Сталь

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Стальные профили

Сталь (от нем. Stahl) — технический сплав железа с углеродом (и другими составляющими элементами), который содержит не менее 45 % железа и 0,02-2,14 % углерода, придающего сплаву прочность и твёрдость, одновременно снижая пластичность и вязкость. Если содержание углерода в сплаве превышает верхний предел в 2,14 %, такой сплав уже называется чугуном.

Стали с высокими упругими свойствами находят широкое применение в машино- и приборостроении. В машиностроении их используют для изготовления рессор, амортизаторов, силовых пружин различного назначения, в приборостроении — для многочисленных упругих элементов, обладающих высоким сопротивлением малым пластическим деформациям: мембран, пружин, пластин реле, сильфонов, растяжек, подвесок... Самые ранние из известных образцов стали были обнаружены при раскопках в Анатолии (Турция), они датируются 1800 годом до нашей эры. В поэзии и художественной прозе сталь стала, прежде всего, символом твёрдости и стойкости.

Сталь в научной и научно-популярной прозе[править]

  •  

В бытность мою у Демидова на заводах прикащики жаловались, что косы у них делаютца весьма мяхки и для того де их не покупают, а сказали, что делают из их уклада, но я мню, что оному причина худоба их уклада, також мы видим, что здесь сталь делаетца весьма плоха, может, что здешния руды к тому неспособны. Того ради я нарочно оной тагильской и Благодати руд и Демидова железа и уклада привез по нескольку, которое отдал на здешней завод камисару опробовать, дабы вплоть, ис котораго сталь будет лучше. Сверх же того мне помнится, что мы на Уктус брали с Кунгура уклад и здешних заводов из разных руд в сталь пробы деланы при генерал-порутчике, токмо где те опыты и записки, не знаю, а ежели можно отыскать, весьма б изрядно, а наипаче чаю, что из руд крововиковых проб не делано. Того ради надлежит с Сысерского и Полевского рудников на сталь опробовать.[1]:316.

  Василий Татищев, «Ведение в канцелярию главного правления сибирских и казанских заводов о построении и содержании заводов на Кушве и Туре», 1735
  •  

Темно-зеленый нефрит довольно красив: он состоит из мельчайшего переплета нитей и волокон минерала актинолита. Благодаря этому переплету нефрит не только сохраняет значительную твёрдость, но и получает совершенно исключительную вязкость и прочность. И верно: самым лучшим стальным молотком трудно отбить кусочек от нефритовой скалы или обломка.[2]

  Александр Ферсман, «Занимательная минералогия», 1928
  •  

При построении современных холодильных машин, в особенности машин для получения жидкого кислорода, воздуха и для азотно-кислородных разделительных устройств, необходимо применять исключительно цветной металл (латунь и пр.). Невозможность применения обычных сталей обусловливается не только тем, что они сильно коррелируют, но главное тем, что при низких температурах черные металлы, такие, как обычные железо и сталь, становятся исключительно хрупкими, почти как стекло, что, конечно, ведет к поломкам аппаратуры <...> Выход из этого положения я уже давно искал в возможности замены цветных сплавов так называемыми аустенитными сталями. Эти стали, в которых железо находится в аустенитовой модификации, замечательны не только своей исключительной прочностью, но также и тем, что они полностью сохраняют при низких температурах свою пластичность и коррелируют еще меньше, чем цветные металлы. Наиболее распространённая и хорошо освоенная за границей и у нас разновидность этой стали известна под маркой ЭЯ-1 (в основном сплав 8% никеля и 18% хрома, остальное железо).[3]

  Пётр Капица, Отчёты, 1941

Сталь в художественной прозе[править]

  •  

Отсюда, с властной высоты, адмиральский флаг молчаливо подтверждает волю адмирала, объявленную пестрым трепетом сигнальных флагов. И здесь, на этом синем кресте, столетиями распято понятие человек. Нет людей на этом острове плавающей стали. Сталь любит числа. Она родилась на заводах в числах градусов, в числах атмосфер, в числах тонн. Сквозь числа формул и числа чертежей она прошла великий машинный путь и вновь обрела числа: 26000 тонн водоизмещения; 42000 лошадиных сил в турбинах; 592 фута длины; 40000000 рублей затрат; 12 двенадцатидюймовых орудий; 1186648 заклепок; 1186 матросов; 39 офицеров...[4]

  Л. С. Соболев, «Капитальный ремонт», 1932
  •  

Вымазанные сажей мальчики стояли около мехов, раздувая в горнах угли, и бегали с деревянными ведрами за водой. Хозяин Кары-Максум, толстый и широкоплечий, с выкрашенным красной краской концом седой бороды, поругивая рабочих, сидел на глиняной завалинке, покрытой обрывком ковра, и отвечал на приветствия прохожих. Возле него двое рабов, один молодой, с выжженным тавром на лбу (за то, что пытался бежать), другой старый, с равнодушным закоптелым лицом, равномерно били небольшими молотками по пучку железной проволоки. Они делали самую ценную работу: не накаливая клинка на углях, вырабатывали «холодным способом» знаменитую узорчатую дамасскую сталь ― «джаухар».
― Ты чего сюда пришел? Заворачивай обратно! ― крикнул хозяин.[5]

  Василий Ян, «Чингиз-хан», 1939
  •  

Он отмахивался шашкой, вьюном вертелся в седле, оскаленный, изменившийся в лице, как мертвец. Иванкова концом палаша полоснули по шее. С левой стороны над ним вырос драгун, и блекло в глазах метнулся на взлете разящий палаш. Иванков подставил шашку: сталь о сталь брызгнула визгом. Сзади пикой поддели ему погонный ремень, настойчиво срывали его с плеча. За вскинутой головой коня маячило потное, разгоряченное лицо веснушчатого немолодого немца. Дрожа отвисшей челюстью, немец бестолково ширял палашом, норовя попасть Иванкову в грудь.[6]

  Михаил Шолохов, «Тихий Дон» (Книга первая), 1940
  •  

― Вот, смотри! ― Он протянул уйгуру меч с золотой рукояткой. Половина ножен отвалилась при спуске, из-под растрескавшейся бурой корки блестела драгоценная голубая сталь ― сталь легендарных персидских оружейников, секрет изготовления которой ныне утрачен. Старик опустился на колени, не притрагиваясь к мечу.
― Что же ты? Бери, смотри, ― повторил геолог.
― Нет, ― затряс головой уйгур, ― никакой человек не смеет брать такой шемшир, только батуры, как ты…[7]

  Иван Ефремов, «Белый рог», 1944
  •  

Француженки, приглашенные с биржи труда, чтобы чистить статую, такелажника Никиту звали мосье Никита. Стреляли глазами. Наши рабочие были в синих комбинезонах и в беретах. Сталь бесцветна и может принимать все оттенки дня. На заре она розовая, в грозу ― грозовая, утром и вечером ― золотая. На физкультурном параде несли макет павильона со статуей, которую изображали живые юноша и девушка. Не скажу, чтобы это было красиво, но энтузиазма здесь много.[8]

  Вера Мухина, «Воспоминания Веры Мухиной», 1957

Сталь в поэзии[править]

  •  

Те ушли, и одинокий устремился витязь вдаль.
Тело сходно было с пальмой, сердце было словно сталь;
Было радостей прошедших быстроскачущему жаль,
Из нарциссов ливень грянул на тускнеющий хрусталь.

  Шота Руставели, «Витязь в тигровой шкуре», 1200-е
  •  

Иль как на лён, на шёлк, цвет, пестрота и лоск,
Все прелести, красы, берутся с поль царицы;
Сталь жесткая, глядим, как мягкий алый воск,
Куется в бердыши милицы.[9]

  Гавриил Державин, «Евгению. Жизнь Званская», 1807
  •  

Одето сердце будто сталью.
Оставь мольбы свои, пусти!
Смеюсь я над твоей печалью,
С улыбкой говорю: прости!

  Константин Аксаков, «Твои уста, твой взор молили…», 1846
  •  

Придет, настанет ли мой день?
Но блещет свет над мертвой гнилью,
Сталь золотою сыплет пылью,
И крепок звонкий мой кремень.[10]

  Иван Бунин, «Сталь», 1909
  •  

Упружить сталь. Ковач, познай металлы,
Чтоб гнулось и прямилось лезвиё.
Тогда, взмахнув мечом, отметь: — «Моё!»
Тебе уступят Римляне и Галлы.[11]

  Константин Бальмонт, «Сталь», 1914
  •  

Ржавеет золото и истлевает сталь,
Крошится мрамор. К смерти все готово.
Всего прочнее на земле — печаль,
И долговечней — царственное слово.[12]

  Анна Ахматова, «Кого когда-то называли люди...», 1945

Источники[править]

  1. В.Н.Татищев «Научное наследство», том 14: Записки. Письма 1717―1750 гг.. — М.: «Наука», 1990.
  2. А.Е.Ферсман. «Занимательная минералогия»: — Свердловск. Свердловское книжное издательство, 1954 г.
  3. Капица П. Л. Отчеты (1939-1941 гг.) — М.: «Химия и жизнь», №№ 3-5, 1985 г.
  4. Л. С. Соболев, «Капитальный ремонт» — М.: Художественная литература, 1989 г.
  5. В. Г. Ян «Чингиз-Хан». — Минск: Мастацкая лiтаратура, 1982 г. Том первый
  6. М.А.Шолохов, «Тихий Дон». — М.: Молодая гвардия, 1980 г.
  7. Иван Ефремов, «Алмазная труба». — М.: Детгиз, 1954 г.
  8. Тоом Л., Бек А.. «Устные воспоминания Веры Мухиной»: — М.: «Искусство», №8, 1957 г.
  9. Г.Р.Державин, Сочинения. — СПб., Новая библиотека поэта, 2001 г.
  10. И. Бунин. Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  11. К. Д. Бальмонт. «Белый зодчий». — СПб: Издательство «Сирин», 1914 г.
  12. А.А. Ахматова. Собрание сочинений в 6 томах. — М.: Эллис Лак, 1998 г.

См. также[править]