Трясина

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Трясина, поморский лес

Тряси́на — зыбкое место в болоте, замаскированное ряской, тиной, густой травой и мхом, наступив на которое, можно внезапно провалиться и утонуть.

В переносном смысле: обстановка или социальная среда, отличающаяся косностью, застоем, отсутствием живой деятельности; то, что засасывает, такое место, куда можно провалиться и погибнуть. В переносном смысле слово трясина употребляется даже чаще, чем в прямом.

Трясина в афоризмах и кратких высказываниях[править]

  •  

Я вам предсказываю, что вы будете увязать шаг за шагом в бездонной военной и политической трясине, несмотря на все свои потери и расходы.

  Шарль де Голль, из беседы с Дж. Кеннеди о военной интервенции США во Вьетнаме, 1963
  •  

Если собрать все слезы, пролитые в Сибири, то пожалуй, будет понятно, отчего там столько болот и трясин — бездонных, как страдания неповинных людей.

  Евфросиния Керсновская, «Воспоминания», 1980-е
  •  

Ваши трудности заключаются в отсутствии истинной веры в Бога, и это ведет, и будет вести Запад в трясину пошлости, в тупик.[1]

  аятолла Хомейни, 1989
  •  

Опасная у него улыбка. Как трясина. Зайти легко, выйти — куда как труднее.

  Стивен Кинг, «Колдун и кристалл», 1997

Трясина в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Но не увлекайся, о неопытный путник, манящею наружностью зелёного ковра, покрывающего трясину! Не успеешь ты поставить на него ногу, как трясина уж засосёт тебя; не успеешь ты войти во вкус глуповских протестаций, как Глупов уж засосёт тебя! <...>
Во всяком случае, глуповскими протестациями в любви увлекаться нельзя. Во-первых, глуповец слишком ошпарен, а во-вторых, он ищет только случая, как бы поудобнее и побезнаказеннее поднять ногу. Повторяю: не доверяй слишком опрометчиво, о неопытный путник, манящей наружности зелёного ковра, покрывающего сию трясину! Ковёр — это распухшая от водки рожа глуповца; трясина — это исполненная ехидства душа его![2]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Клевета», 1861
  •  

А чёрт женился па царевне-жабе и взял в приданое миллион десятин зыбучих трясин, да два миллиона — лягушечьего болота.[3]

  Александр Амфитеатров, «Не всякого жалей», 1902
  •  

Местность становилась всё ниже, а лес безрадостней и бедней; вешняя вода сипела под многолетней дерниной бурого мха. То было смешанное мелколесье третьего бонитета с запасом древесины кубометров в тридцать на га, забитое всеми лесными напастями, кое-где затопленное водой, и того неопределённого возраста, что и люди в беде; всё же почти рукопашная схватка пород происходила здесь. Снизу, от ручья, темная в космах сохлого хмеля, ольха наступала на кривые, чахоточные берёзки, как бы привставшие на корнях над зыбкой, простудной трясиной, но почти всюду, вострая и вся в штурмовом порыве, одолевала ель, успевшая пробиться сквозь лиственный полог.[4]

  Леонид Леонов, «Русский лес», 1953
  •  

«Бесы» — роман о русских террористах, замышляющих и фактически убивающих одного из своих товарищей. Левая критика объявила [роман] реакционным произведением. Но вместе с тем в романе видели глубокое проникновение в характеры людей, сбитых с толку собственными идеями, которые завели их в трясину, где они и погибли.

  Владимир Набоков, Лекции по русской литературе, 1941-1958

Трясина в мемуарах и дневниковой прозе[править]

  •  

Справа и слева от тропы ― стена непроходимых джунглей. В этих зарослях вьетнамских джунглей нашли себе могилу тысячи и тысячи солдат французского экспедиционного корпуса. По стволам и листьям застучали тяжелые капли. Через минуту потоки теплой воды уже низвергались с неба. Тропический ливень! Он иногда не прекращается сутки и больше. Ноги по щиколотку влезают в жидкую трясину, хлюпающую, засасывающую, сильно затрудняющую ходьбу. К нам доносятся таинственные ночные голоса джунглей.[5]

  Роман Кармен, «Но пасаран!» (часть вторая), 1972

Трясина в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

И здесь тоже человек, воспитанный человеком, через три шага ушёл бы с головой в трясину, но у Маугли словно были глаза на ногах, и эти ноги несли его с кочки на кочку и с островка на тряский островок, не прося помощи у глаз.

  Редьярд Киплинг, «Весенний бег», 1895
  •  

Один из послушников возразил:
― Пожалуй, что и без Мишки дело обошлось, ― просто сорвался с жердочек в трясину и шабаш. И ежели так было, где уж его теперь найти! Разве что все болото до дна лопатами расшвырять. Трясина и курицу на сажень засасывает, а не то что человечьи кости.
― Нет, я так полагаю, ― с редким самообладанием просипел Конста, ― что будет толк или нет, а поискать надо. Первое дело: ежели матушка духом прорекла, что Гайтанчика растерзали звери, стало быть, нечего о трясине и поминать; не трясина его сгубила, а медвежьи зубы. Опять же и дядя Михайло на зверя думает, а не на трясину.
― Я больше потому так полагаю, ― объяснил Давыдок, ― что медведи не приходили в ту ночь на падаль под лабаз, ― значит, сыты были, жрали его ― Гайтанчика-то…[6]

  Александр Амфитеатров, «Княжна», 1895
  •  

Цепкий плаун колючими хищными лапами ложится на темно-зелёную, пышную грудь лишаёв.
Суровый вереск бесстрастный, как старик, стоит в изголовье.
Сохнет олений мох, грустно вздыхая, когда вся в изумрудах ползёт зеленица.
В медных шлемах, алея, стройно идут тучи войска кукушкина льна.
А кругом пухом северных птиц бледно-зелёные мхи.
Из трясины змеёй выползает линнея, обнимает лесных великанов, и, пробираясь по старым стволам, отравляет побеги.
Дорогим ковром, бледно-пурпурный, будто забрызганный кровью, по болотам раскинулся мёртвый мох, желанья будя подойти и уснуть навсегда…
Запах прели и гнили, как паутина, покрывает черты ядовитые, полные смерти.

  Алексей Ремизов, «В плену. Северные цветы», 1903
  •  

Тропка, на которую выходит партия, ведет из деревни Тои в выселок Заболотье: там у чигина она переползает по жердям через Баксу и ― по пихтовнику и кедровому лесу, и трясинам ― уходит к выселку. За поскотиной, Тоинской, начинается кедровник ― густеющие темно-серые стволы с размашистыми сучьями и в курчавых шапках.[7]

  — Владимир Ветров, «Кедровый дух», 1920-1929
  •  

Тяжело осевший в трясину планетолет был окружен странным и страшным миром этой планеты, лишь по недоразумению носящей имя богини любви и красоты. Атмосфера, состоящая из углекислоты, азота и горячего тумана; ядовитая тяжёлая вода, содержащая большой процент дейтериевой и тритиевой воды; влажная жара, доходящая до ста градусов по Цельсию; флора и фауна, один вид которых исключал всякую мысль об употреблении их в пищу… <...>
— Кратер, очевидно, почти круглый, диаметр его около пятидесяти километров. «Хиус» находится ближе к его северо-восточному краю: с этой стороны от нас до хребта всего восемь километров. Таково положение, товарищи.
— Короче говоря, под нами сотни метров трясины. От цели нас отделяют сто километров, из которых десять километров болота, и скалистая гряда. Правильно?
— Таково положение, — кивнул Ермаков.

  Аркадий и Борис Стругацкие, «Страна багровых туч», 1957
  •  

― Ну и шкода! Наелась да на боковую! ― выругался Афоня и тут же осекся. ― Ребята, она же в трясину угодила…
Лошадь, заметив мальчишек, вскинула передние ноги и, храпя, попыталась выбраться из топкого места. Но, сделав несколько судорожных движений, она обессилела и вновь по самое брюхо погрузилась в трясину. Лиловые глаза Фефелы тоскливо смотрели на ребят.
― Надо мужиков звать, ― заторопился Митя. ― Я побегу…
― Пока зовешь, лошадь совсем засосать может, ― остановил его Афоня. Он оглядел ребят и деловито распорядился ломать ветки лозняка и застилать ими трясину ― ему с отцом не раз приходилось таким способом выручать лошадь из беды. Мальчишки принялись за работу.[8]

  Алексей Мусатов, «Большая весна», 1957
  •  

Размножаться в склизкой холодной трясине радости мало, и самцы чаще делали вид, будто занимаются своим делом, нежели действительно им занимались, прижимаясь к самкам больше для согрева. Тамошняя грязь чрезвычайно липкая, так что пары совсем перестали разъединяться. Нетрудно понять, что из пары получалась четвёрка, из четвёрки — восьмёрка и так далее, пока очередные поколения, разрастаясь, не превратились в мокрух, мокрушников, мокровищ и, наконец, мокрынычей. Именно от мокрынычей произошел впоследствии курдль. Мокрынычи, правда, имели вполне приличные ноги — от шести до девяти метров в длину, но этого было мало, чтобы держать туловище над поверхностью трясины, поэтому от валяния и бултыхания в грязи хвост и брюхо у них вечно мокрые...

  Станислав Лем, «Осмотр на месте», 1981
  •  

К вечеру начался дождь. Мелкий, затяжной и противный. Глина в окопе сразу оплыла, и сапоги вязли в ней, как в трясине. За стеной дождевой пыли почти не просматривалось поле, исчезла видимость и перед окопами. Кочин приказал усилить боевое охранение. Он вошел в землянку, стянул пудовые от глины сапоги и сел, устало прислонившись к обитой досками стене.[9]

  Эдуард Хруцкий, «Операция прикрытия», 1984
  •  

Пошли широкие водяные полосы, местами густо покрытые ряской. Перебираясь через одну из них, Костя не рассчитал и провалился в глубину почти с головой. Вынырнув, испугался ― так недолго и утонуть. <...> Далее они передвигались уже испытанным прежде способом. Костя, который, наверно, успешнее других освоился с трясиной, далековато уходил от остальных, пролагая в болоте мутный, разворошённый в ряске след.[10]

  Василь Быков, «Болото», 2001

Трясина в поэзии[править]

Трясина под травой
  •  

Порой, грустя, мы вспоминаем что-то…
Но что? Мы и земле, и Богу далеки…
‎В гробах трясин родятся огоньки
Во тьме родится свет… Мы — огоньки болота.[11]

  Иван Бунин, «Трясина», 1907
  •  

В смертной глухой трясине
Под холодным ливнем томясь,
Не хочу я молиться тине,
Славословить земную грязь.[12]

  Борис Садовской, «Мне ничего не надо...», 1912
  •  

Ужасный край! Здесь Божьей кары
На все наложена печать:
И дым бурлящий Сольфатары,
И серая, глухая гладь
Как бы подземного Аверна,
И воды в глубине пещерной,
И ложе древней жрицы Кум ―
Все ужасом волнует ум.
Как эта зыбкая трясина
Над морем лавы огневой,
Таков удел наш роковой,
И неминуема кончина.[13]

  Сергей Соловьёв, «Неаполь» (из цикла «Италия»), 1915
  •  

Он на трясине был построен
средь бури творческих времен:
он вырос — холоден и строен,
под вопли нищих похорон.[14]

  Владимир Набоков, «Петербург», 1923
  •  

Трясина кругом да камыш кудлатый,
На черной воде кувшинок заплаты.
А под кувшинками в жидком сале
Черные сомы месяц сосали;
Месяц сосали, хвостом плескали,
На жирную воду зыбь напускали. <...>
Тропка в трясине, в лесу просека
Ждали пришествия человека
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Он надвигался, плечистый, рыжий,
Весь обдаваемый медной жижей.
Он надвигался — и под ногами
Брызгало и дробилось пламя.
И отливало пудовым зноем
Ружьё за каменною спиною. <...>
Через болотную гниль и одурь
Передвигалась башки колода
Кряжистым лбом, что порос щетиной,
В солнце, встающее над трясиной.
Мутью налитый болотяною,
Черный, истыканный сединою, —
Вот он и вылез над зыбунами
Перед убийцей, одетым в пламя.[15]

  Эдуард Багрицкий, «Исследователь», 1928
  •  

Без выстрела сигнальной пушки
До глубины своих трясин
Гранитный город потрясён,
Как наводненьем:
умер Пушкин![16]

  Михаил Зенкевич, «Морошка», 1937
  •  

Оно стояло… Тусклое безличье
Отождествляло стебель со стеблём.
Что там: болото? заводи Нерусы?..
Томительно я вглядывался в грустный,
Однообразно-блеклый окоём.
По тростникам из-под древесной сени
На солнцепёк спустился… Шаг один ―
И стало чудом властное спасенье
Из тихо карауливших трясин.[17]

  Даниил Андреев, «Немереча», 1940-е
  •  

…а диктор нам и говорит: «Сегодня Нэнси
проводит необычный мастер-класс.
Сезон дождей оставил по себе
болота, и поблизости в трясину
по брюхо провалилась буйволица.
И мать наглядно обучает львят
искусству лобовой атаки…»[18]

  Сергей Гандлевский, «…а диктор нам и говорит: «Сегодня Нэнси...», 2013

Трясина в песнях и кинематографе[править]

  •  

Не жди меня, мама, хорошего сына.
Твой сын не такой, как был вчера.
Меня засосала опасная трясина,
И жизнь моя — вечная игра.[19]

  — «Постой, паровоз...» («Не жди меня, мама…») из кинофильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», 1965
  •  

Слушай сюда, сынок. Я построил этот замок на болоте. Остальные короли смеялись надо мной, но я всё равно его построил, чтоб знали. И его затянуло в трясину. Я построил второй и его затянуло в трясину, я построил третий и он сгорел, рухнул и его затянуло в трясину. Но четвёртый выстоял! И ты его получишь. Самый мощный замок в королевстве.

  — «Монти Пайтон и Священный Грааль», 1975
  •  

Эй, начальник, я вас через трясину провёл? Провёл! За тридцатку подряжались? Подряжались! Гони монету!

  — «Властелин колец: Две сорванные башни», 2003

В пословицах и поговорках[править]

  •  

Бежал от грязи, попал в трясину.

  Таджикская пословица

Источники[править]

  1. из письма Михаилу Горбачеву, 1989 год
  2. М. Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Т. 3. Невинные рассказы, 1857—1863. — С. 463-480. — Москва, Художественная литература, 1966 г.
  3. Амфитеатров А.В. «Сказочные были». Старое в новом. — СПб.: Товарищество «Общественная польза», 1904 г.
  4. Леонов Л.М., «Русский лес». — М.: Советский писатель, 1970 г.
  5. Роман Кармен. Но пасаран! — М.: Советская Россия, 1972 г.
  6. А.В.Амфитеатров. Собрание сочинений в 10 томах. Том 1. — М.: НПК «Интелвак», 2000 г.
  7. «Перевал»: Сборник №1 (Под редакцией А.Весёлого, А.Воронского, М.Голодного, В.Казина). Москва, «Гиз», 1923 г. — Владимир Ветров, «Кедровый дух» (1920-1929)
  8. Алексей Мусатов. Собрание сочинений в 3-х томах. Том третий. — М.: Детская литература, 1976 г.
  9. Э. Хруцкий. Операция прикрытия. — М.: «Вокруг света», №11-12, 1984 г.
  10. Василь Быков. «Бедные люди». — Москва, «Вагриус», 2002 г.
  11. Бунин И.А. Стихотворения: В 2 т. — СПб.: Изд-во Пушкинского дома, «Вита Нова», 2014. том 2. стр. 15
  12. Б. Садовской. Стихотворения. Рассказы в стихах. Пьесы. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2001 г.
  13. С. М. Соловьёв. Собрание стихотворений. — М.: Водолей, 2007 г.
  14. В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  15. Э. Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. М.: Советский писатель, 1964 г.
  16. Зенкевич М.А. «Сказочная эра». Москва, «Школа-пресс», 1994 г.
  17. Д.Л.Андреев. Собрание сочинений. — М.: «Русский путь», 2006 г.
  18. Гандлевский С.М. Стихотворения. — М.: АСТ; Corpus, 2012 г.
  19. автор текста предположительно Николай Ивановский, работник «Ленфильма» в начале 1960-х годов

См. также[править]