Городомля

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Городомля, Майская коса

Городо́мля (до начала XX века в литературе и на картах обычно назывался Городовня, реже Градовня, Градомля) — остров на озере Селигер (около трёх квадратных километров), второй по величине после острова Хачин. Находится в 4 километрах к северу от Осташкова, в Тверской области. Покрыт хвойным лесом. На острове есть внутреннее озеро Дивное (Внутреннее) с двумя маленькими островами.

Находки кремнёвых изделий указывают на существование здесь поселений ещё в эпоху позднего неолита или раннего энеолита.

Городомля в коротких цитатах[править]

  •  

...вдали колокольни и дома почти утонувшего в воде Осташкова, покрытый дремучим лесом остров Городомля...[1]

  Александр Островский, Дневник, 16 мая 1856
  •  

Над озером стоит туман, и дальние берега чуть-чуть мелькают: <...> в другую сторону, к югу, лежат острова: Кличин, еще какой-то с обвалившейся красильней; житный монастырь тоже на острове. За этими островами тёмной полосою синеет опять остров ― Городомля с сосновым лесом...[2]

  Василий Слепцов, «Письма об Осташкове», 1862
  •  

Другой остров, значительно меньший, но также довольно большой и покрытый прекрасным сосновым лесом (принадлежащим Ниловой пустыни), лежит к югу от Хачина и называется Городовня (или Городомля)...[3]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Остров Городовня с его дремучим бором и заросшею мохом почвой отличается живописными видами, привлекающими к себе ценителей красот природы. Иван рассказывал мне, что он возил туда недавно нашего известного пейзажиста Шишкина...[3]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Хотят курорт делать, а на острове Городомля таинственное военное строительство ― может быть, химический завод. Извне не видно ничего, густой лес. Подъезжать, даже близко проезжать воспрещается. Теперь вокруг Городомли белые буи демаркационной линии.[4]

  Шапорина, Любовь Васильевна, Дневник, 24 октября 1940
  •  

Из Осташкова ехал пассажирский пароход «Совет», обслуживающий ежедневно по расписанию все пристани озера. Ветер ли его отнес или просто оплошность капитана, но «Совет» подошел несколько ближе к острову, чем полагается; последовал залп, и пятеро человек было ранено, из них два тяжело, одному пришлось ампутировать ногу.[4]

  Шапорина, Любовь Васильевна, Дневник, 24 октября 1940
  •  

...мы пристали (что вообще пароходы делают крайне редко) к прекрасному, с обрывистыми берегами, с густым смешанным лесом, острову Городомля, где расположен какой-то секретный военный завод...[5]

  — Олег Амитров, Дневник, 1954
  •  

...работяга-пароходик миновал выросшую над водой глыбу изумруда ― остров Городомля ― и втиснулся в узкую протоку.[6]

  Евгений Симонов, «Зеркальные плёсы Селигера», 1961
  •  

Немцы, работавшие на острове Городомля, вели себя скромно. Они не претендовали на лавры участников создания первой «искусственной луны». Судя по тем публикациям, к которым мы имели доступ, они не высказывались однозначно о том, кто же на самом деле все это создал.[7]

  Борис Черток, «Ракеты и люди», 1999
  •  

Не был забыт и остров Городомля на озере Селигер. <...> Этот новый завод оказался чуть ли не единственным в СССР, где была освоена токсичная технология литья и обработки деталей из сверхлегких бериллиевых сплавов. Таким образом, с отъездом немцев в 1953 году остров не только не «открылся», но стал еще более секретным.[7]

  Борис Черток, «Ракеты и люди», 1999
  •  

Институт расположился там, где художник Шишкин рисовал своих медвежат в сосновом бору ― на дивном острове Городомля посреди озера Селигер, в старых постройках Гефсиманского скита.[8]

  Алексей Иванов, «Комьюнити», 2012
  •  

Или вот другая правдивая история об острове Городомля, расположенном на озере в нескольких километрах от Осташкова. Сразу после войны привезли на него полторы сотни пленных немцев-ракетчиков с семьями ― баллистиков[9]

  Михаил Бару, «Второй сон Любови Александровны», 2015
  •  

По сей день и остров Городомля огорожен колючей проволокой, и пройти на него можно лишь через специальное КПП.[9]

  Михаил Бару, «Второй сон Любови Александровны», 2015

Городомля в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Город весь в воде, и даже с четвертой стороны у него огромнейшее болото. Над озером стоит туман, и дальние берега чуть-чуть мелькают: с одной стороны виднеются какие-то деревни да несколько ощипанных кустов; в другую сторону, к югу, лежат острова: Кличин, еще какой-то с обвалившейся красильней; житный монастырь тоже на острове. За этими островами тёмной полосою синеет опять остров ― Городомля с сосновым лесом, а за этим лесом уже не видно Ниловой пустыни.[2]

  Василий Слепцов, «Письма об Осташкове», 1862
  •  

Другой остров, значительно меньший, но также довольно большой и покрытый прекрасным сосновым лесом (принадлежащим Ниловой пустыни), лежит к югу от Хачина и называется Городовня (или Городомля), наконец, еще южнее имеется о. Кличен (или Кличин), навстречу которому выступает с юга полуостров (с примыкающим к нему о. Житенным или Житиным), на котором расположен г. Осташков. Кроме того, имеются еще многие более мелкие острова, общее число коих определяют в 169 (заслуживает особенно внимания о. Столобенский с монастырем св. Нила).[3]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Остров Городовня с его дремучим бором и заросшею мохом почвой отличается живописными видами, привлекающими к себе ценителей красот природы. Иван рассказывал мне, что он возил туда недавно нашего известного пейзажиста Шишкина и известного фотографа-любителя Вишнякова, которые жили там недели две, занимаясь один ― фотографией, другой ― писанием этюдов.[3]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Площадь озера сужена еще во многих местах островами, из коих самый значительный Хачин (или Хочин) занимает пространство в 31 кв. км, южная часть его, выступающая неправильным полуостровом и причлененная к главной части острова лишь узким перешейком (к тому же прорезанным искусственною канавой), известна под именем о. Конева. Другой остров, значительно меньший, но также довольно большой и покрытый прекрасным сосновым лесом (принадлежащим Ниловой пустыни), лежит к югу от Хачина и называется Городовня (или Городомля), наконец, еще южнее имеется о. Кличен (или Кличин), навстречу которому выступает с юга полуостров (с примыкающим к нему о. Житенным или Житиным), на котором расположен г. Осташков.[3]

  Дмитрий Анучин, «Озера области истоков Волги и верховьев Западной Двины», 1898
  •  

Кипела искрами вода под солнцем, обжигая блеском плавящейся стали. Упругий порыв ветра пахнул озерной свежестью. А работяга-пароходик миновал выросшую над водой глыбу изумруда ― остров Городомля ― и втиснулся в узкую протоку.[6]

  Евгений Симонов, «Зеркальные плёсы Селигера, 1961
  •  

В Гражданскую войну даже безжалостная советская власть была потрясена размахом эпидемий холеры и сыпняка, поэтому, укрепив позиции, в 1933 году комиссары учредили Биотехнический институт. Он создавал лекарства против эпидемий, но заодно разрабатывал и способы заразы. Институт возглавил молодой учёный Иван Великанов. В 1938 году его расстреляют на Бутовском полигоне ― в том числе и за странную миссию к японцам и генералу Сиро Исии. Институт расположился там, где художник Шишкин рисовал своих медвежат в сосновом бору ― на дивном острове Городомля посреди озера Селигер, в старых постройках Гефсиманского скита. Однако в 1942 году, спасая от немцев, институт перевели в тихий город Киров. За Вторую мировую войну институт изготовил 47 миллионов доз вакцины, а в Советской армии чумой не заболел ни один боец.[8]

  Алексей Иванов, «Комьюнити», 2012
  •  

Или вот другая правдивая история об острове Городомля, расположенном на озере в нескольких километрах от Осташкова. Сразу после войны привезли на него полторы сотни пленных немцев-ракетчиков с семьями ― баллистиков, термодинамиков, аэродинамиков и гироскопистов. Привезли даже главного специалиста Третьего рейха по радиоуправлению ракетами и электронике, заместителя Вернера фон Брауна, Гельмута Греттрупа. Стал коллектив Филиала №1 НИИ-88 (так незатейливо называлась эта секретная контора) разрабатывать гироскопы для ориентации ракет, ракетные двигатели, электронику и множество других винтиков, гаечек и трубочек, из которых состоят ракеты.[9]

  Михаил Бару, «Второй сон Любови Александровны», 2015
  •  

Немцы по собственной инициативе разработали даже проект баллистической ракеты с огромной боеголовкой весом в тонну, которая могла пролететь две с половиной тысячи километров… Вот только строить и испытывать ее на острове Городомля было не с руки. Не было экспериментальной базы. Да и Королёву, который в это же время строил нашу баллистическую ракету, немецкая, хоть и была нашей, тоже была не с руки. Ни с правой, ни с левой. Ходу немецкому проекту не дали. Военные сказали, что ракету на спирту запустить будет невозможно. Замучаешься охранять топливо перед стартом.[9]

  Михаил Бару, «Второй сон Любови Александровны», 2015
  •  

У жены одного из специалистов по рулевым машинам нашли карту-схему марсианских каналов еще с грифом главного управления имперской безопасности… Короче говоря, карту конфисковали, немцев в пятьдесят третьем году собрали и отправили в ГДР, а производство гироскопов осталось и успешно работает по сей день. По сей день и остров Городомля огорожен колючей проволокой, и пройти на него можно лишь через специальное КПП. Гироскопы, между прочим, отличного качества, и если кое у кого ракеты через раз падают или вовсе летят не в ту сторону, то гироскопы предприятия «Звезда» здесь ни при чем.[9]

  Михаил Бару, «Второй сон Любови Александровны», 2015

Городомля в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

Остров Городомля (1941)
  •  

Наконец, после утомительного суточного странствования, я приехал на берег Селигера. Новые невиданные картины открылись предо мной. На берегу вся увешанная сетями деревня, через пролив Рудинского плёса тянется непрерывная цепь мереж, безгранично протянулось синее озеро со своими островами, вдали колокольни и дома почти утонувшего в воде Осташкова, покрытый дремучим лесом остров Городомля и почти на горизонте окруженные водой белые стены обители Нила преподобного…[1]

  Александр Островский, Дневник, 16 мая 1856
  •  

Сёла по Селигеру стоят от века; оказывается, уже давно ходят по деревням слухи, что их будут с озера переселять вглубь страны, величайшая нелепость, когда столько еще свободного места по озеру. Нашли же дачники-застройщики себе чудесные места. Н. Н. Качалов, Вивьен, Бабочкин, Н. В. Толстая и другие. Хотят курорт делать, а на острове Городомля таинственное военное строительство ― может быть, химический завод. Извне не видно ничего, густой лес. Подъезжать, даже близко проезжать воспрещается. Теперь вокруг Городомли белые буи демаркационной линии. Весной их не было, и произошел такой случай. Из Осташкова ехал пассажирский пароход «Совет», обслуживающий ежедневно по расписанию все пристани озера. Ветер ли его отнес или просто оплошность капитана, но «Совет» подошел несколько ближе к острову, чем полагается; последовал залп, и пятеро человек было ранено, из них два тяжело, одному пришлось ампутировать ногу.[4]

  Шапорина, Любовь Васильевна, Дневник, 24 октября 1940
  •  

Местность была всё так же прекрасна: зелёные изрезанные берега, то где освещённые солнцем, где закрытые от его лучей облаками, волны, бороздившие светлую воду озера. На обратном пути в Осташков нас застиг небольшой дождь. Почти все пассажиры залезли в нижние каюты и вылезли, несмотря на дождь, только когда мы пристали (что вообще пароходы делают крайне редко) к прекрасному, с обрывистыми берегами, с густым смешанным лесом, острову Городомля, где расположен какой-то секретный военный завод, о котором с самого нашего приезда на Селигер каждый, с кем мы вступали в разговор, считал своим долгом нам что-либо сообщить.[5]

  — Олег Амитров, Дневник, 1954
  •  

Редакция поместила портреты и высказывания выдающихся учёных об «искусственной луне». Это были работавший в Америке с Вернером фон Брауном специалист по жидкостным двигателям Вальтер Ридель, Вернер Шульцматематик из ФРГ, проработавший семь лет в СССР на острове Городомля, и человек, «который смотрит в будущее» ― астрофизик доктор Ван Фрид Петри из Мюнхена. <...>
Немцы, работавшие на острове Городомля, вели себя скромно. Они не претендовали на лавры участников создания первой «искусственной луны». Судя по тем публикациям, к которым мы имели доступ, они не высказывались однозначно о том, кто же на самом деле всё это создал.[7]

  Борис Черток, «Ракеты и люди», 1999
  •  

Не был забыт и остров Городомля на озере Селигер. Покинутый немцами лесистый остров приглянулся Кузнецову. Он добился превращения «филиала № 1 НИИ-88» в филиал своего гироскопического института и создал там, мотивируя исключительной чистотой атмосферы, прецизионное производство гироскопических приборов на новейших принципах. Этот новый завод оказался чуть ли не единственным в СССР, где была освоена токсичная технология литья и обработки деталей из сверхлёгких бериллиевых сплавов. Таким образом, с отъездом немцев в 1953 году остров не только не «открылся», но стал еще более секретным.[7]

  Борис Черток, «Ракеты и люди», 1999

Городомля в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Тёмно-зелёным клином вставал поперёк плёса остров Городомля, нам придётся долго его оплывать с южной стороны. Здесь прекрасные жёлтые пляжи, но этот остров не принадлежит туристам.
— Почему? — спросил сын.
Мы с женой переглянулись. Не принадлежит, и всё. Бывает в жизни и такое. И вот здесь как раз тот случай. Зато весь остальной Селигер наш. Куда мы поплывём? На Хачин, да? Давайте на Хачин. Там и лес хороший, и ягод там много, и грибов. Да, там всё есть.[10]

  Анатолий Приставкин, «Возделай поле своё», 1981

Источники[править]

  1. 1 2 А.Н.Островский. Дневник. В сборнике: Вся жизнь театру. Сост., примеч. и имен. указ. Н. С. Гродской, Вступ. стат. С. Е. Шаталова.— М., 1989 г.
  2. 1 2 Василий Слепцов. Письма об Осташкове. Образец городского устройства в России. — СПб.: журнал «Современник», 1862-1863 г.
  3. 1 2 3 4 5 Д.Н.Анучин, «Географические работ»ы. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1959 г.
  4. 1 2 3 Л. В. Шапорина в сборнике: «Россия в мемуарах». Том первый. 1898-1945 гг.. — М.: Новое литературное обозрение, 2017 г.
  5. 1 2 О. В. Амитров. Дневник. — М.: Прожито, 2019 г.
  6. 1 2 Евг. Симонов, «Зеркальные плесы Селигера». — М: «Огонёк», № 22, 1961 г.
  7. 1 2 3 4 Б. Е. Черток. Ракеты и люди. — М.: Машиностроение, 1999 г.
  8. 1 2 Иванов А. В. Комьюнити. — М.: Азбука, 2012 г.
  9. 1 2 3 4 5 Михаил Бару. «Второй сон Любови Александровны». — Нижний Новгород: «Волга», № 11-12 2015 г.
  10. Приставкин А.И., Повести и рассказы. — М.: Художественная литература, 1983 г.

См. также[править]

Шаблон:Тверская область Шаблон:Острова России