Кварц

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кристалл аметиста в кварце (Мадагаскар)

Кварц (нем. Quarz) — полиморфная модификация диоксида кремния, химическая формула: SiO2; один из самых распространённых минералов в земной коре, образующий для большинства магматических и метаморфических пород. Свободное содержание кварца (и кварцитов) в земной коре составляет около 12%. Но кроме того, кварц входит в состав большого числа других минералов в виде примесей, смесей и силикатов. В общей сложности массовая доля кварца в земной коре составляет более 60%.

Слово «кварц» произошло от немецкого слова Quarz, происходящего от средневерхненемецкого twarc, что значит «твёрдый». По другим данным, также от нем. Querklüfterz, Quererz — «руда секущих жил».

В научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Не доехав до Дмитриевска верст с шесть, при самой дороге находятся три горы, Уши называемые. Они нарочито отдалены от хребта волжских гор, и вышиною своею ни мало волжским горам не уступают. Первая от них совсем отделена, и ближе к Волге подвинулась. Другие две между собою смежны, и от первой отстоят сажен сот на пять. Весь их кряж составляет белый сухой кварц, который от воздушных действий местами в мелкий песок претворился. Куски сего камня, будучи друг об друга тёрты, испускают сильный серный запах.[1]

  Иван Лепёхин, «Дневные записки», 1768
  •  

Следуя примечаниям ученых людей о свойстве и состоянии высочайших гор, в разных странах опытами утвержденным, не можно не пристать ко мнению г. Палласа, который полагает за общее правило, что все горы, составляющие продолжительные хребты, состоят из так называемого камня гранит; основание оного есть кварц, смешанный больше или меньше с фельд-шпатом, слюдою и мелким шерлом, без всякого порядка, и различными кусочками рассыпанным. Сей камень, и сей песок, из распадения оного соделавшийся, составили основание тверди. Гранит попадает везде в горах на дне слоями, гранит составляет великие стержни или, так сказать, внутренности всех величайших на свете гор, так что нельзя лучше принять за главнейший состав нашего шара, как оный камень. О древности его можно сказать, что он был еще прежде, нежели все животные: ибо везде находится в великих грудах большим количеством и никогда порядочными слоями; в нем никогда не можно найти окаменелостей или загрязших каких-либо органических тел.[2]

  Василий Зуев, «О начале и происхождении гор», 1785
  •  

Кварц, состоящий из частиц прозрачных, но по причине примеси и самого расположения различных, от чего и камень бывает прозрачный или непрозрачный, цветной или бесцветный; таковы: белый стекловатый непрозрачный кварц, скорее прочих в стекло плавящийся. Белый полупрозрачный кварц, из коего делают небольшие сосуды. Кварцевые щётки, употребляемые для украшения гротов. Горный, или восточный хрусталь, родящийся кристаллами в горных расселинах и попадающийся часто не в горах, водою занесенный, чистый, прозрачный, весьма твёрдый кварц, коего из больших кусков можно выделывать разные вещи; чистейший же уступает только тяжестью, а не водою, дорогим каменьям; по различию примешанного к ним металлического состава получают они и различные воды, коих чистотою нередко спорят с драгоценными камнями.[2]

  Василий Зуев, из учебника «Начертание естественной истории», 1785
  •  

Гнейс, о котором я говорю, изрезан весьма частыми жилами кварца и перемежается с гранитом и сиенитом, имеющим слоистое строение. Непосредственно над гнейсом лежит зернистый известняк с прожилками розового кварца: пласты его, изрезанные жилами гранита и еврейского камня, падают к юго-юго-западу, сперва их падение около 50°, потом становится все больше и доходит до 60°. Затем, проследив их на 3/4 версты, я снова встретил гранит, который проследил только 1/4 версты. Так как уже было поздно, а впереди предстояло еще два трудных переезда через Жемчуг, то я перешел на правый его берег и еле выбрался среди густого леса, грязи и мшистых кочек к горам правого берега, где встретил обнажения только еврейского камня, простирающиеся на полверсты. В сиените попадается вениса. Жемчуг катит свои быстрые волны, извиваясь по пади и нанося громадные валуны гранитов, еврейского камня с кристаллами желтого шерла, зернистого кварца, облеченного черною слюдою гнейсов и других кристаллических сланцев. Все эти валуны, за исключением громадных отторженцев от прибрежных гор, лежащих у их же подножия, покрыты белыми известковыми накипями, от которых Жемчуг заслужил свое название; этот налет доказывает между прочим, как распространены известковые формации в Саяне, потому что, как мы увидим дальше, они преобладают по Иркуту и Оке.[3]

  Пётр Кропоткин, «Поездка в Окинский караул», 1865
  •  

В порфирах везде замечается обильное присутствие кварцита в форме конкрекций, в свободном состоянии, а иногда они выделяются в сплошные желваки гигантских размеров. В окрестностях Цзин-пына встречается также кварц в виде крупных кристаллов дымчатого горного хрусталя величиною более кулака. Добычей его занята некоторая часть горного населения, так как камень этот приобретается по дорогой цене в Пекине, где из него выделывают стекла для больших китайских очков, ношение которых этикет разрешает весьма обширному классу китайских литераторов.[4]

  Дмитрий Путята, «Предварительный отчет об экспедиции в Хинган в 1891 г.», 1892
  •  

Красоту этих копей составляет не только самый амазонит прекрасного сине-зелёного тона, но его сочетание со светлым серовато-дымчатым кварцем, который прорастает его в определённых направлениях, образуя правильный красивый рисунок. Это — то мелкий узор древнееврейских письмён, то крупные серые иероглифы на зеленовато-голубом фоне. Разнообразны и своеобразны эти рисунки письменного гранита, и невольно стараешься в них прочесть какие-то неведомые нам письмена природы. Восторгались ими путешественники, исследователи конца XVIII века. Из них готовили красивые столешницы, которые и теперь украшают залы Эрмитажа. Эти камни привлекают и современных учёных, ищущих объяснения всех явлений природы.[5]

  Александр Ферсман, «Занимательная минералогия», 1928
  •  

Водораздел данной части хребта, круто поворачивая на восток, перемещает к востоку километров на 30 и западный склон Урала. Начиная с р. Маньи до р. Хобею маршрут лежал к востоку от «Исследовательского кряжа» по высокогорной ледниковой долине, расположенной параллельно кряжу. Положение долины обусловлено выходом кристаллических сланцев, главным образом, талько-хлоритовых и хлоритовых, легко поддающихся разрушению. Общий ровный характер ее с пологими склонами к долинам речек, текущих в поперечном направлении, нарушается редкими скалами жильного кварца. В некоторых участках, на местах выдувания и развития пятнистой тундры, кварц настолько обилен, что получается впечатление о преобладании его в строении местности.

  Александр Алёшков, «Северный Урал. Ляпинский край», 1929
  •  

Пласты пород причудливо изогнуты. Сдвиги и землетрясения нарушили их параллельное залегание, поставили их на дыбы, перемешали в невообразимом беспорядке. Темные породы прорезаны светлыми кварцевыми жилами. Кварц образует сложные узоры на теле скал ― письмена, по которым геолог легко расшифрует бурную юность нашей планеты.[6]

  Михаил Ромм, «Штурм Пика Сталина», 1937
  •  

Связь с поглощением и изрыганием сохраняет русская сказка, и это наводит на мысль, что и здесь мы имеем связь с обрядом посвящения. Уже выше мы видели, что в тело посвящаемого вводятся кристаллы. Горный хрусталь, кварц играют большую роль в шаманизме самых ранних известных нам стадий. Рэдклифф-Браун говорит: «Имеется широко распространенная связь кристаллов кварца с радужной змеей, и по всей Австралии эти кристаллы относятся к самым важным волшебным субстанциям, употребляемым шаманом».[7]

  Владимир Пропп, «Исторические корни волшебной сказки», 1946
  •  

Чтобы понять мотив хрустальной горы, мы должны помнить, что в эту страну отправляются, чтобы получить власть над животными, власть над жизнью и смертью, над болезнью, над исцелением. Мы, с одной стороны, узнаем здесь функции шамана, а с другой ― функции героя, ищущего молодильные яблоки, живую и мертвую воду, средства, исцеляющие от слепоты, старости, болезней и недугов. Очень ранней формой такого волшебного средства, добываемого в ином мире и применяемого для всяких видов волшебных действий, служит распространенный и в Австралии и в Америке горный хрусталь или также кварц. Уже выше, в главе о змееборстве, мы видели, что кварц втирается в тело посвящаемого и что алмазы находят в голове змея.[7]

  Владимир Пропп, «Исторические корни волшебной сказки», 1946
  •  

Масштабом на забое большей частью служила подвешенная вертикально с подсвечником свеча. Кварцевая жила в забоях имела разнообразный вид. Белый, желтоватый или голубоватый кварц жилы то пролегал более или менее ровной лентой в 60―70 см ширины наискось через весь забой, хорошо выделяясь на фоне темно-серой или темно-зеленой боковой породы, то он сильно ветвился, давая отпрыски вверх и вбок в породу, содержал обломки боковой породы. Параллельно главной жиле с той или другой стороны видны были прожилки кварца разной толщины. Иногда лента кварца раздваивалась на две почти равные части. В конце главной штольны, называвшейся Масловской, жила совсем исчезла, весь забой был занят темной породой, и только в середине его шел тоненький шнурочек в виде четки из маленьких гнездышек кварца, связанных прожилком его в 1―2 мм. Перед наблюдателем вставал серьезный вопрос, действительно ли жила кончилась, выклинилась, как говорят горняки, или же шнурочек представлял так называемый «проводник», который показывает, что мы видим только местное исчезновение жилы, пережим ее, и, прослеживая забоем проводник, мы опять увидим, что шнурок начнет постепенно утолщаться и снова появится кварцевая жила, выгодная для работы. Проводник показывает, что трещина в массе породы, в которую проникали горячие растворы, отлагавшие кварц и золото, в этом месте не исчезла, а продолжается дальше, но только почему-то не раздвинулась, не дала места для отложения кварца. Кварц жилы далеко не везде содержал видимое золото. Он большей частью был сплошь белый или желтоватый и только кое-где в нем блестели крапинки серного колчедана или крупинки самородного золота. Но местами на кварце видны были желтые пятна или полосы, похожие на легкий мазок горчицы, и в хорошую лупу можно было различить, что мазок состоит из мельчайших золотинок. Более крупные золотинки видны были очень редко. Изредка кварц буквально весь пророс золотом в виде тонких, ветвистых прожилков целой сетью. Вообще, по данным управления, большая часть, от 2/3 до 4/5 добытого золота, была заключена в жиле в самородном виде и только остальное содержалось в серном колчедане и других рудах, вкрапленных в кварц. Проба самородного золота была высокая ― 950 (т. е. на 1000 частей 950 представляли чистое золото и только 50 ― серебро и другие металлы), проба золота в серном колчедане ― гораздо ниже, от 530. Содержание золота в жиле было распределено очень неравномерно ― бедные участки и гнезда чередовались с богатыми.[8]

  Владимир Обручев, «Мои путешествия по Сибири», 1948
  •  

Во многих пегматитовых телах наблюдается зональное строение и довольно закономерное распределение минералов. Например, в пегматитах Мурзинского района на Урале внешние зоны у контакта с вмещающими гранитами сложены светлой тонкозернистой породой (аплитом). Ближе к центральной части жилы они сменяются зонами «письменного гранита» (кварца и полевого шпата, закономерно проросших друг друга). Далее следуют зоны крупнокристаллических масс полевого шпата и кварца. В центральных участках пегматитовой жилы встречаются полости («занорыши»), стенки которых устланы друзами крупных хорошо образованных кристаллов горного хрусталя, топаза и других драгоценных камней.[9]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Иногда полиморфное превращение сопровождается очень незначительным изменением кристаллической структуры вещества, и потому без тонких исследований не удается заметить каких-либо существенных изменений в физических свойствах минерала. Таковы, например, превращения так называемого α-кварца в β-кварц и обратно.[9]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Алмаз используется как абразивный материал, в качестве режущего инструмента; в некоторых случаях, например, при обработке сверхтвердых сплавов, алмазы абсолютно незаменимы. Горный хрусталь идет на изготовление пьезокварцевых пластинок, используемых в качестве источника пьезоэлектричества и ультразвуковых волн. Развитие подводного флота было бы немыслимо без применения ультразвуковой локации. Кварц, точнее, пьезокварцевые пластинки ― это «глаза и уши» подводных лодок.[10]

  Валерий Петров, «Драгоценные камни», 1965
  •  

Голубые топазы по цвету напоминают аквамарин, однако отличаются от него поразительной прозрачностью, более высоким удельным весом (отсюда название «тяжеловес») и ярким блеском. Кроме того, топаз обладает совершенной спайностью в одном направлении, т. е. способностью колоться на ровные пластины по определенным направлениям. Все эти свойства отличают его от горного хрусталя, с которым в обломках его легко спутать. В старой литературе, и даже по сей день, ювелиры называют почему-то дымчатый кварц раухтопазом («дымчатый топаз»).[11]

  Моисей Дорфман, «Уральские самоцветы», 1965
  •  

Сополимер винилхлорида и винилацетата ― винилит ― достаточно пластичен и легко формуется без пластификатора. Он применяется для изготовления долгоиграющих пластинок. Наполнитель ― это обычно минеральный порошок, который придает пластинке твердость. Чаще всего берут измельченные природные минералы: шифер (глинистый сланец) или маршалит (пылевидный кварц). Чтобы окрасить пластинку в черный цвет, прибавляют еще сажу. Для уменьшения трения между иглой и пластинкой вводят смазки. Они особенно важны для обычных пластинок.[12]

  Милий Езерский, «Граммофонная пластинка», 1966
  •  

Через восемь лет молодые советские ученые С. Стишов и С. Попова, работавшие под руководством академика Л. Ф. Верещагина, создали новый искусственный минерал, по составу соответствующий кварцу, но еще более тяжелый. Синтез шел при температуре около 1600°C под давлением 115-145 атмосфер. Американские ученые, узнав об открытии Коэса, пришли к заключению, что тяжелый «кварц» можно найти и в природе. По их расчетам получалось, что этот минерал должен существовать в Каньоне Дьявола ― метеоритном кратере в Аризонской пустыне. Поиски увенчались успехом, найденный минерал был назван коэситом. Затем в образцах природного коэсита удалось обнаружить и модификацию кварца, синтезированную советскими учеными.[13]

  Давид Финкельштейн, «Искусственные минералы», 1966
  •  

Долгие годы почвоведы работали впустую: при изучении красных земель Африки они пользовались обычным химическим анализом, а это привело к глубоким заблуждениям. В чем же дело? Давайте проведем сравнительный химический анализ гранита и получившейся из него коры выветривания. Окажется, что содержание SiO2 в коре почти такое же, как в граните, и что изменения в содержании других химических соединений тоже очень небольшие. Поэтому и считали, что при выветривании почти не происходит преобразования гранита. Он будто бы попросту «разваливается», превращается в рухляк. В действительности же от гранита остался лишь один наиболее устойчивый первичный минерал ― кварц. Все остальные распались, и вместо них возникли новые, гипергенные минералы, главным образом каолинит. Минералогический (а не химический! ) анализ подтверждает эту картину: при выветривании гранита более 80% слагавших его минералов преобразованы![14]

  Всеволод Добровольский, Красные земли «черного континента», 1970
  •  

Об одном «исключении из правил» пойдет речь дальше. Но сначала немного истории. В 1880 году братья Кюри впервые открыли пьезоэлектрический эффект на кристалле кварца, то есть обнаружили появление электрических зарядов на противоположных сторонах кристалла при нажатии на него. Примерно через год ими же был открыт и обратный пьезоэффект ― при приложении электрического поля на те же стороны кварц деформируется, причем он утолщается или утоньшается в зависимости от полярности приложенного электрического поля. Долгие годы этот факт считался интересным явлением (феноменом), теоретически изучался, но не имел никакого практического применения. Только через 35 лет после открытия пьезоэффекта французский ученый П. Ланжевен применил кристалл кварца как излучатель и приемник ультразвуковых колебаний: был создан первый ультразвуковой эхолот (гидролокатор). В дальнейшем пьезоэлектрические свойства кварца и других кристаллов нашли очень широкое применение в самых различных областях науки и техники, в основном как датчики напряжений и перемещений.[15]

  Сергей Мергелян. «Три истории — три проблемы», 1976

В художественной литературе[править]

  •  

Спустившись в канаву, он набрал несколько камешков и вернулся с ними в экипаж.
― Вот не угодно ли вам полюбоваться, ― торопливо говорил он, рассматривая несколько кусков ноздреватого кварца.
― Это что такое, по-вашему? Кварц… Какой кварц? Настоящий золотой кварц… Уверяю вас, что правда. Уж эту музыку мы отлично знаем… Можете быть уверены, что мы сейчас едем по чистому золоту. Ей-богу! Бывает белый кварц, плотный, ну, тот нам не рука, хотя в нем попадаются самородки, а вот такой кварц с ноздринками да со ржавыми натеками ― наверняк золото. Да ведь здесь кругом золото, куда ни повернись. Вон в Невьянске или в Верхнейвинске прямо в огородах золото копают…[16]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Золотая ночь», 1884
  •  

Прошло, по крайней мере, полчаса, пока веревка на вороте не дрогнула, а из дудки донесся детский голос:
― Подымай!.. Первая корзина принесла немного. Кварц был хороший для золотоносной жилы: ноздреватый и ржавый от железных окислов, но видимого золота не оказалось.
― Жила разрушистая, ― заметил Яков. ― Легко ее Михалке добывать… ― Пуда с три наберется кварцу… ― соображал вслух Рукобитов, опоражнивая корзину. Вторая корзина тоже не принесла ничего особенного, и Яков, сидя около огонька, только почесывал в затылке. Эх, напрасно давеча глупое слово сорвалось насчет золота. Добытый кварц они уносили в кусты и заваливали снегом. Мало ли что может случиться!.. Тот же штейгер Ермишка, чтобы выслужиться, с пьяных глаз начальство подведет. Ему, оголтелому, все равно… <...>
Когда поднимали пятую корзину, Михалко что-то кричал со дна дудки, но разобрать ничего было нельзя. Разбирая корзину, Яков вдруг ахнул. Схватив кусок кварца фунта в два, он подбежал к огню и с жадностью принялся его рассматривать. Рукобитов подошел, посмотрел на кварц и проговорил: ― Вот так штука…
― Да-а… Точно плюнуто золотом-то в кварц. Ах ты, братец ты мой… Взвесив камень на руке, он прибавил: ― Золотника с два золота будет…[17]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Под землей», 1905
  •  

Собирание камней, однако же, нам не удалось: в Таганроге и его окрестностях нельзя было достать ничего, кроме угля, кирпичей, кусков известняка и кварцевых голышей на берегу моря. Так мы это дело и бросили. Впрочем, и сам учитель наш был не особенно тверд в минералогии. Мы приносили ему собранные нами образцы, и он один и тот же камень в разные дни называл то кварцем, то полевым пшатом, то мрамором.[18]

  Александр Чехов, «Таганрогская гимназия», 1913
  •  

Достаточно было одного взгляда, чтобы распознать в белой породе грейзен ― измененный высокотемпературными процессами гранит, переполненный оловянным камнем ― касситеритом. В чисто белой массе беспорядочно мешались серебряные листочки мусковита, жирно блестящие топазы, похожие на черных пауков «солнца» турмалинов и главная цель его предприятия ― большие, массивные бурые кристаллы касситерита. Этот грейзен обладал особенностью, ранее незнакомой Усольцеву: от самого гранита почти ничего не осталось, его место занял молочно-белый кварц, очень плотный и крепкий. «Похоже на полностью измененную пластовую интрузию, ― подумал Усольцев.[19]

  Иван Ефремов, «Белый рог», 1944
  •  

А насчет остального правильно старик говорил. Сам вижу, что внукам и то понадобилось, на что мы вовсе не глядели. Недавно вон мой дружок-горщик хвалился кварцевой галькой со слабым просветом. Пьезо-кварц называется. Дорогой, говорит, камешок, для радио требуется. А я помню, тачками такую гальку на отвалы возил, потому ― в огранку не шла и никому не требовалась. А того правильнее ― наши горы все дадут, что человеку понадобится.[20]

  Павел Бажов, «Рудяной перевал», 1947
  •  

Ямы-шахты были так глубоки, что дно их скрывалось в темноте. Камень, брошенный туда, катился несколько секунд прежде, чем мы слышали плеск от его падения в воду. Судя по этому, шахты имели не менее 10 сажен глубины. Я внимательно осмотрел кварц жилы в стенке, оставленный между двумя соседними ямами, но не нашел в нем видимого золота. Очевидно, рудокопы углубляли свои ямы по тем участкам жилы, где в кварце было видимое золото, оставляя участки, где его не было видно, хотя и в них, наверно, тоже было золото, только невидимое неопытному глазу. Напившись чаю и отдохнувши, мы поехали дальше.[21]

  Владимир Обручев, «В дебрях Центральной Азии», 1951
  •  

Мы спокойно устроились в моей бывшей квартире при складе. Сначала вскрыли горшочек, привезенный с золотого рудника. В нем оказалось мелкое золото, добытое китайскими рудокопами из кварцевых жил Чий-чу. Они размалывали кварц в больших чашах, составленных из нескольких обделанных глыб твердого гранита. Я забыл упомянуть раньше, что на первом руднике мы видели такую чашу. Она имела около двух аршин в диаметре и по окружности борт высотой в четверть. Размол мелких кусков кварца выполнял каменный вал диаметром в поларшина и длиной в аршин, который катался в чаше вокруг вертикальной оси. Он был прикреплен к этой оси одним концом, а к другому концу его, в который была вставлена деревянная жердь, припрягали лошадь или осла. Бегая по кругу вокруг чаши, животное приводило в движение вал, который катился вокруг оси и давил кварц. В чашу по желобу поступала вода и затем вместе с кварцевым песком и золотом выливалась через отверстие в борту на наклонную плоскость, представлявшую то, что называется вашгердом золотоискателей, на котором под постоянно текущей водой более тяжелые частицы золота остаются у верхнего края, а более легкий кварцевый песок сносится дальше. На руднике Чий-чу мы видели такую же каменную чашу, состоящую из четырех больших камней; возле нее лежал и вал с остатком деревянной оси, а в стороне возвышался порядочный холм из желтоватого кварцевого песка, перемытого на этой примитивной золотоизвлекательной фабрике. Нам, конечно, не нужна была такая фабрика, чтобы перемолоть 18 кусков кварца, которые мы откопали в фанзе.[21]

  Владимир Обручев, «В дебрях Центральной Азии», 1951
  •  

― Нравится горка?
― Угу!
― А что еще понравилось?
― Вот, ― мальчик ткнул в штуф, добытый безвестным мастером невесть из какой ямы в Ильменских горах, ― плоский кусок желтого зернистого кварца с мельчайшими блестками слюды, по которому были разбросаны с причудливой прихотливостью короткие блестящие столбики чёрного турмалина, ― и вот, ― мальчик ринулся к другой витрине...[22]

  Иван Ефремов, «Лезвие бритвы», 1963
  •  

― При заброске партии с самолёта были замечены развалы кварца. Решили проверить канавами.
― И что показал ваш кварц?
― Жилы пустые, ― сказал Жора.
― Низкотемпературный молочный кварц и… более ничего. Майор всё косился на Гурина, закрывшегося обложкой, как будто происходящее его не касалось.[23]

  Олег Куваев, «Территория», 1975
  •  

Какой-то кристаллик послал чуть радужный, как от алмаза, лучик. А, это кварц, сказал себе М’туа и наклонился, чтобы удостовериться. Он выковырял из почвы крохотный прозрачный обломок и, сразу потеряв к нему интерес, тут же отбросил. Эка невидаль ― кварц! И когда тот уже исчез в темноте, до сознания М’туа дошло впечатление, что осколок имеет необычный для кварца излом. М’туа бросился вслед за осколком, но проклятый камешек исчез, будто его и не было. М’туа опустился на четвереньки, лихорадочно шаря лучом по поверхности.[24]

  Дмитрий Биленкин, «Долгое ожидание», 1980-е
  •  

― Для меня, физика-инженера, алмаз интересен только своей непревзойденной твердостью, точно так же, как, допустим, прозрачностью для ультрафиолета ― кварц. Не более. Можно лишь сожалеть о том, что долгие годы ценнейшие минералы разбазаривались ради украшения всяческих модниц, а не шли по назначению. Впрочем, все равно природный флюорит, алмаз и горный хрусталь могут удовлетворить лишь ничтожную долю потребностей современной науки и техники.[25]

  Еремей Парнов, «Третий глаз Шивы», 1990
  •  

― Еще я читал, что в индийском эпосе особое место занимал обыкновенный кварц, который издавна считался тайником волшебной энергии. Теперь мы знаем, что кварц отличается особыми, так называемыми пьезоэлектрическими свойствами… Как вы думаете, Расул Бободжанович, не отголоски ли это забытых знаний? Или предчувствие? Одна из тех поразительных догадок, которыми полна история? [25]

  Еремей Парнов, «Третий глаз Шивы», 1990
  •  

На следующий месяц доносят купцу: в глыбе кварца самородок найден, поболе кошачьей головы и на голову льва похожий. Тогда распорядился как-то секретно купец ― и не вынесли из шахты тот самородок, с почестью где-то похоронили… С тех пор истощилась шахта начисто, кварц и тот не попадается, а все же вот находятся люди, желающие поискать пропажу… Случилось все это в начале семнадцатого года, а уже в двадцатом не осталось у купца ни одного сына, а жена решилась умом. Сам же Бородин пережил как-то и горе, и разорение, в сорок втором вернул все имущество, но к шахте с тех пор не подходил, не подъезжал. Не продавал ее и сам не пользовал.[26]

  Андрей Лазарчук, «Все, способные держать оружие..., 1995

В поэзии[править]

  •  

А когда рассядутся старцы,
Молодёжь запляшет под клики, ―
На куске сбережённого кварца
Начерчу я новые лики.[27]

  Валерий Брюсов, «Скифы», 1899
  •  

Но старец Шварец
Сел на ларец
Без всякого смущенья.
Сиденье Шварца
Твёрже кварца.
Унылая картина.[28]

  Саша Чёрный, «Ещё экспромт», 1908
  •  

И к заднему плану, во мрак, за калитку
В степь, в запах сонных лекарств
Струится дорожкой, в сучках и в улитках
Мерцающий жаркий кварц.[29]

  Борис Пастернак, «Зеркало», 1919
  •  

Со стен, где олова прослои
И скопы золота, как рои,
По ульям кварца залегли, ―
То груди Матери-земли
Удоем вспенили родник.[30]

  Николай Клюев, «Денисов Крест с Вороньим Бором...», 1934
  •  

Сначала только пальцем
Покатывало гальку
И плотно, словно панцирь,
Полнеба облегало.
Потом луна в барашках
Сверкала белым кварцем.
Потом пошло качаться.
И наконец взыграло.[31]

  Давид Самойлов, «Море», 1965

Источники[править]

  1. И.И.Лепёхин в книге: Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV-XVIII вв. — Сталинград. Краевое книгоиздательство. 1936 г.
  2. 2,0 2,1 В. Ф. Зуев. «Педагогические труды». — М.: Изд-во АПН, 1956 г.
  3. Пётр Кропоткин. «Поездка в Окинский караул». Научное наследство. Том 25. — М.: Наука, 1998 г.
  4. Д.В. Путята. Предварительный отчет об экспедиции в Хинган в 1891 г. — Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Выпуск L. — СПб. 1892 г.
  5. А.Е.Ферсман. «Занимательная минералогия»: — Свердловск. Свердловское книжное издательство, 1954 г.
  6. М.Д.Ромм. «Штурм Пика Сталина». — М.: «Молодая Гвардия», 1937 г.
  7. 7,0 7,1 В.Я.Пропп. Исторические корни волшебной сказки. — Л.: изд-во Ленинградского университета, 1986 г.
  8. Обручев В.А., «Мои путешествия по Сибири». — М., Л.: Изд-во АН СССР, 1948 г.
  9. 9,0 9,1 А.Г.Бетехтин, «Курс минералогии». — М.: Государственное издательство геологической литературы, 1951 год
  10. В. П. Петров, Драгоценные камни ― М.: «Химия и жизнь», №10, 1965 г.
  11. М. Д. Дорфман, «Уральские самоцветы». ― М.: «Химия и жизнь», №10, 1965 г.
  12. М. В. Езерский, «Граммофонная пластинка». ― М.: «Химия и жизнь», №9, 1966 г.
  13. Д. Н. Финкельштейн, «Искусственные минералы». ― М.: «Химия и жизнь», №11, 1966 г.
  14. В. В. Добровольский, Красные земли «черного континента». ― М.: «Химия и жизнь», №11, 1970 г.
  15. Сергей Мергелян. «Три истории — три проблемы». — М.: «Техника - молодежи», №8, 1976 г.
  16. Мамин-Сибиряк Д.Н. Золото. Роман, рассказы, повесть. Минск, «Беларусь», 1983 г.
  17. Д.Н. Мамин-Сибиряк. Избранные произведения для детей. — М.: Государственное Издательство Детской Литературы, 1962 г.
  18. «Александр и Антон Чеховы». Воспоминания. Переписка. — М.: Захаров, 2012 г.
  19. Иван Ефремов, «Алмазная труба». — М.: Детгиз, 1954 г.
  20. П. П. Бажов, Сочинения: В 3 т. ― М.: Правда, 1986 г.
  21. 21,0 21,1 Обручев В.А. «В дебрях Центральной Азии». — Москва: «Государственное издательство географической литературы», 1951 г.
  22. Иван Ефремов, «Лезвие бритвы». — М.: Молодая гвардия, 1964 г.
  23. О.М.Куваев. «Территория». Роман. Повести. Рассказы. — Л.: Лениздат, 1982 г.
  24. Д.А.Биленкин. «Ночь контрабандой». ― М.: Молодая гвардия, 1971 г.
  25. 25,0 25,1 Е.И. Парнов, «Третий глаз Шивы». — М.: Детская литература, 1985 г.
  26. Андрей Лазарчук, « Все, способные держать оружие…». — М.: Вагриус, 2000 г.
  27. В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми томах. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  28. Саша Чёрный, собрание сочинений в пяти томах. — Москва: «Эллис-Лак», 2007 г.
  29. Б. Л. Пастернак, Стихотворения и поэмы в двух томах. Библиотека поэта. Большая серия. — Ленинград: Советский писатель, 1990 г.
  30. Н. Клюев. «Сердце единорога». — СПб.: РХГИ, 1999 г.
  31. Давид Самойлов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.

См. также[править]