Мышкин

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мышкин, вид с Волги

Мы́шкин, реже Мы́шкино (село) — город (с 1777 года) в России, административный центр Мышкинского района Ярославской области. Расположен на левом, высоком берегу Волги, напротив впадения реки Юхоть; пристань.

Существует несколько версий происхождения названия. Есть версия, по которой топоним получил своё происхождение от прозвища одного из первых поселенцев. По другой легенде, некий князь (предположительно, Фёдор Михайлович Мстиславский) прилёг отдохнуть на берегу Волги и проснулся от того, что по его лицу проползла мышка. Вначале он рассердился, но потом увидел, что мышь спасла его от подползающей змеи.

Мышкин в коротких цитатах[править]

  •  

В Мышкине купцы богаты, имеют прекрасные дома, живут дружно между собою... Одних яиц из Мышкина отправляют купцы в Петербург до 6 миллионов![1]

  Иван Аксаков, Письма к родным, 1851
  •  

Всё зависит от свойства людей, гораздо больше, чем от условий местности. Рядом с Мышкиным ― Углич, где мещане байбаки и сидни...[1]

  Иван Аксаков, Письма к родным, 1851
  •  

Город Мышкин близ Углича выродился в населённый пункт Мышкино...[2]

  Михаил Гаспаров, «Записи и выписки», 2001
  •  

Переехали через плотину ― и в Мышкин. Это целая поэма. Туда не проложена железная дорога, он остался таким же, каким был 200 лет назад...[3]

  Марк Харитонов, Стенография конца века. Из дневниковых записей, 2001
  •  

Мышкин ― красивая идея города-сказки, смысл которой в капитализации места за счет приезда массы визитёров и просто покупателей бренда.[4]

  — Александр Согомонов, «Современный город: стратегия идентичности», 2010

Мышкин в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Не знаем, явилось ли на страницах официальной газеты любопытное донесение мышкинского исправника, лейб-гвардии прапорщика Опочинина. Он рапортовал так:
«В минувшем Сентябре месяце сего года Мышкинской округи, вотчины господина полковника и кавалера Михаила Петровича Селифонтова, при сельце Артемьеве, усмотрено мною вещество, из пруда вытасканное, по приказанию его, г. полковника, людьми из тины, похожее на вату, которое сходствует много с настоящею выделанною ватою, так что ничем почти одна от другой не различествует, о чем к припечатанию в „Северной Газете“ (sic) вашему сиятельству на рассмотрение сим почтеннейше и репортую».
Губернатор впал в недоумение: какое же такое вещество, сходное с ватою, может быть обнаружено в Мышкинском уезде? В здравом ли уме и в твердой ли памяти обретается бывший лейб-гвардеец Опочинин? Ведомо ли ему, что хлопок, из коего делается вата, есть произведение тёплого климата, а отнюдь не хладного Мышкинского уезда?[5]

  Леонид Трефолев, «Северная почта», или «Новая С.-Петербургская газета» в Ярославской губернии», 1899
  •  

Вообще в Мышкинском уезде накоплялось материалов для «Северной Почты» более, чем во всех остальных уездах Ярославской губернии. Очевидно одно из двух: или тамошняя земская полиция возымела наклонность к литературным упражнениям, повинуясь воле начальства, или же Мышкинский земский суд не опускал из виду даже «происшествий в натуре», тогда как другие земские суды думали, что «натура» может существовать и без корреспонденции в «Северной Почте», хотя первая и входила в программу последней. Так, например, приводим два донесения означенного суда: 1) «В течение минувшего Сентября сего 1810 года первой половины продолжались в здешней округе морозы, а в последней наступила столь ясная, тихая и ведреная погода, которая к окончанию жатвы и уборки землепашцам с полей хлеба, а в некоторых местах и сена, много способствовала, каковых времен осени (sic) давно уже жители припомнить не могут, о чем, для припечатания в „Северной Газете“ (sic!) вашему сиятельству на рассмотрение земский суд сим почтительнейше и доносит». 2) «Минувшего Сентября 10-го числа сего года, в столь необыкновенное и опозданное время, Мышкинской округи, казённой Масловской вотчины, над деревнею Желниной последовал сильный громовый удар, от которого стоявший в огуменнике еловый кол расшиблен в мелкие части. Впрочем селению и жителям оного никакого вреда не причинено, о чем вашему сиятельству, для припечатания в „Северной Почте“, земский суд сим почтеннейше и репортует».[5]

  Леонид Трефолев, «Северная почта», или «Новая С.-Петербургская газета» в Ярославской губернии», 1899
  •  

Ономастика. Город Мышкин близ Углича выродился в населённый пункт Мышкино; группа энтузиастов устроила в городе мышиный музей — куклы и «всё о мышах» — и спасла город.[2]

  Михаил Гаспаров, «Записи и выписки», 2001
  •  

...на удивление хорошо раскручен урбанистический эксперимент, осуществленный в городе Мышкине Ярославской области. Там, выбрав в качестве главного стратегического символа мышь, жителям удалось в течение сравнительно короткого времени полностью преобразовать как имидж, так и муниципальную капитализацию. Город любительского музея ― сказочное место. Все в сегодняшнем Мышкине выступает актуальным отражением традиционализма, самодеятельности и ремесленничества, ностальгической и утраченной муниципальной жизни по старинке. Городу удалось не только развернуть туристический поток в свою сторону, получив известность и популярность, но и стать вожделенным местом для вкладывания денег.[4]

  — Александр Согомонов, «Современный город: стратегия идентичности», 2010
  •  

Мышкин придумал, как произвести добавленную стоимость ― то есть, создать самобытный бренд. Успешный город ― тот, который справляется с подобной задачей. И эта добавленная стоимость делается только за счет людей. Мышкин, конечно, фантастический пример по своей прозрачности и понятности. Но он, увы, абсолютно не пригоден для тиражирования. Конечно, Мышкину хорошо; там мышь завелась, и город преобразовался благодаря энтузиазму одного человека, который разбудил власти и бизнес. Но другой Мышкин не получится даже в Ярославле или Суздале, хотя они гораздо ближе к исходному образцу, чем, скажем, Чебоксары или Челябинск. Мышкин ― красивая идея города-сказки, смысл которой в капитализации места за счет приезда массы визитёров и просто покупателей бренда.[4]

  — Александр Согомонов, «Современный город: стратегия идентичности», 2010
  •  

Город Мышкин ведет свою историю с 1777 года. В это время утвержден герб города: «в щите, имеющем зелёное поле, на два разрезанное: в серебряном поле герб Ярославский; в червленом поле ― мышка». Город Мышкин расположен на левом, высоком обрывистом берегу Волги. Название предполагается от прозвищного имени «Мышка». <...> Город Мышкин пережил преобразования то в село Мышкино, то в посёлок городского типа, и только в 1991 году приобрёл статус города. Посетил город Мышкин Дмитрий Александрович Медведев <так в тексте!>, будучи президентом, о чём свидетельствует фотография в музее Мыши. Особое место в путеводителе для туристов занимает Мемориал памяти и Славы о войне. Мужественный образ молодого солдата, сжимающего винтовку.[6]

  — Лидия Языкова, «Путешествие в Углич и Мышкин», 2013

Мышкин в мемуарах и дневниковой прозе[править]

  •  

Маленький городок Любим (впрочем, город старинный) лежит вне всяких почтовых и торговых трактов, невдалеке от костромской границы и Вологды. Городок тихий, мирный, бедный сравнительно с прочими городами Ярославской губернии, даже с Мышкиным, который объемом своим гораздо меньше Любима. Но Мышкин ― на Волге и населился выходцами из крестьянского торгового сословия, лучшего в губернии, самого предприимчивого, промышленного, трудолюбивого. В этом городке капиталистов больше, чем в Угличе, даром что в Угличе 10 тысяч жителей, а в Мышкине, который всего 30 верст от него, ― 700. В Мышкине купцы богаты, имеют прекрасные дома, живут дружно между собою, и как по недостаточности городских доходов делается раскладка денежного сбора с обывателей, то общество здесь на деле, а не по форме только, тщательно поверяет доходы и расходы и определяет бюджеты города, ибо от того зависит большая или меньшая раскладка. Внутренней торговли нет почти никакой, и все купцы ведут оптовую торговлю. Одних яиц из Мышкина отправляют купцы в Петербург до 6 миллионов! Впрочем, и крестьяне всей этой стороны (большею частью графа Шереметьева) очень богаты и ведут большую торговлю. ― Все зависит от свойства людей, гораздо больше, чем от условий местности. Рядом с Мышкиным ― Углич, где мещане байбаки и сидни, оттого и бедны и занимаются присольничаньем, т. е. перекупкою. ― Я вообще замечаю, по крайней мере, здесь, в Ярославской губернии: чем старее город, тем менее предприимчивости и деятельности в жителях.[1]

  Иван Аксаков, Письма к родным, 1851
  •  

Получать путеводители лицам моей категории отнюдь не грустно, а, напротив того, отрадно и пользительно. Как знать, а вдруг распоряжение от начальства выйдет: заштатный город Кашин (али Мышкин) передать в распоряжение лиц, коим распоряжаться надлежит. И вот тогда-то мы и прибудем в места уже знаемые нами...[7]

  Юлий Даниэль, «Письма из заключения», 1966-1970
  •  

Переехали через плотину ― и в Мышкин. Это целая поэма. Туда не проложена железная дорога, он остался таким же, каким был 200 лет назад, никаких пятиэтажек, которые вызывали такую досаду у Лизавина в новом Нечайске. В местном путеводителе сказано: классика русский провинции. Городской музей, о котором я слышал много лет назад, теперь разросся под открытым небом, туда свезены старые постройки, в каждой собрана утварь, предметы быта, городского и деревенского, я впервые видел долбленую лодку, бочки, ушаты не в металлических обручах, а обвязанные лозой ― бесконечное множество других вещей, убранство, разные оконные наличники, карнизы (в том числе и со следами пожара), кованые украшения, ограды, маковки исчезнувших деревенских церквей ― перечислять можно бесконечно. Но и сам городок ― своего рода музей. Возле многих домов ― таблички с рассказом о их прежних хозяевах и истории. «Дом почетного гражданина города Мышкина, многократного городского головы Тимофея Ивановича Чистова. Здесь он принимал русских императоров и членов их семей». «Дом старинной мышкинской добровольной пожарной команды, славно отличавшейся при тушении пожаров и в общественных городских делах». «Дом Чистовых-младших. Один из богатейших купцов города, щеголявший хорошим вкусом, культурностью». Один из богатейших купцов города, щеголявший хорошим вкусом, культурностью». «Дом торговцев Бусиных. Бусины ― потомственные городские мясники». Эти «потомственные городские мясники» меня совсем восхитили. Были такие! А еще был трактир «У Праведного» ― по необычной фамилии владельца, трактир «Роза»… Есть в городе Музей мыши, музей Смирнова ― знаменитого водочного фабриканта, выходца из здешних крестьян, ставшего миллионером, есть Музей валенка. Здесь есть валеночный завод, мы купили пару маленьких валенок в подарок Максику, на валенках для нас нарисовали мышек. Я спросил продавщицу, есть ли другое производство. Нет. «Как же тут живут?» ― спросил я. «Существуем», ― пожала она плечами. Конечно, я об этой жизни уже не напишу.[3]

  Марк Харитонов, Стенография конца века. Из дневниковых записей, 2001

Мышкин в художественной прозе[править]

  •  

― На пароходе как раз тятенькин знакомый; я, знаешь, от него не прячусь, хожу смело, он все поглядывает. Вот вижу, подходит. «Вы, говорит, откуда едете?» ― «Из Мышкина», ― говорю. А я там сроду и не бывал. «Что-то, говорит, лицо ваше знакомо».[8]

  Александр Николаевич Островский, «Лес», 1871

Источники[править]

  1. 1 2 3 И. С. Аксаков. Письма к родным (1849-1856). Серия «Литературные памятники». Москва, «Наука», 1994
  2. 1 2 Михаил Гаспаров. «Записи и выписки». — М.: НЛО, 2001 г.
  3. 1 2 М. С. Харитонов. Стенография конца века. Из дневниковых записей. — М.: Новое литературное обозрение, 2002 г.
  4. 1 2 3 Александр Согомонов. Современный город: стратегия идентичности. — М.: «Неприкосновенный запас», №2(70) за 2010 г.
  5. 1 2 Трефолев Л. Н. Избранное. — Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1955 г.
  6. Лидия Языкова. Путешествие в Углич и Мышкин. — М.: «За науку», № 5, 2013 г.
  7. Юлий Даниэль. «Я всё сбиваюсь на литературу…», Письма из заключения. Стихи. Общество «Мемориал». Издательство «Звенья». Москва, 2000 г.
  8. А. Н. Островский. Собрание сочинений в десяти томах. — М.: ГИХЛ. 1960 г.

См. также[править]