Кобальт

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Чистый катодный кобальт
27
Кобальт
58,9332
3d74s2

Ко́бальт (лат. Cobaltum; обозначается символом Co) — элемент восьмой группы, четвёртого периода периодической системы (по устаревшей классификации — побочной подгруппы восьмой группы, VIII-B) с атомным номером 27. Как простое вещество кобальт при нормальных условиях представляет собой серебристый, слегка желтоватый переходный металл с розоватым или синеватым отливом.

Название «кобальт» происходит от нем. «Kobold»домовой, гном, подобно аналогичному названия никеля (нем. Nickel — озорник, гном Никель). При обжиге содержащих мышьяк кобальтовых минералов выделяется летучий ядовитый оксид мышьяка. Руда, содержащая эти минералы, получила у горняков имя горного духа кобольда. Древние норвежцы приписывали отравления плавильщиков при переплавке серебра проделкам этого злого духа. В 1735 году шведский минералог Георг Брандт сумел выделить неизвестный ранее металл из саксонских полиметаллических руд, который назвал кобальтом, что описал в своей диссертации «О полуметаллах» (Dissertatio de semimetallis). В ней он показал, что имел честь открыть новый «полуметалл», ранее часто принимавшийся за висмут. Он выяснил также, что соединения именно этого элемента окрашивают стекло в синий цвет — этим свойством пользовались ещё в древних Ассирии и Вавилоне. Так же, как это имеет место в случае «кадмия» и других металлических пигментов, нередко под словом «кобальт» имеют в виду не химический элемент, а — краску глубокого синего тона.

Кобальт в афоризмах и кратких определениях[править]

  •  

Къ твердымъ минераламъ надлежитъ еще киноварь и разные кобольты, отъ которыхъ мышьякъ родится...[1]

  — Вильгельм Крафт, «Руководство къ Математической и Физической Географіи» (пер. А.М.Разумова), 1764
  •  

Одного только олова, ртути, коболта, галмея и бисмута по сіе время еще не находили, однако можно надѣяться, что въ толь пространномъ Государствѣ со временемъ большее число минераловъ откроется.[1]

  — Вильгельм Крафт, «Руководство къ Математической и Физической Географіи» (пер. А.М.Разумова), 1764
  •  

Будь он проклят, ледовитый кобальт,
Северная злая чистота![2]

  Илья Эренбург, «Страшный ящер и сивиллы в духе...» (из книги «Не переводя дыхания»), 1924
  •  

Целы ли книги в Риге? Не у кого спросить о них. Краски порошковые: кобальт, оранжевый кадмий, красный кадмий. <...> Краски мы употребляем лишь порошковые (кобальт, оранжевый кадмий).[3]

  Николай Рерих, Листы дневника, 1945 г.
  •  

Профессор Сциллард подсчитал, что 400 однотонных кобальтовых бомб выделят такое количество радиоактивного излучения, которого будет достаточно, чтобы уничтожить всё живое на Земле.[4]

  Уильям Л. Лоуренс, «Люди и атомы» (глава 22), 1953
  •  

Витамин B12 оказался много сложнее любого вещества, расшифрованного к тому времени методом рентгенографии. В центральном ядре молекулы находится заряженный атом кобальта, который и определяет биологическую активность витамина...[5]

  — Ирина Луначарская, «Проникая в структуру молекулы», 1965
  •  

Висмут в отличие от кобальта очень легко плавится. Если его прокалить, он окисляется как свинец и превращается в желтый порошок, который, будучи сплавлен со стеклянной массой, дает стекло такого же цвета, как свинцовое.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

...со временем, когда саксонцы научились отличать «нечистую» руду от серебряной, они и ее назвали «кобольдом». В XVIII веке, в 1735 г. шведский химик Георг Брандт выделил из этой руды серый со слабым розоватым оттенком неизвестный металл. Имя «кобольд», или «кобальт», сохранилось и за ним.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

...одна десятитысячная часть этого вещества, введенная в стекло, придает ему совершенно определённый цвет. Стеклоделы средних веков пользовались свойствами кобальта бессознательно, отыскав их чисто опытным путём.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Раствор хлористого кобальта, к которому добавлено соответствующее количество хлористого никеля, почти бесцветен, но стоит только слабо подогреть написанную таким раствором картину, как она окрашивается в красивый зелёный или синий цвет.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

В 1737 году один французский химик открыл свойство кобальтовых солей окрашиваться под действием тепла и использовал их в качестве симпатических чернил.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

У стёкол, окрашенных окисью кобальта, нет соперников по прозрачности...[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Известно, что наилучшую прокаливаемость стали придает молибден, наибольшую вязкость сталь приобретает от введения никеля, а ее магнитные свойства усиливаются присутствием кобальта.[7]

  — Б. Казаков, Е. Грузинов, Элемент № 23: ванадий, 1966
  •  

Сплав карбида вольфрама с 16% кобальта настолько твёрд, что может частично заменить алмаз при бурении скважин.[8]

  Фаина Перельман, «Вольфрам», 1967
  •  

«Хахий, хахий, хахий и хохий». Это должно было значить «калий, натрий, магний и кобальт».[9]

  Анатолий Найман, «Славный конец бесславных поколений», 1994

Кобальт в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Что касается до рудокопныхъ заводовъ въ Россійскомъ Государствѣ, то вышеозначенные минералы, металлы, камни и земли всѣхъ почти родовъ находятся. <...> Одного только олова, ртути, коболта, галмея и бисмута по сіе время еще не находили, однако можно надѣяться, что въ толь пространномъ Государствѣ со временемъ большее число минераловъ откроется.[1]

  — Вильгельм Крафт, «Руководство къ Математической и Физической Географіи» (пер. А.М.Разумова), 1764
  •  

Мышьяковая кислота (Acidium arsenicum, s. arsenicum, AsO5 = 1437,8'). Эту кислоту Шееле открылъ въ 1775 году. Она находится въ природе въ соединении съ известью, медною, железною, свинцовою, никелевою и кобальтовою окисью.[10]

  Александр Нелюбин, «Общая и частная судебно-медицинская и медико-полицейская химия...», 1851
  •  

В туфообразных каменных метеоритах чаще всего, как основные элементы, встречаются кислород, железо, кремний и магний. Сера, кальций и никкель встречаются значительно реже; хром, кобальт, титан, углерод и др. обнаруживаются лишь в самых ничтожных количествах. <...>
Так как железо играет громадную роль в построении вселенной (земное ядро, и не оно одно, по всей вероятности, состоит из никкелевого железа), то неудивительно, что железо так часто встречается в метеоритах. При этом оно редко встречается в цельной однородной массе; обычно метеорит представляется в виде правильных железных пластинок с различным содержанием никкеля, хрома, магния, кобальта, фосфора и др.[11]

  — Константин Графф, «Небесные камни», 1928
  •  

Получение нового химического соединения, позволившего создать водородную бомбу, показывает, что может быть в принципе создано ещё более страшное оружиекобальтовая бомба.
Кобальтовая бомба — это в сущности та же водородная бомба, но в качестве материала для корпуса, внутри которого находятся активные вещества, вместо стали, превращающейся при взрыве в слабо радиоактивное облако пара, используется кобальт. Превратившись при взрыве в пар, кобальт образует радиоактивное облако в 320 раз смертоноснее радия.[4]

  Уильям Л. Лоуренс, «Люди и атомы» (глава 22), 1953
  •  

В своей «Диссертации по полуметаллам» Георг Брандт предлагает шесть способов, с помощью которых можно отличить кобальт от висмута.
1. Если висмут раздробить молотком, поверхность разлома будет мелкослоистой. А у кобальта ― больше похожа на поверхность разлома «настоящих» металлов. Кроме того, металлы очень различаются по цвету.
2. При совместном плавлении кобальт и висмут не смешиваются полностью, после охлаждения их легко разделить ударом молотка.
3. Если кобальт растолочь в порошок, а затем сплавить с кремнезёмом и щёлочью, то он образует синее стекло или смальту. Висмут синего стекла и смальты не образует.
4. Висмут в отличие от кобальта очень легко плавится. Если его прокалить, он окисляется как свинец и превращается в желтый порошок, который, будучи сплавлен со стеклянной массой, дает стекло такого же цвета, как свинцовое.
5. Висмут амальгамируется <растворяется> ртутью, а кобальт ― нет.
6. Если растворить висмут в азотной кислоте или в царской водке, а потом добавить воды, то он выпадет из раствора в виде белого порошка. Растворенный в этих кислотах кобальт может быть осажден только щёлочью, причем осадок после промывки остаётся тёмно-синим.[6]>

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Помимо смальты существуют и другие кобальтовые красители: синяя алюминиево-кобальтовая краска ― тенарова синь; зелёная ― комбинация окислов кобальта, хрома, алюминия, магния и других элементов. Краски эти красивы и достаточно стойки при высоких температурах, но не всегда имеют хорошую кроющую способность. Значение их гораздо меньше, чем смальты. Заслуживает внимания другое: изменчивость окраски соединений кобальта.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

У стекол, окрашенных окисью кобальта, нет соперников по прозрачности, а добавка в такое стекло ничтожных количеств окиси меди придает ему свойство задерживать еще часть лучей красной и фиолетовой частей спектра. Для фотохимических исследований бывают нужны стекла, совершенно не пропускающие желтых и оранжевых лучей. Этому условию отвечают кобальто-рубиновые стекла: на окрашенное кобальтом синее стекло накладывается в горячем состоянии стекло, окрашенное в красный цвет соединениями меди ― так называемый медный рубин. Хорошо известно применение окиси кобальта для придания красивого, очень устойчивого темно-синего цвета фарфоровым и эмалированным изделиям.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

В 1912 г. о кобальте писали:«…До настоящего времени металлический кобальт с точки зрения потребления не представляет интереса. Были попытки ввести кобальт в железо и приготовить специальные стали, но последние не нашли ещё никакого применения». Действительно, сделанные в начале нашего века первые попытки использовать кобальт в металлургии были неудачными. Было известно, что хром, вольфрам, ванадий придают стали высокую твердость и износоустойчивость при повышенных температурах. Но попытки применить для этой цели кобальт не удавались ― сталь очень плохо закаливалась, точнее закалка проникала в изделие на очень небольшую глубину. Вольфрам, хром и ванадий, соединяясь с растворенным в стали углеродом, образуют твердые карбиды, кобальт же, как оказалось, способствует выделению углерода в виде графита. Сталь при этом обогащается несвязанным углеродом и становится хрупкой.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Опыт крайне прост по своей идее, он заключается в наблюдении реального бета-распада нейтрона, о котором только что говорилось! Но так как со свободными нейтронами в этом опыте работать трудно, исследователи взяли вещество, содержащее радиоактивный кобальт (Со60), где распадающийся нейтрон связан в ядре. Спины ядер кобальта с помощью очень сильного магнитного поля были выстроены в одном направлении. Чтобы тепловое движение, которое обычно расстраивает любую упорядоченность, не нарушало ориентацию спинов, вся система охлаждалась до температуры, близкой к абсолютному нулю (гораздо ниже одного градуса по шкале Кельвина). Было ясно, что если четность сохраняется на самом деле, то направо и налево должно лететь одинаковое число электронов, возникающих при бета-распаде ядер кобальта. Однако экспериментаторы наблюдали асимметрию в распределении электронов по направлениям: против спина, то есть налево, летело больше электронов, чем направо.[12]

  Владимир Манько, «Симметрия в микромире: цезий», 1966
  •  

Cs137 оказался пригодным для лечения злокачественных опухолей. Он имеет определенные преимущества перед радиоактивным кобальтом (Со60), так как обладает более длительным периодом полураспада (30 лет против 5,27) и в четыре раза менее жестким гамма-излучением. Поэтому приборы на основе Cs137 более долговечны, а защита от излучения может быть менее громоздкой.[13]

  Фаина Перельман, «Элемент № 55: цезий», 1966
  •  

С хромом и молибденом, ниобием и танталом вольфрам дает обычные (гомогенные) сплавы при любых соотношениях. Уже небольшие добавки вольфрама повышают твердость этих металлов и их устойчивость к окислению. Сплавы с железом, никелем и кобальтом более сложны. Здесь, в зависимости от соотношения компонентов, образуются либо твердые растворы, либо интерметаллические соединения (химические соединения металлов)... На практике чаще всего применяются сплавы вольфрама не с одним каким-либо металлом, а с несколькими. Таковы, в частности, кислотостойкие сплавы вольфрама с хромом и кобальтом или никелем («амалой»): из них делают хирургические инструменты. Лучшие марки магнитной стали содержат вольфрам, железо и кобальт.[8]

  Фаина Перельман, «Вольфрам», 1967
  •  

Пресноводные рыбы растут в два раза быстрее и реже заболевают, если в воду регулярно добавлять кобальт. К такому выводу пришли сотрудники одной из бельгийских экспериментальных станций по разведению рыб в искусственных водоёмах. Лучшие результаты были получены, когда добавляли 12 кг хлористого кобальта на 1000 м2 поверхности пруда. Предполагают, что кобальт способствует росту планктона, которым кормятся рыбы.[14]

  Борис Горзев, «Кобальт в пруду», 1969
  •  

...оказалось, что все эти примеси укладываются в сравнительно небольшое число устойчивых комбинаций, которые прямо указывают на различные географические и геологические зоны происхождения меди. Например, мышьяковистые бронзы весьма характерны для Кавказа; медь с очень сложным набором примесей, в котором заметную роль играет кобальт, связана с карпато-балканской горнометаллургической областью; чистейшая медь, почти без загрязнений, ― с Приуральем.[15]

  Евгений Черных, «Древняя бронза рассказывает», 1969
  •  

«Я пришел к заключению, ― рассказывал Монд впоследствии, ― что можно было бы извлечь пользу из лёгкости, с какой никель превращается в летучий газ действием СО, тогда как практически все другие металлы, и особенно кобальт (который так трудно отделить от никеля другими методами), не поддаются действию СО». Карбонил кобальта ― третьего металла подгруппы железа ― удалось синтезировать только после почти двадцатилетних усилий, с массой предосторожностей и буквально под сильным нажимом ― при давлении почти в 200 атмосфер. Co2(CO)8 ― не жидкость, а яркие оранжевые кристаллы, довольно легко возгоняющиеся. Суть дела, видимо, уже ясна читателю; обрабатывая окисью углерода никельсодержащий материал, избирательно извлекают из него никель в виде карбонила, а затем нагреванием разлагают Ni(CO)4 и получают чистый металл.[16]

  — Александр Кипнис, «Без огнедышащих печей», 1970
  •  

В 1912 г. о кобальте писали: «До настоящего времени металлический кобальт с точки зрения потребления не представляет интереса. Были попытки ввести кобальт в железо и приготовить специальные стали, но последние не нашли ещё никакого применения».
Действительно, в начале нашего века первые попытки использовать кобальт в металлургии были неудачными. Было известно, что хром, вольфрам, ванадий придают стали высокую твердость и износоустойчивость при повышенных температурах. Сначала создалось впечатление, что кобальт для этой цели не годится — сталь плохо закаливалась, точнее, закалка проникала в изделие на очень небольшую глубину. Вольфрам, хром и ванадий, соединяясь с растворенным в стали углеродом, образуют твердые карбиды, кобальт же, как оказалось, способствует выделению углерода в виде графита. Сталь при этом обогащается несвязанным углеродом и становится хрупкой. В дальнейшем это осложнение было устранено: добавка в кобальтовую сталь небольшого количества хрома предотвращает графитизацию; такая сталь хорошо закаляется.[17]

  — Популярная библиотека химических элементов. Том 1. Водород-Палладий, 1977
  •  

В 1907 г. в промышленности появились твёрдые сплавы, не содержащие железа, — стеллиты (от латинского слова Stella — звезда). Один из лучших стеллитов содержал больше 50% кобальта. И в твердых сплавах, которые в наше время стали важнейшим материалом для металлорежущих инструментов, кобальт играет не последнюю роль. Карбид вольфрама или титана — основной компонент твердого сплава — спекается в смеси с порошком металлического кобальта. Кобальт соединяет зерна карбидов и придает всему сплаву большую вязкость, уменьшает его чувствительность к толчкам и ударам.[17]

  — Популярная библиотека химических элементов. Том 1. Водород-Палладий, 1977
  •  

Наиболее перспективной представляется гипотеза об образовании во время вспышки сверхновых I типа большого количества (~ массы Солнца) радиоактивного изотопа никель-56. Последний, распадаясь с периодом около 6 дней, даст радиоактивный изотоп кобальт-56, который, в свою очередь, распадаясь с периодом 88 дней, переходит в стабильный изотоп железо-56, причем при каждом акте распада возникают g-кванты с энергией ~ 1 мегавольт. Здесь мы сталкиваемся с трудностью: спустя несколько месяцев после вспышки, расширившаяся и, следовательно, ставшая менее плотной оболочка будет прозрачна для жестких g-квантов и, следовательно, перестанет при поглощении «усваивать» их. Возможно, однако, что эту трудность удастся преодолеть, если принять во внимание, что при радиоактивном распаде кобальта-56 образуются наряду с g-квантами позитроны, которые вполне могут поглощаться оболочкой. Значительно более серьезной трудностью является отсутствие сильных линий ионизованного кобальта в спектрах сверхновых I типа сразу же после максимума. Ведь если «радиоактивная» гипотеза справедлива, кобальта в оболочках должно быть очень много, в тысячи раз больше, чем кальция, который даст весьма заметные линии поглощения во всех спектрах сверхновых I типа.[18]

  Иосиф Шкловский, «Взрывающиеся звёзды и их остатки», 1981
  •  

...влияет ли число атомов, входящих в состав кластера, на его каталитическую активность? Ответ на этот вопрос удалось получить лишь недавно с помощью особой методики («Journal of Chemical Physics», 1985, т. 82, с. 590). Авторы этой работы облучали металлическую мишень (изготовленную из ниобия или кобальта) лазерным пучком, в результате чего возникали кластеры различного состава, уносимые потоком гелия... <...> Еще более причудливо менялась реакционная способность кластеров кобальта: кластеры, состоящие одного из двух атомов, а также с числом атомов от шести до девяти, были малоактивными или вообще инертными, в то время как кластеры, содержащие от трех до пяти, а также более десяти атомов кобальта, были активными. Возможно, что такая необычная зависимость реакционной способности кластеров от их состава определяется взаимным расположением атомов.[19]

  Владимир Батраков, «Разборчивые кластеры», 1985
  •  

Присмотримся теперь повнимательнее к «хвосту» кривой блеска ― он стоит того. Дело в том, что в первоначальных наивных расчетах предполагалось, что вся энергия взрыва мгновенно перешла в момент взрыва в кинетическую энергию разлета оболочки и тепловую энергию, которая потом постепенно высвечивается, и этот хвост никак не получался. Такими расчётами падение светимости после прохождения максимума предсказывается намного более резким, чем то, что наблюдается в реальности. Наблюдаемое сравнительно медленное падение светимости однозначно свидетельствует, что существует какой-то источник энергии, который подпитывает оболочку через многие месяцы после взрыва. Такой источник был физикам известен ― это радиоактивный кобальт. Ядра Со56 возникли в результате радиоактивного распада ядер Ni56, образовавшихся в центре звезды в момент взрыва. После взрыва никель быстро ― за несколько минут ― распадается, превращаясь в Со56. Кобальт тоже распадается (с превращением в железо), но этот процесс идёт довольно медленно ― период полураспада Со56 равен восьмидесяти дням.[20]

  — Алексей Смолин, «Гибель гиганта. Открытие Сверхновой», 1988
  •  

Замечательным образом (если не ошибаюсь, четвертая уникальная черта) хвост кривой блеска Сверхновой БМО отвечает буквально этому закону ― за восемьдесят дней светимость падает ровно вдвое! Это неопровержимо свидетельствует о наличии в недрах звезды радиоактивного кобальта, причем его масса в первые дни после взрыва составляла восемь сотых от солнечной. Хочется, конечно, увидеть этот кобальт непосредственно, по атомным спектральным линиям, или еще лучше ― по гамма-линиям, связанным с радиоактивным распадом. Сложность в том, что кобальт запрятан в самых глубоких слоях разлетающейся оболочки и в первые месяцы после взрыва закрыт от нас внешними слоями.[20]

  — Алексей Смолин, «Гибель гиганта. Открытие Сверхновой», 1988
  •  

Однако в феврале ― марте 1988 года, когда мировая астрономическая общественность отмечала годовщину гибели взорвавшегося сверхгиганта, в библиотеки различных научных центров пришел препринт с описанием данных, полученных на американском спутниковом гамма-телескопе. Гамма-линии от радиоактивного кобальта были зарегистрированы ― Со56 действительно присутствует в оболочке и заставляет Сверхновую светиться на поздних стадиях взрыва! В тот момент, когда я пишу эти строки, стопроцентной уверенности в том, что этот результат надёжен, ещё нет ― требуется подтверждение от других групп. Думаю, это лишь вопрос времени. Через несколько лет оболочка перестанет светить и станет прозрачной.[20]

  — Алексей Смолин, «Гибель гиганта. Открытие Сверхновой», 1988
  •  

Очень многие элементы способны испускать гамма-лучи, но кобальт в этом отношении особенный. Обычные атомные бомбы можно держать в специальных шахтах, поскольку продукты распада их топлива очень быстро расходуют запас гамма-лучей, оставаясь сравнительно безвредными. В дни атомных взрывов 1945 года в Хиросиме и Нагасаки все же можно было выжить. Другие элементы поглощают лишние нейтроны, подобно алкоголику, постоянно жаждущему догнаться стопочкой. Элемент «заболевает» на некоторое время, но не на века. В таком случае, после взрыва радиоактивный фон уже не достигнет запредельных значений.[21]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка...» (глава 6), 2010
  •  

Кобальтовая бомба дьявольски оказывается в середине между крайностями. Это один из редких случаев, когда золотая середина является наиболее пагубным вариантом. Атомы кобальта-60 осаждаются в грунте, как крошечные фугасы. Достаточно много таких «мин» сработает сразу, так что останется только спасаться бегством, но и через пять лет еще добрая половина кобальта будет готова «рвануть». Такой постоянный поток гамма-шрапнели означает, что взрыв кобальтовой бомбы нельзя «переждать» или вынести. Зараженная территория не очистится на протяжении целой человеческой жизни.[21]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка...» (глава 6), 2010

Кобальт в публицистике и документальной литературе[править]

Минерал кобальтит
  •  

Хроническое <мышьяковое> отравление может иметь место вследствие поступления пыли из ковров, птичьих чучел, а также у рабочих в никелевых, кобальтовых и медных рудниках, так как перечисленные руды содержат также и мышьяк.[22]

  Василий Гиляровский, «Психиатрия», 1935
  •  

Так или иначе, а исследование потребовало восьми лет самоотверженного труда. Но оно принесло успех. Витамин B12 оказался много сложнее любого вещества, расшифрованного к тому времени методом рентгенографии. В центральном ядре молекулы находится заряженный атом кобальта, который и определяет биологическую активность витамина ― антианемического фактора, как его иногда называют.[5]

  — Ирина Луначарская, «Проникая в структуру молекулы», 1965
  •  

Весьма гармоничная схема Брандта ― шесть металлов и шесть полуметаллов ― просуществовала недолго. Через десять лет <...> его коллега по лаборатории Монетного двора Аксель Фредерик Кронштедт открыл следующий новый элемент ― никель, нарушив тем самым приятную, но искусственную гармонию. Упомянутые Брандтом шесть металлов ― это золото, серебро, медь, железо, олово, свинец. А шесть «полуметаллов» ― ртуть, висмут, цинк, сурьма, кобальт, мышьяк. Под полуметаллами учёный понимал вещества, по внешнему виду и весу подобные металлам, но в отлично от них не поддающиеся ковке.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Несколько сот лет назад немецкая провинция Саксония была крупным по тогдашним временам центром добычи серебра, меди и других цветных металлов. В здешних рудниках случалось находить руду, которая по всем внешним признакам казалась серебряной, но при плавке получить из нее драгоценный металл не удавалось. Хуже того ― при обжиге такой руды выделялся ядовитый газ, отравлявший рабочих. Саксонцы объясняли эти неприятности вмешательством нечистой силы, коварного подземного гнома кобольда. От него же исходили и другие опасности, подкарауливавшие рудокопов в подземельях. В те времена в Германии даже читали в церквах молитвы о спасении горняков от злого духа кобольда… И со временем, когда саксонцы научились отличать «нечистую» руду от серебряной, они и ее назвали «кобольдом». В XVIII веке, в 1735 г. шведский химик Георг Брандт выделил из этой руды серый со слабым розоватым оттенком неизвестный металл. Имя «кобольд», или «кобальт», сохранилось и за ним.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Уже после исследования Брандта было выяснено, что «сафр» или «цаффер» ― продукт прокаливания руды, богатой кобальтом, содержит окислы кобальта и множество окислов других металлов. Сплавленный затем с песком и поташом «цаффер» образовывал смальту, которая и представляла собой краску для стекла. Кобальта в смальте содержалось немного ― всего 2-7%. Но красящая способность окиси кобальта оказалась весьма сильной: одна десятитысячная часть этого вещества, введенная в стекло, придает ему совершенно определённый цвет. Стеклоделы средних веков пользовались свойствами кобальта бессознательно, отыскав их чисто опытным путём.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

«Чудеса» превращения красок известны еще с XVI столетия. Профессор Базельского университета химик и врач Парацельс показывал написанную им самим картину. Она изображала зимний пейзаж ― деревья и пригорки, покрытые снегом. Дав зрителям насмотреться, профессор слегка подогревал картину, и прямо на глазах у всех зимний ландшафт сменялся летним: деревья одевались листвой, на пригорках зеленела трава. Это производило впечатление чуда. Для современного химика история с картиной Парацельса выглядит довольно просто. Такой эффект могли дать, в частности, кобальтовые краски. Раствор хлористого кобальта, к которому добавлено соответствующее количество хлористого никеля, почти бесцветен, но стоит только слабо подогреть написанную таким раствором картину, как она окрашивается в красивый зелёный или синий цвет.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

В 1737 году один французский химик открыл свойство кобальтовых солей окрашиваться под действием тепла и использовал их в качестве симпатических чернил. Написанное ими на бумаге становится видимым только после того, как бумагу нагреют. И сейчас эта особенность солей кобальта имеет практическое значение в лабораторной технике: раствором кобальтовых солей метят фарфоровые тигли. После прогрева такая метка чётко выступает на белой поверхности фарфора.[6]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

Но в организме любой химический элемент не существует сам по себе. Он лишь один из инструментов, вплетающий свою неповторимую партию в игру биохимического оркестра. И его молчание расстраивает весь оркестр. Кобальт, например, необходим для синтеза витамина В12. Стронций мешает костям усваивать кальций, вследствие чего возникает «стронциевый рахит».[23]

  Юлия Шишина, «Человек растет на Земле», 1966
  •  

При использовании эльбора удельный расход материала ниже, качество поверхности обрабатываемых изделий выше, режущие свойства инструмента не изменяются в процессе эксплуатации, стойкость его повышается в 50 раз. Эльбор рекомендуется применять при чистовой и окончательной обработке инструментов из быстрорежущих высокованадиевых и кобальтовых сталей, дорогих инструментов из стали марки Р18, закаленных подшипниковых и других конструкционных сталей.[24]

  — «Устойчивее алмаза» (заметка в рубрике «Технологи, внимание!»), 1968
  •  

Аметист выращивают, как и горный хрусталь, но в раствор добавляют некоторые примеси. Затем кристаллы облучают в реакторе и снова нагревают в специальных печах. Даже опытный ювелир не отличит природный аметист от искусственного. Примесь кобальта придает кварцу удивительно синюю окраску. До этого природа еще не додумалась. Горный хрусталь, аметист и другие искусственные самоцветы, сделанные в СССР, вызывают большой интерес у многих зарубежных фирм.[25]

  Александр Портнов, «Алмазы на конвейере», 1976
  •  

Водитель пытался вывезти в Эстонию кобальт и ванадий. 12 января сотрудники Санкт-Петербургского РУОП совместно с работниками транспортной прокуратуры задержали на Кингисеппской таможне 30-летнего сотрудника нарвского таксоцентра. По некоторым данным, он является членом преступной организации, занимающейся нелегальным вывозом из России редкоземельных и драгоценных металлов. Задержанный оборудовал в полу автомашины «РАФ-2203» тайник, в котором было обнаружено 82 кг кобальта и 41 кг ванадия, считающихся стратегическим сырьем. Контрабандист был задержан на российско-эстонской границе при прохождении таможенного досмотра.[26]

  — Олег Стулов, «Ведомости», январь 1996
  •  

2 ноября 1819 г. кровавый дождь выпал в бельгийском городе Бланкенберг. И тоже сначала отнесли это происшествие на счёт красных песков Сахары. Однако после того, как 144 унции дождевой воды выпарили до 4 унций, никаких следов песка в ней не оказалось. Зато химический анализ показал присутствие хлорида кобальта. Наверное, это первый достоверный случай кровавого дождя, выпавшего по причине экологического загрязнения атмосферы в результате хозяйственной деятельности человека.[27]

  — Сергей Филатов, «Кровавые дожди», 2012
  •  

Американцы для своей МБР <ракеты> собирались применить гироскопическую систему наведения. В полёте на расстояние 8000 км она давала ошибку 300 км по дальности и 100 км по курсу. При столь низкой точности, чтобы накрыть крупный город, пришлось бы выпустить по нему десятки ядерных ракет. Но работавший в США с 1930 г. известный математик, создатель первой электронной вычислительной машины Д. фон Нейман предложил изготовить оболочку ядерной бомбы из кобальта. Тогда после взрыва возникла бы колоссальная, диаметром в сотни километров, зона, отравленная радиоактивным кобальтом, и ракет понадобилось бы меньше…[28]

  Александр Волков, «Подробности для любознательных», 2012
  •  

Наш «Золотой шар» стал спасением для пациентов из стран Варшавского договора. Хотя поставлялся он и в капстраны тоже. Просто в СССР, Болгарии, Монголии, на Кубе он был единственным. Сейчас некоторым «Шарам» уже лет тридцать-сорок, а они все работают, людей спасают. Конечно, кобальт надо вовремя переставлять, а это не всегда делается… С кобальтом и тогда проблемы возникали… Бывало: прибор смонтирован, а кобальта нет еще.
Приезжает однажды X на монтаж в Грузию, в клинику. Смотрит ― в коридоре к бункеру с «Золотым шаром» пациенты сидят в очереди. У них там цыплята в корзиночках, вино… X интересуется у главврача, в чем дело: ведь кобальта еще нет! А тот снисходительно так ему: «Понимаешь, дорогой, ― психотерапия
Анекдот анекдотом, а ведь и правда. Некоторые пациенты хотят, чтобы их облучали больше. А больше нельзя. И тогда назначается сеанс облучения без облучения. В демонстрационном режиме. Помогает ли, не знаю. Больной меньше боится ― уже хорошо.[29]

  Ксения Букша, Завод «Свобода», 2013

Кобальт в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Солнце садилось прямо против нас; невозможно передать словами тех эффектов света и тени, какими одевались горы; цвета радуги, чистейший кобальт, перламутр, грудь голубя, золото и розовое серебро...[30]

  Дмитрий Григорович, Корабль «Ретвизан», 1863
  •  

На вопрос мой о палитре Василий Иванович отвечал: «Я употребляю обыкновенно охры, кобальт, ультрамарин, сиену натуральную и жжёную, оксид-руж, кадмий тёмный и оранжевый, краплаки, изумрудную зелень и индейскую желтую. Тело пишу только охрами, краплаком и кобальтом. Изумрудную зелень употребляю только в драпировки ― никогда в тело».[31]

  Максимилиан Волошин, «Суриков», 1916
  •  

Утром разбор работы М. И. Бессмертной, Соф. Иос. Ярцев<ой> и М. П. Усанович ― обсуждение хода анализа. Впервые кобальт найден во мхах.[32]

  Владимир Вернадский, Дневник, 1919
  •  

Местность тектонически очень неправильная и изломанная, породы ― туфовые, порфиритовые. На поверхности имеется около 400 000 тонн руды среднего качества. По правому склону ручья Урды-ару большие выходы богатой руды «чугун», мощность рудного пласта 5 ― 7 метров. Присутствие кобальта. Кобальтовая штольня и аметистовая штольня на II участке. <...>
Кобальтовое оруднение в районе Дашкесана: 1) на северном конце северо-восточного участка ― весь выработан. Среднее содержание кобальта 0,03 ― 0,4%. 2) Район Тутутнцару: кобальтовое оруднение имеет мощность 1 метр. Генетически кобальтовые месторождения связаны с той же гранодиоритовой интрузией и повидимому образовались раньше магнетитов.[33]

  Мариэтта Шагинян, Дневник, май 1930
  •  

Вечером заседание Отделения. Был только на двух докладах. Блестящий доклад Ферсмана о кобальте и очень интересный и важный... В докладе А. Е. (Ферсмана) странно себя чувствовать как прошлое в связи с ростом геохимии. Доклад А. Е. (Ферсмана) о Со (кобальте) поражает совершенно исключительным сопоставлением фактов на основе поразительной эрудиции. Но, по существу, много интуиции и нет резкой ясности. Широта охвата этого не позволяет. <...> А. Е. (Ферсман) полон планов. Очень интересно о Со (кобальте).[34]

  Владимир Вернадский, из дневников, осень 1938
  •  

Бумага кончается. С красками плохо. Вот наш драгоценный кобальт совсем на исходе. Оранжевый кадмий уже давно кончился, да и многое другое почти иссякло.[3]

  Николай Рерих, Листы дневника, 1944 г.
  •  

К ним наведывались, просачиваясь из ближних переулков, ещё старухи, ― и простенькие, кургузенькие, в платочках, и прямоспинные, с генеральской выправкой, шуршавшие стеклярусом и щелкавшие складными лорнетами; «крепостная» на ощупь разводила самовар, и все пили морковный чай из недобитого ― кобальт с золотом ― сервиза, отчужденно следя за передвижениями слушателей и ревнителей искусств.[35]

  Ариадна Эфрон, Страницы воспоминаний, до 1975
  •  

Вечером ходили в кино, попали на американский фильм «Город страха». Муть ужасная: о том, как один гангстер по ошибке вместо героина украл радиоактивный кобальт и привёз в Лос-Анджелес; потом за ним гонялась полиция, пока он не умер от облучения.[36]

  — Олег Амитров, Дневник, 1978
  •  

Отхожу от дворца. Оглядываюсь. Белоснежный, как айсберг, возвышается он под кобальтом знойного неба.[37]

  Геннадий Алексеев, «Зелёные берега», 1984
  •  

На курсе был парень с недостатком речи: ко всем согласным, кроме шипящих, привязывалось «х» ― последствие волчьей пасти в младенчестве.Для обычного, разговорного общения ― легкие помехи, не больше. Но на экзаменах или на таких зачетах, как анализ, он сводил артикуляцию до уровня невоспринимаемого и непереносимого. Подходил с листочком к преподавателю и, не выпуская из рук, произносил: «Хахий, хахий, хахий и хохий». Это должно было значить «калий, натрий, магний и кобальт». Это могло значить «кальций, барий, кадмий и молибден». Даже на купрум и висмут годились хахий и хохий.[9]

  Анатолий Найман, «Славный конец бесславных поколений», 1994
  •  

В конце путинского президентского срока оборонщики страны вдруг снова подняли большую тревогу: тихим сапом Владимир Потанин заключал с американцами невероятный контракт. По нему «Норильский никель» обязался оптом, на долгие годы вперед, продать компании «ОМ Group» весь производимый в России кобальт — несколько тысяч тонн. За эту услугу Потанину с приятелями переходили от американцев в собственность крупные заводы в Финляндии и Австралии — дочки «ОМ Group».
Кобальт — ценнейший стратегический металл, его мировой рынок всего 60 тысяч тонн в год. Он используется в сфере высоких технологий, в производстве специальных и сверхпрочных сплавов для авиа- и ракетных двигателей. На его основе разработана ториево-кобальтовая бомба «поганка-вонючка» — та самая нейтронная, которая не вызывает при взрыве ударной волны, оставляя нетронутыми дома, но сильно заражает местность, убивая всё живое. Весьма сподручное «Бнай Бриту» средство для искусственного регулирования численности населения на планете.[38]

  Михаил Полторанин, «Власть в тротиловом эквиваленте: Наследие царя Бориса», 2010

Кобальт в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

По единогласному мнению собеседников, стремясь быстро захватить такие соблазнительные объекты, как Филиппины, оловянные рудники Малакки, нефть Голландской Индии, никель и кобальт Новой Каледонии, не говоря уже о продуктах сельского хозяйства богатой природы всех этих районов, японский флот не решится на такое рискованное и трудное предприятие, как бомбардировка городов на западном берегу Америки, а тем более на высадку десанта.[39]

  Владимир Обручев, «Коралловый остров», 1947
  •  

Профессор переводит пластмассовый рычажок, и тотчас на его пульте вспыхивает маленький красный глазок. Слышится легкое гудение.
― Радиоактивный кобальт из бункера транспортируется в пушку! ― говорит профессор. Зелёная лампа над пушкой в этот момент мигает и гаснет. Вместо неё вспыхивает красная лампа. Нервное напряжение туманит лица ученых.
― Просвечивание началось! ― объявляет профессор.[40]

  Василий Соловьёв, Литературный сценарий научно-фантастического фильма, 1956
  •  

Известно ли вам, что в погребах нашего клуба ещё хранится больше трёх тысяч бутылок марочного портвейна, а времени остаётся, если верить вашему брату учёному, всего лишь каких-то полгода? <…> Полураспад кобальта длится больше пяти лет, так что не стоит оставлять доброе вино до следующих посетителей. <...>
— Бывает тупоумие, которое ничем не остановишь. Я хочу сказать, если сразу несколько сотен миллионов человек вообразят, будто их национальное достоинство требует сбросить на соседей кобальтовую бомбу… ну, тут и ты и я мало что можем сделать. На одно только можно было надеяться — просветить людей, отучить их от тупоумия.

  Невил Шют, «На берегу» 1957
  •  

Годы уходят, никогда прежде я не боялась смерти, а теперь боюсь, потому что ничего не успела. Вот почему, милый друг, я ничего не могу сообщить тебе о младотурках и Кемаль-паше. Зато могу сообщить, что на Босфоре ― воздух голубой, цвета кобальта.[41]

  Вениамин Каверин, «Перед зеркалом», 1970
  •  

Что такое краплак? Неважно. Ясно одно — он красный. А вот пигмент жёлтый. И любимая, кобальт синий. Чёрная, хмурая — газовая сажа. А белая — белила цинковые. Когда знаешь эти названия, можно считать себя почти настоящей художницей.[42]

  Людмила Матвеева, «Продлёнка», 1987
  •  

Это очень, очень трудный вопрос. Пустой двор, вечер синий сегодня, не ультрамарин, нет. Светлее — кобальт синий, вот как называется этот цвет. Голубой свет смешан с белым. Кобальт синий. Цвет весеннего неба. А в другие времена года такого неба не бывает. <...>
Ультрамарин, окись хрома и жёлтый пигмент. И ещё кобальт синий.
— А что такое кобальт этот? — Слово красивое, Серый слышит его в первый раз. — Кобальт — это синяя краска, только она не совсем синяя, а голубая. И не совсем голубая, а матовая.
— А ну тебя! — вдруг рассердился Серёжа. — Голубая — не голубая. А голубая — так и скажи по-человечески. Кобальт какой-то выдумают, голову людям морочат.[42]

  Людмила Матвеева, «Продлёнка», 1987
  •  

Под воздействием кобальта большевики часто убивали друг друга, испытывая при этом невероятное чувство жалости и сострадания. <...>
С трудом преодолевая земное притяжение, перегруженный кобальтом самолёт приближался к Москве, где в это время большевики устраивали дикие площадные игрища со штыками.

  Сергей Дебижев, «Два капитана 2», 1992
  •  

— Ладно, а сколько этого металла у группировки Руди?
— У них четыре железнодорожных вагона. Этот товар несложно купить, если платишь.
— Понятно, — сказала она и повернулась к коллегам. — Значит так: этой пакостью, после обработки нейтронами, можно заразить целое море или половину континента.
— А что это? — спросил Клэйс Десмет.
— Обычный кобальт, — ответила она.
— Это плохо… — проворчал Штеллен.
— Не понимаю… — Десмет развел руками. — Просто кобальт, что в нём такого?[43]

  Александр Розов, «Букет для улитки» (глава 32), 2019

Кобальт в стихах[править]

Кобальтовая эмаль (XIV век)
  •  

Отхожих мест зловонные заплаты
Младенческих утроб и кадмий и коба́льт
Первичные часы расплаты и горбаты
И ярко красный возникает альт...[44]

  Давид Бурлюк, «Незаконнорожденные» (из книги «Рыкающий Парнас»), 1914
  •  

Смерть-шатунья ходит, смотрит в оба.
Даже скважина страшна и та.
Будь он проклят, ледовитый кобальт,
Северная злая чистота![2]

  Илья Эренбург, «Страшный ящер и сивиллы в духе...» (из книги «Не переводя дыхания»), 1924
  •  

Лицо неба как сон.
И кобальтовый свет водорода
Вкраплён мутными точками
В густо-черную воздуха воду.[45]

  Эдуард Багрицкий, «Путешествие к нефти», 1929
  •  

Сплавом стали с кобальтом
клещи
свисли.
Тридцать девять Роботов
на работу
вышли.[46]

  Семён Кирсанов, «Зал гремит от топота...» (из «Поэмы о роботе»), 1933
  •  

У киоска сер асфальт.
Тускло-зелен ивы лист.
За окном домов кобальт,
Летний полдень серебрист.[47]

  Евгений Кропивницкий, «У киоска сер асфальт...» (из книги «Лирика»), 1944
  •  

И в блеске утренней грозы
Всё обретало мощь.
Во мглу, в долинные низы
Весёлый хлынул дождь.
Смешались кобальт и краплак,
Ультрамарин и хром,
И, как от взмаха львиных лап,
Раскатывался гром.[48]

  Павел Антокольский, «Баллада молнии» (из цикла «Пикассо»), 1962
  •  

Он заболел. Положили в больницу.
На обед давали манную кашицу.
Вводили пенициллин. Брали кровь из вены.
Мучили кобальтом, лучами рентгена,
Несмотря на то что было заключение:
Рак. Бесполезно лечение.[49]

  Игорь Холин, «Он заболел. Положили в больницу...» (из цикла «В больницах», 1970-е
  •  

Двоясь, лепечет муза грешных странствий,
о том, что снегкак кобальт на фаянсе,
в руке ― обол, а на сугробесоболь,
и нет в любови прибыли особой.[50]

  Бахыт Кенжеев, «Прислушайся — немотствуют в могиле...», 1994

Источники[править]

  1. 1 2 3 Руководство къ Математической и Физической Географіи, со употребленіемъ земнаго глобуса и ландкартъ, вновь переведенное съ примѣчаніями фр. Теодор Ульр. Теод. Эпимуса. Изданіе второе. Въ Санктпетербургѣ при Императорской Академіи Наукъ 1764 года Санктпетербург: При Имп. Акад. наук, 1764 г.
  2. 1 2 И. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2000 г.
  3. 1 2 Николай Рерих. Листы дневника. В трёх томах. Том 3. — М.: Международный Центр Рерихов, 1996 г.
  4. 1 2 Лоуренс Уильям Л. Люди и атомы. — Москва, Атомиздат, 1967 г.
  5. 1 2 И. Луначарская. Проникая в структуру молекулы. — М.: «Химия и жизнь», № 1, 1965 г.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Б. Казаков. Кобальт. ― М.: «Химия и жизнь», № 6, 1965 г.
  7. Б. Казаков, Е. Грузинов, Элемент № 23: ванадий (Четырежды открытый). ― М.: «Химия и жизнь», № 4, 1966 г.
  8. 1 2 Ф. М. Перельман, Вольфрам. ― М.: «Химия и жизнь», №4, 1967 г.
  9. 1 2 А. Г. Найман, Славный конец бесславных поколений. ― М.: Вагриус, 1999 г.
  10. А. П. Нелюбин. «Общая и частная судебно-медицинская и медико-полицейская химия с присоединением общей и частной токсикологии или науки о ядах и противуядных средствах». — СПб., в типографии Шатаба Отдельнаго Корпуса Внутренней Стражи, 1851—1852 гг. — С.19-20
  11. Константин Графф, «Небесные камни». — М.: журнал «В мастерской природы», № 1 за 1928 г.
  12. В. И. Манько, Симметрия в микромире. ― М.: «Химия и жизнь», № 4, 1966 г.
  13. Ф. М. Перельман, Элемент № 55: цезий. ― М.: «Химия и жизнь», № 7, 1966 г.
  14. Борис Горзев. Кобальт в пруду. (Новости отовсюду, редакционная колонка). — М.: «Химия и жизнь», № 5, 1969 год
  15. Е. Черных. Древняя бронза рассказывает. — М.: «Химия и жизнь», № 7, 1969 г.
  16. А. Кипнис. Без огнедышащих печей. — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1970 г.
  17. 1 2 Станцо В. В., Черненко М. Б. (под ред. И. В. Петрянова-Соколова). Популярная библиотека химических элементов. В двух книгах. Книга 1. Водород-Палладий. — М.: Наука, 1977 г. — 576 с.
  18. И. Шкловский, «Разум, жизнь, вселенная» (сборник). — М.: «Янус», 1996 г.
  19. Батраков В. П. Разборчивые кластеры. — М.: «Химия и жизнь», № 11, 1985 год
  20. 1 2 3 А. Смолин. Гибель гиганта. Открытие Сверхновой. — М.: «Знание — сила», № 9, 1988 г.
  21. 1 2 Сэм Кин. Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева. — М.: Эксмо, 2015 г. — 464 с.
  22. В. А. Гиляровский. Психиатрия. Руководство для врачей и студентов. — М.: Медгиз, 1954 г.
  23. Ю. Г. Шишина. Человек растет на Земле. — М.: «Химия и жизнь», № 5, 1966 г.
  24. Новости отовсюду (редакционная колонка). Технологи, внимание! — М.: «Химия и жизнь», № 6, 1968 год
  25. А. М. Портнов, Алмазы на конвейере. ― М.: «Юный натуралист», №2, 1976 г.
  26. Олег Стулов, Ведомости. — М.: «Коммерсантъ-Daily», 16 января 1996 г.
  27. Сергей Филатов. Кровавые дожди. — М.: «Зеркало мира», № 1, 2012 г.
  28. А. Волков, А. Ильин. Подробности для любознательных. ― М.: «Юный техник», № 2, 2012 г.
  29. Ксения Букша Завод «Свобода». — М.: Новый мир, № 8, 2013 г.
  30. Д.В. Григорович. Сочинения в трёх томах. Том 3. — М.: «Художественная литература», 1988 г.
  31. М. Волошин. «Суриков». — Ленинград, Художник РСФСР, 1985 г.
  32. Вернадский В.И. Научное наследство. Том 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1951 г.
  33. Мариэтта Шагинян. Дневники. 1917—1931. — Л.: Издательство писателей в Ленинграде, 1932 г.
  34. Вернадский В.И. Научное наследство. Том 2. — М.: Изд-во АН СССР, 1951 г.
  35. А.С.Эфрон. О Марине Цветаевой: Воспоминания дочери. — М., Советский писатель, 1989 г.
  36. О. В. Амитров. Дневник. — М.: Прожито, 2019 г.
  37. Геннадий Алексеев, «Зелёные берега». — Л.: 1990 г.
  38. М. Н. Полторанин. Власть в тротиловом эквиваленте. Из тайников игорного Кремля. ― М.: Алгоритм, 2010 г.
  39. Обручев В.А. «Путешествие в прошлое и будущее»: повести и рассказы. ― М.: Наука, 1965 г.
  40. Обручев В.А. Литературный сценарий научно-фантастического фильма. ― М.: «Юный Техник», № 4 за 1956 г.
  41. В. Каверин. «Пурпурный палимпсест», — М.: «Аграф», 1997 г.
  42. 1 2 Л. Г. Матвеева. Продлёнка. — М.: Детская литература, 1987 г.
  43. А. А. Розов. Букет для улитки (из цикла «Решето джамблей»). ― М.: 2019 г.
  44. Д. Бурлюк, Н. Бурлюк. Стихотворения. Библиотека поэта (малая серия). — СПб.: Академический проект, 2002 г.
  45. Э. Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. М.: Советский писатель, 1964 г.
  46. С. Кирсанов, Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  47. Кропивницкий Е.Л. Избранное. Москва, Культурный слой, 2004 г.
  48. П. Г. Антокольский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1982 г.
  49. И.С.Холин. Избранное. — М.: Новое литературное обозрение, 1999 г.
  50. Бахыт Кенжеев. Сочинитель звезд: Книга новых стихотворений. — СПб.: Пушкинский фонд, 1997 г.

См. также[править]