Тантал (элемент)

Материал из Викицитатника
Тантал (элемент)
Статья в Википедии
Медиафайлы на Викискладе
73
Тантал
180,9489
4f145d36s2

Танта́л (лат. Tantalum; обозначается символом Ta) — элемент 5-й группы, шестого периода периодической системы (по устаревшей классификации — побочной подгруппы пятой группы, V-B) с атомным номером 73. Как простое вещество тантал представляет собой блестящий переходный металл серебристо-белого цвета (со слабым свинцовым (синеватым) оттенком, связанным с образованием плотной оксидной плёнки).

Тантал был открыт в 1802 году шведским химиком А. Г. Экебергом в двух минералах, найденных в Финляндии и Швеции. Однако в чистом виде выделить его не удалось, поскольку он практически по всем химическим свойствам совпадал с ниобием, и поэтому долгое время считалось, что это один и тот же элемент. И только в 1844 году немецкий химик Генрих Розе установил, что это отличный от тантала элемент и переименовал его в «ниобий» в честь дочери Тантала Ниобы, чем подчеркнул родственное сходство между элементами.

Тантал в определениях и коротких цитатах[править]

  •  

Прозрачный слой охватывался кольцом твердого сине-серого металла, из которого, собственно, и состоял весь диск. <...>
― Металл, из которого состоит диск, ― тантал, твёрдый, необычайно стойкий...[1]

  Иван Ефремов, «Звёздные корабли», 1944
  •  

Из тугоплавкого тантала, который становится хрупким от самых незначительных примесей не только твёрдых, но и газообразных загрязнений, методами металлокерамики изготовляют чистый металл, по пластичности не уступающий меди.[2]

  Семён Плоткин, «Порошковая металлургия», 1951
  •  

Как выяснилось позже, учёный получил не чистый тантал, а его смесь с ниобием. Чистый тантал был получен лишь через сто лет — в 1903 году.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Тантал — износостойкий металл. Он соперник иридия в наплавке на кончики перьев автоматических ручек.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Тантал внешне напоминает платину. На воздухе он покрывается сероватой, очень прочной пленкой окислов, препятствующих дальнейшей коррозии.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Тантал — тяжёлый металл. <...> Он очень тугоплавкий — плавится лишь при 2850–3000 градусах. Более высокую температуру плавления имеют только вольфрам и рений.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Тантал — прочный металл. Предел прочности танталовой проволочки — 92 кг на кв. мм. Далеко не всякая сталь может похвастаться такой прочностью!
По химической стойкости тантал уступает лишь благородным металлам, да и то не во всех случаях.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Он был первым металлом, из которого изготавливались нити для электрических лампочек. Впоследствии, правда, его заменил в этом более дешёвый и тугоплавкий вольфрам.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Из тантала делают планки для сращивания сломанных костей, танталовыми пластинками укрепляют поврежденный череп. Тканью из танталовых нитей соединяют разорванные мускулы.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Особенно велико сопротивление циркония действию щелочей; в этом отношении ему уступает даже тантал...[4]

  Сергей Венецкий, «В мире металлов» («Одежда» урановых стержней), 1982
  •  

Странно, но тантал и ниобий стали причиной стольких бед именно из-за «общедоступности» колтана. <...> Любой простолюдин с лопатой и крепкой спиной мог накопать в речных руслах целые килограммы руды (она выглядит как густая грязь).[5]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

...ниобий и тантал используют для производства электролитических конденсаторов высокой удельной емкости (однако последний позволяет производить более качественные конденсаторы).[6]

  — Мария Сапрыкина, Татьяна Здорик, «Непознанное царство минералов», 2014
  •  

Тантал, сын Зевса, в наказание за свои преступления стоял по горло в воде, к которой склонялись ветви с плодами, но не мог ни напиться, ни насытиться. Очень стойкий металл тантал назван в честь этого мифологического персонажа, потому что не может «насытиться» кислотой: она отступает от него, как вода от Тантала.[7]

  Илья Леенсон, «Элементарная» география, 2019

Тантал в научной и научно-популярной литературе[править]

Электронная формула тантала
  •  

В настоящее время из вольфрама, считавшегося «абсолютно хрупким», на наших заводах вытягивают тончайшие нити диаметром меньше 0,02 мм и длиной до 10 км. Из тугоплавкого тантала, который становится хрупким от самых незначительных примесей не только твёрдых, но и газообразных загрязнений, методами металлокерамики изготовляют чистый металл, по пластичности не уступающий меди.[2]

  Семён Плоткин, «Порошковая металлургия», 1951
  •  

Лишь второстепенные (по количеству) минералы, да и то не во всех типах пегматитов, существенно отличаются по составу, так как содержат в себе ценные редкие химические элементы, часто в ассоциации с минералами, содержащими летучие компоненты. Так, например, в гранитных пегматитах в дополнение к главнейшим породообразующим минералам (полевые шпаты, кварц, слюды) наблюдаются фтор- и борсодержащие соединения (топаз, турмалин), минералы бериллия (берилл), лития (литиевые слюды), иногда редких земель, ниобия, тантала, олова, вольфрама и др.[8]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Неудачной оказалась попытка заменить платиновые электроды более дешевыми. Перебрали всю платиновую группу в Менделеевской таблице ― родий, иридий, палладий. Все они растворялись еще лучше, чем платина. Проверили титан, тантал, графит. Ничего хорошего.[9]

  — Григорий Макаревич, «Наша себацинка», 1966
  •  

Интересными свойствами отличаются и бериллиды ― интерметаллические соединения бериллия с танталом, ниобием, цирконием и другими тугоплавкими металлами. Бериллиды обладают исключительной твёрдостью и стойкостью против окисления. Лучшей технической характеристикой бериллидов служит тот факт, что они могут проработать более 10 часов при температуре 1650°C.[10]

  — Клара Капустинская, «Бериллий», 1967
  •  

С хромом и молибденом, ниобием и танталом вольфрам дает обычные (гомогенные) сплавы при любых соотношениях. Уже небольшие добавки вольфрама повышают твёрдость этих металлов и их устойчивость к окислению.[11]

  Фаина Перельман, «Вольфрам», 1967
  •  

Ниобий в настоящее время служит в качестве легирующего элемента сталей. Его вводят в количестве 0,5–0,8 процента в хромоникелевые стали. Кроме того, в сплаве с танталом он используется в электровакуумной промышленности.[3]

  Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Тантал внешне напоминает платину. На воздухе он покрывается сероватой, очень прочной пленкой окислов, препятствующих дальнейшей коррозии. При нагревании до 400 градусов эта пленка приобретает красивый небесно-голубой цвет, сохраняющийся и после охлаждения.
Тантал — тяжёлый металл. Его удельный вес — 16,6 г. на кубический метр. Он очень тугоплавкий — плавится лишь при 2850–3000 градусах. Более высокую температуру плавления имеют только вольфрам и рений. Кипит тантал при 5300 градусах. Температура на поверхности Солнца выше всего на 700 градусов.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Тантал — прочный металл. Предел прочности танталовой проволочки — 92 кг на кв. мм. Далеко не всякая сталь может похвастаться такой прочностью!
По химической стойкости тантал уступает лишь благородным металлам, да и то не во всех случаях.
Металл с такими высокими качествами, конечно, не мог не найти себе применения.
Действительно, его начали применять в том же 1903 году, когда впервые получили в чистом виде. Он был первым металлом, из которого изготавливались нити для электрических лампочек. Впоследствии, правда, его заменил в этом более дешевый и тугоплавкий вольфрам. Однако и доныне он широко применяется в электровакуумной промышленности.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Новый элемент Хатчет назвал Колумбией, отмечая тем самым его заокеанское происхождение. А чёрный минерал получил название колумбита. Через год шведский химик А. Экеберг выделил из колумбита окисел еще одного нового элемента, названного танталом. Сходство соединений колумбия и тантала было так велико, что в течение сорока лет большинство химиков считало: тантал и колумбий ― один и тот же элемент.[12]

  — Леонид Элькинд, Татьяна Лобанова, «Ниобий, элемент, открытый дважды», 1968
  •  

Сплав тантала с 8% вольфрама и 2% гафния имеет высокую прочность и при температуре, близкой к абсолютному нулю, и при 2000° C. Он хорошо обрабатывается и сваривается. Сплав предназначен для изготовления камер сгорания ракетных двигателей, каркаса и обшивки ракет.[13]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о гафнии и его соединениях», 1968
  •  

Особенно велико сопротивление циркония действию щелочей; в этом отношении ему уступает даже тантал, который по праву снискал себе репутацию выдающегося борца с химической коррозией.[4]

  Сергей Венецкий, «В мире металлов» («Одежда» урановых стержней), 1982
  •  

...жаропрочные материалы для авиа- и космического машиностроения получают на основе редких тугоплавких металлов (Re, Mo, W, Nb, Та), в том числе в виде монокристаллов и металлов повышенной степени чистоты.[14]

  Дмитрий Дробот, Татьяна Буслаева, «Редкие и платиновые металлы в XX-XXI вв.», 2001
  •  

Тантал — светло-серый с синеватым оттенком ковкий и тугоплавкий металл, обычно покрытый тончайшей, но весьма прочной оксидной пленкой. Он весьма устойчив к коррозии, хорошо обрабатывается давлением на холоде, легко поглощает газы: при 20°C один объём этого металла ассимилирует 775 объемов водорода.
Тантал исключительно устойчив к воздействию натрия, калия и их сплавов, лития, рубидия, цезия, сплавов урана и плутония с магнием. Карбид тантала химически весьма инертен, растворяется только в смеси плавиковой и азотной кислот. На воздухе устойчив до температур 1000-1100°C.[15]

  — «Тантал: ресурсы и потребности», 2004
  •  

Тантал (в чистом виде) – это блестящий металл серебристо-белого цвета, имеет высокую температуру плавления. Несмотря на твердость, он пластичен, как золото, обладает парамагнитными свойствами. В отношении химической устойчивости к реагентам тантал подобен стеклу, нерастворим в кислотах и их смесях. Он растворяется только в смеси плавиковой и азотной кислот. Ниобий — это также блестящий металл серебристо-серого цвета. Химически он довольно устойчив. Ему всегда сопутствует тантал. Так, близкие химические свойства ниобия и тантала обусловливают совместное их нахождение в одних и тех же минералах и участие в общих геологических процессах.[6]

  — Мария Сапрыкина, Татьяна Здорик, «Непознанное царство минералов», 2014

Тантал в публицистике и документальной литературе[править]

Образец тантала
  •  

Веками совершенствуя свойства металлов, научившись создавать из них сложнейшие комбинации и зная сотни методов обработки, человечество лишь недавно овладело секретом получения металлов в чистом виде. Сверхчистые железо, цирконий и гафний, тантал и ванадий, хром, ниобий, германий, галлий вошли в нашу жизнь лишь благодаря успехам, достигнутым химией и смежными с нею науками.[16]

  Николай Семёнов. «Ожидаемое и неожиданное», 1965
  •  

В Японии разработан новый метод очистки тантала, тяжелого тугоплавкого металла, все шире применяемого в электронике, электротехнике, химическом машиностроении, ядерной технике и даже хирургии. По этому методу тантал осаждается на вольфрамовом или угольном катоде в процессе электролиза его соли из расплава хлоридов натрия и калия. Температура процесса 750-850°C. Метод позволяет получать высококачественный тантал при сравнительно небольшом расходе электроэнергии.[17]

  Борис Горзев, «Новый метод очистки тантала», 1966
  •  

Ниобий — постоянный спутник тантала. Их долго путали.
Соединения ниобия впервые выделил из соединений тантала немецкий химик Г. Розе. Он и дал этому дочернему элементу имя мифической дочери ТанталаНиобеи. Чистый ниобий был получен впервые только в 1907 году.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Когда в 1802 году шведский учёный А. Экеберг обнаружил, что окислы нового открытого им металла не растворяются в кислотах, он назвал его танталом.
Как выяснилось позже, учёный получил не чистый тантал, а его смесь с ниобием. Чистый тантал был получен лишь через сто лет— в 1903 году.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

...на вооружении советских хирургов есть дивный аппарат для сшивания сосудов. Изобрел его молодой инженер В. Гудов.
Этот аппарат — небольшая машина, состоящая из нескольких десятков никелированных деталей.
Концы сшиваемого сосуда зажимаются в двух половинках этого аппарата, затем половинки соединяют, нажим кнопки — и специальные скрепочки, подобные тем, что сшивают тетради, накрепко соединяют кровеносный сосуд.
Скрепки эти делаются из тантала.
Удивительный металл не вызывает никакого раздражения тканей, не отравляет организма. Он постепенно рассасывается организмом без следа. Уже через несколько дней самое тщательное просвечивание рентгеном не дает возможности обнаружить скрепки. Их уже не существует, их заменила живая ткань.
Из тантала делают планки для сращивания сломанных костей, танталовыми пластинками укрепляют поврежденный череп. Тканью из танталовых нитей соединяют разорванные мускулы.[3]

  — Михаил Васильев, «Металлы и человек», 1967
  •  

Сырьевая база Ярославского ГОКа позволяет обеспечить потребности отечественной промышленности в плавиковом шпате более чем на 50 лет. А вот значительное количество бериллия, а также лития, тантала и других металлов уходит в отвалы.[18]

  — Вадим Шелагуров, «Металл для высоких технологий», 2003
  •  

В недрах Конго ждут своего часа миллионы тонн алмазов, высококачественной меди, цинка, магния, кобальта (60% всех мировых запасов), урана, ниобия и тантала (80% мировых запасов). Из роскошного приданого особо выделяется тантал, поскольку он используется в производстве самых конъюнктурных современных товаров: мобильных телефонов, приборов ночного видения, оптоволоконных изделий и — самое главное! — конденсаторов для компьютерных микрочипов. О важности тантала можно судить по такому факту: в декабре 2000 года из-за острой нехватки его на рынке корпорация Sony была вынуждена приостановить выпуск своей модной игровой приставки «Play Station 2», чем вызвала невиданный переполох и ажиотаж во всем мире.[19]

  Сергей Голубицкий, «Гуманоид Бек-Тал. Часть вторая. Ebony and Ivory», 2004
  •  

По распоряжению правительства в 1996 году тантал включен в перечень основных видов стратегического минерального сырья. Прогнозные ресурсы тантала в мире в 2002 году оценивались в 733,5 тыс. т. На долю пяти стран — Саудовской Аравии, Дании (Гренландии), Австралии, Бразилии и Канады — приходится 64,5% таких ресурсов. Общие запасы пентаоксида тантала в мире оцениваются в 232 тыс. т, более 70% которых располагаются в Австралии, Бразилии и Китае. <...> По оценке геологической службы США, общие запасы в мире составляют 123 тыс. т., подтвержденные — 39 тыс. т. Обеспеченность последними при современном потреблении (с учетом потерь при добыче и переработке) оценивается в 50 лет. В минувшее десятилетие в результате новых открытий в Бразилии, Австралии, Канаде и Гренландии ведущим типом промышленных месторождений тантала стал не пегматитовый, а редкометалльно-щелочногранитовый, для которого характерны более крупные запасы руд и достаточно высокое содержание пентаоксида тантала в рудах.[15]

  — «Тантал: ресурсы и потребности», 2004
  •  

В 2002 году производство танталовых концентратов увеличилось в мире более чем на 29% по сравнению с 2001 годом и составило около 2070 т в пересчете на металл. Особенно большой рост достигнут в Бразилии, Канаде и Австралии. Эти страны выпустили более 76% танталовых концентратов мира. Ведущим продуцентом остается австралийская компания Sons of Gwalia, на долю которой приходится около 32% производимого в мире тантала. Ее добыча выросла в 2002 году на 15% и составила более 660 т в пересчете на металл. В 2003 году эта компания может увеличить выпуск тантала на 30%, а к 2006 году — вдвое увеличить производственные мощности своих предприятий по сравнению с 2003 годом. В Бразилии компания Paranapanema планировала начать разработку коренных руд месторождения Питинга, где предполагается годовое производство около 500 т пентаоксида тантала в концентрате.[15]

  — «Тантал: ресурсы и потребности», 2004
  •  

...каждый десятый житель Экваториальной Африки погиб именно из-за того, что здесь в избытке встречаются названные в их честь элементы. Вполне вероятно, что какое-то количество тантала и ниобия сейчас лежит у вас в кармане. Как и их соседи по периодической системе, оба металла отличаются высокой плотностью, устойчивостью к высоким температурам, не подвержены коррозии и хорошо держат электрический заряд. В середине 1990-х годов производители сотовых телефонов резко взвинтили спрос на эти металлы (особенно на тантал) и стали требовать его у крупнейшего поставщика – центральноафриканского государства. Сегодня эта страна называется Демократическая Республика Конго, а в описываемые годы именовалась Заир.[5]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

Из Конго на рынок поступает 60% ниобия и тантала, которые в земле образуют единый минерал колтан. Как только сотовые телефоны вошли в повседневную жизнь – с 1991 по 2001 год продажи этих устройств подскочили практически с нуля до миллиарда, – голод Запада оказался не менее неутолимым, чем у Тантала. Цены на колтан выросли в десятки раз. Люди, приобретавшие руду для производителей сотовых телефонов, не задавали вопросов и не беспокоились о том, откуда она поступает. Конголезские добытчики понятия не имели, зачем нужен этот минерал, а знали лишь о том, что за него готовы платить и что на вырученные деньги можно поддерживать свою воюющую группировку.[5]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

Странно, но тантал и ниобий стали причиной стольких бед именно из-за «общедоступности» колтана. В отличие от ситуации, когда неразборчивые в средствах бельгийцы разрабатывали в Конго алмазные и золотые прииски, колтановые руды никто не контролировал. Чтобы добывать этот минерал, не требовалось ни экскаваторов, ни самосвалов. Любой простолюдин с лопатой и крепкой спиной мог накопать в речных руслах целые килограммы руды (она выглядит как густая грязь). Всего за час крестьянин мог заработать больше, чем его сосед-земледелец имел за год.[5]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

Тантал, сын Зевса, в наказание за свои преступления стоял по горло в воде, к которой склонялись ветви с плодами, но не мог ни напиться, ни насытиться. Очень стойкий металл тантал назван в честь этого мифологического персонажа, потому что не может «насытиться» кислотой: она отступает от него, как вода от Тантала. Металл ниобий по свойствам сходен с танталом и в природе почти всегда встречается вместе с ним, отсюда и его название: Ниоба — дочь Тантала.[7]

  Илья Леенсон, «Элементарная» география, 2019

Тантал в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Недостаточно точная химическая работа по чувствительности. Соотношение между SnO2 и ниоб<иево>-тант<аловыми> окислами химически неясно. Химия и геохимия Sn (олова), Nb (ниобия), Та (тантала) требует уточнения, а касситерит распадается на ряд минералов.[20]

  Владимир Вернадский, из дневников, осень 1938
  •  

В отношении природных богатств мы допустили эксплуатацию ряда полезных ископаемых, необходимых для обороны. Это, во-первых, ниобий и танталовые руды, нужные для обороны (Селянкинское месторождение ильмено-рутила).[21]

  Мариэтта Шагинян, Уральский дневник, 1942

Тантал в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Еще в двадцатых годах нашей эры геохимики изнывали в поисках редких элементов: тантала, ниобия (он же колумбий), вольфрама, молибдена. Теперь мы доставляем на Землю частые и богатые руды этих металлов, улавливая самые древние обломки погибших в звездной бездне миров. Если хотите, звездоловы ― рудокопы вселенной. Мы ― небесные кроты. Конечно эта отрасль нашего дела более опасна, чем добыча простых руд, мы при поисках активных руд подвергаем себя в стратосфере не меньшим опасностям, чем углекопы и рудокопы в старину под землей.[22]

  Сергей Григорьев, «За метеором», 1932
  •  

Перед Шатровым оказались два небольших металлических обломка и круглый диск около двенадцати сантиметров в диаметре. Маленькие обломки имели грани одинаковых размеров; в общем, каждый обломок походил на усеченную семигранную призму. Металл по тяжести походил на свинец, но отличался большей твёрдостью и желтовато-белым цветом.
― Отгадайте, что это такое, ― предложил Давыдов, подбрасывая на ладони тяжёлый кусочек.
― Почем я знаю? Сплав какой-нибудь… ― буркнул Шатров. ― Впрочем, если вы спрашиваете, наверно, что-либо не совсем обыкновенное.
― Да, это гафний, редкий металл, похожий по физическим свойствам на медь, но тяжелее ее и несравненно более тугоплавкий. И у него есть еще одно интересное свойство: большая способность испускать электроны при высоких температурах. Это кое-что значит, особенно если вы посмотрите ещё это странное зеркало.
Шатров взял металлический диск, тоже оказавшийся очень тяжёлым. Край диска был закруглен и имел одиннадцать глубоких насечек, располагавшихся по окружности диска на одинаковых расстояниях. С одной стороны поверхность диска была слегка углублена, отполирована и очень тверда. Это был прозрачный, как стекло, слой, под которым виднелся чистый серебристо-белый металл, с одного края разъеденный бурым налётом. Прозрачный слой охватывался кольцом твердого сине-серого металла, из которого, собственно, и состоял весь диск. На обратной стороне диска, в центре, располагался кружок такого же прозрачного вещества, покрытого матовым налетом, с выпуклой, а не с вогнутой, как на другой стороне, поверхностью. Диаметр этого кружка не превышал шести сантиметров. Вокруг него был тот же синевато-серый металл, по которому кольцом шли вырезанные или выбитые звездочки с разным числом лучей, от трех до одиннадцати. Эти звездочки располагались без видимого порядка, но были разграничены двумя спиральными линиями, вписанными одна в другую.
― Металл, из которого состоит диск, ― тантал, твёрдый, необычайно стойкий, ― продолжал Давыдов. ― Прозрачная плёнка сделана из неизвестного химического соединения. Простой качественный анализ не дал результатов, а более сложное исследование я еще не успел сделать. Но металл под пленкой ― это индий, замечательный металл.[1]

  Иван Ефремов, «Звёздные корабли», 1944

Источники[править]

  1. 1 2 Иван Ефремов, Собрание сочинений: В пяти томах. Том 5. Книга 1. — М.: Молодая гвардия, 1989 г.
  2. 1 2 Плоткин С. Я. Порошковая металлургия. ― М.: «Наука и жизнь», № 10, 1951 г.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Васильев М. В.. Металлы и человек. Научный редактор И. Н. Плаксин. — Москва: издательство «Машиностроение», 1967 г.
  4. 1 2 С. И. Венецкий. «В мире металлов». — М.: Металлургия, 1982 г.
  5. 1 2 3 4 Сэм Кин. Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева. — М.: Эксмо, 2015 г. — 464 с.
  6. 1 2 Сапрыкина М., Здорик Т. Непознанное царство минералов. — М.: «Наука в России», № 2, 2014 г.
  7. 1 2 И. А. Леенсон. Четыре дамы и молодой человек в вакууме: Нестандартные задачи обо всем на свете. — М.: Альпина нон-фикшн, 2022 г.
  8. А.Г.Бетехтин, «Курс минералогии». — М.: Государственное издательство геологической литературы, 1951 год
  9. Г. Макаревич, Наша себацинка. ― М.: «Химия и жизнь», №5, 1966 г.
  10. К. А. Капустинская. «Бериллий». — М.: «Химия и жизнь», № 2, 1967 г.
  11. Ф. М. Перельман, Вольфрам. ― М.: «Химия и жизнь», №4, 1967 г.
  12. Л. Элькинд, Т. Лобанова. Ниобий. — М.: «Химия и жизнь», № 3, 1968 год
  13. Борис Горзев. Что вы знаете и чего не знаете о цирконии и его соединениях (редакционная колонка). — М.: «Химия и жизнь», № 8, 1968 год
  14. Дмитрий Дробот, Татьяна Буслаева. Редкие и платиновые металлы в XX-XXI вв. — М.: «Российский химический журнал», Том XLV, № 2 за 2001 г. — Химия на рубеже столетий (часть III).
  15. 1 2 3 Тантал: ресурсы и потребности (редакционная колонка). — М.: «Металлы Евразии», № 2 от 23 апреля 2004 г.
  16. Н. Н. Семёнов. «Ожидаемое и неожиданное». — М.: «Химия и жизнь», № 1, 1965 г.
  17. Борис Горзев. Новости отовсюду (редакционная колонка). — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1966 год
  18. Вадим Шелагуров. Металл для высоких технологий. — М.: «Металлы Евразии», № 6 от 3 ноября 2003 г.
  19. Сергей Голубицкий. Гуманоид Бек-Тал. Часть вторая. Ebony and Ivory. — М.: «Бизнес-журнал», №2, 2004 г.
  20. Вернадский В.И. Научное наследство. Том 2. — М.: Изд-во АН СССР, 1951 г.
  21. Мариэтта Шагинян. Уральский дневник (Июль 1941 — июль 1943). Публ. и прим. Е. Шагинян. — М.: «Новый мир», № 4, 1985 г.
  22. С. Т. Григорьев. «За метеором». ― М.: «Знание ― сила», № 23-24, 1932 г.

См. также[править]