Звезда Барнарда

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Перемещение Звезды Барнарда в 1985-2005 годах

Звезда́ Ба́рнарда — одиночная звезда, красный карлик в созвездии Змееносца с массой в 17% по отношению к Солнцу, а радиус — 15%.[1]. Звезда проявляет активность (обнаружены пятна, вспышки).

Звезда Барнарда известна как «летящая», «убегающая» или «беглянка», поскольку она обладает самой большой (кроме Солнца) угловой скоростью перемещения по небесной сфере среди известных звёзд. Это четвёртая по близости к Солнцу звезда после звёзд системы Альфы Центавра и она продолжает приближаться. Согласно расчётам, в 11 500 году она может стать нашей ближайшей звёздной соседкой, если не будут открыты другие близкие, пока неизвестные тусклые звёзды.

В научно-популярной литературе[править]

  •  

Сколь велика вероятность того, что звезды «обзаводятся» планетными системами? Нашумевшее открытие американским астрономом Ван де Кампом планетной системы у одной из ближайших к Солнцу знаменитой «летящей звезды Барнарда» оказалось, по всей видимости, чисто инструментальным эффектом. Тем самым важный аргумент в пользу чрезвычайно большой распространенности планетных систем оказался, как считает И. Шкловский, скомпрометирован.[2]

  — Александр Зеленцов, Александр Янгель. «Где вы, братья по разуму?», 1976
  •  

Где-то здесь, среди этих светящихся точек, — летящая звезда Барнарда. Быстрее всех движется по небу: за сто семьдесят лет сдвигается на целый солнечный диаметр. Действительно летит. Наделала шуму эта звезда! Как-то заметили астрономы, что полет ее не совсем прямолинеен. Слегка искажается прямая-словно бы волнистой делается. Стали разбираться, отчего да почему. Ну, и пришли к выводу, что вокруг летящей звезды три невидимых спутника вращаются. Три планеты. Это была сенсация: первая планетная система открыта! Первая — не считая Солнечной.
Звезда Барнарда — одна из ближайших к Солнцу. А что это означает? Я имею в виду — что означает тот факт, что планеты обнаружены в такой близости от нас: только что высунулись за околицу — и нате вам, пожалуйста! А то, что планетных систем, стало быть, вообще чрезвычайно много. Так надо полагать. Вероятность их существования сразу резко подскочила. А вместе с ней — и вероятность существования планет, подобных нашей, — населенных разумными существами.
К сожалению, потом вроде бы выяснилось, что, наблюдая за летящей звездой, астрономы ошиблись — телескопы их вроде бы подвели. На самом деле говорить об иных планетах пока что рано…[3]

  Олег Мороз, «Проблема SETI», 1988
  •  

Теперь давайте рассмотрим другие непроверяемые идеи. В данном случае мы, по крайней мере, можем представить себе метод проверки, но в настоящее время не обладаем нужной технологией для ее осуществления. (Кстати, утверждение «Я чувствую себя хреново» может попасть в эту категорию.) Некоторые ученые называют предложения из этого не менее загадочного класса «неопределенными» — в отличие от явно «бессмысленных». Итак, неопределенными выглядят следующие утверждения:
1. Звезда Барнарда имеет одну или больше планет.
2. Под именем Гомера на самом деле скрывались два разных поэта.
3. Первые обитатели Ирландии прибыли из Африки.
Мы не можем «видеть» звезду Барнарда настолько четко, чтобы подтвердить или опровергнуть первое утверждение, но, возможно, «увидим» ее достаточно четко, когда космический телескоп будет доставлен на орбиту. (С Земли мы видим, что яркость звезды Барнарда часто снижается, и многие астрономы высказывали предположение, что между нами и звездой периодически проходят обращающиеся вокруг нее планеты, но на момент написания книги это оставалось лишь предположением).[4]

  Роберт Антон Уилсон, «Квантовая психология», 1990
  •  

И всё же несколько звёзд носят имена людей. Правда, их совсем немного. Всего около дюжины невидимых невооруженным глазом звёзд носят имена астрономов, исследовавших эти светила и обнаруживших у них какие-либо удивительные свойства. Притом эти названия никем не «узаконены», а просто «прилипли» к этим звёздам в языке профессионалов. Например, самую массивную среди изученных звёзд, которая почти в 100 раз тяжелее Солнца, называют Горячей Звездой Пласкетта, а самую легкую (0.07 массы Солнца) и холодную из звёзд – Звездой ван Бисбрука. Две близкие к нам звезды, быстрее других перемещающиеся по небу, называют Летящей Звездой Барнарда и Звездой Каптейна, а белый карлик, обнаруженный одним из первых, – Звездой ван Маанена.[5]

  Владимир Сурдин, «Пропуск на небеса», 1997
  •  

Недалеко от нас находится также летящая навстречу нам звезда Барнарда; она сблизится с Солнцем уже через 9000 лет, но и тогда будет едва различима на ночном небе. Есть поблизости и одна внесолнечная планета ― открытая в 2000 году Эпсилон Эридан, увы, непригодная для жизни, потому что похожа на наш Юпитер, даже чуть побольше...[6]

  — Михаил Вартбург, «От Солнца до центра Галактики», 2011
  •  

В 1986 году, за 2 года до того, как открыли первую в этой Вселенной экзопланету (Лэтем, HD114783b), Ван дер Камп опубликовал книжку о „темных компаньонах“ близких к нам звезд, в которой он подытожил результаты своей работы в течение десятилетий. Темные компаньоны были открыты им по крошечным колебаниям в движении звезд. Он обнаружил, что Летящая Барнарда летит не по прямой, она слегка колеблется то влево то вправо от нее. Большинство этого движения списывается на годичный параллакс, амплитуда которого у звезды Барнарда достигает 1 угловой секунды. Но в этих колебаниях Ван дер Камп нашел некие остаточные значения, что в 1963 году натолкнуло его на мысль о существовании планеты на орбите Летящей...
Проведенные им измерения были очень трудными. „Отбивка“ пути по небу с таким уровнем точности в течение десятилетий на фотопластинках была практически невозможна. И в результатах было что-то не так — орбиты планет, которые он вычислял каждый раз, были каждый раз разными. Сначала, это была одна планета на замкнутой орбите, затем ему пришлось изменить параметры этой орбиты, затем пришлось добавить еще одну планету. И все равно, предсказания вычислений не сходились со следующими наблюдениями — возможно, просто потому, что размер шумовых помех был им несколько недооценен, и он каждый раз пытался равнять шум...

  — Джейсон Т. Райт, «Планеты звезды Барнарда», 2012

В художественной литературе[править]

  •  

Вы направляетесь, Джон Ульмар, на охрану АККА. Вам надлежит немедленно доложить об этом Зеленому Холлу, а именно, капитану Эрику Ульмару, перейти под его начало.
— Под начало Эрика Ульмара!
Он был изумлен и переполнен радостью, узнав, что будет служить у этого известнейшего исследователя космоса, своего родственника, только что возвратившегося из отчаянной смелости путешествия за пределы Системы, на далекую неведомую планету Убегающей Звезды Барнарда.
— Да, Джон Ульмар, и я надеюсь, что вы не забудете о чрезвычайной важности этого поручения, прежде чем вы… Впрочем, у меня всё.

  Джек Уильямсон, «Космический легион», 1934
  •  

— Что произошло? — В голосе Джея Калама звучала тревога.
— Как и предполагала Аладори, Эрик Ульмар был предателем. После того, как я запер вас троих, путь перед ним был открыт. Корабль, тот, что приземлился вчера ночью, прибыл с планеты Звезды Барнарда. Чудовищные существа на его борту — союзники Эрика. Это одно из них убило капитана Стана. Эрик пообещал им корабль, груженный железом, в награду за их участие. Железо у них ценится. Корабль увез Эрика и Аладори. Меня вывели из строя. Я только сейчас смог ходить.
— Это Пурпурные?
— Да. Как и думала Аладори. В их намерения входит восстановление Империи, и Эрик будет на троне.

  Джек Уильямсон, «Космический легион», 1934
  •  

День ото дня Солнце становилось все меньше, пока не превратилась в карлика по сравнению с Бетельгейзе и Ригелем, тусклую белую звезду, затерявшуюся среди отступающих красот Ориона. В телеперископах появилась и стала расти Звезда Барнарда.
Убегающая Звезда! Красная, тусклая, умирающая звезда-карлик, уходящая к северу из созвездий Змеи и Скорпиона, окрещенная давным-давно «Убегающей Звездой Барнарда» своим первооткрывателем за необычное движение. Это была ближайшая звезда в северном небе и ближайшая, у которой имелась обитаемая планета.
Обитаемая — так сообщалось в цензурированных и фрагментарных докладах Эрика Ульмара. Однако безумные уцелевшие члены экспедиции, гниющие в охраняемых госпитальных палатах от заразы, которую специалисты Легиона в планетарной медицине не могли ни понять, ни лечить, визжали и бормотали о жутких владениях неведомого ужаса. Правителями планеты были чудовищные медузиане, и они имели мало терпимости по отношению к человеку.

  Джек Уильямсон, «Космический легион», 1934
  •  

В первый же день, вечером, я говорила с заведующим архивом. Это еще не старый человек, но взрыв топливных баков на ракете почти лишил его зрения. Он носит какие-то специальные очки — с тройными линзами. Стекла отблескивают голубым. Глаз не видно. От этого кажется, что заведующий никогда не улыбается.
— Что ж, — сказал он, выслушав меня, — вам надо начать с материалов сектора «ноль-четырнадцать». Простите, это наша внутренняя классификация, вам она ничего не говорит. Я имею в виду первую экспедицию на Звезду Барнарда.
К стыду своему, я почти ничего не знала об этой экспедиции. <...>
Экспедиция к Звезде Барнарда по тем временам была предприятием дерзким, даже отчаянным. От Земли до Звезды Барнарда свет идет шесть лет. Половину пути ракете предстояло пройти с ускорением, вторую половину — с замедлением. И, хотя при этом достигались субсветовые скорости, полет туда и обратно должен был продолжаться около четырнадцати лет. Для тех, кто летел в ракете, время замедлялось: четырнадцать лет превращались в сорок месяцев. Срок этот сам по себе невелик, но опасность состояла в том, что почти все время — тридцать восемь месяцев из сорока — двигатель ракеты должен был работать на форсированном режиме. Запас ядерного горючего был взят в обрез. Задержка в пути означала бы гибель экспедиции.
Сейчас кажется неоправданным риском уйти в космос, не имея резервных запасов топлива, но тогда нельзя было иначе. Корабль не мог взять больше того, что инженерам удалось разместить в его топливных отсеках.[7]

  Валентина Журавлёва, «Астронавт» (рассказ), 1960
  •  

Зарубин встал, тяжело прошелся по каюте. Ходить было трудно: тройная перегрузка, вызванная ускорением ракеты, сковывала движения.
— Вариант с ожиданием помощи отпадает, — продолжал капитан. — Остаются две возможности. Первая — повернуть к Земле. Вторая — лететь к Звезде Барнарда... и все-таки вернуться оттуда на Землю. Вернуться, несмотря на потерю горючего.
— Как? — спросил инженер.
Зарубин подошел к креслу, сел, ответил не сразу.
— Я не знаю, как. Но у нас есть время. До Звезды Барнарда еще одиннадцать месяцев полета. Если вы решите возвращаться сейчас, мы вернемся. Но, если вы верите, что за одиннадцать месяцев удастся что-то придумать, изобрести, тогда... тогда через невозможное — вперед!.. Вот так, друзья. Что же вы скажете? Вот вы, Леночка.
Девушка лукаво прищурилась.
— Как всякий мужчина, вы очень хитрый. Готова держать пари, что вы уже кое-что придумали.
Капитан расхохотался:
— Проиграете! Ничего не придумал. Но еще есть одиннадцать месяцев. За это время можно что-то придумать.
— Мы верим, — сказал инженер. — Твердо верим. — Он помолчал. — Хотя, по правде сказать, я не представляю, как удастся выкрутиться. На «Полюсе» останется восемнадцать процентов горючего. Восемнадцать вместо пятидесяти... Но раз вы сказали — всё. Идём к Звезде Барнарда. Как говорит Георгий, через невозможное — вперед.[7]

  Валентина Журавлёва, «Астронавт», 1960
  •  

— Я доставил эти картины на Землю, — тихо сказал заведующий.
— Вы?!
— Да. — Голос заведующего звучал совсем грустно, даже виновато. — В тех материалах, что вы смотрели, нет конца. Это относится уже к другим экспедициям... «Полюс» вернулся на Землю, и сразу же была выслана спасательная экспедиция. Сделали все, чтобы ракета пришла к Звезде Барнарда как можно скорее. Экипаж решил проделать весь путь с шестикратным ускорением. Они достигли этой планеты — и не нашли даже оранжереи. Десятки раз рисковали жизнью, но не нашли... Потом — это было уже через много лет — послали меня. В пути была авария... Вот, — заведующий поднял руку к очкам. — Но мы долетели. Обнаружили оранжерею, картины... Нашли записку капитана.
— Что там было?
— Только три слова: «Через невозможное — вперед».
Мы молча смотрели на картины. Я вдруг подумала, что Зарубин писал их по памяти. Кругом были льды, зловеще светила багровая Звезда Барнарда, а он смешивал на палитре теплые солнечные краски... В двенадцатом пункте анкеты Зарубин мог бы написать: «Увлекаюсь... нет, люблю, горячо люблю нашу Землю, ее жизнь, ее людей».[7]

  Валентина Журавлёва, «Астронавт», 1960
  •  

— Следовательно, насколько мне помнится, это свидетельствовало бы, что мы попали на один из спутников, точнее — на одну из планет знаменитой звезды Летящая Барнарда? А Летящая Барнарда расположена, как известно, в созвездии Змееносца и отстоит от не менее знаменитой Звезды Лаланда на расстоянии около двух световых лет. Если же учесть, что Звезда Лаланда — одна из звезд Большой Медведицы, то остается предположить, что...
— ..что нас принимают за Больших Ослов, — закончил мысль астроботаника Гелий Михайлович. — В конце концов, из-за нас когда-нибудь это созвездие, чего доброго, переименуют. Представляете? Космический корабль «Эллипс-четыре» движется от созвездия Гончих псов к созвездию Больших Ослов — какая радостная сенсация для Вислоухих! Что вы на это скажете, досточтимый Аг?[8]

  Лев Белов, «Этот несносный Ноготков», 1975
  •  

Не верю ему, уговаривала я себя. Сейчас он придумает новую ложь, чтобы выманить контейнер.
— К вам случайно попал в руки бортовой журнал автоматического катера с корабля «Эверест», который стартовал с Земли к звезде Барнарда в две тысячи сто тридцать четвертом году.
— Ага, — сказала я, потому что была готова, что он врет. Но нужно признаться, что эта фраза прозвучала очень внушительно.
— Корабль не вернулся в назначенный срок, — продолжал Ричард обыкновенным голосом. — Однако направил к Земле, как и принято в таких случаях, автоматический катер с бортовым журналом. И катер пропал тоже. И если я не получу бортового журнала, мы не сможем найти «Эверест» и помочь нашим товарищам. <...>
Он достал из верхнего кармана пиджака небольшую плоскую коробочку, как из-под пудры, взял двумя пальцами диск и поставил его внутрь.
И тут же мы услышали тихий, но внятный голос:
— Внимание, говорит «Эверест». Привет вам, наши друзья и родные. Мы достигли системы звезды Барнарда, но возвращение невозможно. Нам нужна помощь. Сообщаем обстоятельства...[9]

  Кир Булычёв, «Фотография пришельца», 1985
  •  

Корабль стоял посреди двора, и требовалось немало воображения, чтобы представить себе, каким он был тысячу лет назад, то есть каким он должен быть через сто с лишним лет.
И еще, подумала я, только мы с Димкой знаем, что вот те железки видели просторы далекой-далекой планеты у звезды Барнарда. А мои правнуки полетят на звезду Барнарда.[9]

  Кир Булычёв, «Фотография пришельца», 1985
  •  

Более того, нам с Римб вскоре даже захотелось, чтобы Байерсоны не были уж настолько ненавязчивыми и помогли немного по хозяйству. Или хотя бы приглядывали за квартирой. Особенно после того дня, когда в наше отсутствие в дом забрались воры.
Насколько я понял, Байерсоны даже пальцем не шевельнули, чтобы их остановить. Не стали они и полицию вызывать, а просто наблюдали, как воры бродили из комнаты в комнату. Бродили медленно, потому что это оказались толстопузые воры-инопланетяне со звезды Барнарда. Они слямзили у Анны все старинное серебро, поскольку домушники с Барнарда испокон веков традиционно крали только серебро. Так они объяснили по ходу дела Байерсонам, а те лишь отводили в сторону глазки, будто ничего особенного не происходит.

 

In fact, Rimb and I soon wished the Bayersons would be a little less unobtrusive and give a little help around the apartment. Or at least keep an eye on things. Especially on the day the burglars came in.
Rimb and I were out. The way I understood it, the Bayersons didn't do a thing to stop them. Didn't call the police or anything, Just watched while the burglars poked around the place, moving slowly, because they were so overweight, fat alien thieves from Barnard's Star. They took all of Anna's old silver. They were Barnardean silver thieves and their traditions went back a long way. That's what they told the Bayersons, while they robbed us, and while Mr. Bayerson was going through his eyelid exercises just like nothing at all was happening.

  Роберт Шекли, «День, когда пришли инопланетяне», 1995
  •  

Только искусственное управление гравитацией позволило человечеству осуществить этот грандиозный проект. Однако на астероиде поддерживалась сила тяжести, равная половине земной — за это почти единогласно высказались колонисты.
В 2264 году астероид был снят с орбиты и направлен в сторону звезды Барнарда. Предполагалось, что через две тысячи с небольшим лет потомки первых колонистов достигнут цели и смогут колонизировать планеты звезды Барнарда — или же отправиться в дальнейший путь.

  Сергей Лукьяненко, «Эволюция научного мировоззрения на примерах из популярной литературы», 2017
  •  

Корабль летел к горловине червоточины, связанной со Звездой Барнарда. Груз — электроника для орбитальной станции, вращающейся вокруг Геймана, четвёртой планеты, колонизированной около трёх с половиной столетий назад.

  — Ян Бадевский, «Поэзия голоса», 2012

Источники[править]

  1. Алексей Понятов. Летящая // Наука и жизнь. — 2017. — № 7. — С. 2—9.
  2. Александр Зеленцов, Александр Янгель. «Где вы, братья по разуму?» — М.: «Техника — молодежи», № 4, 1976 г.
  3. О.П.Мороз. «Проблема SETI». — М.: Издательство “Молодая гвардия”, 1988 г.
  4. Р.А.Уилсон. «Квантовая психология» («Quantum Psychology»). — К.: София, 1998 г.
  5. В. Г. Сурдин. «Пропуск на небеса» (эссе). — М.: «Природа» (журнал Российской академии наук), № 12, 1997 г.
  6. Михаил Вартбург. «От Солнца до центра Галактики». — М.: «Знание — сила», № 2, 2011 г.
  7. 7,0 7,1 7,2 «Человек, создавший Атлантиду» (сборник научно-фантастических рассказов). — М.: издательство журнала «Знание-сила», 1963 г.
  8. Лев Белов. «Этот несносный Ноготков» («сугубо фантастический» роман). — Издательство литературы и искусства имени Гафура Гуляма, 1986 г. — 384 стр.
  9. 9,0 9,1 Кир Булычёв, «Фотография пришельца» (повесть). — М.: Хронос. 1998 г.

См. также[править]

Ссылки[править]