Перейти к содержанию

Трясина

Материал из Викицитатника
Трясина, поморский лес

Тряси́на — зыбкое место в болоте, замаскированное ряской, тиной, густой травой и мхом, наступив на которое, можно внезапно провалиться и утонуть.

В переносном смысле: обстановка или социальная среда, отличающаяся косностью, застоем, отсутствием живой деятельности; то, что засасывает, такое место, куда можно провалиться и погибнуть. В переносном смысле слово трясина употребляется даже чаще, чем в прямом.

Трясина в афоризмах и кратких высказываниях[править]

  •  

Никто не знает, где собственно идёт струя воды, которую можно бы назвать рекою и не составляет ли всё это пространство одно сплошное озеро, затянувшееся трясиною...[1]

  Евгений Вишняков, «Истоки Волги. (Наброски пером и фотографиею)», 1893
  •  

Иной разъ тянется зелёная гладь — издали подумаешь лугъ, а ступишь въ него неосторожно — и станетъ тебя засасывать, настоящая трясина. Подъ этой зеленью случается и дна не найти, не достанешь его.[2]

  Василий Немирович-Данченко, «Очертя голову», 1903
  •  

А въ другихъ мѣстахъ въ трясинахъ попадаются окна — открытыя пространства воды. Вотъ эти-то болота и трясины служатъ колыбелью, питомниками Волги...[2]

  Василий Немирович-Данченко, «Очертя голову», 1903
  •  

...хутор был окружен вязкими болотами и мочажинами ― тогда отряд учителя Нехворайко обул своих лошадей в лапти, чтобы они не тонули в трясинах, и в одну ночь вышиб казаков в болото, где они все и остались, потому что их лошади были босые…[3]

  Андрей Платонов, Из письма, 1923
  •  

Я вам предсказываю, что вы будете увязать шаг за шагом в бездонной военной и политической трясине, несмотря на все свои потери и расходы.

  Шарль де Голль, из беседы с Дж. Кеннеди о военной интервенции США во Вьетнаме, 1963
  •  

Если собрать все слёзы, пролитые в Сибири, то пожалуй, будет понятно, отчего там столько болот и трясин — бездонных, как страдания неповинных людей.

  Евфросиния Керсновская, «Воспоминания», 1980-е
  •  

Ваши трудности заключаются в отсутствии истинной веры в Бога, и это ведет, и будет вести Запад в трясину пошлости, в тупик.[4]

  аятолла Хомейни, 1989
  •  

Опасная у него улыбка. Как трясина. Зайти легко, выйти — куда как труднее.

  Стивен Кинг, «Колдун и кристалл», 1997
  •  

На пути к спасению неизбежны трясина и чудовищные жертвы? Кто-то должен сгинуть в болоте, став гатью для других?[5]

  Василий Авченко, «Фадеев», 2017

Трясина в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Но не увлекайся, о неопытный путник, манящею наружностью зелёного ковра, покрывающего трясину! Не успеешь ты поставить на него ногу, как трясина уж засосёт тебя; не успеешь ты войти во вкус глуповских протестаций, как Глупов уж засосёт тебя! <...>
Во всяком случае, глуповскими протестациями в любви увлекаться нельзя. Во-первых, глуповец слишком ошпарен, а во-вторых, он ищет только случая, как бы поудобнее и побезнаказеннее поднять ногу. Повторяю: не доверяй слишком опрометчиво, о неопытный путник, манящей наружности зелёного ковра, покрывающего сию трясину! Ковёр — это распухшая от водки рожа глуповца; трясина — это исполненная ехидства душа его![6]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Клевета», 1861
  •  

Между Малым и Большим Верхитом — расстояние вёрст 5-6. От Малого Верхита Волга тянется узкою полоскою, прихотливо изгибающейся и местами мало заметною в густо поросшей в ней траве, а дальше, вплоть до впадения Волги в Большой Верхит, раскидывается опять топкое болото, подходящее непосредственно к озеру. Никто не знает, где собственно идёт струя воды, которую можно бы назвать рекою и не составляет ли всё это пространство одно сплошное озеро, затянувшееся трясиною, которая и составила перемычку между Верхитами?[1]

  Евгений Вишняков, «Истоки Волги. (Наброски пером и фотографиею)», 1893
  •  

А чёрт женился па царевне-жабе и взял в приданое миллион десятин зыбучих трясин, да два миллиона — лягушечьего болота.[7]

  Александр Амфитеатров, «Не всякого жалей», 1902
  •  

Местность становилась всё ниже, а лес безрадостней и бедней; вешняя вода сипела под многолетней дерниной бурого мха. То было смешанное мелколесье третьего бонитета с запасом древесины кубометров в тридцать на га, забитое всеми лесными напастями, кое-где затопленное водой, и того неопределённого возраста, что и люди в беде; всё же почти рукопашная схватка пород происходила здесь. Снизу, от ручья, темная в космах сохлого хмеля, ольха наступала на кривые, чахоточные берёзки, как бы привставшие на корнях над зыбкой, простудной трясиной, но почти всюду, вострая и вся в штурмовом порыве, одолевала ель, успевшая пробиться сквозь лиственный полог.[8]

  Леонид Леонов, «Русский лес», 1953
  •  

«Бесы» — роман о русских террористах, замышляющих и фактически убивающих одного из своих товарищей. Левая критика объявила [роман] реакционным произведением. Но вместе с тем в романе видели глубокое проникновение в характеры людей, сбитых с толку собственными идеями, которые завели их в трясину, где они и погибли.

  Владимир Набоков, Лекции по русской литературе, 1941-1958

Трясина в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

А красногвардейцы воевали просто: бились насмерть с казаками с одним патроном в винтовке и двумя жилами в теле; один хутор ― Мравые Лохани ― казаки заняли прочно, и главный хутор был в семи верстах от города; хутор был окружен вязкими болотами и мочажинами ― тогда отряд учителя Нехворайко обул своих лошадей в лапти, чтобы они не тонули в трясинах, и в одну ночь вышиб казаков в болото, где они все и остались, потому что их лошади были босые…[3]

  Андрей Платонов, Из письма, 1923
  •  

Справа и слева от тропы ― стена непроходимых джунглей. В этих зарослях вьетнамских джунглей нашли себе могилу тысячи и тысячи солдат французского экспедиционного корпуса. По стволам и листьям застучали тяжелые капли. Через минуту потоки теплой воды уже низвергались с неба. Тропический ливень! Он иногда не прекращается сутки и больше. Ноги по щиколотку влезают в жидкую трясину, хлюпающую, засасывающую, сильно затрудняющую ходьбу. К нам доносятся таинственные ночные голоса джунглей.[9]

  Роман Кармен, «Но пасаран!» (часть вторая), 1972

Трясина в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Как при виде жертвы срываются гончие псы со свор своих, так понеслись на добычу тысячи разнородные и еще худо знакомые с дисциплиною. В несколько минут весь обоз разбит; а там, где стояла богатая мыза, возвышались одни безобразные трубы, как на пожарище, хотя она и не горела. Зато многие, перебивая друг у друга лучшие кусочки, иные из вещи ничтожной, сталкивали и увлекали друг друга с тесной гати в трясину, где усилия вырваться из нее еще более в нее погружали. Добычник и добыча, нападавший и защищавшийся равно погибали. Вид торчащих из болота рук, ног и голов, ужас и безобразие смерти на лицах утопленников, самая жизнь, беснующаяся в исступлении страстей, вопли радости, ругательства борющихся, хохот победы ― всё соединилось, чтобы составить из этого грабежа адский пир.[10]

  Иван Лажечников, «Последний Новик», 1833
  •  

И здесь тоже человек, воспитанный человеком, через три шага ушёл бы с головой в трясину, но у Маугли словно были глаза на ногах, и эти ноги несли его с кочки на кочку и с островка на тряский островок, не прося помощи у глаз.

  Редьярд Киплинг, «Весенний бег», 1895
  •  

Один из послушников возразил:
― Пожалуй, что и без Мишки дело обошлось, ― просто сорвался с жердочек в трясину и шабаш. И ежели так было, где уж его теперь найти! Разве что все болото до дна лопатами расшвырять. Трясина и курицу на сажень засасывает, а не то что человечьи кости.
― Нет, я так полагаю, ― с редким самообладанием просипел Конста, ― что будет толк или нет, а поискать надо. Первое дело: ежели матушка духом прорекла, что Гайтанчика растерзали звери, стало быть, нечего о трясине и поминать; не трясина его сгубила, а медвежьи зубы. Опять же и дядя Михайло на зверя думает, а не на трясину.
― Я больше потому так полагаю, ― объяснил Давыдок, ― что медведи не приходили в ту ночь на падаль под лабаз, ― значит, сыты были, жрали его ― Гайтанчика-то…[11]

  Александр Амфитеатров, «Княжна», 1895
  •  

Цепкий плаун колючими хищными лапами ложится на темно-зелёную, пышную грудь лишаёв.
Суровый вереск бесстрастный, как старик, стоит в изголовье.
Сохнет олений мох, грустно вздыхая, когда вся в изумрудах ползёт зеленица.
В медных шлемах, алея, стройно идут тучи войска кукушкина льна.
А кругом пухом северных птиц бледно-зелёные мхи.
Из трясины змеёй выползает линнея, обнимает лесных великанов, и, пробираясь по старым стволам, отравляет побеги.
Дорогим ковром, бледно-пурпурный, будто забрызганный кровью, по болотам раскинулся мёртвый мох, желанья будя подойти и уснуть навсегда…
Запах прели и гнили, как паутина, покрывает черты ядовитые, полные смерти.

  Алексей Ремизов, «В плену. Северные цветы», 1903
  •  

Есть въ Осташковскомъ уѣздѣ такъ называемая Волговерховье, деревнюшка жалкая, на холмѣ. Зато вокругъ нея мѣста низменныя. Тянутся топкія болота, то углубляющіяся или, лучше сказать, расчищающіяся въ небольшія озера, или переходящія опять въ сырыя низины. Есть болота верстъ по 40 въ длину. Иной разъ тянется зеленая гладь — издали подумаешь лугъ, а ступишь въ него неосторожно — и станетъ тебя засасывать, настоящая трясина. Подъ этой зеленью случается и дна не найти, не достанешь его. Кое-гдѣ на этой, насквозь прососанной влагою, почвѣ большой лѣсъ, къ которому наши порубщики не могутъ добраться. А въ другихъ мѣстахъ въ трясинахъ попадаются окна — открытыя пространства воды. Вотъ эти-то болота и трясины служатъ колыбелью, питомниками Волги...[2]

  Василий Немирович-Данченко, «Очертя голову», 1903
  •  

Тропка, на которую выходит партия, ведет из деревни Тои в выселок Заболотье: там у чигина она переползает по жердям через Баксу и ― по пихтовнику и кедровому лесу, и трясинам ― уходит к выселку. За поскотиной, Тоинской, начинается кедровник ― густеющие темно-серые стволы с размашистыми сучьями и в курчавых шапках.[12]

  — Владимир Ветров, «Кедровый дух», 1920-1929
  •  

Офицер что-то крикнул, указывая вперед, где на снегу расплылось желтое пятно… Это было занесенное русло ручья. Карл вонзил шпоры, конь тяжелым махом перенесся через желтый снег и увяз в трясине, вскидываясь, глубже увязил зад, ― захрапел ноздрями в снежный ветер. Карл соскочил, ― левая нога погрузилась в вязкий ил по самый пах… Рванул, вытащил ногу из ботфорта, на четвереньках, потеряв шляпу и шпагу, пополз на тот берег, где, спешась, стоял офицер, протягивая руку…[13]

  Алексей Толстой, «Петр Первый» (книга вторая), 1933
  •  

Тяжело осевший в трясину планетолет был окружен странным и страшным миром этой планеты, лишь по недоразумению носящей имя богини любви и красоты. Атмосфера, состоящая из углекислоты, азота и горячего тумана; ядовитая тяжёлая вода, содержащая большой процент дейтериевой и тритиевой воды; влажная жара, доходящая до ста градусов по Цельсию; флора и фауна, один вид которых исключал всякую мысль об употреблении их в пищу… <...>
— Кратер, очевидно, почти круглый, диаметр его около пятидесяти километров. «Хиус» находится ближе к его северо-восточному краю: с этой стороны от нас до хребта всего восемь километров. Таково положение, товарищи.
— Короче говоря, под нами сотни метров трясины. От цели нас отделяют сто километров, из которых десять километров болота, и скалистая гряда. Правильно?
— Таково положение, — кивнул Ермаков.

  Аркадий и Борис Стругацкие, «Страна багровых туч», 1957
  •  

― Ну и шкода! Наелась да на боковую! ― выругался Афоня и тут же осекся. ― Ребята, она же в трясину угодила…
Лошадь, заметив мальчишек, вскинула передние ноги и, храпя, попыталась выбраться из топкого места. Но, сделав несколько судорожных движений, она обессилела и вновь по самое брюхо погрузилась в трясину. Лиловые глаза Фефелы тоскливо смотрели на ребят.
― Надо мужиков звать, ― заторопился Митя. ― Я побегу…
― Пока зовешь, лошадь совсем засосать может, ― остановил его Афоня. Он оглядел ребят и деловито распорядился ломать ветки лозняка и застилать ими трясину ― ему с отцом не раз приходилось таким способом выручать лошадь из беды. Мальчишки принялись за работу.[14]

  Алексей Мусатов, «Большая весна», 1957
  •  

Размножаться в склизкой холодной трясине радости мало, и самцы чаще делали вид, будто занимаются своим делом, нежели действительно им занимались, прижимаясь к самкам больше для согрева. Тамошняя грязь чрезвычайно липкая, так что пары совсем перестали разъединяться. Нетрудно понять, что из пары получалась четвёрка, из четвёрки — восьмёрка и так далее, пока очередные поколения, разрастаясь, не превратились в мокрух, мокрушников, мокровищ и, наконец, мокрынычей. Именно от мокрынычей произошел впоследствии курдль. Мокрынычи, правда, имели вполне приличные ноги — от шести до девяти метров в длину, но этого было мало, чтобы держать туловище над поверхностью трясины, поэтому от валяния и бултыхания в грязи хвост и брюхо у них вечно мокрые...

  Станислав Лем, «Осмотр на месте», 1981
  •  

К вечеру начался дождь. Мелкий, затяжной и противный. Глина в окопе сразу оплыла, и сапоги вязли в ней, как в трясине. За стеной дождевой пыли почти не просматривалось поле, исчезла видимость и перед окопами. Кочин приказал усилить боевое охранение. Он вошел в землянку, стянул пудовые от глины сапоги и сел, устало прислонившись к обитой досками стене.[15]

  Эдуард Хруцкий, «Операция прикрытия», 1984
  •  

Пошли широкие водяные полосы, местами густо покрытые ряской. Перебираясь через одну из них, Костя не рассчитал и провалился в глубину почти с головой. Вынырнув, испугался ― так недолго и утонуть. <...> Далее они передвигались уже испытанным прежде способом. Костя, который, наверно, успешнее других освоился с трясиной, далековато уходил от остальных, пролагая в болоте мутный, разворошённый в ряске след.[16]

  Василь Быков, «Болото», 2001
  •  

Практика революции разошлась с божественным замыслом? Левинсон ошибся, заведя свой отряд в болото и обрекая его на разгром? На пути к спасению неизбежны трясина и чудовищные жертвы? Кто-то должен сгинуть в болоте, став гатью для других?[5]

  Василий Авченко, «Фадеев», 2017

Трясина в поэзии[править]

Трясина под травой
  •  

Порой, грустя, мы вспоминаем что-то…
Но что? Мы и земле, и Богу далеки…
‎В гробах трясин родятся огоньки
Во тьме родится свет… Мы — огоньки болота.[17]

  Иван Бунин, «Трясина», 1907
  •  

В смертной глухой трясине
Под холодным ливнем томясь,
Не хочу я молиться тине,
Славословить земную грязь.[18]

  Борис Садовской, «Мне ничего не надо...», 1912
  •  

Ужасный край! Здесь Божьей кары
На всё наложена печать:
И дым бурлящий Сольфатары,
И серая, глухая гладь
Как бы подземного Аверна,
И воды в глубине пещерной,
И ложе древней жрицы Кум ―
Всё ужасом волнует ум.
Как эта зыбкая трясина
Над морем лавы огневой,
Таков удел наш роковой,
И неминуема кончина.[19]

  Сергей Соловьёв, «Неаполь» (из цикла «Италия»), 1915
  •  

Он на трясине был построен
средь бури творческих времен:
он вырос — холоден и строен,
под вопли нищих похорон.[20]

  Владимир Набоков, «Петербург», 1923
  •  

Трясина кругом да камыш кудлатый,
На черной воде кувшинок заплаты.
А под кувшинками в жидком сале
Черные сомы месяц сосали;
Месяц сосали, хвостом плескали,
На жирную воду зыбь напускали. <...>
Тропка в трясине, в лесу просека
Ждали пришествия человека
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Он надвигался, плечистый, рыжий,
Весь обдаваемый медной жижей.
Он надвигался — и под ногами
Брызгало и дробилось пламя.
И отливало пудовым зноем
Ружьё за каменною спиною. <...>
Через болотную гниль и одурь
Передвигалась башки колода
Кряжистым лбом, что порос щетиной,
В солнце, встающее над трясиной.
Мутью налитый болотяною,
Черный, истыканный сединою, —
Вот он и вылез над зыбунами
Перед убийцей, одетым в пламя.[21]

  Эдуард Багрицкий, «Исследователь», 1928
  •  

Без выстрела сигнальной пушки
До глубины своих трясин
Гранитный город потрясён,
Как наводненьем:
умер Пушкин![22]

  Михаил Зенкевич, «Морошка», 1937
  •  

Оно стояло… Тусклое безличье
Отождествляло стебель со стеблём.
Что там: болото? заводи Нерусы?..
Томительно я вглядывался в грустный,
Однообразно-блеклый окоём.
По тростникам из-под древесной сени
На солнцепёк спустился… Шаг один ―
И стало чудом властное спасенье
Из тихо карауливших трясин.[23]

  Даниил Андреев, «Немереча», 1940-е
  •  

…а диктор нам и говорит: «Сегодня Нэнси
проводит необычный мастер-класс.
Сезон дождей оставил по себе
болота, и поблизости в трясину
по брюхо провалилась буйволица.
И мать наглядно обучает львят
искусству лобовой атаки…»[24]

  Сергей Гандлевский, «…а диктор нам и говорит: «Сегодня Нэнси...», 2013

Трясина в песнях и кинематографе[править]

  •  

Не жди меня, мама, хорошего сына.
Твой сын не такой, как был вчера.
Меня засосала опасная трясина,
И жизнь моя — вечная игра.[25]

  — «Постой, паровоз...» («Не жди меня, мама…») из кинофильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», 1965
  •  

Слушай сюда, сынок. Я построил этот замок на болоте. Остальные короли смеялись надо мной, но я всё равно его построил, чтоб знали. И его затянуло в трясину. Я построил второй и его затянуло в трясину, я построил третий и он сгорел, рухнул и его затянуло в трясину. Но четвёртый выстоял! И ты его получишь. Самый мощный замок в королевстве.

  — «Монти Пайтон и Священный Грааль», 1975
  •  

Эй, начальник, я вас через трясину провёл? Провёл! За тридцатку подряжались? Подряжались! Гони монету!

  — «Властелин колец: Две сорванные башни», 2003

В пословицах и поговорках[править]

  •  

Бежал от грязи, попал в трясину.

  Таджикская пословица

Источники[править]

  1. 1 2 Е. П. Вишняков, Истоки Волги. (Наброски пером и фотографиею). — Спб., типография и фототипия В.И.Штейна, 1893 г. — стр.13-16
  2. 1 2 3 В. В. Немирович-Данченко. Сочинения. Том 2. Из книги паломничеств и путешествий. — М.: «Терра», 1996 г.
  3. 1 2 А. П. Платонов. Котлован. Избранная проза. ― Москва: «Книжная палата», 1988 г.
  4. из письма Михаилу Горбачеву, 1989 год
  5. 1 2 В. О. Авченко. Фадеев. — М.: Молодая гвардия, 2017 г.
  6. М. Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Т. 3. Невинные рассказы, 1857—1863. — С. 463-480. — Москва, Художественная литература, 1966 г.
  7. Амфитеатров А.В. «Сказочные были». Старое в новом. — СПб.: Товарищество «Общественная польза», 1904 г.
  8. Леонов Л.М., «Русский лес». — М.: Советский писатель, 1970 г.
  9. Роман Кармен. Но пасаран! — М.: Советская Россия, 1972 г.
  10. Иван Лажечников, «Последний Новик» 1833 г. (текст)
  11. А.В.Амфитеатров. Собрание сочинений в 10 томах. Том 1. — М.: НПК «Интелвак», 2000 г.
  12. «Перевал»: Сборник №1 (Под редакцией А.Весёлого, А.Воронского, М.Голодного, В.Казина). Москва, «Гиз», 1923 г. — Владимир Ветров, «Кедровый дух» (1920-1929)
  13. А.Н.Толстой. «Петр Первый» (роман). ― М.: «Правда», 1974 г.
  14. Алексей Мусатов. Собрание сочинений в 3-х томах. Том третий. — М.: Детская литература, 1976 г.
  15. Э. Хруцкий. Операция прикрытия. — М.: «Вокруг света», №11-12, 1984 г.
  16. Василь Быков. «Бедные люди». — Москва, «Вагриус», 2002 г.
  17. Бунин И.А. Стихотворения: В 2 т. — СПб.: Изд-во Пушкинского дома, «Вита Нова», 2014. том 2. стр. 15
  18. Б. Садовской. Стихотворения. Рассказы в стихах. Пьесы. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2001 г.
  19. С. М. Соловьёв. Собрание стихотворений. — М.: Водолей, 2007 г.
  20. В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  21. Э. Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. М.: Советский писатель, 1964 г.
  22. Зенкевич М.А. «Сказочная эра». Москва, «Школа-пресс», 1994 г.
  23. Д.Л.Андреев. Собрание сочинений. — М.: «Русский путь», 2006 г.
  24. Гандлевский С.М. Стихотворения. — М.: АСТ; Corpus, 2012 г.
  25. автор текста предположительно Николай Ивановский, работник «Ленфильма» в начале 1960-х годов

См. также[править]