Опровергаю
и возмущён
злостным
искажением фамилии.
Избавьте
от рецензентов-клопов.
Такие нападки ―
плоски.
Фамилия
моя
совсем не Попов,
а раз и навсегда ―
Поповский.[5]

  Владимир Маяковский, «Зевс-опровержец», 1928
  •  

...дочка попова
с одноименной фамилией, в школе она,
я понимаю, была как на светской службе
вроде монашки в миру: с людьми, но одна,
да у неё никого кроме нас и не было:
храм закрыли, с родителем разобрались
компетентные органы, так что начальные классы
в школе для дефективных ― это, я думаю, все,
что ей осталось или дало́сь в послушанье...[11]

  Олег Чухонцев, «Общее фото» (из книги «Выходящее из уходящее за», 2016

Источники[править]

  1. 1 2 3 Н. Карабчевский в сборнике: Судебные речи известных русских юристов. — М.: «Юридическая литература», 1958 г.
  2. 1 2 А. А. Нильский Воспоминания. — С.-Петербург: Издание Товарищества «Общественная Польза», 1897 г.
  3. 1 2 Саша Чёрный, собрание сочинений в пяти томах, — Москва: «Эллис-Лак», 2007 г.
  4. 1 2 А.Ф.Редигер, «История моей жизни». Воспоминания военного министра. В 2-х томах. — М., Канон-пресс. Кучково поле. 1999 г.
  5. 1 2 Маяковский В.В. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. Москва, «ГИХЛ», 1955-1961 гг.
  6. 1 2 М. Горький. О литературе. Сборник статей. — М.: ГИХЛ, 1961 г.
  7. 1 2 Ю. А. Федосюк. Русские фамилии: Популярный этимологический словарь. Изд. 2-е. — М., 1981 г.
  8. 1 2 Э.Радзинский. Собрание сочинений: В 7 т. Том 3. ― М.: Вагриус, 1998 г.
  9. 1 2 В. А. Никонов. География фамилий. Отв. ред. С. И. Брук; предисл. Р. Ш. Джарылгасиновой. — 3-е изд., стереотипное. — М.: КомКнига, 2007 г. — 200 с.
  10. Е. Попов, Подлинная история «Зеленых музыкантов». ― М.: Вагриус, 1999 г.
  11. 1 2 Олег Чухонцев. Выходящее из уходящее за: Книга стихов. — М: ОГИ, 2015 г. — 86 с.; 1000 экз.
  12. 1 2 3 4 5 Наталья Ушакова (Попова), ‎Георгий Туркин. В ветвях Мнемозины: семейные исследования : (в 3 частях). − Изд. 2-е, испр. – Архангельск : Лоция, 2018 г. – 365 с.
  13. Д. Н. Финкельштейн, «Искусственные минералы». ― М.: «Химия и жизнь», №11, 1966 г.
  14. Феликс Кузнецов. Шолохов и «анти-Шолохов». ― М.: Наш современник, №2, 2004 г.
  15. Л. В. Шапорина в сборнике: «Россия в мемуарах». Том первый. 1898-1945 гг.. — М.: Новое литературное обозрение, 2017 г.
  16. Казаков Ю.П. «Две ночи: Проза. Заметки. Наброски». — Москва, «Современник», 1986 г.
  17. Михаил Гаспаров. «Записи и выписки». — М.: НЛО, 2001 г.
  18. Симонов К.М. Собрание сочинений в 10 т. Том 7. — М.: «Художественная литература», 1982 г.
  19. Д. С. Мережковский. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  20. Эти строки Саши Чёрного Михаил Веллер полностью (и точно) цитирует в своём романе «Ножик Серёжи Довлатова» (без указания авторства).

См. также[править]