Бурый железняк

Материал из Викицитатника
Бурый железняк
Статья в Википедии

Бу́рый железня́к, иногда лимони́т (англ. limonite, brown (iron) ore, bog iron ore), а также боло́тная руда́ — осадочная горная порода, природное скопление смешанных оксидов и гидроксидов железа, имеет вид слежавшейся тёмной ржавчины. Примерная химическая формула: n•Fe2O3+n•H2O (начиная от наиболее бедного гидратной водой гидрогематита и кончая лимонитом). Состав: гётит, лимонит, азовскит и другие, близкие к ним минералы. В качестве примесей содержит гидроксиды и оксигидраты алюминия и марганца, кремнезём, глинистые минералы, сорбированную воду. Бурый железняк — одна из основных руд железа.

Разновидности бурого железняка могут носить названия: болотная руда, озёрная руда, бурая стеклянная голова, жёлто-бурая железная охра, дерновая руда, бобовая руда, железные почки. Бурые железняки представляют собой очень распространённую породу, они служили древнейшими источниками для выплавки железа. Для очистки и обогащения руды применяется гравитационно-магнитная схема, затем магнитная сепарация, а для очистки промежуточных концентратов используется флотация.

О бурых железняках коротко[править]

  •  

Присутствие бурого железняка, бурой железной охры или охристого разъеденного кварца составляет хороший признак для нахождения золота.[1]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873
  •  

Озёрная руда, состоящая из более или менее крупных катышков, образовалась вероятно от разложения серных колчеданов; она залегает по дну озер на большей или меньшей глубине слоями различной мощи и поднимается из воды деревянным черпаком на плоты. Добыча ее составляет один из существенных заработков местного населения...[2]

  Константин Случевский, «По Северу России», 1888
  •  

...очень интересный образчик бурого железняка в кубической форме железного колчедана, который в средине куба сохранился со всеми своими свойствами. Он найден в одном из местных рудников.[3]

  Дмитрий Менделеев, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 18), 1900
  •  

Бурые железняки располагаются на головах круто наклоненных пластов каменноугольных и девонских известняков, выполняя углубления на их поверхности и отделяясь от них глинистыми, или доломитовыми рыхлыми породами.[4]

  Пётр Земятченский, Словарь Брокгауза и Ефрона, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 14), 1900
  •  

Под сапогом медвежьей шкурой
Рассыпан бурый железняк.[5]:191

  Александр Завалишин, «Свежая борозда», 1933
  •  

Богатые места. Мы видим большие открытые работы. В отвалах много бурых железняков с необычайно красивой побежалостью, как павлинье перо.[6]

  Владимир Крыжановский, «По Южному Уралу» (отрывки из дневника), до 1936
  •  

Все минералы верхних частей земной коры, <...> гидраты окиси железа и алюминия (бурые железняки и бокситы) и многие сотни других ― непрерывно создаются в ней только под влиянием жизни.[7]

  Владимир Вернадский, «Биосфера и ноосфера», 1938
  •  

Иризирующие пестроокрашенные пленки нередко наблюдаются на почковидной поверхности бурых железняков (гидроокислов железа), кристаллах железного блеска, на слегка окислившейся поверхности борнита...[8]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Тагилит встречается в виде мелких кристалликов и почковидных или шаровидных землистых агрегатов, наросших на бурый железняк. <...> В некоторых полированных образцах пористого бурого железняка мы наблюдали тагилит в виде тонкокристаллических натёчных корочек, выполняющих полости в куприте.[9]:99-100

  Иларион Шафрановский, «Медные руды Меднорудянска», 1953
  •  

Сырье для варки железа — уже упомянутая нами болотная руда — встречалось на Руси повсеместно. Это — бурый железняк (2Fe2O3 • 3H2O) органического происхождения <...>. В августе копали, осенью сушили — обжигали на кострах, зимой в санях везли к печам.[10]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о железе», 1966
  •  

Окраска керамики зависит от сорта глины и от характера обжига. Коричневый, бурый или серый цвет глины определяется в основном тем, какие окислы железа в ней содержатся: черные — бурый и магнитный железняки или красныйгематит.[11]

  Владимир Станцо, «Не боги горшки обжигают» («Загадка черной керамики»), 1967
  •  

Из формулы бурого железняка видно, что соединение, образующее этот минерал, хотя и можно считать окислом, но это не совсем точно. В минералогии подобные соединения относят к водным окислам.[12]

  Борис Горзев, «Прежде всего о названиях», 1968
  •  

Из экспериментов известен еще один способ получения красно-бурой, но магнитной окиси железа — прокаливанием водных оксидов железа, входящих в состав бурого железняка-лимонита, третьей по значимости железной руды.[13]

  Александр Портнов, «Магнитная память о прошлых пожарах», 1986
  •  

Стратегическое значение города <Тулы> и разрабатываемое вблизи него с XII–XIII вв. месторождение минерала лимонита — бурого железняка — определили основной род занятий населения.[14]

  — Ольга Борисова, «Город мастеров», 2013
  •  

Лимонит («бурый железняк») — несерьёзное для железнорудного минерала название — из-за его откровенно ржавого цвета?[15]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

В научной и научно-популярной литературе[править]

Жеода железняка
  •  

Все минералы верхних частей земной коры ― свободные алюмокремневые кислоты (глины), карбонаты (известняки и доломиты), гидраты окиси железа и алюминия (бурые железняки и бокситы) и многие сотни других ― непрерывно создаются в ней только под влиянием жизни. <...> Эти бурые железняки и богатые железом хлориты, по-видимому, несомненно, выделились в теснейшей связи с остатками организмов, но механизм процесса нам не ясен. Вероятно, мы имеем здесь дело с бактериальным процессом, по крайней мере отчасти. На всем протяжении геологической истории, начиная с архейской эры, наблюдается повторение тех же процессов. Так образовались, например, величайшие древнейшие скопления железа в железных рудах Миннесоты.[7]

  Владимир Вернадский, «Биосфера и ноосфера», 1938
  •  

Нейтрализация зарядов дисперсных частиц, вызывающая коагуляцию, может быть получена <...> путем взаимной нейтрализации коллоидных растворов, содержащих противоположно заряженные коллоидные частички и взятых в соответствующих количественных отношениях; в результате этого получаются смешанные гели (например, богатые коллоидным кремнезёмом бурые железняки)...[8]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Тагилит встречается в виде мелких кристалликов и почковидных или шаровидных землистых агрегатов, наросших на бурый железняк. Иногда на корочках тагилита развивается тонкий слой лучистого малахита или мелкие скопления самородной меди, покрытые в свою очередь тем же малахитом. <...> В некоторых полированных образцах пористого бурого железняка мы наблюдали тагилит в виде тонкокристаллических натёчных корочек, выполняющих полости в куприте. Бурый железняк по внешнему виду — охристый и содержит массу мелких включений мелаконита, хризоколлы и землистого малахита. В проходящем свете тагилит имеет частично радиально-лучистое строение и изумрудно-зелёную окраску. Отдельные индивиды имеют ясную спайность по (010). Минерал оптически отрицателен. Показатели преломления: Ng' = 1,85 ± 0,02; Nm' = 1,84 + 0,01; Np' = 1,695 ± 0,003.[9]:99-100

  Иларион Шафрановский, «Медные руды Меднорудянска», 1953
  •  

Окраска керамики зависит от сорта глины и от характера обжига. Коричневый, бурый или серый цвет глины определяется в основном тем, какие окислы железа в ней содержатся: черные — бурый и магнитный железняки или красныйгематит. Их соотношение и определяет цвет. При сильном обжиге черные окислы переходят в гематит, и керамика становится красной.[11]

  Владимир Станцо, «Не боги горшки обжигают» («Загадка черной керамики»), 1967
  •  

Сырье для варки железа — уже упомянутая нами болотная руда — встречалось на Руси повсеместно. Это — бурый железняк (2Fe2O3 • 3H2O) органического происхождения, крайне легко восстанавливаемый: металл начинает восстанавливаться из болотной руды уже при 400°, а при 700-800° можно получить железо. Руду находили на дне болот, озер, на берегах рек. В августе копали, осенью сушили — обжигали на кострах, зимой в санях везли к печам. Невозможно перечислить все, что делали из железа древнерусские кузнецы — «хытрецы», «кърчи», «железоковцы».[10]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о железе», 1966
  •  

Бурый железняк, красный железняк, магнетит, сидерит, марказит — это не химические названия веществ, а названия минералов, состоящих из этих веществ, а также руд, содержащих эти минералы. Первые два названия русские, остальные латинские. Теперь о формулах. Соответствуют ли они названиям? Ошибочна только формула бурого железняка: он представляет собой не закись железа (она неустойчива), а неполный гидрат окиси железа — Fe2O3 • 2Fe(OH)3. Формулу его представляют и так: 2Fe2O3 • 3H2O — полутораводная окись. <...> Из формулы бурого железняка видно, что соединение, образующее этот минерал, хотя и можно считать окислом, но это не совсем точно. В минералогии подобные соединения относят к водным окислам.[12]

  Борис Горзев, «Прежде всего о названиях», 1968
  •  

Месторождения лимонита образуются и в результате отложения водных соединений железа на дне болот (болотная руда), озёр (озерная руда) и в мелководной части морских бассейнов. Этот процесс идёт при участии железобактерий.
Наблюдается отложение бурого железняка и у выходов железистых источников. Лимонит, попадая в глубинные зоны Земли, в условиях высокой температуры и давления теряет воду и переходит в гематит и магнетит.[16]:131

  — Валей Музафаров, «Определитель минералов, горных пород и окаменелостей», 1979
  •  

Спутники. Сидерит, пиролюзит. Минералы, в результате химического изменения которых образуется бурый железняк: сидерит, пирит, халькопирит, гематит, серпентин, роговая обманка, авгит, биотит, железистые хлориты.
Применение. Лимонит служит рудой для получения железа. Порошковатый, землистый лимонит используется как краска (охра, умбра).[16]:131

  — Валей Музафаров, «Определитель минералов, горных пород и окаменелостей», 1979
  •  

Месторождения лимонита на территории России многочисленны. Крупные запасы бурого железняка разведаны в Западно-Сибирском железорудном бассейне, составляющие значительную часть всех мировых запасов железных руд (на востоке Западной Сибири находится один из крупнейших в мире железорудных бассейнов, содержащих бурый железняк — наиболее богатое Бакчарское месторождение находится северо-западнее г. Томска, крупнейшее месторождение Колпашевское — в Томской области). Орско-Халиловское месторождение (Южный Урал) возникло в результате химического выветривания ультраосновных магматических пород. Лимонит Алапаевского и Бакальского месторождений (Средний Урал) образовался в верхней части сидерита («железная шляпа») в результате химического выветривания последнего. Бурый железняк Кыштымского и Карабашского месторождений (Урал) появился в результате химического выветривания пирита и других сульфидов в верхней части месторождений — лимонит представляет «железную шляпу» их. Месторождения Липецкой и Тульской областей — озерные и болотные отложения позднепалеозойского возраста. В Карелии лимонит залегает на дне современных озер. Через 10-15 лет выработанные запасы вновь восстанавливаются. Наконец, следует отметить Комарово-Зигазинское месторождение (Башкортостан). Месторождения сурика, умбры и охры имеются в Курской магнитной аномалии.[16]:131-132

  — Валей Музафаров, «Определитель минералов, горных пород и окаменелостей», 1979

В публицистике и документальной литературе[править]

Бурый железняк (Урал)
  •  

От других сортов гранита березит отличается еще и тем, что постоянно заключает в себе весьма много кубических кристаллов серного или железного колчедана, иногда сохранивших вполне свой химический состав, иногда превратившихся, либо с поверхности, либо по всей своей массе, в бурый железняк, окрашивающий иногда и всю массу березита в бурый цвет. <...>
Случается, что золотоносные жилы пересекают березитовую полосу в одной ее части в большом количестве, на дальнейшем же ее протяжении на значительном пространстве вовсе не попадаются. <...> Жилы бывают либо твердыя, либо довольно мягкие, содержащие в себе в большом количестве разрушенный бурый железняк к охры; последния жилы обыкновенно богаче. Примесь медных, свинцовых и железных руд служит большею частию признаком богатства жил...[1]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873
  •  

Березит, прикасающийся к кварцевым жилам, обыкновенно делается тут на большую или меньшую толщину измененным, более твердым и сильно проникнутым бурым железняком, образуя как бы кору жил, называемую зальбандом. В этих зальбандах большею частию заключается золото, и иногда даже в большем количестве, чем в самой кварцевой жиле. Вообще чем толще зальбанд, тем жила богаче. <...>
Золото в кварцевых жилах встречается в виде неправильных зернышек, блесточек, тонких пластинок, проволоки и проч., вросших в самом кварце, либо в серном колчедане и буром железняке, в игольчатой руде и в свинцовом блеске. Кусками значительной величины в Березовских рудниках попадалось оно весьма редко. Часто заключается оно в разрушенном серном колчедане, и притом столь мелкими, пылеобразными частицами, что только чрез толчение и промывание можно увериться к существовании его. В редких случаях кубы бурого железняка, происшедшие от разложения серного колчедана, заключают в себе столь много золота, что если разбить кубик, то он представляется как бы коробочкой, наполненной золотом.[1]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873
  •  

Кроме золота, в кварцевых жилах находятся следующие минералы:
1) Серный или железный колчедан, обыкновенно в более или менее правильных кубах различной величины. <...>
Впрочем, так как у Германа ранее сказано, что кубы серного колчедана снаружи имеют темно-бурый, а иногда и немного черно-блестящий вид, то едва ли несправедливее будет известие его о золоте и сере, наполняющих внутренние пустоты кристаллов, отнести не собственно к серному колчедану, а к происшедшему от разложения его бурому железняку.
2) Бурый железняк, составляющий продукт химического разложения колчедана и удерживающий его кристаллическую форму, но чаще сплошной, некристаллический. Часто заключается в нём в значительном количестве золота, иногда даже видимое простым глазом.
3) Железная охра, землистая и золотосодержащая, светло-желтого либо красно-бурого и темно-бурого цвета — дальнейший продукт разрушения бурого железняка.[1]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873
  •  

Кварцевые жилы, в которых бурый железняк и железная охра заменяются неразложившимся серным колчеданом, оказываются бедными содержанием золота(?).
Бурый железняк обогащает собою не только толщу самых жил, но и прилежащие к ним зальбанды (т. е. наружные твердыя корки кварцевых жил); а потому чем толще зальбанд, тем он более содержит золота; с утонением его жилы становятся беднее и наконец переходят в так называемые холостые жилы, т. е. вовсе не содержащие золота.[1]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873
  •  

Был найден один оригинальный штуф почковатого псевдомалахита (Lunnit, Phosphorkupfererz) из Медно-Рудянского рудника, близ Нижне-Тагильска, в котором жилковато-скорлуповатые слои этого минерала сопровождаются красным железняком (переходящим отчасти в марганцовистый бурый железняк), мелкими таблицеобразными кристаллами железного блеска и натёчными скоплениями медной черни (Kupferschwärze, Вернера). Взаимное распределение этих минералов таково, что преобладающий в штуфе красный железняк, имея неясно-жилковатое сложение, отчасти занимает места исчезнувших скорлуп псевдомалахита и заключаетъ въ себѣ тонкія чешуйки желѣзнаго блеска. На сфероидальной наружной поверхности псевдомалахита и краснаго желѣзняка находятся наросшіе въ разныхъ положеніяхъ мелкие таблицеобразные кристаллы желѣзнаго блеска (3-5 милл.) всегда покрытые тонкимъ слоемъ мѣдной черни, которая, независимо отъ этого, на другихъ всегда покрытые тонкимъ слоемъ мѣдной черни, которая, независимо отъ этого, на другихъ мѣстах штуфа, подобно красному желѣзняку, образуетъ скорлуповатую перемежаемость со слоями свѣжаго псевдомалахита.
Совместное нахожденiе, на однихъ и тѣхъ-же экземплярахъ, всѣхъ помынутыхъ минераловъ, с присоединением к ним плотного бурого железняка и кирпичной медной руды, нередко наблюдается в названном медном руднике. Но описанное расположенiе ихъ на разсматриваемомъ штуфѣ ясно показывает, что какъ красный желѣзнякъ, такъ и мѣдная чернь вторичнаго происхожденiя и представляет псевдоморфозы этих веществ по форме индивидуальных скоплений скорлуповатого псевдомалахита.[17]:174-175

  Павел Еремеев, «О псевдоморфических кристаллах Меднорудянского рудника на Урале», 7 января 1892
  •  

Как уже упомянуто было выше, в бурых железняках Орловского рудника встречается заметное количество серебристо-белых листочков слюды и талька, понижающих процентное содержание железа. Только в отдельных кусках бурый железняк является весьма чистым, образуя бурую стеклянную голову. Вообще надо заметить, что бурый железняк здесь образует плотные массы. Полости и пустоты, встречающаяся в нём, имеют небольшие размеры и неправильную форму. Большей частью они выстланы бурой стеклянной головой, образующей местами краси­вые сталактиты, оси которых направляются вертикально.
Бурым железняком на контакте с пустыми породами запол­нены те многочисленный трещины, которыми разбиты сланцы.
Эти обстоятельства показывают, что образование бурого желез­няка продолжалось, когда пласты были выведены из горизонталь­ная положения, и что после этого образования они не претерпе­вали дальнейших перемещена.[4]

  Пётр Земятченский, Словарь Брокгауза и Ефрона, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 11), 1900
  •  

...бурый железняк Ахтенского руд­ника имеет натёчный характер. Он образует плотные пла­стинки, чередующаяся с более мягкими и ноздреватыми. Пла­стинки изогнуты самым прихотливым образом, иногда идут гирляндами, или располагаются в виде концентрических скорлуп.
Весьма обыкновенны в буром железняк различной величины пустоты, со стенок которых свешиваются красивые сталактиты бурой стеклянной головы.[4]

  Пётр Земятченский, Словарь Брокгауза и Ефрона, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 11), 1900
  •  

Каменский завод ежегодно переплавляет около полутора мил­лионов пудов железных руд, получаемых с нескольких рудников... <...> Все эти рудники представляют группы гнезд бурого железняка, размеры которых колеблются от десятков тысяч до нескольких сот тысяч пудов. В отдельных же группах запасы руды измеряются миллионами и даже сотнями миллионов пудов. Впрочем, все известные богатые месторождения в значительной степени уже переработаны. Тем не менее здесь имеются ещё большие запасы руды. К сожалению добыча производится нерациональным образом: работают подрядным способом при помощи дудок. Поэтому месторождения испорчены. Гнезда обык­новенно не выбираются до конца, так как дудки скоро завали­ваются.[4]

  Пётр Земятченский, Словарь Брокгауза и Ефрона, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 14), 1900
  •  

Главной рудой на всех рудниках служат бурые железняки, вместе с которыми в небольшом количестве встречаются сферосидериты, в виде отдельных желваков, превратившихся с поверхности в бурый железняк. Сферосидериты находятся в глинах, покрывающих каменноугольные и девонские известняки и составляющих элювиальные продукты последних. На некоторых рудниках подобные глины относятся к третичной системе. Бурые железняки располагаются на головах круто наклоненных пластов каменноугольных и девонских известняков, выполняя углубления на их поверхности и отделяясь от них глинистыми, или доломитовыми рыхлыми породами. Одним словом, по условиям своего залегания они совершенно тождественны с бурыми железняками Центральной Poссиu. По своему составу они раз­личны, но вообще принадлежат, к числу богатых, так как металлического железа в них содержится до 50—51%, хотя встречаются и более бедные.[4]

  Пётр Земятченский, Словарь Брокгауза и Ефрона, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 14), 1900
  •  

Руда — пористые, отчасти желвакообразные бурые железняки, в которых плотные бурожелезняковые пластинки окружают рыхлое землистое охристое вещество. В этом отношении они со­вершенно тождественны с бурыми железняками Центральной России. Однако, для здешних железняков очень характерно нахождение на внутренних стенках пустот мелких (до величины дроби) совершенно круглых шариков бурого железняка, расположенных то отдельно, то группами. Натеков в виде сталактитов здесь совсем не наблюдается.[4]

  Пётр Земятченский, Словарь Брокгауза и Ефрона, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 14), 1900
  •  

Беловатые и сероватые глины местами являются чистыми као­линовыми и служат отличным огнеупорным материалом. Нередко они содержат значительное количество галечек кварца и кремнистого сланца. В котловинах глины отложились рыхлые белые пески с прослойками гравия. Все эти породы надо отне­сти к третичному возрасту. Бурый железняк окружает в виде толстого чехла скалы кварцита, представляющего очевидно продукт метаморфизации известняков. Кварцит и бурый железняк тесно срастаются друг с другом.[4]

  Пётр Земятченский, Словарь Брокгауза и Ефрона, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 14), 1900
  •  

Под бурым железняком находится «урал», — коренная порода, представляющая желтоватый, довольно рыхлый доломитовый песок и золу. Над бурым железняком лежат толщи беловатых и сероватых каолинитовых пород, совершенно подобных таковым же Закаменного рудника. Любопытно нахождение в толщах бурых железняков крупных пустот, — настоящих пещер, в которых свободно может поместиться человек. Эти пещеры показывают, какую видную роль при образовании здешних руд играла вода. Без сомнения, синарские бурые железняки, как и многие другие, произошли из сферосидеритов, вследствие позднейшего их разложения. Остатки малоизменённых сферосидеритов местами ещё уцелели здесь. Сферосидеритовые куски и глыбы, беловатого и сероватого цвета, перешедшие с поверхности в бурый железняк, встречаются во многих дудках.[4]

  Пётр Земятченский, Словарь Брокгауза и Ефрона, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 14), 1900
  •  

Мы уже говорили, что озёрная железная руда встречается всюду, но кроме нее известны еще месторождения магнитного железняка, жилы и штоки его, например, у д. Кайкары. Залежи бурого железняка с содержанием железа в 32% встречаются в Вытегорском уезде блих Андомы, железный блеск попадается в кварцевых жилах в окрестностях Пергубы. Это богатство железных руд вызвало еще в давние времена местное производство среди карел, которые заимствовали искусство обработки железа, вероятно, у соседних западных финнов. Впоследствии оно развилось настолько, что местные карелы стали поставлять винтовки и снаряды для поморов и, вообще, для жителей Архангельской губернии.[18]

  Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

Было высказано предположение, что цвет керамики вообще зависит не от дыма, и глина темнеет под действием образующихся при неполном сгорании органического вещества газов: гематит восстанавливается до черных окислов. В этом объяснении усомнился главный реставратор каирского музея А. Лукас. Действительно, окись железа (гематит) восстанавливается в струе водорода до закиси (бурого железняка) при 300°C, а для образования магнитного железняка нужно 1000°C.[11]

  Владимир Станцо, «Не боги горшки обжигают» («Загадка черной керамики»), 1967
  •  

Со школьных времен держатся в памяти названия главных минералов железа — черного магнетита Fe3O4 и красновато-бурого гематита Fe2O3, в названии которого искушенное в латыни ухо определенно уловит нечто кровавое (гема — кровь). Менее известны другие минералы железа, в том числе странный «гибрид» гематита и магнетита — маггемит, имеющий состав гематита, а кристаллическую структуру магнетита. Кроме того, от гематита этот минерал унаследовал окраску, а от магнетита — сильные магнитные свойства. Маггемит считается довольно редким минералом. Обычно он возникает в зоне окисления железорудных месторождений и замещает магнетит. Из экспериментов известен еще один способ получения красно-бурой, но магнитной окиси железа — прокаливанием водных оксидов железа, входящих в состав бурого железняка-лимонита, третьей по значимости железной руды.[13]

  Александр Портнов, «Магнитная память о прошлых пожарах», 1986
  •  

Стратегическое значение города <Тулы> и разрабатываемое вблизи него с XII–XIII вв. месторождение минерала лимонита — бурого железняка — определили основной род занятий населения. В 1595 г. царь Фёдор Иоаннович освободил здешних «самопальных мастеров», как тогда называли оружейников, от местных налогов и повинностей, сделав их поставщиками своего двора.[14]

  — Ольга Борисова, «Город мастеров», 2013

В мемуарах и дневниковой прозе[править]

Натёчные лимониты (Китай)
  •  

При перекладке лошадей в Косалме Великий Князь осмотрел добычу руды на Укше-озере. Озёрная руда, состоящая из более или менее крупных катышков, образовалась вероятно от разложения серных колчеданов; она залегает по дну озер на большей или меньшей глубине слоями различной мощи и поднимается из воды деревянным черпаком на плоты. Добыча ее составляет один из существенных заработков местного населения; озера обезрудевшие снова не наполняются, но запасы руды все-таки необозримо велики.[2]

  Константин Случевский, «По Северу России», 1888
  •  

Пирит, например, выветриваясь дает серную кислоту, и таково происхождение гипса, напр<имер>, под Градижском, где конкреции гипса связаны с остатками пирита или находятся вместе с бурым железняком.[19]

  Владимир Вернадский, Письмо В. В. Докучаеву, 1891
  •  

Началась горячка, скупается масса земли и страсти разгораются: Лейст доставил нам образцы «руд». Огромная часть их — старые шлаки! затем плохой бурый железняк и сидерит. На магнитную стрелку действуют только шлаки. А между тем, по словам Лейста, там (граница Курской и Ворон<ежской губ.>) уже началась разработка — шлаков! Может быть, случайно напали на места старых забытых выработок и заводов (Алексея Мих<айловича> или Петра I), но невозможно объяснять этим магнитную аномалию.[19]

  Владимир Вернадский, Письмо В. В. Докучаеву, 1897
  •  

В Уфалей или Верхне-Уфалейский завод, один из 5-ти, принадлежащих товариществу Сергинско-Уфалейских заводов — мы прибыли утром. Нас встретил горный инженер Николай Николаевич Грамматчиков. Подробности осматривал С.П. Вуколов, а я только объехал завод и расспрашивал о местных рабочих, лесах и рудах, которые встречаются здесь в довольно большом разнообразии. Здесь от Н.Н. Грамматчикова я получил очень интересный образчик бурого железняка в кубической форме железного колчедана, который в средине куба сохранился со всеми своими свойствами. Он найден в одном из местных рудников.[3]

  Дмитрий Менделеев, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 18), 1900
  •  

В 12 ч. 40 м. мы на Семеновском руднике. Здесь по следам английских работ организованы работы по добыче золота. Богатые места. Мы видим большие открытые работы. В отвалах много бурых железняков с необычайно красивой побежалостью, как павлинье перо.[6]

  Владимир Крыжановский, «По Южному Уралу» (отрывки из дневника), до 1936
  •  

Далее направляемся в железорудный район. Халиловские бурые железняки известны давно. Неоднократно делались попытки их использования, но чрезвычайно неоднородный, сложный, богатый примесями состав руды не освоен технически, и халиловская руда до сих пор не может считаться пригодной для плавки. Между тем запасы халиловских железных руд огромны — до 2 млрд. т., а может быть и больше. Эти руды как образовавшиеся за счет змеевика содержат от 1 до 3% хрома и около 1% никеля, т. е. могут давать высококачественный чугун. После нескольких лет исследовательских работ было решено строить здесь крупный завод, но затем эта мысль была оставлена и рудники переведены на консервацию.[6]

  Владимир Крыжановский, «По Южному Уралу» (отрывки из дневника), до 1936
  •  

Характерной особенностью «песков» во всем бассейне р. Бодайбо было большее или меньшее количество «кубика», т. е. кубических кристаллов серного колчедана, мелких или крупных, большей частью уже окисленных и превращенных полностью или с поверхности в бурый железняк.[20]

  Владимир Обручев, «Мои путешествия по Сибири», 1948

В беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

А это открытый рудник? Да. А почему же такая красная земля, глина, что ли? Да, это, в сущности говоря, разрушенный диорит, а глубже — бурый железняк, переходящий в глубоких слоях в магнитный.[21]

  Вячеслав Шишков, «Угрюм-река» (часть 1-4), до 1932

В стихах[править]

Болотная руда (Германия)
  •  

А сколько скрыл по склонам хмурым
Пушистых шубок березняк!
Под сапогом медвежьей шкурой
Рассыпан бурый железняк.
Он нужен нам
Для наших домен,
Чтоб жили блюминги живей,
Дома росли в железном громе
Огромной родины моей.[5]:191

  Александр Завалишин, «Свежая борозда», 1933

Источники[править]

  1. 1 2 3 4 5 Н. К. Чупин. Географический и статистический словарь Пермской губернии, том I, стр.11-14. — Пермь: 1873 г.
  2. 1 2 Случевский К.К.. По Северу России. — М: ОГИ, 2009 г.
  3. 1 2 Д. И. Менделеев. Уральская железная промышленность в 1899 году. — — Санкт-Петербург: Типография В. Демакова; 1900 г.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 Земятченский П. А.. Уральская железная промышленность в 1899 году. — Санкт-Петербург: Типография В. Демакова; 1900 г.
  5. 1 2 Завалишин А. И.: Свежая борозда: Дневник уполномоченного политотдела МТС. — Москва: Моск. т-во писателей, 1934 г. — 239 с.
  6. 1 2 3 В. И. Крыжановский. По Южному Уралу (отрывки из дневника). — М.: «Наука и жизнь», № 7, 1936 г.
  7. 1 2 Вернадский В. И. «Биосфера и ноосфера». — Москва. «Айрис Пресс». 2004 г.
  8. 1 2 А. Г. Бетехтин, «Курс минералогии». — М.: Государственное издательство геологической литературы, 1951 год
  9. 1 2 Шафрановский И. И. О медных рудах Меднорудянска. Труды Горно-геологического института. Том 20. — Свердловск, Уральский филиал АН СССР, 1953 г.
  10. 1 2 Борис Горзев. Что вы знаете и чего не знаете о железе (редакционная колонка). — М.: «Химия и жизнь», № 11, 1966 год
  11. 1 2 3 В. В. Станцо. Не боги горшки обжигают. — М.: «Химия и жизнь», № 6, 1967 г.
  12. 1 2 Борис Горзев. Клуб «Юный химик» (редакционная колонка). — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1968 год
  13. 1 2 А. М. Портнов, Магнитная память о прошлых пожарах. ― М.: «Химия и жизнь», №7, 1986 г.
  14. 1 2 Ольга Борисова. Город мастеров. — М.: «Наука в России», № 2, 2013 г.
  15. В. О. Авченко. Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях. — М.: АСТ, 2015 г.
  16. 1 2 3 Музафаров В. Г. Определитель минералов, горных пород и окаменелостей. — Москва : Недра, 1979 г. — 327 с.
  17. Еремеев П. В. О псевдоморфических кристаллах Меднорудянского рудника на Урале. Годичное собрание 7 января 1892 года, совпавшее со днём семидесятипятилетия существования Императорского Минералогического Общества. — С.-Петербург: Записки Минералогического общества, т. 29, 1892 г.
  18. Н. И. Березин, «Пешком по карельским водопадам» с 60 рисунками художника И. С. Казакова и оригинальными фотографиями автора, с 5 карточками в тексте. — С.-Петербург : Типография Товарищества «Общественная польза», 1903 г. 193 с.
  19. 1 2 Вернадский В.И. Научное наследство. Том 2. — М.: Изд-во АН СССР, 1951 г.
  20. Обручев В.А., «Мои путешествия по Сибири». — М., Л.: Изд-во АН СССР, 1948 г.
  21. Шишков В. Я.: «Угрюм-река». В 2 томах. — М.: «Художественная литература», 1987 г.

См. также[править]