Перейти к содержанию

Николо-Малица

Материал из Викицитатника
Восстановленный собор

Нико́ло-Ма́лица — деревня неподалёку от Твери, в Калининском районе Тверской области, входит в состав Заволжского сельского поселения. Появилась как церковная слобода вместе с Николо-Малицким монастырём, основанным между 1584 и 1595 годами на пустоши Шевяковка.

Название деревня получила по имени речки Малицы, огибавшей монастырь с севера и впадавшей в реку Межурку — левый приток Волги. В 1941-1942 годах по деревне проходила линия фронта по деревне Николо-Малица, шли ожесточённые бои за Октябрьскую железную дорогу. Немецкими обстрелами и бомбежкой была уничтожена большая часть архитектурного ансамбля монастыря: две церкви, колокольня, трапезная, настоятельский корпус, сильно повреждён собор. Последний храм на территории монастыря взорвали уже в 1954 году.

Николо-Малица в коротких цитатах[править]

  •  

Группе танков и мотопехоте немцев удалось прорваться к штабу 8-й т.бр. в Малице. При отражении нападения немцев пал смертью храбрых начальник штаба майор М. А. Любецкий.[1]

  Журнал боевых действий 3-й гвардейской танковой бригады, 17 октября 1941 года
  •  

«Пролетарий» сообщал об организации митинга в слободе Никола Малица (Тверь) 9 мая, в день перенесения иконы из монастыря в город. Сначала народу было мало, «но когда рабочие запели, из деревни начал подходить народ, и оратор открыл митинг». Народу собралось до семисот человек. Песни исполнялись вперемежку с речами...[2]

  Василий Десницкий, Ксения Муратова, «Революция 1905 года и русская литература», 1956
  •  

9 мая <1905 года> произошла демонстрация в слободе Никола Малица, в 6 верстах от города. В этот день бывает перенесение иконы из монастыря в этой слободе в город. Комитетом были приглашены городские и деревенские товарищи на митинг после крестного хода.[3]

  Анна Панкратова, «Революция 1905-1907 года в России», 1957
  •  

Капитан Баскаков докладывает:
Пехота и танки противника обошли роту лейтенанта Фролова и продвигаются к Никола Малице.
А ведь там командный пункт бригады... Не теряя времени, выделил группу танков. Ее возглавил и повел к Никола Малице только что прибывший в полк мой заместитель майор П. Ф. Вишняков.[4]

  Александр Егоров, «С верой в победу» (Записки командира танкового полка), 1974
  •  

Еду в штаб бригады. Он находится в Никола Малице, в полуразбитой холодной церкви.
Докладываю Ротмистрову о данных, собранных нашей разведкой.[4]

  Александр Егоров, «С верой в победу» (Записки командира танкового полка), 1974
  •  

К Никола Малице мы шли на полной скорости, но немецкие танки уже ворвались в село. Настигли их, когда они приближались к церкви. Шедший в голове взвод лейтенанта В. П. Богатырева с ходу развернулся и завязал бой на коротких дистанциях. В этой схватке было сожжено три вражеских танка, раздавлено два противотанковых орудия, уничтожено до взвода пехоты. Командир танка заместитель политрука В. А. Вотинцев захватил фашистскую машину с прицепом, груженную боеприпасами. Остальные танки и пехота гитлеровцев поспешно откатились...[4]

  Александр Егоров, «С верой в победу» (Записки командира танкового полка), 1974
  •  

Во время одного из прорывов вражеских танков и пехоты к Никола Малице работникам штаба бригады пришлось взяться за оружие. В этом бою погиб начальник штаба бригады майор А. М. Любецкий. Мы тяжело переживали эту потерю.[4]

  Александр Егоров, «С верой в победу» (Записки командира танкового полка), 1974
  •  

Комбриг отметил участок прорыва и направление атаки, поставил боевую задачу. Она состояла в том, чтобы во взаимодействии с полками 133-й и 185-й стрелковых дивизий прорвать позиции врага, перешедшего к обороне, и, развивая наступление, освободить Медное и Никола Малицу. Готовность к атаке — к утру. Наступать нам предстояло с преодолением реки Тверца.[4]

  Александр Егоров, «С верой в победу» (Записки командира танкового полка), 1974
  •  

Преступные собрания проводились на Песках, в лесу у погоста Николы-Малицы, на квартире у мельника Гаврилы.[5]

  Алексей Егоров, «Тайна полковника Уранова», 1978

Николо-Малица в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Танки полка, маневрируя вдоль Ленинградского шоссе на участке Никола-Малица — Медное, то соединялись в стальной кулак и устремлялись в короткие контратаки на наступающего противника, то рассредоточивались, чтобы затаиться в засадах и обрушить на него внезапный сокрушительный огонь. Группе танков и мотопехоте немцев удалось прорваться к штабу 8-й т.бр. в Малице. При отражении нападения немцев пал смертью храбрых начальник штаба майор М. А. Любецкий. Чудом остался жив и командир 8-го т.п. майор А. В. Егоров. Прямым попаданием снаряда была пробита лобовая броня его командирского танка. Погиб механик-водитель Иван Августинович. Егоров отделался лёгкой контузией и остался в строю.[1]

  Журнал боевых действий 3-й гвардейской танковой бригады, 17 октября 1941 года
  •  

Революционная песня проникала из города в деревню. Для агитационной работы среди крестьян партия нередко использовала календарные праздники. На Пасхе, говорилось в сообщении из Твери, «фабричная и деревенская молодежь проходила по по улицам со знаменем и революционными песнями... Конспиративные условия в деревне почти не действуют. На праздниках не поётся никаких песен, кроме революционных». Революционная песня служила отличным средством воздействия на крестьян. «Пролетарий» сообщал об организации митинга в слободе Никола Малица (Тверь) 9 мая, в день перенесения иконы из монастыря в город. Сначала народу было мало, «но когда рабочие запели, из деревни начал подходить народ, и оратор открыл митинг». Народу собралось до семисот человек. Песни исполнялись вперемежку с речами...[2]

  Василий Десницкий, Ксения Муратова, «Революция 1905 года и русская литература», 1956
  •  

В этот же день состоялись демонстрации и в некоторых деревнях Тверского уезда: в дер. Палагино принимали участие фабричные рабочие, около 100 чел., а в деревнях Киево и Лясково демонстрация была устроена исключительно деревенской социал-демократической молодёжью в количестве 50 человек... 9 мая <1905 года> произошла демонстрация в слободе Никола Малица, в 6 верстах от города. В этот день бывает перенесение иконы из монастыря в этой слободе в город. Комитетом были приглашены городские и деревенские товарищи на митинг после крестного хода. В условленном месте собралось мало, и назначенный комитетом оратор хотел было распустить собравшихся. Но когда рабочие запели, из деревни начал подходить народ и оратор открыл митинг. Говорил о неизбежности и необходимости революции и об Учредительном собрании. Пошёл дождь и заставил прервать речь, хотя больше четверти часа публика стояла под дождём, слушая оратора. По требованию рабочих пришлось устроить демонстрацию. Было поднято красное знамя. Запели: «Дружно, товарищи, в ногу». Двинулись в слободу.[3]

  Анна Панкратова, «Революция 1905-1907 года в России», 1957
  •  

Морозовские рабочие собирались в Желтиковской роще, которая после Октябрьской революции в память о подпольных маевках была переименована в Первомайскую. Металлисты вагонного завода предпочитали высокий берег Волги у деревни Никола Малица или поездки по реке на лодках под видом подгулявшей компании.[6]

  Василий Васильевич Малиновский, «Лаврушка», 1966

Николо-Малица в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

Братский корпус Николо-Малицкого монастыря (2008)
  •  

Еду в штаб бригады. Он находится в Никола Малице, в полуразбитой холодной церкви.
Докладываю Ротмистрову о данных, собранных нашей разведкой. Павел Алексеевич слушает молча, задумчиво поглаживает усы, делает пометки на карте. Чувствую, на душе у него тяжело. Поставленная нам задача — ворваться в Калинин — так и не выполнена. Теперь же приходится думать о том, как остановить наступление врага, не дать ему прорваться на север и запад. Приказ комбрига нашему полку — вместе с мотострелковым батальоном и соседями подготовиться к отражению атаки немцев.
Возвратившись из Никола Малицы, вызываю командиров батальонов. Информирую их о приказе комбрига, ставлю задачи батальонам, еще раз напоминаю — решительно бить танки врага огнем с места, из засад, смелее маневрировать, не допускать обхода наших флангов.[4]

  Александр Егоров, «С верой в победу» (Записки командира танкового полка), 1974
  •  

Удерживать занимаемые позиции нам становится все труднее. Превосходство в силах и средствах явно на стороне противника. Немцы потеснили нас от Горбатого Моста, усиливают нажим вдоль Ленинградского шоссе. Капитан Баскаков докладывает:
— Пехота и танки противника обошли роту лейтенанта Фролова и продвигаются к Никола Малице.
А ведь там командный пункт бригады... Не теряя времени, выделил группу танков. Ее возглавил и повел к Никола Малице только что прибывший в полк мой заместитель майор П. Ф. Вишняков. Вот что доложил он потом о событиях, развернувшихся в районе командного пункта бригады:
— К Никола Малице мы шли на полной скорости, но немецкие танки уже ворвались в село. Настигли их, когда они приближались к церкви. Шедший в голове взвод лейтенанта В. П. Богатырева с ходу развернулся и завязал бой на коротких дистанциях. В этой схватке было сожжено три вражеских танка, раздавлено два противотанковых орудия, уничтожено до взвода пехоты. Командир танка заместитель политрука В. А. Вотинцев захватил фашистскую машину с прицепом, груженную боеприпасами. Остальные танки и пехота гитлеровцев поспешно откатились...
Пока группа Вишнякова вела бой в Никола Малице, положение на участке полка еще более осложнилось. Танков у нас осталось мало, и немцы не замедлили воспользоваться этим, усилили нажим. Батальон Баскакова пришлось отвести на запасные позиции. Но, отходя, мы все время контратаковали противника. Используя подвижность тридцатьчетверок, надежную броневую защиту тяжелых танков КВ, их огневую мощь, наши малочисленные роты упреждали прорывы гитлеровцев, наносили им чувствительные удары. Немецким танкам все же иногда удавалось проскакивать в стыки между ротами и батальонами, пробиваться на наши фланги, выходить даже в тыл. В эти часы жаркого боя район Никола Малица, Медное, Брянцево представлял своего рода «слоеный пирог». Группы советских и немецких танков растекались по полям, сталкивались в коротких схватках. Быстро маневрируя, наши экипажи отбрасывали противника или уничтожали его.
Во время одного из прорывов вражеских танков и пехоты к Никола Малице работникам штаба бригады пришлось взяться за оружие. В этом бою погиб начальник штаба бригады майор А. М. Любецкий. Мы тяжело переживали эту потерю.[4]

  Александр Егоров, «С верой в победу» (Записки командира танкового полка), 1974
  •  

— Вызывают из штаба бригады.
В трубке слышу голос капитана Краснова — нового начальника штаба бригады, назначенного вместо убитого в Никола Малице майора М. А. Любецкого. Краснов передал, что в полк выехал комбриг.
Вскоре Павел Алексеевич прибыл и сразу приступил к делу.
— Мы остановили немцев, — сказал он, — но острие их клина по-прежнему нацелено из-за Волги к Медному и на Торжок. Пока они подтягивают резервы, мы вместе с подошедшими сибирскими стрелками срежем острие этого клина.— С сибиряками дело пойдет, — не скрывая радости, заметил капитан Калинин.
— Будем надеяться, — поддержал его Ротмистров. — А теперь смотрите сюда, — он постучал карандашом по разложенной на столе карте.
Комбриг отметил участок прорыва и направление атаки, поставил боевую задачу. Она состояла в том, чтобы во взаимодействии с полками 133-й и 185-й стрелковых дивизий прорвать позиции врага, перешедшего к обороне, и, развивая наступление, освободить Медное и Никола Малицу. Готовность к атаке — к утру. Наступать нам предстояло с преодолением реки Тверца.[4]

  Александр Егоров, «С верой в победу» (Записки командира танкового полка), 1974

Николо-Малица в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

В 1902 году среди фабричных рабочих Товарищества Рождественской мануфактуры были образованы преступные кружки, цель которых состояла в том, чтобы сеять смуту на фабриках, отрицать религию и семью, пренебрегать законом, не повиноваться власти, глумиться над ней, готовить свержение законного правительства и государя. Кружки объединились под главенством Фомы. В одном из кружков верховодили вы. Преступные собрания проводились на Песках, в лесу у погоста Николы-Малицы, на квартире у мельника Гаврилы. Когда же один из членов кружка прозрел, увидел, в какую трясину его затягивают, пошел в полицию и обо всем рассказал, об этом стало известно вам, вы решили убить отступника. Ротмистр неотрывно смотрел на Соколова. Тот ничем не выдавал душевного состояния.[5]

  Алексей Егоров, «Тайна полковника Уранова», 1978

Источники[править]

  1. 1 2 Генеральный Штаб. Военно-научное управление. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1956 г. — Том 29
  2. 1 2 В. А. Десницкий, К. Д. Муратова. Революция 1905 года и русская литература. ― М.: изд-во Академии Наук СССР, 1956 г.
  3. 1 2 А. М. Панкратова. Революция тысяча девятьсот пятого — тысяча девятьсот седьмого года в России. ― М.: Иститут Истории Академии Наук СССР, 1957 г.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 Егоров А. В.. С верой в победу (Записки командира танкового полка). Лит. запись И. А. Игошева. («Военные мемуары»). — М.: Воениздат, 1974 г. — 222 с.
  5. 1 2 Алексей Егоров. Приключения. ― М.: Молодая Гвардия, 1978 г.
  6. Василий Малиновский. Лаврушка. ― М.: Московский работчий, 1966 г. — 88 стр.

См. также[править]