Кинжал

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Испанский кинжал

Кинжа́лхолодное оружие с коротким (до 40 сантиметров) прямым или изогнутым клинком, заточенным с двух сторон. Чаще всего кинжал используется для внезапного нападения или ближнего боя, однако существуют специальные виды кинжала с утяжелённым лезвием, предназначенные для метания.

Кинжал имеет очень большое число исторических и местных форм, различающихся шириной, формой и материалом лезвия, рукоятки и отделки, начиная от кортика и кончая — стилетом. Зачастую кинжалы использовались в качестве запасного оружия для ситуаций, когда тех основное оружие использовать было затруднительно, например, в силу его больших размеров. В таком качестве кинжалы использовались в армиях многих стран.

Кинжал в прозе[править]

  •  

Мысль эта состоит в том, что как в мире вещественном предмет или вещь, какая бы она ни была, если она остается в одном, беспрерывно покойном, одинаковом положении, без движения внешнего и внутреннего, без прибавления новой жизни, то она портится, делается хуже, стремится к разрушению или вырождается. Истина неоспоримая. Опытом убедиться в ней можете весьма легко. Возьмите лучший дамасский булатный кинжал, которым мокрую тряпицу можно разрубить, как соломинку, оставьте этот кинжал без употребления, не чистите его ― он станет ржаветь, портиться и через несколько лет будет хуже косаря, которым щепает деревенская баба лучину. Возьмите лучшее вино, дайте ему стоять ― пробка рассохнется, вино выдохнется, окиснет и превратится в уксус.[1]

  Николай Полевой, «Вольный мученик», 1830
  •  

Но искры посыпались снова ― и он обомлел, вспомнив рассказы, что чеченцы дают такие сигналы, управляя ходом своих товарищей. Этот миг изумления и раздумья был мигом его погибели; кинжал, ринутый сильною рукою, свистнул ― и пронзенный казак без стона упал на землю. Товарищ его был изрублен сонный, а вырванный шест с бочонком кинули в воду. Быстро соединился весь отряд по данному знаку и разом устремился на деревню, на которую заранее предположено было напасть. Набег совершен был очень удачно, то есть вовсе неожиданно. <...> Очень забавно неверие европейцев к тому, что кинжалом можно отрубить голову; стоит пожить неделю в Азии для убеждения в противном. Кинжал в опытной руке стоит и топора, и штыка, и сабли.[2]

  Александр Бестужев-Марлинский, «Аммалат-бек», 1831
  •  

«А у меня монисто есть, парубки!» сказала она наконец, остановившись: «а у вас нет!.. Где муж мой?» вскричала она вдруг, выхватив из-за пояса турецкий кинжал. «О! это не такой нож, какой нужно». При этом и слёзы и тоска показались у ней на лице.[3]

  Николай Гоголь, «Страшная месть», 1832
  •  

Чувство самодовольствия распустилось по душе Шиллера. Глаза его начали глядеть довольно весело, и он совершенно примирился с Пироговым. «Русский офицер ― умный человек», ― думал он сам про себя.
― Так вы, стало быть, можете сделать и оправу, например, к кинжалу или другим вещам?
― О, очень могу, ― сказал Шиллер с улыбкою.
― Так сделайте мне оправу к кинжалу. Я вам принесу; у меня очень хороший турецкий кинжал, но мне бы хотелось оправу к нему сделать другую. Шиллера это как бомбою хватило. Лоб его вдруг наморщился. «Вот тебе на!»[3]

  Николай Гоголь, «Невский проспект», 1835
  •  

― Поймали вблизи одного их товарища: он, видно, поставлен был на карауле. У него около тела обвита была верёвка, конечно для того, чтоб спустить молодцов через городскую стену. За поясом нашли заряженный пистолет и кинжал. Ну да кинжал, правда, он имел право всегда носить по званию бека!
― Бек? Не может быть, чтобы какой-нибудь бек захотел участвовать в разбое! ― вскричали многие.[4]

  Александр Бестужев-Марлинский, «Мулла-Нур», 1836
  •  

Донья Долорес. Сейчас, мой милый, сейчас… Твоя жена все еще в таком волнении. (Долорес хочет крикнуть. Он быстро выхватывает кинжал и молча угрожает ей. Она падает в кресла). Приходи через четверть часа, дружок.
Дон Бальтазар (за сценой). Хорошо.
Дон Пабло (приближаясь к Долорес). Долорес… вы понимаете, что после сегодняшнего вечера мои отношения к вам и к вашему мужу изменяются совершенно… Я чувствую: я не могу ни расстаться с вами, ни позабыть вас; вы меня любить не можете, и потому пускай же совершится неминуемое. Я предаюсь, я повинуюсь неотразимому влеченью… я не противлюсь… я и не хочу противиться. О! я верю в судьбу… одни лишь дети в нее не верят… <...>
Донья Долорес. О, разумеется, вы шутите! Вы хотите меня… убить… Вот вы смеетесь… Мы, женщины, всегда бог знает какие небылицы придумаем, боимся, сами не зная чего; но сознайтесь, вы говорили так странно… и… спрячьте этот кинжал, ради бога; послушайте, сеньор: я вас не люблю… то есть вы говорили, что я вас не люблю; но вы сами, вы всегда были так угрюмы, так молчаливы… могла ли я думать…
Дон Пабло. Сирена!..[5]

  Иван Тургенев, «Неосторожность», 1843
  •  

Но кактус особенно мил своею нелепостью среди грациозных южных растений, когда топорщит свои уродливые лапы около апельсинных дерев, которые здесь всегда раскидываются с идеальным изяществом, или около пальм, и тонких ветвей гранатов, и фисташковых дерев с их лоснящимися, маленькими, душистыми листьями. На тёмном фоне этой зелени ярко отделяется сизо-синее, матовое алоэ, которого колоссальные листья торчат, словно кинжалы.[6]

  Василий Боткин, «Письма об Испании», 1847
  •  

Как молния, сверкнул в это время кинжал в руке Цимисхия. Афанас не успел поставить чаши на стол… кинжал был уже до рукоятки в сердце его; чаша выпала из рук Афанаса; он упал на пол без дыхания.
― Чудовище, изменник! ― воскликнул Порфирий, и кинжал его устремился быстро на Цимисхия. Удар был жестокий, но острие скользнуло по крепким латам, которые были надеты под платьем Иоанна. Порфирий пошатнулся с размаха, и в хребет его вонзился кинжал Цимисхия; с страшным стоном повалился Порфирий на свое седалище.
― Господи Иисусе Христе, сыне Божий! помилуй нас! ― сказал Цимисхий, крестясь. Хладнокровно вложил он кинжал свой в ножны и приложил руку к трупу Афанаса. ― Умер ― кончено! «Злодей, чудовище, змея, которую согрел я в пазухе моей», ― стенал Порфирий. Цимисхий сложил руки на груди и стоял в задумчивости. «Тебя не хотел я убить, ― сказал он Порфирию. ― Бедный старик! тебя погубила судьба твоя; ты не был подобен этому хитрому чудовищу, который готовил трон себе, готовил смерть мне, тебе, погибель всем «синим», заклятый ненавистник добра и чести!»[7]

  Николай Полевой, «Иоанн Цимисхий», 1841
  •  

Пора одеваться к обеду. Мне рассказывали, что мой хозяин никогда не ходит без оружия и что в его спальне постоянно лежат у изголовья постели заряженный пистолет и кинжал. Эта предосторожность вовсе не лишняя, потому что его предшественник, резидент Фразер, был зарезан одним индийцем, который, по милости Фразера, проиграл тяжебное дело со своим родным братом. Проезжая Дели, я видел могилу этого резидента; она находится на видном месте, при большой дороге. Утомленный постоянными мечтами о поездке в Лагор и Кашемир, до которых, по рассказам, решительно нет никакого доступа, я списался с г-ном Кларком, английским агентом при Лагорском дворе, прося его доставить мне верные сведения о возможности путешествия, и получил неблагоприятный ответ.[8]

  Алексей Салтыков, Письма из Индии», 1842
  •  

Отрубите любому из этих бойцов голову или руку, из неё вырастет новый, грозящий мечом и кинжалом боец.[9]:103

  — Карел Чапек, «Год садовода», О любителях кактусов, 1928
  •  

Кинжал хорош для того, у кого он есть. И горе тому, у кого его не окажется в нужную минуту.

  Чёрный Абдулла в фильме «Белое солнце пустыни», 1970

Кинжал в поэзии[править]

  •  

Сей князь с державцем их воспитан вместе был,
К России за вражду народ его любил,
Но, зря его главу, несому пред полками,
Смутились, дрогнули и залились слезами.
Казалось, казнь и смерть отчаянных разит;
Такое ж бедство им, иль вящее, грозит,
Зияют из главы, им зрится, черны жалы.
Казанцы в ужасе исторгли вдруг кинжалы;
Един из воинов в неистовстве речет:
«Вы видите, друзья! что нам спасенья нет;
Предупредим позор и нам грозящи муки,
У нас кинжалы есть, у нас остались руки».
И вдруг кинжал вонзил внутрь чрева своего;
Дрожаща внутренна упала из него.[10]

  Михаил Херасков, Россиада. Поэма эпическая. 1779
  •  

Лемносской бог тебя сковал
Для рук бессмертной Немезиды,
Свободы тайный страж, карающий кинжал,
Последний судия Позора и Обиды. <...>
В твоей Германии ты вечной тенью стал,
Грозя бедой преступной силе ―
И на торжественной могиле
Горит без надписи кинжал.[11]

  Александр Пушкин, «Кинжал», 1821
  •  

Так, так, он будет жить… убийство уж не в моде:
Убийц на площадях казнят.
Так!.. в образованном я родился народе;
Язык и золото…. вот наш кинжал и яд![12]

  Михаил Лермонтов, «Маскарад», 1836
  •  

Я ненавидела его в минуту роковую ту;
Но граф, близ сердца моего, был дорог мне… за красоту
Я тихо встала… Он лежал…
В моей руке сверкнул кинжал.
Как сладко граф дремал тогда!
Как грудь, роскошно-молода,
Вздымалась тихо у него!
Но не щадила я его:
Три раза мой кинжал сверкнул,
В крови три раза утонул,
Казня изменника за ложь
А граф и мертвый был хорош![13].

  Леонид Трефолев, «Две сестры», 1889
  •  

Кинжал поэзии! Кровавый молний свет,
Как прежде, пробежал по этой верной стали,
И снова я с людьми, ― затем, что я поэт.
Затем, что молнии сверкали.[14]

  Валерий Брюсов, «Кинжал», 1903
  •  

Отдай кинжал тому, кто слаб,
Чье слово лживо или слабо.
У нас иной и лад, и склад.
И все. И большего не надо.[15]

  Давид Самойлов, «Все реже думаю о том...», 1964
  •  

Если она принять его захочет,
Дымный топаз нам счастье напророчит.
Если она в ответ смеяться будет,
Верный кинжал за все про все рассудит![16]

  Павел Антокольский, «Сердце мое принадлежит любимой...» (из сборника «Песни откуда-то»), 1976
  •  

Нарядили следствие.
Шуйские князья
Приговорили: маленьких
Убивать нельзя.
А его, царевича,
Никто и не убивал
Играл, играл
Да напоролся
На кинжал.[15]

  Давид Самойлов, «Убиение углицкое», 1984

Источники[править]

  1. Полевой Н. А. в книге: Русский фельетон. В помощь работникам печати. М.: Политической литературы, 1958 г.
  2. Бестужев-Марлинский А.А. Кавказские повести. Санкт-Петербург, «Наука», 1995 г.
  3. 3,0 3,1 Н. В. Гоголь. Полное собрание сочинений в 14 томах. — М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1952 г.
  4. Бестужев-Марлинский А.А. Кавказские повести. Санкт-Петербург, «Наука», 1995 г.
  5. Тургенев И. С., Собрание сочинений в 12-ти томах. — Москва: «Художественная литература», 1976—1979, том 9.
  6. Боткин В. П. «Письма об Испании». Л.: Наука, 1976 г.
  7. Полевой Н. А. Избранная историческая проза. — М.: Правда, 1990 г.
  8. Салтыков А. Д. Письма об Индии. М. Наука. 1985
  9. Залетаева И. А. «Книга о кактусах». — М.: «Колос», 1974 год, 192 стр., тираж 600 000.
  10. М. М. Херасков. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1961 г.
  11. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений, 1837-1937: в шестнадцати томах, Том 2
  12. М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений: В 5 т. — М. Л.: Academia, 1935-1937 г.
  13. Трефолев Л.Н. Стихотворения. (из серии Библиотека поэта). — Ленинград, «Советский писатель», 1958 г.
  14. В. Брюсов. Стихотворения и поэмы. (Библиотека поэта). — Л.: Советский писатель, 1961 г., стр.85
  15. 15,0 15,1 Давид Самойлов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. — Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.
  16. П. Г. Антокольский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1982 г.

См. также[править]