Перейти к содержанию

Верхневолжский бейшлот

Материал из Викицитатника
Верхневолжский бейшлот
(фото: Прокудин-Горский, начало 1910-х годов)

Верхнево́лжский бейшло́т[1]плотина с перекрываемыми отверстиями для спуска воды в верховьях реки Волги, образующая Верхневолжское водохранилище, объединяющее в единый бассейн озёра Стерж, Вселуг, Пено и Волго. Бейшлот расположен в 5 километров ниже места вытекания Волги из озера Волго.

Первую деревянную плотину на каменном фундаменте построили в 1843 году для улучшения работы Вышневолоцкой водной системы и создания условий для судоходства в межень благодаря попускам запасов воды, накапливаемых в половодье. Водоспуск состоял из пяти пролётов по 8,5 метров, перекрываемых деревянными щитами, глубина на пороге составляли 5,3 метров. В 1941 году во время Великой Отечественной войны плотину взорвали части Красной армии. В 1943 году восстановлена уже в бетонных конструкциях с поднятием уровня на один метр.

Как в XIX веке, так и в современное время плотина оказывает негативное воздействие на экологическую обстановку в регионе.

Верхневолжский бейшлот в коротких цитатах[править]

  •  

Прежде, когда не было бейшлота и верхневолжские озера не сливались летом в одно обширное водовместилище, значение Селигера, как питателя Волги, было ещё больше.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Необходимость в таком регулировании <течения Волги> стала сознаваться уже давно и повела к устройству в 1845 г., в 13 верстах выше посада Селижарова, близ села Хотошина, водоудержательной плотины, длиною до 35 сажен, с пятью водоспускными отверстиями, закрываемыми посредством подъёмных щитов.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

...подпёртая масса воды и спускается в июне и затем в августе, в большем или меньшем количестве, через бейшлот для поддержания судоходного горизонта Волги до устья р. Мологи (в 607 верстах от бейшлота)...[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Понятно, что чем далее вниз от бейшлота, тем влияние его оказывается всё слабее...[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Недостаточность верхневолжского бейшлота для поддержания в течение всего лета судоходного горизонта между Тверью и Рыбинском и заставила обратить внимание на <озеро> Селигер...[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Запас верхневолжского водохранилища определяют ― впрочем, с весьма проблематическою точностью ― в 40 млн. куб. сажен.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Кроме плотов, чрез бейшлот пускают еще «живорыбки», лодки с живой рыбой.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Вверх по Волге видны местами скопления торчащих из воды чёрных пней или «каршей» ― остатков росшего когда-то леса, который был затоплен лет сорок тому назад запором бейшлота.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

...благодаря бейшлоту все начальное течение Волги с протекаемыми ею озёрами на протяжении около 98 верст представляет летом как бы одно длинное озеро, более широкое в местах, соответствующих озёрам, и более узкое (но всё-таки местами шириною до версты и более) на протяжении собственно реки.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

Поднятие уровня бывает, впрочем, резче выраженным в ближайших к бейшлоту частях ― в оз. Волго, в самой Волге, затем в оз. Пено, в более отдалённом Стерже оно едва ли превышает 6-7 футов.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

Последнее озеро, проходимое Волгою (перед бейшлотом), носит название Волго, оно имеет (по 2-верстной карте) до 7 верст в длину и до 2 верст в ширину (площадь его, по Стрельбицкому, 11,1 кв. км), но летом разлив его больше и продолжается почти до самого бейшлота. <...> при отсутствии бейшлота озеро это должно было бы значительно обмелеть, и от него осталась бы только более глубокая часть.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

Несмотря, однако, на подпор воды бейшлотом, оз. Пено имеет незначительную глубину, не превышающую 6 м, а в среднем (из 362 измерений) не более 3-5 метров. Дно озера вообще плоское, илистое и вязкое; вода моховая <торфяная>, красная.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

...верхневолжский бейшлот задерживает в своем водохранилище (составляющемся из верхневолжских озер и верхней Волги) до 40 млн. куб. сажен воды, <...> и что при всем том это верхневолжское водохранилище оказывается недостаточным...[3]

  Дмитрий Анучин, «Наводнение в Москве в апреле 1908 г. и вопрос об изучении наводнений в России», 1908
  •  

Вам придётся побывать с нами и на Стерже! — На бейшлот пропала охота ехать.[4]

  Сергей Платонов, из письма И. А., 23 июня 1910
  •  

Возведённая на месте старинной плотины, так называемого Бейшлота, существовавшего на протяжении почти ста лет, новая плотина сдерживает свыше трех с половиной миллионов кубических метров воды, регулируя судоходство в верхнем течении.[5]

  — Валентин Дмитриев, «Через шесть морей (путешествие в Завтра)», 1951
  •  

Самое любопытное состоит в том, что пóзднее по времени строительства и вполне искусственное техническое гидросооружение <бейшлот>, по сути дела, в общиx чертах на время восстанавливает ту ситуацию <status quo>, которая характеризовала постоянную гидроструктуру этого микроареала в относительно отдалённом прошлом, когда как следствие таяния ледника уровень вод здесь был несравненно выше.[6]

  Владимир Топоров, «Ещё раз о названии Волга», 1990-е
  •  

Бейшлот был построен еще в 1843 году под руководством голландцев, больших, как известно, специалистов запирать воду на замок.[7]

  Владимир Кравченко, «Книга реки», 1999
  •  

В 1941 году в разгар кровопролитных упорных боёв под Ржевом бейшлот был взорван нашими сапёрами, но в расчёты вкралась ошибка, и затопления немецкой линии обороны, как планировалось, не произошло.[7]

  Владимир Кравченко, «Книга реки», 1999
  •  

Пристали к берегу справа от плотины. Поднявшись на дорогу, увидели ревущие белопенные буруны воды, низвергающейся с площадки бейшлота.[7]

  Владимир Кравченко, «Книга реки», 1999

Верхневолжский бейшлот в публицистике и исторической прозе[править]

Верхневолжский бейшлот
(фото: Прокудин-Горский, начало 1910-х)
  •  

Во всяком случае несомненно, что Селигер играет важную роль в питании верхней Волги, ― факт уже давно вызвавший мысль воспользоваться в большей степени его водами для урегулирования течения верхней Волги. Необходимость в таком регулировании стала сознаваться уже давно и повела к устройству в 1845 г., в 13 верстах выше посада Селижарова, близ села Хотошина, водоудержательной плотины, длиною до 35 сажен, с пятью водоспускными отверстиями, закрываемыми посредством подъемных щитов.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Плотина эта, известная под названием Верхневолжского бейшлота (а в просторечии у местного населения ― шлюза), задерживает значительную часть весенней воды, скопляющейся в Волге выше бейшлота, и повышает в начале лета горизонт образуемого таким способом водохранилища на 2,5 сажени. Эта подпертая масса воды и спускается в июне и затем в августе, в большем или меньшем количестве, через бейшлот для поддержания судоходного горизонта Волги до устья р. Мологи (в 607 верстах от бейшлота), причём под судоходным горизонтом разумеется такой, при коем на участке Волги между Тверью и Рыбинском был бы возможен ход судов с осадкою 16 вершков.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Понятно, что чем далее вниз от бейшлота, тем влияние его оказывается всё слабее, и если у Твери попуски из него воды могут поднять судоходный горизонт на 6 вершков, то у устья Мологи уже только на 1 — 1 1/2 вершка; с другой стороны, если в начале лета бейшлот поднимает воду запасного водохранилища до 2,5 сажени, то к концу лета и в сухие годы уровень этот понижается до 2 — 1 1/2 и менее сажен (к зиме вода спускается вся), и влияние бейшлота соответственно ослабляется.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Недостаточность верхневолжского бейшлота для поддержания в течение всего лета судоходного горизонта между Тверью и Рыбинском и заставила обратить внимание на Селигер, как на бассейн, способный быть также превращённым, помощью плотины, в запасное водохранилище, для попусков из него, по мере надобности, воды в Волгу. Еще в 60-х годах были произведены в этих видах изыскания, причем намечено было и место для плотины в переузине южного, Селижаровского, плёса за дер. Рудинами, где имеются сравнительно высокие берега.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Так как г. Осташков расположен невысоко над уровнем Селигера, то было принято, что помощью плотины нельзя возвышать горизонт воды Среднего (Городового) плёса выше 0,5 сажени (3% фута) над низкими водами (иначе будут затоплены участки города); тем не менее и при таком подъёме, полагая водную площадь Селигера в 237 кв. верст, можно в 237 кв. верст, можно было определить запас полезной воды Селижаровского резервуара в 27 625 000 куб. сажен. (Запас верхневолжского водохранилища определяют ― впрочем, с весьма проблематическою точностью ― в 40 млн. куб. сажен).[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Несмотря, однако, на то, что уже 35 лет тому назад был составлен проект устройства второго запасного водохранилища из Селигера, оно не устроено и до сих пор, и одна из причин тому та, что не выяснен окончательно вопрос о степени его полезности. Селижаровка, как замечено выше, и теперь доставляет летом треть воды, несомой Волгою ниже посада Селижарова, следовательно, до известной степени регулирует ее течение, и является еще вопрос, насколько велика будет польза от новой плотины, приняв во внимание расходы по устройству и содержанию последней.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Озёра Стерж, Вселуг и Пено следуют одно за другим в меридиональном направлении (с некоторыми уклонениями к 3 и В) и имеют удлиненную вытянутую форму. Очертания их, впрочем, так же как и уровень, являются, по крайней мере с мая по сентябрь, искусственно измененными бейшлотом, который повышает уровень озер и вызывает, следовательно, затопление местами их берегов. Поднятие уровня бывает, впрочем, резче выраженным в ближайших к бейшлоту частях ― в оз. Волго, в самой Волге, затем в оз. Пено, в более отдаленном Стерже оно едва ли превышает 6-7 футов.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

Во всяком случае благодаря бейшлоту все начальное течение Волги с протекаемыми ею озёрами на протяжении около 98 вёрст представляет летом как бы одно длинное озеро, более широкое в местах, соответствующих озёрам, и более узкое (но всё-таки местами шириною до версты и более) на протяжении собственно реки. Местность истока Волги вообще холмиста.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

Последнее озеро, проходимое Волгою (перед бейшлотом), носит название Волго, оно имеет (по 2-верстной карте) до 7 верст в длину и до 2 верст в ширину (площадь его, по Стрельбицкому, 11,1 кв. км), но летом разлив его больше и продолжается почти до самого бейшлота.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

Измерения показали, что глубина озера <Волго> не превышает 6 м., а средняя ― не более 2,2 метра. Имея в виду, что подпор бейшлота повышает уровень этого озера до 2 1/2 сажен, да и в нашу там бытность должен был повышать его минимум на 2 м, следует заключить, что при отсутствии бейшлота озеро это должно было бы значительно обмелеть, и от него осталась бы только более глубокая часть.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

Произведенные нами промеры показали, что Вселуг значительно глубже Стержа. Зона свыше 10 м выполняет в нём всю среднюю часть широкого плёса, окружающего Новосоловецкий остров. Тем не менее здесь не было встречено глубин более 14 м, причём следует ещё заметить, что вода озера в нашу там бытность была поднята метра на два бейшлотом. Дно озера большей частью крепкое, песчанистое, местами явно каменистое (от валунов). К южному концу озеро делает заворот к З и ЮЗ и становится уже и меньше (переходит в реку).[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

Озеро Пено имеет в длину около 8 верст, а в ширину до 1 1/4 версты. Хотя его южный конец (у Изведова) отстоит верст на 35 от северного конца оз. Стержа, тем не менее вода в обоих озерах стоит почти на одинаковой абсолютной высоте (95,7 сажени), что объясняется подпором бейшлота, подымающего уровень воды в Пено выше, чем в Стерже, именно до 1 1/2-1 3/4 сажени. А так как берега озера большею частью низменны, то разливом затопляется местами лес, деревья которого отчасти ещё стоят у самой воды, отчасти уже погибли и сгнили в своей надводной части, выказывая лишь кое-где торчащие чёрные пни, так называемые «карчи».[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

В самом озере карчи, впрочем, встречаются редко, чаще их можно встретить в луках, особенно у западного берега, а ещё более в самой Волге, на участке от оз. Пено до оз. Волго (длиною около 40 верст). Участок этот от подпора бейшлота превращается летом в длинное озеро, имеющее местами до 1 1/2-3 верст ширины и затопляющее много леса, остатки которого в виде пней (карчей) и торчат из воды во многих местах в большом количестве или оказываются вырванными с корнем и выброшенными там и сям на берег.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

Несмотря, однако, на подпор воды бейшлотом, оз. Пено имеет незначительную глубину, не превышающую 6 м, а в среднем (из 362 измерений) не более 3-5 метров. Дно озера вообще плоское, илистое и вязкое; вода моховая <торфяная>, красная. У Изведова озеро переходит в реку, имеющую при разливе около 100 сажен ширины.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озёра области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

В 1841 г. устроен Верхневолжский бейшлот (водоподпорная плотина). Кроме того, в этот же период перестроены или капитально отремонтированы все существовавшие бейшлоты на системе, поддерживались бичевники на Волге и Тверце, принимались меры обеспечения сплава в Боровицких порогах и, наконец, в 1870 гг. были произведены крупные работы по выправлению Волги. Все эти меры значительно улучшили систему, дав возможность поддерживать судоходную воду вдвое долее против прежнего и уменьшив опасность движения судов.

  Словарь Брокгауза и Ефрона, «Вышневолоцкая система», 1907
  •  

Верхневолжский резервуар Тверской губернии, Осташковского уезда, устроен 1841, посредством бейшлота, находящегося в 13 в. от пос. Селижарова и в 5 верст. от озера Волго. Этим бейшлотом течение р. Волги заграждается, вследствие чего получается водное пространство до 75 в. для и в среднем 2 вер. шир. (40 милл. куб. саж.)

  Малый словарь Брокгауза и Ефрона, «Верхневолжский резервуар», 1907
  •  

В подтверждение он <г. Михайловский> ссылается на пример верхневолжского бейшлота, повышающего попусками своей воды горизонт Волги у Зубцова (в 170 верстах ниже) на 14 вершков, при ширине Волги в 70 сажен и быстроте течения в 3-4 раза больше Москвы-реки (до 2 футов в секунду вместо 0, 57 фута). Но он упускает при этом из виду, что верхневолжский бейшлот задерживает в своем водохранилище (составляющемся из верхневолжских озер и верхней Волги) до 40 млн. куб. сажен воды, что течение Волги не достигает 2 футов в секунду (такая скорость имеется только в порогах) и что при всем том это верхневолжское водохранилище оказывается недостаточным, вследствие чего давно уже возник вопрос об устройстве другого водохранилища из озера Селигера, который спускает в Волгу рекой Селижаровкой около 1/3 её верхних вод. Но где взять в верховьях р. Москвы такую массу запасной воды?[3]

  Дмитрий Анучин, «Наводнение в Москве в апреле 1908 г. и вопрос об изучении наводнений в России», 1908
  •  

Прошёл ряд веков. Климат потеплел, льды отступили к северу. Принесённые ими камни, растертые в песок и глину, покрыли мощным слоем поверхность земли. Так образовалась в этих местах суглинистая и супесчаная малоплодородная почва, покрытая камнями-одинцами.
Первичные речные долины были созданы здесь потоками вод тающих льдов. По этим долинам потекли великие реки, а в низменных впадинах образовались тысячи огромных озер, ничтожные остатки которых и представляют современные верхневолжские озера: Малый и Большой Верхит, Стерж, Вселуг, Пено, Волго. Через эти озера проходит Волга.
В весеннее время озёра Стерж, Вселуг, Пено и, Волго соединяются в единый мощный водный бассейн. В нём теряется даже Волга. Общая площадь этого бассейна свыше ста семидесяти квадратных километров.
В 1843 году было построено у деревни Хотошино, ниже озера Волго, искусственное водохранилище — Верхневолжский бейшлот — для регулирования вод на Верхней Волге. В наше время, в связи с постройкой Угличского и Рыбинского гидроузлов, он почти утратил своё значение.
В четырнадцати километрах ниже бейшлота Волга с левой стороны принимает реку Селижаровку, тридцатикилометровый проток озера Селигер.[8]

  — Иван Феденко, «Волга — великая русская река», 1946
  •  

Пожалуй, для полноты картины стоит все-таки упомянуть о самом верхнем сооружении на Волге ― о плотине, расположенной в 126 километрах от истока реки. Возведённая на месте старинной плотины, так называемого Бейшлота, существовавшего на протяжении почти ста лет, новая плотина сдерживает свыше трех с половиной миллионов кубических метров воды, регулируя судоходство в верхнем течении.
Вот вам вся лестница Большой Волги. Река превращена в цепь отдельных морей со своими гидростанциями, рыбным хозяйством, промышленностью. Не забывайте и о другой, не менее важной проблеме, которая разрешена полностью. Волга, став судоходной на всём своём протяжении, связала совершенно разные хозяйственные зоны страны. Не буду перечислять всего, лишь напомню: с верховьев реки, с Урала, идёт лес и металл; из средней полосы и Поволжьяхлеб; с юга и Каспиянефть, рыба; из Донбасса ― уголь; с Кавказа… Да разве всё перечислишь!..[5]

  — Валентин Дмитриев, «Через шесть морей (путешествие в Завтра)», 1951
  •  

Если присоединить к этой цепи озеро Стерж и даже Большой и Малый Верхиты, то протяжённость этого, в определённую часть года почти непрерывного озера составляет немногим меньше ста вёрст.
Самое любопытное состоит в том, что пóзднее по времени строительства и вполне искусственное техническое гидросооружение <бейшлот>, по сути дела, в общиx чертах на время восстанавливает ту ситуацию, которая характеризовала постоянную гидроструктуру этого микроареала в относительно отдалённом прошлом, когда как следствие таяния ледника уровень вод здесь был несравненно выше.[6]

  Владимир Топоров, «Ещё раз о названии Волга», 1990-е

Верхневолжский бейшлот в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

Верхневолжский бейшлот, 2009
  •  

Мой путь к Двинцу лежал с севера или северо-востока, от Селижарова на Волге. Отсюда я свернул к верхневолжскому бейшлоту, и затем мимо оз. Волго, чрез Пашутино, Раменье, Лохово, Нов. Кустынь ― выехал в Починок, на Торопецкий тракт. Не стану говорить подробно о бейшлоте (или шлюзе), неоднократно описанном и находящемся в пяти верстах ниже истока реки из оз. Волго. При запоре всех пяти пролетов (или «лотков») этого шлюза (каждый лоток шириною в четыре сажени) вода выше шлюза задерживается до высоты около 8 аршин над флютбетом, и вся верхняя часть Волги, вместе с озёрами, чрез которые она проходит, образует водохранилище, имеющее площадь до 150 кв. верст и вмещающее в себе до 28 млн. куб. саж. запасной воды.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Мой путь к Двинцу лежал с севера или северо-востока, от Селижарова на Волге. Отсюда я свернул к верхневолжскому бейшлоту, и затем мимо оз. Волго, чрез Пашутино, Раменье, Лохово, Нов. Кустынь ― выехал в Починок, на Торопецкий тракт. Не стану говорить подробно о бейшлоте (или шлюзе), неоднократно описанном и находящемся в пяти верстах ниже истока реки из оз. Волго. При запоре всех пяти пролетов (или «лотков») этого шлюза (каждый лоток шириною в четыре сажени) вода выше шлюза задерживается до высоты около 8 аршин над флютбетом, и вся верхняя часть Волги, вместе с озёрами, чрез которые она проходит, образует водохранилище, имеющее площадь до 150 кв. верст и вмещающее в себе до 28 млн. куб. саж. запасной воды. Открывая по мере надобности большее или меньшее число щитов (они расположены в три ряда, и их подымают посредством «кадола» ― верёвки с крюком), можно повышать более или менее горизонт воды ниже бейшлота на пространстве до Ржева, Твери и даже до Рыбинска. Тем не менее, указанного выше запаса воды далеко не доставало для нужд судоходства и сплава леса. Весной, в половодье, вода идет, правда, поверх лотков, но в начале августа, например, когда я был на бейшлоте, плоты шли только через средний лоток, да и то, как мне говорили, вода должна была скоро вся пройти.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

...к западу от верхневолжских озер тянутся ещё обширные леса, известные у лесопромышленников под именем зашлюзных (т. е. находящихся выше бейшлота). По этим лесам, с усеянною валунами почвою, пробираться, за исключением больших дорог, не особенно удобно.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Когда дело идёт об истоках Волги, нельзя обойти молчанием Селигера и Валдайских гор. Селигер настолько тесно связан с Волгой, что прежде в нём искали её начала. Такое представление имело оправдание в массе вод этого озера, значительно увеличивающих размеры Волги и вместе с тем значительно обогащающих ее рыбою. Прежде, когда не было бейшлота и верхневолжские озера не сливались летом в одно обширное водовместилище, значение Селигера, как питателя Волги, было еще больше.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Кроме плотов, чрез бейшлот пускают еще «живорыбки», лодки с живой рыбой. Плоты (и «живорыбки») идут, конечно, одни, без людей; при быстром течении вода заливает плоты, которые отчасти даже разбиваются. Иные смельчаки решаются, впрочем, итти через бейшлот в лодке; и говорят, что весною, когда вода переливает большею массою, это менее опасно и при навыке и хладнокровии не представляет большого риска.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

По словам г. Шиманского («Верховье реки Волги», Ост. 1889), при напуске из запасов верхневолжского водохранилища в количестве 7 куб. сажен в секунду, это количество повышает горизонт воды в г. Твери на 12 вершков, а в Рыбинске ― на 2 вершка. Местность здесь, как и далее вверх по Волге и к оз. Охвату, во многих отношениях отличается от той, в которой находятся истоки Днепра. Она холмистее, богата озёрами и изобилует камнями (валунами), иногда весьма крупных размеров, наваленными на пашнях, холмах, в лесах и реках.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

У Кустыни пришлось переехать на пароме через Волгу, ширина которой здесь (мы были в начале августа) около двадцати пяти сажен. Вверх по Волге видны местами скопления торчащих из воды чёрных пней или «каршей» ― остатков росшего когда-то леса, который был затоплен лет сорок тому назад запором бейшлота. В половодье все эти карши заливает водой, и они становятся видными только по спаде вод. Возница обратил мое внимание ещё на один остров, поросший березняком и подвижный, во время разлива он плавает и передвигается то туда, то сюда.[2]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Для дальнейшего путешествия по озёрам вплоть до верхневолжского бейшлота мне опять пришлось купить лодку и подрядить гребцов, хорошо знающих как воду, так и окрестные берега. Всё это проще и дешевле сделать в Коковнике, на самом Стерже...[9]

  Евгений Вишняков, «Истоки Волги. (Наброски пером и фотографиею)», 1893
  •  

О путешествиях, следуют пункты. На Западную Двину едем охотно, но соединяя со Стержем etc., ибо мы были только на Волговерховье <...>. Посему в первую голову надлежит устроиться с Волжскими озерами. <...> Вам придётся побывать с нами и на Стерже! На бейшлот пропала охота ехать.[4]

  Сергей Платонов, из письма И. А., 23 июня 1910

Верхневолжский бейшлот в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Впереди по курсу у нас замаячили очертания бейшлота — первой плотины на Волге, подпирающей каскад верхневолжских озер. Бейшлот был построен еще в 1843 году под руководством голландцев, больших, как известно, специалистов запирать воду на замок. Начиная с середины лета Волга сильно мелела, поэтому для поддержания судоходства поднимались щиты бейшлота, через которые спускали воду, и тогда уровень её в реке повышался у Ржева до семидесяти сантиметров, у Твери до сорока, у Калязина до двадцати и даже у далекого Рыбинска до трёх-пяти сантиметров. В 1941 году в разгар кровопролитных упорных боев под Ржевом бейшлот был взорван нашими сапёрами, но в расчёты вкралась ошибка, и затопления немецкой линии обороны, как планировалось, не произошло.[7]

  Владимир Кравченко, «Книга реки», 1999
  •  

Пристали к берегу справа от плотины. Поднявшись на дорогу, увидели ревущие белопенные буруны воды, низвергающейся с площадки бейшлота. С помощью рыбаков перенесли лодку через дамбу. Немного отдохнули, полюбовались бурлящим падающим потоком, немо разевая рты, словно рыбы, поделились впечатлениями в царящем вокруг нас грохоте и гаме отчаянно скандалящей, взбесившейся воды...
Теперь перед нами открывалась настоящая Волга — небольшая петляющая речка с лесистыми берегами и быстрым течением. По поверхности возмущенной воды плыли коричневые пузыри, шум ревущей позади плотины сопровождал нас, постепенно затихая с каждой минутой, с каждым гребком весла.[7]

  Владимир Кравченко, «Книга реки», 1999

Источники[править]

  1. Бейшлот — плотина, водоспуск, водосточная канава,
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 Д. Н. Анучин, Географические работы. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1959 г.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Д. Н. Анучин, Географические работы. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1959 г.
  4. 1 2 Академик С. Ф. Платонов, Переписка с историками: В 2 т. Том I: Письма С. Ф. Платонова, 1883-1930 гг., Ин-т славяноведения. М.: Наука, 2003 г.
  5. 1 2 В. Дмитриев. Через шесть морей (путешествие в Завтра). — М.: «Техника — молодежи», № 1-3, 1951 г.
  6. 1 2 В. Н. Топоров, Исследования по этимологии и семантике. В 4-х тт. Том четвёртый. Балтийские и славянские языки. Книга 1, стр. 147. — М.: «Языки славянских культур»-«Рукописные памятники Древней Руси», 2004—2010 г.
  7. 1 2 3 4 5 Владимир Кравченко. «Книга реки. В одиночку под парусом», Роман-странствие. — СПб., Издательство «ФормаТ», 2014 г.
  8. И. И. Феденко. Волга — великая русская река. Серия: Наша Родина. — М.: Детгиз, 1946 г.
  9. Е. П. Вишняков, Истоки Волги. (Наброски пером и фотографиею). — Спб., типография и фототипия В. И. Штейна, 1893 г. — стр.15-17

См. также[править]