Шартрский собор

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Шартрский собор

Шартрский собор (фр. Cathédrale Notre-Dame de Chartres) — католический кафедральный собор, расположенный в городе Шартр в 90 км к юго-западу от Парижа, признанный шедевр ранней готической архитектуры, один из немногих старинных соборов, сохранившийся с конца XIII века до наших дней практически в первоначальном виде. За семь веков он избежал разрушений и разграблений во времена смут, революций и войн. Здание собора было выстроено на месте предыдущих церквей.

С 876 года в Шартре хранилась Святая плащаница Девы Марии. На месте первого кафедрального собора, сгоревшего в 1020 году, был возведён романский собор с громадной криптой. Он пережил пожар 1134 года, когда сгорел почти весь Шартр, но сильно пострадал спустя шестьдесят лет, во время следующего пожара 10 июня 1194 года. Во время этого пожара, начавшегося от удара молнии, уцелели только башни с западным фасадом и крипта. Чудесное спасение священной плащаницы от огня было сочтено знамением свыше и послужило поводом для строительства нового, ещё более грандиозного здания. Строительство нового собора началось в том же 1194 году на пожертвования, стекавшиеся в Шартр со всей Франции. Городские жители добровольно доставляли камень из окрестных каменоломен. За основу был взят проект предыдущего сооружения, в который были вписаны сохранившиеся части старого здания. Основные работы, включавшие в себя строительство главного нефа, были завершены в 1220 году, освящение собора состоялось 24 октября 1260 года в присутствии короля Людовика IX и членов королевской семьи.

В публицистике и научно-популярной литературе[править]

  •  

Возвращаясь к скульптуре, я должен отметить интереснейшие капители и барельефы XII века бургиньонской и тулузской мастерских, ряд готических статуй XII и XIII вв. различных школ, деревянную полихромную скульптуру из Сен-Дени и замечательные по своей композиции каменные барельефы из Шартрского собора. Во всех этих экспонатах, так же как и в монументально трактованных каменных скульптурах («Сокольничий», «Музыкант» и др.) из Римского собора XIII в. , в серии каменных скульптур французской школы из музея в Бове и мраморных статуях этого времени необходимо отметить прежде всего их монументальность, выразительность, несмотря на характерную для эпохи примитивность трактовки образа. Все эти скульптуры тектоничны, рассчитаны на определенное архитектурное пространство.[1]

  Александр Замошкин, «Музей шедевров». Парижские впечатления, 1938
  •  

Но вернемся к тому, что пишет Порталь о зеленом цвете: «…Цвет возрождения души и мудрости, он одновременно означал моральное падение и безумие. Шведский теософ Сведенборг описывает глаза безумцев, томящихся в аду, зелеными. Один из витражей Шартрского собора представляет искушение Христа; на нем сатана имеет зеленую кожу и громадные зеленые глаза… Глаз в символике означает интеллект. Человек может направить его на добро или на зло. И сатана, и Минерва ― и безумие и мудрость ― оба изображались с зелеными глазами…»[2]

  Сергей Эйзенштейн, «Вертикальный монтаж», 1940
  •  

Однако античный Рим не пережил падения старых богов. Новая религия оказалась бессильной влить новые, социальные энергии в расслабленный организм. Древняя цивилизация умерла, хотя и не бесследно. Теперь принято среди ученых подчеркивать непрерывность развития от древнего мира к средневековью; среди профанов ― беспечно скользить над пропастью столетий к новому расцвету. Стоит ли плакать о разрушенной Олимпии, когда впереди шартрский собор, парижский Нотр-Дам?[3]

  Георгий Федотов, «Между двух войн», 1946

В художественной литературе[править]

  •  

Где-то я читал: в средние века в Шартре ― это во Франции, кажется, ― строился замечательный собор. И вот идет человек и встречает на дороге трех строителей. Каждый тачку толкал с камнями. Прохожий у них спрашивает, у каждого: «Ты что делаешь?» Один отвечает: «Тачку тяжелую тащу, пропади она пропадом». Второй отвечает: «Зарабатываю на хлеб семейству». А третий пот с лица вытер и гордо так сказал: «Я строю Шартрский собор!» Вот какая есть очень старинная притча...[4]

  Вера Панова, «Рабочий поселок», 1964
  •  

Я, наставив клякс, скрипучим «почтамтским» пером заполнила анкету и вопросительно взглянула на Екатерину Вторую. Она велела мне прийти на будущей неделе, чтобы узнать, годятся ли стихи. Почему «на будущей неделе»? И что со мной будет, если стихи «не годятся»? Через Таврический сад, где щелкали соловьи, я вернулась домой. А солнце все стояло высоко над деревьями и домами. И величественное убожество Петербурга было тихо и неподвижно: весь город тогда был величествен, тих и мертв, как Шартрский собор, как Акрополь.[5]

  Нина Берберова, «Курсив мой», 1966

В поэзии[править]

  •  

Когда царицей золотой
Ты воссияла красотой
На стеклах Шартрского собора,
Глядел я на твои черты
И думал: понимала ль ты,
Что сын твой распят будет скоро?[6]

  Семён Липкин, «Когда мне в городе родном...», 1987

Источники[править]

  1. А. И. Замошкин, «Музей шедевров». Парижские впечатления. — М.: «Советское искусство», Орган Всесоюзного комитета по делам Искусств при Совнаркоме Союза ССР № 8(414), 1938 г.
  2. Эйзенштейн С. М.. Избранные произведения в 6 тт. ― М.: Искусство, 1968 г.
  3. Г. П. Федотов. «Между двух войн». — «Новый журнал», 1946 г., № 14
  4. Панова В.Ф., Собрание сочинений: В 5 т. Том третий. — Л.: «Художественная литература», 1987 г.
  5. Берберова Н. «Курсив мой». Автобиография. — М., 1996 г.
  6. С. Липкин. «Воля». — М.: ОГИ, 2003 г.

См. также[править]