Перейти к содержанию

Грохот

Материал из Викицитатника
Шумометр

Гро́хот — очень сильный, раскатистый шум, громкие и беспорядочные стучащие звуки.

Грохот в коротких цитатах[править]

  •  

Пугало людское, ровный, деревянный
Грохот барабанный, грохот барабанный!
Оглушит совсем нас этот беспрестанный
Грохот барабанный, грохот барабанный![1]

  Пьер Жан Беранже (пер. Василия Курочкина), «Барабаны», 1856
  •  

Резкий, отрывистый звук выстрела разнесся по реке и где-то далеко перешёл в грохот. Карча уже поплыла не поперёк реки, а вниз по теченью, крутясь и колыхаясь.

  Лев Толстой, «Казаки» (глава VIII), 1863
  •  

...всё небо было в огне, и тысячи несущихся по нему огненных колесниц производят этот страшный беспрерывный грохот… Буря свистела, стонала, выла, угрожая снести и плот, и людей, и самый остров...

  Майн Рид, «Переселенцы Трансвааля», 1883
  •  

Было время, что на обеих реках, на которых расположена Устюжна, ― Ижина (отсюда Усть-Ижина, Устюжна) и Молога, ― стояло до 800 кузниц, и постоянный грохот поднимался над местностью.[2]

  Константин Случевский, «По Северу России», 1888
  •  

Везде ярко горел огонь, дождь раскалённых искр сыпался из каждого горна, лязг железа, громкий крик рабочих, старавшихся перекричать грохот работавших машин, ― одним словом, настоящий ад из огня и железа.[3]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Под домной», 1891
  •  

Изредка тучу разрезали молнии, и с грохотом вагонов все чаще и чаще смешивался грохот грома.[4]

  Лев Толстой, «Воскресение», 1899
  •  

И дождь косой шел полосой,
И грохотала грузно даль.[5]

  Владимир Нарбут, «Сверкали окна пред грозой...», 1909
  •  

Полтысячи человек назади спокойно сидят, лежат, разговаривают, спят, смеются, ни о чем не думая; ничего не подозревая, а тут, шатаясь от безумной силы, оставляя после себя разорванный грохот и дым, несется машина, молниеносно работая сочленениями, несется слепая, темная, невидящая.[6]

  Александр Серафимович, «Паровоз No 314-Б», 1910
  •  

Яркая ослепительная молния перерезала небо от одного края до другого и на миг осветила всю степь со всеми ее подробностями. <...> Через несколько секунд над самыми нашими головами раздался оглушительный треск, понесся по небу бесконечными трескучими раскатами и замер где-то вдали грозным, гремучим грохотом.[7]

  Александр Чехов, «В гостях у дедушки и бабушки (Страничка из детства Антона Павловича Чехова)», 1912
  •  

Протяжно и сдержанно грохотал гром, как будто кто-то тяжёлый пробегал по крыше, а в промежутках, сквозь щели ставней в сумрак комнаты прорывался мгновенными струями свет молнии.[8]

  Александр Фёдоров, «Брат», 1917
  •  

...и вдруг совсем с другой стороны, вернее, со всех сторон раздался долгий скрежещущий грохот, как будто огромный новый холст разрывался под титаническими руками. Вслед за тем страшный басовый удар задребезжал стеклами...[9]

  Борис Поплавский, «Аполлон Безобразов», 1932
  •  

так ―
в порохе блещущая
селитра
напоминает
про грохот,
про взрыв.[10]

  Николай Асеев, «Впереди поэтовых арб» (из цикла «Маяковский начинается»), 1939
  •  

Нам нужно только открыть дверь пинком, и всё гнилое здание рухнет с грохотом.

  Адольф Гитлер своим генералам перед началом операции «Барбаросса», июнь 1941
  •  

Но ― грохотом чревата тишина.[11]

  Семён Кирсанов, «Но — грохотом чревата тишина...» (из цикла «Весть о мире»), 1945
  •  

Потом все завыло и засвистело. Заскрипели столетние липы. Желтая мгла помчалась над самой землей. Посыпались стекла. Невиданный белый свет зажегся в этой мгле, и раздался такой треск, будто дачу вбило в землю по самую крышу. По шумящим вершинам прокатился желтый огненный шар. Он трещал и дымился, а потом взорвался с сухим грохотом, как дальнобойный снаряд.[12]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы» (23. «Воробьиная ночь»), 1946
  •  

...на какую-то терцию секунды, вспыхнуло то же белое горячее сияние, постояло перед глазами и исчезло с грохотом, оставляя его в совершенной темноте.[13]

  Юрий Домбровский, «Обезьяна приходит за своим черепом» (часть 2), 1958
  •  

Тишина грохотала по-своему, по-тихому. Тишина породила множество звуков, казавшихся новыми и странными...[14]

  Василий Гроссман, «Жизнь и судьба» (часть 3), 1960
  •  

...над самой головой блеснуло, сухо затрещало, как подожженная шутиха, и мелкие раскаты сухого апрельского грома посыпались вниз, напоминая грохот небольшого горного обвала.[15]

  Валентин Катаев, «Трава забвенья», 1967
  •  

Колесница Времени грохочет, и грохот этот — шуршание лёгких песчинок в часах вечности

  Роджер Желязны, «Создания света, Создания тьмы» 1969
  •  

Люди также поклонялись горам как воплощению неведомой божественной силы, которая дремала в их недрах, а иногда вдруг вырывалась наружу в виде пламени, грохота, каменных дождей и испепеляющих огненных рек.[16]

  Всеволод Овчинников, «Ветка сакуры», 1972
  •  

...весь вагон содрогался и дребезжал всеми своими расхлябанными частями. Разговаривать внутри вагона было совершенно невозможно от этого ужасного грохотания.[17]

  — Дмитрий Засосов, Владимир Пызин. «Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов», 1976
  •  

Но все сплошные грохоты на свете,
Немыслимою болью изводя,
Вдруг перекроет писк мышиный смерти...[18]

  Вениамин Блаженный, «Я, как Ван Гог, себе отрежу ухо...», 1985
  •  

Грохот физических барабанов не производил на него впечатления.[19]

  Даниил Гранин, «Зубр», 1987
  •  

...бессмысленный грохот этой случайной сцепки надежд, мнений и страхов он называет своей жизнью.

  Виктор Пелевин, «Чапаев и Пустота», 1996
  •  

Особую роль здесь играет вытесняющий импульс. Он подобен грохоту отбойного молотка, который глушит все звуки.

  Виктор Пелевин, Generation «П», 1999
  •  

Страна была бедна, а мы настолько молоды, что не слышали грохота неба над головой.

  Захар Прилепин, 2000-е
  •  

...когда разбивается сердце, оно разбивается бесшумно. Казалось бы, должен раздаться невероятный грохот или какой-нибудь торжественный звук, например удар гонга или колокольный звон. Но нет, это происходит в тишине, и хочется, чтобы грянул гром, который отвлёк бы вас от боли.

  Сесилия Ахерн, «Посмотри на меня», 2005

Грохот в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Через несколько минут что-то более громко, чем прежде, будто железными молотками, застучало по обшивке. Это был град. Он все усиливался. Удары становились крепче и чаще. Машину стало трясти. Словно кто-то невидимый и могучий, упершись в облака ногами, схватился огромными ручищами за концы крыльев и, бешено сотрясая, пытался изломать их. Поднялся такой страшный грохот и треск, что летчики, зная, чем нередко кончаются подобного рода полеты, невольно ощупали подгонку парашютов и застыли на местах.[20]

  — Сергей Вишенков, «Испытатели», 1947
  •  

Рельсовый путь для конок был весьма несовершенен, рельсы были без желобков для реборд колес. Междупутье было замощено булыжником вровень с головкой рельса, и реборды колес часто катились прямо по булыжникам, весь вагон содрогался и дребезжал всеми своими расхлябанными частями. Разговаривать внутри вагона было совершенно невозможно от этого ужасного грохотания. На конках ездил преимущественно народ скромный: мелкие чиновники, служащие, рабочие, прислуга. Солдатам позволялось ездить только на открытых площадках.[17]

  — Дмитрий Засосов, Владимир Пызин. «Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов», 1976
  •  

А вот еще один весьма любопытный пример «наведенных» сновидений. В одной из швейцарских гостиниц во время ночной грозы почти все путешественники видели во сне, будто во двор с большим грохотом въезжают экипажи с новыми путешественниками, которые еще больше стесняют уже устроившихся в гостинице. Такое массовое совпадение сновидений объяснялось просто: в течение дня на сознание путешественников непрерывно воздействовал грохот проезжающих мимо повозок.[21]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия» (том второй), 1991
  •  

Я завершаю. Грустно перечесть… Предвижу, коль многие не поняли — или нет, даже не услышали звуков моего голоса на фоне страшного грохота окружающего нас города.[22]

  Юрий Ханон, «Несколько маленьких грустных слов по поводу годовщины усов», 1993

Грохот в мемуарах и дневниковой прозе[править]

  •  

...до Рурорта слишком далеко, мы причаливаем здесь. Тем лучше, иначе мы не видели бы этого царства металла, этих пышущих огнём соборов, от этой чудесной симфонии свистков, шума приводных ремней, грохота молотов, которые обрушиваются на вас! Над ними красное, тёмное и пылающее небо. К тому же ещё разразилась гроза. <...> Как всё это музыкально!... Непременно использую.[23]:48

  Морис Равель, из письма с борта яхты «Эме», 29 июня 1905, Морису Деляжу
  •  

Яркая ослепительная молния перерезала небо от одного края до другого и на миг осветила всю степь со всеми ее подробностями. Мы все вздрогнули. Лошадь от испуга попятилась. Через несколько секунд над самыми нашими головами раздался оглушительный треск, понесся по небу бесконечными трескучими раскатами и замер где-то вдали грозным, гремучим грохотом.
― Свят, свят, свят! ― в испуге зашептал машинист. Не успел он дошептать, как степь осветилась от второй такой же молнии и раздался такой же ужасающий треск. За ними другая и третья молния с громом ― и пошла греметь без перерыва.[7]

  Александр Чехов, «В гостях у дедушки и бабушки (Страничка из детства Антона Павловича Чехова)», 1912
  •  

Перед ветром слышен глухой шум, как перед землетрясением. Жители Люкчуна также рассказывают о невероятной силе ветра, срывающего с гор щебень в таких массах, что кажется точно идет каменный дождь; шум и грохот заглушают рев верблюдов и крики человека и наводят ужас даже на бывалых людей. Никто не в силах удержаться на ногах, и даже арбы опрокидывает и уносит на десятки шагов. Известны случаи гибели целых караванов.[24]

  Владимир Обручев, «Путешествие в Центральную Азию и Китай», 1940
  •  

Мы закрыли все окна и двери, вьюшки в печах и ставни, сели на веранде и начали ждать.
Далеко за парком возник широкий — во всю ширину земли — зловещий гул. Тетя Маруся не выдержала и ушла в дом. Гул приближался, будто на нас, все смывая, катился океан. Это шёл ветер.
Потом все завыло и засвистело. Заскрипели столетние липы. Желтая мгла помчалась над самой землей. Посыпались стекла. Невиданный белый свет зажегся в этой мгле, и раздался такой треск, будто дачу вбило в землю по самую крышу. По шумящим вершинам прокатился желтый огненный шар. Он трещал и дымился, а потом взорвался с сухим грохотом, как дальнобойный снаряд.[12]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы» (23. «Воробьиная ночь»), 1946
  •  

Поезд грохотал, гремел, в пару, в дыму. Пылали, догорая, свечи в дребезжащих фонарях. За окнами пролетали по траектории багровые искры. Паровоз ликующе кричал, опьянённый собственным стремительным ходом. Я был уверен, что поезд мчит меня к счастью.[25]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955
  •  

Помню одну зарю. После ночной грозы, щедрой ливнем, полной грохота и вспышек молний, взошло солнце. Нежаркое, оно ласкало водную гладь, такую ровную, что виден был каждый всплеск рыбы.[26]

  Алексей Ливеровский, «Журавлиная родина», 1966
  •  

...как-то незаметно сгруппировались темноватые тучи, сильно разбавленные свинцовыми белилами, и вдруг вверх, как бы по пороховому шнуру, побежал летучий огонёк, над самой головой блеснуло, сухо затрещало, как подожженная шутиха, и мелкие раскаты сухого апрельского грома посыпались вниз, напоминая грохот небольшого горного обвала.[15]

  Валентин Катаев, «Трава забвенья», 1967
  •  

Итак, мы ужинали. Ночь была адская, дождь со снегом и ветром. То начальник штаба, то личный адъютант генерала вставали от стола и уходили. Они уходили слушать грохот артиллерии.[27]

  Василий Шульгин, «Последний очевидец», 1971
  •  

Слышу стальной лязг двери входа в машинное отделение; затем вспышка всяких машинных звуков, затем захлопывающийся лязг двери, затем особенно громкие голоса людей, которые вышли из грохота, где они уже за пять минут автоматически привыкают орать, а не говорить.

  Виктор Конецкий, «Никто пути пройдённого у нас не отберёт», 1887
  •  

Древние японцы считали горы промежуточной ступенью между небом и землей, а потому ― святым местом, куда нисходят с небес боги, где поселяются души умерших предков. Люди также поклонялись горам как воплощению неведомой божественной силы, которая дремала в их недрах, а иногда вдруг вырывалась наружу в виде пламени, грохота, каменных дождей и испепеляющих огненных рек.[16]

  Всеволод Овчинников, «Ветка сакуры», 1972
  •  

Иногда появлялся чирок. Загнанный, обезумевший, носился он над камышами, и на всем его пути гремела канонада. Из мощных стволов в чирка неслась мелкая дробь, картечь и даже кабаньи пули. За полётом несчастной птицы, у которой от страха и усталости остались одни перья да кости, можно было следить по грохоту. Оглушающая волна залпов прокатывалась над камышами и стихала за лесом. Потом наступила тишина.

  Виктор Пронин, «Охота пуще неволи», 1980
  •  

Пристали к берегу справа от плотины. Поднявшись на дорогу, увидели ревущие белопенные буруны воды, низвергающейся с площадки бейшлота. С помощью рыбаков перенесли лодку через дамбу. Немного отдохнули, полюбовались бурлящим падающим потоком, немо разевая рты, словно рыбы, поделились впечатлениями в царящем вокруг нас грохоте и гаме отчаянно скандалящей, взбесившейся воды...[28]

  Владимир Кравченко, «Книга реки», 1999

Грохот в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

«Не пропустить бы!» — подумал он, и вот, при слабом свете месяца, ему мелькнула татарская голова впереди карчи. Он навел ружьём прямо на голову. Она ему показалась совсем близко, на конце ствола. Он глянул через. «Он и есть, абрек», — подумал он радостно и, вдруг порывисто вскочив на колени, снова повел ружьём, высмотрел цель, которая чуть виднелась на конце длинной винтовки, и, по казачьей, с детства усвоенной привычке проговорив: «Отцу и сыну», — пожал шишечку спуска. Блеснувшая молния на мгновенье осветила камыши и воду. Резкий, отрывистый звук выстрела разнесся по реке и где-то далеко перешел в грохот. Карча уже поплыла не поперёк реки, а вниз по теченью, крутясь и колыхаясь.

  Лев Толстой, «Казаки» (глава VIII), 1863
  •  

А когда хотели сняться с якоря, началась страшная буря, сопровождавшаяся сильною грозою. Молнии сверкали, и оглушительные раскаты грома безостановочно следовали один за другим. Казалось, все небо было в огне, и тысячи несущихся по нему огненных колесниц производят этот страшный беспрерывный грохот… Буря свистела, стонала, выла, угрожая снести и плот, и людей, и самый остров, на котором ютились переселенцы.

  Майн Рид, «Переселенцы Трансвааля», 1883
  •  

… я принялся наблюдать звёздный ливень над моей головой. <…> Неожиданно внизу подо мной, совсем рядом, я заметил звезду — прозрачный светящийся шар с огромными подрагивающими крыльями, во всяком случае, мне показалось, что я разглядел крылья в вечернем полумраке. Вращаясь с таинственным гулом вокруг собственной оси, он кружил, словно обессилевшая раненая птица перед смертью. Он пролетел неподалёку от меня. Это был какой-то гигантский кристаллический баллон, а в нём, едва различимые на глаз, метались обезумевшие существа, точно матросы потерпевшего крушение корабля, который потерял управление и стал добычей волн. Вслед за тем странный шар, описав крутую дугу, рухнул далеко в море, и грохот его падения прозвучал, как пушечный выстрел. Этот мощный грохот разнёсся по всей округе, но люди приняли его за удар грома.

  Ги де Мопассан, «Марсианин», 1889
  •  

Ванька с семи лет тоже почти всё время жил на фабрике. Сначала он приносил отцу обед и страшно всего боялся, особенно когда пускали в движение маховое колесо. Мальчику казалось, что вот-вот разлетится вдребезги вся фабрика. А как стучал обжимочный молот, под которым проковывали раскалённые добела железные крицы, как гремели прокатные станы, на которых прокатывалось сортовое железо, как визжала круглая пила, срезывающая концы железных полос!… Везде ярко горел огонь, дождь раскалённых искр сыпался из каждого горна, лязг железа, громкий крик рабочих, старавшихся перекричать грохот работавших машин, ― одним словом, настоящий ад из огня и железа.[3]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Под домной», 1891
  •  

Он как-то сердито проговорил:
— И почему это непременно гроза нужна?
И заслышав вдали слабый и глухой грохот грома, повлек своих детей к будке сторожа. В эту же минуту начали падать отдельные крупные капли дождя, шлёпавшиеся шумно на пыльную землю и оставлявшие на ней большие тёмные пятна...[29]

  Александр Шеллер-Михайлов, «Вешние грозы» (рассказ), 1892
  •  

Она подняла руку, и вокруг нас разверзся целый ад огня и грохота… Проснулся: дом трясется от грома, в щели ставен сверкает синяя молния.[30]

  Александр Амфитеатров, «Жар-цвет», 1895
  •  

От тучи тянуло влажным дождевым воздухом. Изредка тучу разрезали молнии, и с грохотом вагонов все чаще и чаще смешивался грохот грома. Туча становилась ближе и ближе, косые капли дождя, гонимые ветром, стали пятнать площадку тормоза и пальто Нехлюдова. Он перешел на другую сторону и, вдыхая влажную свежесть и хлебный запах давно ждавшей дождя земли, смотрел на мимо бегущие сады, леса, желтеющие поля ржи, зеленые еще полосы овса и черные борозды темно-зеленого цветущего картофеля.[4]

  Лев Толстой, «Воскресение», 1899
  •  

Слесарь сидел согнувшись. Холодный, пробирающийся страх охватывал, покалывая в пальцах. Как будто в первый раз увидел, что все пьют водку, что никто не смотрит на несущийся навстречу путь, что машина в грохоте, в дыму несется, слепая, ничего не видя, безумная.
Мелькают поля, проносятся березки, телеграфные столбы, а тут пьют и закусывают, как будто забыли о мелькающих навстречу рельсах, и сквозь грохот и мелькание слышится торопливое и предостерегающее: «Клы-клы-клы!..» — голос сотни колес, которые неустанно и торопливо твердят позади: «Мы за вами… мы за вами… клы-клы-клы-клы…» — покорно и все одинаково.[6]

  Александр Серафимович, «Паровоз No 314-Б», 1910
  •  

Слесарь вдруг открыл секрет: не надо напрягаться и кричать в этом без устали дико-мечущемся грохоте, а только смотреть на лицо и губы говорящего — и схватывать с полуслова. Оттого машинист с помощником так странно спокойно, не торопясь, разговаривают.
— Да, вот как женишься, да будет дочь в гимназии, будешь и по двадцать девять не слезать с паровоза.
Но помощник, словно не желая продолжать, снова с грохотом распахнул железную пасть, уронившую на всех красный отблеск сжигающего жара, и стал напряженно кидать уголь, роняя с побледневшего лба капли пота.[6]

  Александр Серафимович, «Паровоз No 314-Б», 1910
  •  

Господи, что же это? ― бормочет он, изнемогая от беспокойства. Наконец, забывается. Страшный грохот в двери заставляет его вскрикнуть. Он бегает по избе, натыкаясь на лохань, ведра, стол. Как нарочно, завалились куда-то спички.
― Старуха, старуха, ― тормошит он жену, ― старуха, встань, несчастье!.. Должно быть, несчастье!.. Он бежит к уличным дверям. В двери стучат тихо-тихо. Приподнимут щеколду, ударят, подождут, потом забарабанят тихо-тихо и настойчиво. Через минуту снова застучат. Почему же ему показалось, что в двери грохочут? Он босиком на цыпочках подходит к дверям и берётся за щеколду.[31]

  Иван Вольнов, «Повесть о днях моей жизни», 1912
  •  

Так, прыгая с материка на материк, добрался я до самой серой воды, и маленькие плоские наплывы ее показались мне в этот раз огромными первозданными волнами, и тихий плеск её ― грохотом и ревом прибоя; на чистой поверхности песка я начертил чистое имя Елена, и маленькие буквы имели вид гигантских иероглифов, взывали громко к пустыне неба, моря и земли.[32]

  Леонид Андреев, «Он», 1915
  •  

Он что-то видел во сне: не то экзамены, не то смертную казнь. Было томительно и жутко. И наяву это состояние не покидало его. Он скоро понял его причину: была гроза, первая весенняя гроза. Протяжно и сдержанно грохотал гром, как будто кто-то тяжёлый пробегал по крыше, а в промежутках, сквозь щели ставней в сумрак комнаты прорывался мгновенными струями свет молнии. Потом пошёл дождь.[8]

  Александр Фёдоров, «Брат», 1917
  •  

Ворчун был окутан густыми черными тучами, которые спускались все ниже по склону и вместе с тем расползались во все стороны. Чувствовался заметный запах серы и хлора. Тучи клубились, освещались яркими молниями, а грохот, вырывавшийся из недр вулкана, сливался с раскатами грома.[33]

  Владимир Обручев, «Плутония», 1924
  •  

Стоит автомобиль. Страшный автомобиль. Я его уже видел однажды. Он пролетал по Ланжероновской улице, производя грохот, подобный пальбе, дымясь… Он не катился, он как бы несся прыжками. Это ― автомобиль, не имеющий на моторе покрышки, грязный, блестящий маслом, из него каплет, в нем шипит.[34]

  Юрий Олеша, «Цепь», 1929
  •  

И вдруг над самой вершиной Pic du Midi вырос и долго сиял, неестественно долго, высокий фиолетовый куст, «как будто толстые белые волосы встали дыбом», подумала Тереза, и четким треском ряд сухих громовых выстрелов проухал над озером, и опять все смолкло, и вдруг совсем с другой стороны, вернее, со всех сторон раздался долгий скрежещущий грохот, как будто огромный новый холст разрывался под титаническими руками. Вслед за тем страшный басовый удар задребезжал стеклами, и, о чудо, прямо напротив, у острова Руссо, зигзагами медленно спустился к воде ослепительный, как магний, белый шар.[9]

  Борис Поплавский, «Аполлон Безобразов», 1932
  •  

Тонкая, крепкая рука схватила его, подняла, и Курцер почувствовал почти одновременно страшное сотрясение. Ослепляюще белое, как вспышка магния, горячее сияние вспыхнуло перед самым его лицом и погасло. Он попятился, ноги его дрогнули в коленях, он сел, роняя по пути бронзовые безделушки и успев испустить что-то похожее на крик. И вторично, на какую-то терцию секунды, вспыхнуло то же белое горячее сияние, постояло перед глазами и исчезло с грохотом, оставляя его в совершенной темноте.[13]

  Юрий Домбровский, «Обезьяна приходит за своим черепом» (часть 2), 1958
  •  

Странно, немыслимо было есть кашу в тишине, в тишине писать письмо, проснуться ночью в тишине. Тишина грохотала по-своему, по-тихому. Тишина породила множество звуков, казавшихся новыми и странными: позвякивание ножа, шорох книжной страницы, скрип половицы, шлёпанье босых ног, скрип пера, щёлканье пистолетного предохранителя, тиканье ходиков на стене блиндажа.[14]

  Василий Гроссман, «Жизнь и судьба» (часть 3), 1960
  •  

Сначала они ощутили докатившееся издалека легкое дрожание земли, которое не исчезало, а все приближалось, усиливалось. И вот уже хорошо слышен гул, сопровождаемый отчетливым звонким лязгом металла. <...>
Грохот становился все сильнее, приближаясь со стороны леса, через который шла дорога к лагерю. Янек и Густлик вдруг заметили, как между деревьями промелькнул овальной формы, подавшийся вперед какой-то непонятный силуэт, и тут же на поле выскочил танк, скрытый с боков фонтанами грязи и снега. За ним — второй, третий, пятый. Они шли с короткими интервалами друг за другом, ревя моторами, похожие на слонов, устремившихся в атаку с вытянутыми вперед хоботами.

  Януш Пшимановский, «Четыре танкиста и собака», 1964
  •  

― Никогда не видел грозу, ― перебил Ринтын, ― а вот в книгах о ней много пишут, даже драма есть у Островского «Гроза».
― С непривычки, конечно, страшно. Кажется, что небо раскалывается на куски. Сначала яркий свет, а потом ужасный грохот. Что самое интересное ― гремит гром и сверкают молнии, дождя нет, хотя все небо в низких темных тучах. А потом гроза начинает уходить: немного тишины ― и начинается проливной дождь.[35]

  Юрий Рытхэу, «Время таяния снегов», 1967
  •  

Тут чтение пришлось прервать. Снизу несся страшный грохот, словно кто-то пытался высадить окно открытой ладонью. На даче происходили непонятные вещи, я весь превратился в слух и даже обрадовался, когда грохот на первом этаже повторился снова.
― Кто там? ― грозно спросил я и, не получив ответа, пошел вниз, прихватив острую стамеску. Хищно отставив руку с инструментом, как ходят гангстеры в боевике, я осмотрел пустую кухню, коридор, осторожно ступая, вошел в большую комнату. В окно билась большая серая ворона, залетевшая сюда через открытую на веранду дверь.[36]

  Пётр Алешковский, «Седьмой чемоданчик», 1998
  •  

...я думаю о <…> том, что человек чем-то похож на этот поезд. Он точно так же обречён вечно тащить за собой из прошлого цепь темных, страшных, неизвестно от кого доставшихся в наследство вагонов. А бессмысленный грохот этой случайной сцепки надежд, мнений и страхов он называет своей жизнью. И нет никакого способа избегнуть этой судьбы.

  Виктор Пелевин, «Чапаев и Пустота», 1996
  •  

Наложение трёх вау-импульсов на более тонкие процессы, происходящие в человеческой психике, рождает всё посредственное многообразие современной культуры. Особую роль здесь играет вытесняющий импульс. Он подобен грохоту отбойного молотка, который глушит все звуки. Все внешние раздражители, кроме вау-орального и вау-анального, отфильтровываются, и человек теряет интерес ко всему, в чём отсутствует оральная или анальная составляющая.

  Виктор Пелевин, Generation «П», 1999
  •  

Дождь хлестал как из ведра. Молния то и дело с оглушительным грохотом раскалывала небо на мелкие куски. Порывы ветра повалили много деревьев и оборвали линии электропередач на огромном пространстве Восточного побережья, от Бостона до Норфолка.[37]

  Вадим Ярмолинец, «Подрезка», 2007
  •  

В чувство пришёл глубокой ночью от страшного грохота и ещё от того, что промок до нитки. Вокруг тьма непроглядная, лишь время от времени вспыхивают ослепительно-яркие молнии, причём все, как мне тогда казалось, норовят угодить именно в меня. Дождина как из ведра.[38]

  Александр Сухов, «Армагеддон объявлен», 2010

Грохот в поэзии[править]

На концерте
  •  

И если б даже рухнул небосвод
И элементы вздыбленные шар
Земной сорвали бы с его оси,
Возникший грохот не был бы сильней
Того, что слух Врага теперь терзал.

  Джон Мильтон, «Потерянный рай», 1665
  •  

Из челюстей своих извержет
Потоками всежрущий огнь,
Который днем сквозь тучи дыма
Сверкает искрами в аэр:
А ночью, вихрями крутяся,
Горящим каменным дождем
С ужасным грохотом и ревом
В морскую глубину падёт.[39]

  Гавриил Державин, «Первая песня Пиндара пифическая», 1800
  •  

Бьют железные копыта
По чугунной мостовой.
Авангард его и свита ―
Грохот, гул, и визг, и вой.
Зверь пыхтит, храпит, вдруг свистнет,
Так, что вздрогнет все кругом,
С гривы огненной он вспрыснет
Мелким огненным дождём...[40]

  Пётр Вяземский, «Ночью на железной дороге» (Между Прагою и Веной), май 1853
  •  

Барабан владеет Франциею милой:
При Наполеоне он был так силен,
Что немолчной дробью гений оглушило,
Заглушён был разум и народный стон.
Пугало людское, ровный, деревянный
Грохот барабанный, грохот барабанный!
Оглушит совсем нас этот беспрестанный
Грохот барабанный, грохот барабанный!
Приглядевшись к нравам вверенного стада,
Властелин могучий, нации кумир,
Твердо знает, сколько шкур ослиных надо,
Чтобы поголовно оглупел весь мир.
Пугало людское, ровный, деревянный
Грохот барабанный, грохот барабанный!
Оглушит совсем нас этот беспрестанный
Грохот барабанный, грохот барабанный![1]

  Пьер Жан Беранже (пер. Василия Курочкина), «Барабаны», 1856
  •  

Разгул готов волной разлиться,
Не прогремит же небосклон,
Фантом решает веселиться,
Уж если гроб покинул он.
И в фантастическом восторге
Все звякают своей бронёй,
Как будто то не грохот оргий,
А грохот стычки боевой.[41]

  Теофиль Готье, «Ужин доспехов», 1890
  •  

На Земле не будет пушек грохота,
Навсегда умолкнет звук мечей,
И народ, сквозь слёзы, после хохота,
Позабудет предков-палачей.[42].

  Леонид Трефолев, Перл создания «Смех сквозь слезы — это верх страдания!..», 1892
  •  

Поезд врывается в древние скалы,
— Слева и справа гранит.
Вот на тропе пешеход запоздалый
Стал, прислонился, глядит. <...>
Дальше… Опять надвигаются горы,
За́мок сошёл на утёс,
Чёрные сосны, расщелин узоры…
Грохот и хохот колёс![43]

  Валерий Брюсов, «В ночной полумгле, в атмосфере...» (из сборника «Me eum esse», 1913), 1897
  •  

Сверкали окна пред грозой,
Как полированная сталь.
И дождь косой шел полосой,
И грохотала грузно даль.[5]

  Владимир Нарбут, «Сверкали окна пред грозой...», 1909
  •  

Небо пусто давно, а под ним ―
Только визги машин, грохотание автомобиля,
Только сумрак и дым.[44]

  Сергей Соловьёв, «Город современный», 1909
  •  

― Давай! Давай! ― на гнущихся мостках
В кипенье, в грохоте ― где бревна, цепи, лодки,
В льняных рубахах, в розовых портках
Пройдут согнувшейся походкой…[45]

  Николай Зарудин, «Волжские этюды», 1924
  •  

Воем сирены паровозной,
Стуком и грохотом колес,
Косым дождем и криком «поздно» ―
Так это счастье началось.[46]

  Елизавета Полонская, «Воем сирены паровозной...», 1925
  •  

За просёлочной дорогой,
Где затих тележный грохот,
Над прудом, покрытым ряской,
Дидель сети разложил.[47]

  Эдуард Багрицкий, «Птицелов», 1926
  •  

Напротив клуба
Напротив клуба дверь пивнушки.
Веселье,
Веселье, грохот,
Веселье, грохот, как будто пушки!
Старается
Старается разная
Старается разная музыкальная челядь
пианинить
пианинить и виолончелить.

  Владимир Маяковский, «Маруся отравилась», 1927
  •  

Был страшен миг последней немотой
Перед грозой. Клубилось, трепетало
И застывало снова за чертой,
Где молнии уже вильнуло жало.
Где старый дом, стоявший в тупике.
Впервые озаренный ― словно сдвинут.
Где все карнизы голуби покинут.
Где вырос флаг на явленном древке.
И полоснуло грохоту навстречу
По воздуху над тучами в разбег,
По пригородам падал первый снег
С фруктовых гор, не охлаждая сечу.[48]

  Алла Головина, «Был страшен миг последней немотой...», 1937
  •  

И в блеске
лоснящегося цилиндра
отсвечивал холод,
лицо озарив;
так ―
в порохе блещущая
селитра
напоминает
про грохот,
про взрыв.[10]

  Николай Асеев, «Впереди поэтовых арб» (из цикла «Маяковский начинается»), 1939
  •  

Но ― грохотом чревата тишина.
Костыль отброшен, вылечена рана.
Стучит, пищит короткая волна
в магнитной атмосфере океана.
Пищит волна, и вдалеке видна
сиреневая дымка урагана.
Тяжёлая вода освящена
для верной службы атому урана.[11]

  Семён Кирсанов, «Но — грохотом чревата тишина...» (из цикла «Весть о мире»), 1945
  •  

Хохотали крепко, всласть,
Хохотали густо,
Из-за хохота упасть
Умудрилась люстра!
Хохот-грохот, хохот-взрыв,
Хохот до упаду,
Хохотали, обвалив
С хоров балюстраду![49]

  Иван Елагин, «Дураки», 1967
  •  

И маятник разбуженной вселенной
Из поднебесных загрохочет сфер,
Как будто исполинское полено
Дубасить будет мой вопящий нерв.
Но все сплошные грохоты на свете,
Немыслимою болью изводя,
Вдруг перекроет писк мышиный смерти
И брызнут капли красного дождя[18]

  Вениамин Блаженный, «Я, как Ван Гог, себе отрежу ухо...», 1985
  •  

Лим вышел прогуляться. Он
В плаще легко шагал по дюнам.
Но вдруг весенний ветер дунул
И охватил со всех сторон.
И загремел весенний шторм.
Забушевала Мать-Природа,
Как часто в это время года.
Лим в этот грохот был влюблён.[50]

  Давид Самойлов, «Вознесение Аугуста Лима», 1986

Грохот в кинематографе и массовой культуре[править]

  •  

— Когда стартовали в Байконуре, грохот стоял адский. Что там наш автотрек — детские игрушки.

  — из кинофильма «Большое космическое путешествие», 1974
  •  

 …и это напоминает мне о гордых днях Спутника и Юрия Гагарина, когда весь мир сотрясался от грохота наших ракет. Ну, вскоре они опять будут трястись — при звуке нашей тишины. Слушай мою команду — включить бесшумный двигатель!

  — из кинофильма «Охота за «Красным Октябрём», 1990
  •  

Пока мы идем к спортзалу, прошу вас обратить внимание на постиндустриальные однотонные шкафчики, которые издают приятный мелодичный грохот, если шарахнуться об них головой.

  — из мультсериала «Дарья, 1999

Источники[править]

  1. 1 2 Песни Беранже. Переводы Василия Курочкина. — СПб.: А. Смирдин (сын) и К°, 1858 г.
  2. Случевский К.К.. По Северу России. — М: ОГИ, 2009 г.
  3. 1 2 Д.Н. Мамин-Сибиряк. Избранные произведения для детей. — М.: Государственное Издательство Детской Литературы, 1962 г.
  4. 1 2 Толстой Л. Н. Полн. собр. соч.: В 22 т., том 13 «Воскресение». — Москва, «Художественная литература», 1978-1985 гг.
  5. 1 2 В. Нарбут. Стихотворения. М.: Современник, 1990 г.
  6. 1 2 3 А. С. Серафимович Собрание сочинений в семи томах. Том третий. — М.: ГИХЛ, 1959 г.
  7. 1 2 Библиотека «Всходов», А. П. Седой (Чехов), В гостях у дедушки и бабушки, 1912 г., С.-Петербург, Типография Л. Я. Ганзубра, Мытницкая ул., 11.
  8. 1 2 А. М. Фёдоров. Осенняя паутина: Рассказы. — М.: Моск. книгоиздательство, 1917 г.
  9. 1 2 Б.Ю. Поплавский. Собрание сочинений в 3-х тт. Том 2. — М.: Согласие, 2000 г.
  10. 1 2 Н. Н. Асеев. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1967 г.
  11. 1 2 С. Кирсанов, Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  12. 1 2 Паустовский К. Г. «Далёкие годы». — М.: «АСТ; Астрель», 2007 г.
  13. 1 2 Домбровский Ю.О. Собрание сочинений: В 6 томах. Том 2. — М.: Терра, 1992 г.
  14. 1 2 Гроссман В. С. Жизнь и судьба. Москва, «Книжная палата», 1992 г.
  15. 1 2 Катаев В.П. «Трава забвенья». — Москва, «Вагриус», 1997 г.
  16. 1 2 Всеволод Овчинников, «Ветка сакуры» — М.: Молодая гвардия, 1971 г.
  17. 1 2 Д. А. Засосов, В. И. Пызин. Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов (записки очевидцев). — Л.: Лениздат, 1991 г.
  18. 1 2 Вениамин Блаженный. Сораспятье. Москва, «Время», 2009 г.
  19. Гранин Д.А., «Зубр» (повесть); — Ленинград, «Советский писатель» 1987 г.
  20. С. Вишенков. Испытатели. — М.: Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1947 г.
  21. В.А.Мезенцев, К. С. Абильханов. «Чудеса: Популярная энциклопедия». Том 2, книга 4. — Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1991 г.
  22. Юрий Ханон, «Несколько маленьких грустных слов по поводу годовщины усов», СПб., газета «Смена» №2 (20352) от 6 января 1993 г., стр.7
  23. Составители М.Жерар и Р.Шалю Равель в зеркале своих писем. — Л.: Музыка, 1988. — 248 с.
  24. Обручев В.А. От Кяхты до Кульджи. Путешествие в Центральную Азию и Китай. — М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1940 г.
  25. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  26. А. А. Ливеровский. «Журавлиная родина». Рассказы охотника. — Л.: Лениздат, 1966 г.
  27. Василий Шульгин. «Последний очевидец. Мемуары. Очерки. Сны» — М.: Олма-пресс, 2002 г.
  28. Владимир Кравченко. «Книга реки. В одиночку под парусом», Роман-странствие. — СПб., Издательство «ФормаТ», 2014 г.
  29. Шеллер-Михайлов А.К. Господа Обносковы. Над обрывом. — М.: «Правда», 1987 г.
  30. Амфитеатров А.В. Собрание сочинений в десяти томах, Том 1. Москва, НПК «Интелвак», 2000 г.
  31. И. Е. Вольнов (И.Е.Владимиров). «Повесть о днях моей жизни» — М.: «Советская Россия», 1976 г.
  32. Л. Н. Андреев. Собрание сочинений в 6 т. — М.: Художественная литература, 1990—1996 г.
  33. Обручев В.А. «Плутония. Земля Санникова». — М.: Машиностроение, 1982 г.
  34. Олеша Ю.К. «Заговор чувств». — СПб.: Кристалл, 1999 г.
  35. Юрий Рытхэу, Время таяния снегов. — М.: Молодая гвардия, 1981 г.
  36. Пётр Алешковский. «Седьмой чемоданчик». — Москва, «Вагриус», 2001 г.
  37. В. А. Ярмолинец. Подрезка. — Саратов: «Волга», № 2, 2008 г.
  38. А. Е. Сухов. Армагеддон объявлен. — М.: Эксмо, 2010 г. ISBN: 978-5-699-41160-3
  39. Державин Г. Р. Сочинения. — СПб., Новая библиотека поэта, 2001 г.
  40. Вяземский П.А. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Ленинград, Советский писатель, 1986 г.
  41. Готье Т. Эмали и камеи: Сборник. Сост. Г. К. Косиков — М.: Радуга, 1989 г. — С. 133—141
  42. Трефолев Л.Н. Стихотворения. (из серии Библиотека поэта). — Ленинград, «Советский писатель», 1958 г.
  43. В. Брюсов. Полное собрание сочинений и переводов. — СПб.: Сирин, 1913 г. — Том 1.
  44. С. Соловьёв. Собрание стихотворений. — М.: Водолей, 2007 г.
  45. Н. Зарудин. Полем-юностью: Стихи. — М.: Советский писатель, 1970 г.
  46. Полонская Е. Г. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Малая серия. — Санкт-Петербург, Издательство «Первый ИПХ», 2010 г.
  47. Э. Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — М.: Советский писатель, 1964 г., стр.50.
  48. Алла Головина в сборнике: Поэты пражского «Скита». — М.: Росток, 2005 г.
  49. Елагин И. В. Собрание сочинений в двух томах. — Москва, «Согласие», 1998 г.
  50. Давид Самойлов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.

См. также[править]