Железный купорос

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Раствор FeSO4

Желе́зный купоро́с (зелёный купорос, желе́зо(II) серноки́слое, сульфа́т желе́за(II)) — неорганическое соединение, железная соль серной кислоты с химической формулой FeSO4. Нелетучее вещество, не имеет запаха. Безводное вещество бесцветное, непрозрачное, очень гигроскопичное. В виде кристаллогидратов — гигроскопичные прозрачные кристаллы разного цвета (в зависимости от числа присоединённых молекул воды), от бесцветного и светлого голубовато-зелёного до зелёного тетрагидрата и голубовато-зелёного гептагидрата.

Вкус сильно-вяжущий железистый (металлический). На воздухе постепенно выветриваются, хорошо растворим в воде. Название железный купоро́с чаще всего соответствует голубовато-зелёному гептагидрату FeSO4•7Н2О. Токсичность железного купороса сравнительно низкая. Природный аналог — минерал мелантерит, в природе встречается в виде примазок или натёков зелёновато-жёлтого цвета. Во многих ненаучных текстах часто упоминается некий «купорос» безо всякого уточнения: какой именно, и бывает сложно установить, имелся в виду железный или, к примеру, медный. Между тем, изо всех купоросов именно железный был самым известным и имел самое широкое применение в XVIII-XIX веке.

Железный купорос в определениях и коротких цитатах[править]

  •  

Если два куска металла, один ― оловянный, другой ― серебряный, соединить… и если приложить их к языку, то последний будет ощущать некоторый вкус, довольно похожий на вкус железного купороса...»[1]

  Иоган Георг Зульцер, 1752
  •  

Купоросъ желѣзный. Признаки. Вкусъ чернильный; цвѣтъ зелёный.[2]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Самородный купоросъ близь Петрозаводска въ Олонецкой Губерніи садится въ такъ называемыхъ Марціальныхъ водахъ; въ глинистомъ берегу Оки близь Мурома...[2]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Я приготовлялъ для собственнаго употребленія хорошія писчія чернила изъ трехъ частей, на вѣсъ, до бѣла пережженаго желѣзнаго купороса съ двумя частями чернильныхъ орѣшковъ и одною частію камеди.[2]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

...чѣмъ болѣе въ чернилахъ купороса, то онѣ хотя съ начала чернѣе, но тѣмъ скорѣе потомъ бурѣютъ, желтѣютъ и блѣднѣютъ...[2]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Тут же горели купорос и сера, которая светилась переливами великолепного зелёного и голубого огня.[3]

  Всеволод Крестовский, «Панургово стадо», 1869
  •  

Если в железном купоросе я не нахожу железа, которое я распустил в кислоте, то очевидно и обратно ― в железе, полученном из купороса, я вижу нечто, совершенно отличное от самого купороса. Я произвел сперва одну перемену в веществе и получил нечто новое, потом произвел перемену, прямо противоположную, и получил снова прежнее вещество.[4]

  Николай Страхов, «Мир как целое», 1872
  •  

От зуда испробовал всякие средства: мыл отваром табаку, мазал трубочной гарью, мыл солью и квасцами, мазал дёгтем и купоросом. Ничто не помогает...[5]

  Николай Пржевальский, «Путь по Джунгарии» (Из полевого дневника), 1877
  •  

Также и водки их пить не стал, потому что она зелёная ― вроде как будто купоросом заправлена...[6]

  Николай Лесков, «Левша», 1881
  •  

Некоторые из этих веществ, действительно, имеют приписываемые им хорошие качества, а другие вовсе не отвечают цели, с какой их употребляют. Так, например, железный и медный купорос портят тушь...[7]

  Василий Черевков, «По китайскому побережью», 1898
  •  

Кончилась эта любовь тем, что этот Молодёнков в пьяном виде, для шутки, мазнул ее купоросом по самому чувствительному месту и потом хохотал с товарищами, глядя на то, как она корчилась от боли.[8]

  Лев Толстой, «Воскресение», 1899
  •  

Только зелень стала чуть зловещей,
Словно пролит купорос...[9]

  Николай Гумилёв, «Дождь», 1916
  •  

Я и Анна Дмитриевна Шаховская с пышной нашей капусты собрали целую крынку этого бедового червя. Завтра польём капусту железным купоросом.[10]

  — Ольга Бессарабова, Дневник, 1920 г.
  •  

Для получения же чёрного цвета прибавляют в воду при этом окончательном кипячении по чайной ложке на каждую бутылку воды железного купороса (бледно-зеленовато-голубой).[11]

  Сергей Бутурлин, «Дробовое ружье и стрельба из него», 1926
  •  

― Не водкакупорос!.. ― хвастливо смеется Черномор. ― В эту водку я для крепости завсегда купоросного масла добавляю.[12]

  Александр Богданов, «Бунт» (начало рассказа), 1926
  •  

Бледно-зелёный купорос
Под станиолем оловянным...

  Георгий Шенгели, «Бледно-зеленый купорос...» (из сборника «Полихромия вечера»), 1944
  •  

На воздухе железный купорос постепенно выветривается и одновременно окисляется с поверхности, переходя в жёлто-бурую основную соль железа(III).[13]:668

  Николай Глинка, «Общая химия», 1950-е
  •  

На повестке
Один вопрос
Купорос
Спрос
Превышает ввоз...[14]

  Игорь Холин, «Скрежет Лязг Треск...», 1980-е
  •  

...в память почему-то врезались отливающие купоросом, крашеные в радикальный чёрный цвет волосы и усы Анастаса Микояна[15]

  — Давид Карапетян, «Владимир Высоцкий. Воспоминания», 2002
  •  

В подёрнутой купоросом зеркальной пластине озера прибрежные деревья отражались так ясно, что можно было листья пересчитать.[16]

  Дина Рубина, «Белая голубка Кордовы», 2009
  •  

Если же и после этого в человеке оставался какой-то вид глистов, Арсений давал ему на сытый желудок щепоть купороса, чтобы глисты вышли окончательно.[17]

  Евгений Водолазкин, «Лавр», 2012

Железный купорос в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Три рода купороса употребительны въ общежитіи: 1) купоросъ зелёный или желѣзный; 2) купоросъ синій или мѣдный; 3) купоросъ бѣлый или цинковый. Разности: a) самородный, въ видѣ бѣлой или желтоватой муки; также капельниковатый, и жилковатый съ шелковиднымъ блескомъ; b) чернильный камень. Цвѣты: бѣлый, сѣрый, жёлтый, красный, бурый и чёрный; видъ комьевъ; удобно вывѣтривается.[2]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Земля, обыкновенно глина напитанная купоросомъ называется купоросною землёю; а горючій шиферъ имъ же напитанный называется купороснымъ шиферомъ; наконецъ колчеданъ дающій чрезъ вывѣтриваніе купоросъ, называется купороснымъ колчеданомъ. Мѣста нахожденія. Вездѣ, гдѣ имѣется вывѣтривающіеся колчеданы. Самородный купоросъ близь Петрозаводска въ Олонецкой Губерніи садится въ такъ называемыхъ Марціальныхъ водахъ; въ глинистомъ берегу Оки близь Мурома; на Волгѣ близь Саратова; на Елшанкѣ близь Царицына и въ премногихъ другихъ мѣстахъ; купоросной колчеданъ въ берегахъ Москвы рѣки близь Хорошева; близь Ярославля въ берегахъ Волги, и въ безчисленныхъ другихъ мѣстахъ. Купоросныя земли на Волгѣ, Сурѣ, Свіагѣ; на Унжѣ, на Цнѣ близь Тамбова; на Иртышѣ близь Тары и пр. и проч.[2]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Добываніе. На сѣрномъ и купоросномъ заводѣ въ Макарьевѣ на Унжѣ поступаютъ слѣдующимъ образомъ. Колчеданы, коими большею частію проникнуты аммониты и разныя другія черепокожныя, собираютъ въ берегахъ Унжи. Работники числомъ 5 или 6 суть тамошніе крестьяне. Они разбиваютъ колчеданы въ куски съ орѣхъ величиною, и сперва перегоняютъ изъ нихъ сѣру, въ каменныхъ ретортахъ, кои сами приготовляютъ, и изъ коихъ каждая вмѣщаетъ въ себѣ отъ двухъ до двухъ съ половиною пудовъ колчедана, въ печахъ, изъ коихъ каждая имѣетъ по осьми ретортъ. Перегнанная сѣра, которой количество изъ одной реторты составляетъ около пяти фунтовъ, капаетъ въ воду, и перетапливается въ палочки. Сѣрныя выгарки, еще раскаленныя бросаютъ въ воду; потомъ предаютъ ихъ дѣйствію воздуха, послѣ того на открытомъ очагѣ калятъ десять часовъ, отъ чего онѣ распадаются въ красный порошокъ, изъ коего посредствомъ воды извлекается купоросъ. Остатокъ разстилаютъ опять на открытомъ воздухѣ, чрезъ годъ калятъ, и добываютъ изъ него купоросъ вторично. Тоже повторяется еще въ третій разъ.[2]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Вареніе купороса производится въ желѣзныхъ котлахъ, а осажденіе въ кристаллы въ деревянныхъ бадьяхъ. Такимъ образомъ получается въ годъ (1798) около 200 пудъ купороса и 180 пудъ сѣры изъ 2.000 пудъ колчедана, который безъ того пропадалъ бы даромъ. Заведеніе учинено Ярославскимъ купцомъ; имя его неизвѣстно, но желательно, чтобы сему похвальному примѣру, толь правильному обработыванію было въ Россіи болѣе послѣдователей. По изчисленію Оберъ-Бергъ-Гауптмана И. Ф. добывается въ Россіи вообще со всѣхъ заводовъ ежегодно 3.898 пудовъ купороса.[2]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Цинковой купоросъ приготовляется искуствомъ изъ сѣрныхъ цинковыхъ <присадок>, что производится наипаче въ Раммельсбергѣ близь Гослара въ Гарцѣ, и въ Швеціи. Руду, содержащую въ себѣ сѣрной цинкъ, обжигаютъ, и выщелачиваютъ еще горячую. Щёлокъ мѣшаютъ на открытомъ воздухѣ, чрезъ что разрѣшаютъ сѣрнокислое желѣзо (желѣзный купоросъ), которое въ ономъ содѣржаться можетъ, и отдѣляютъ желтую окись, происходящую отъ сего разрѣшенія. Очищенный щелокъ выпаряютъ и получаютъ охрусталованный свѣтлый цинковый купоросъ.[2]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Лигнитъ менѣе распространенъ въ природѣ, чѣмъ каменный уголь, и весьма мало употребителенъ во промышленности. Въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ онъ заключаетъ въ себѣ сѣрнистое желѣзо, почему и употребляется на производство зелёнаго купороса и квасцовъ, напр. въ Кельнѣ, гдѣ находится самое значительное изъ всѣхъ извѣстныхъ мѣсторожденій этого вещества.[18]

  Эдгар Эман, «История кусочка угля», 1868
  •  

Химія показываетъ, что отъ соприкосновенія съ перекисью желѣза, т. е. однимъ изъ видовъ ржавчины желѣза, этотъ <светильный> газъ разлагается на свои элементы, которые при этомъ соединяются съ составными веществами ржавчины и образуютъ твёрдыя тѣла, не увлекаемыя уже газомъ. Эта операція производится въ широкихъ жестяныхъ чанахъ, въ которые кладутъ порошокъ темнаго цвѣта, состоящій изъ смѣси желѣзнаго купороса, извести и древесныхъ опилокъ.[18]

  Эдгар Эман, «История кусочка угля», 1868
  •  

Если основываться только на опытах, то геологи были вполне правы, когда предполагали изменение химических свойств вещества в разные геологические эпохи. А что будет дальше? В подобных заключениях ясно видна та же задняя мысль. Если в железном купоросе я не нахожу железа, которое я распустил в кислоте, то очевидно и обратно ― в железе, полученном из купороса, я вижу нечто, совершенно отличное от самого купороса. Я произвел сперва одну перемену в веществе и получил нечто новое, потом произвел перемену, прямо противоположную, и получил снова прежнее вещество. По какому праву я стану утверждать, что вещество в сущности не потерпело этих двух перемен и осталось совершенно неизменным? Из предыдущего, мне кажется, совершенно отчетливо видно то метафизическое основание, на которое опирается представление атомов.[4]

  Николай Страхов, «Мир как целое», 1872
  •  

Сенсибилизация производится в 9-процентном растворе азотнокислого серебра в дистиллированной воде с прибавлением небольшого количества йодистого калия и двух капель азотной кислоты. Сенсибилизацию прекращают, когда поверхность коллодиона теряет свой маслянистый вид и смачивается равномерно во всех точках. Невысохшее стекло переносится в камеру и подвергается в ней экспозиции. По окончании ее стекло немедленно переносится в лабораторию для проявления, причем его обливают раствором, состоящим из пяти частей железного купороса, двух частей кристаллической уксусной кислоты и двух с половиной частей спирта на сто частей дистиллированной воды.[19]

  Владимир Буринский, «Луи Дагер и Жозеф Ньепс», 1893
  •  

Некоторые из этих веществ, действительно, имеют приписываемые им хорошие качества, а другие вовсе не отвечают цели, с какой их употребляют. Так, например, железный и медный купорос портят тушь, мускус и яичный белок притягивают сырость, гранатовая корка и гуммигут уменьшают черноту; напротив, цинь-пи не дает изменяться цвету туши на бумаге, ву-тоу не дозволяет ослабевать силе клея, Anchusa, сандал, драконова кровь, киноварь и листовое золото усиливают черноту. <...> Для защиты от воров и разбойников в смутное время на плоских крышах башен навалены камни так, чтобы их можно было сбросить на головы злоумышленников. С той же целью здесь стоят сосуды с купоросом <скорее всего, медным> и большие спринцовки для разбрызгивания его во все стороны. Собственники этих ломбардов-кладовых дают также деньги в рост, взимая от 20 до 36 процентов в год.[7]

  Василий Черевков, «По китайскому побережью», 1898
  •  

Из разных соединений вода удаляется при различных температурах: некоторые из них теряют ее при комнатной температуре (многоводные сульфаты меди и железа), другие ― при более высоких и даже при температурах выше 100°. Свободная вода, присутствующая в минеральных массах, характеризуется тем, что не принимает прямого участия в строении кристаллической решетки минералов. При нагревании она выделяется постепенно.[20]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Купоросы. Так называются сульфаты меди, железа, цинка и некоторых других металлов, содержащие кристаллизационную воду. Железный купорос FeS04-5H20...
Соли железа(II) образуются при растворении железа в разбавленных кислотах, кроме азотной. Важнейшая из них — сульфат железа(II), или железный купорос, FeS04-7H20, образующий светло-зелёные кристаллы, хорошо растворимые в воде. На воздухе железный купорос постепенно выветривается и одновременно окисляется с поверхности, переходя в жёлто-бурую основную соль железа(III).[13]:376, 668

  Николай Глинка, «Общая химия», 1950-е
  •  

Сульфат железа(II) получают путём растворения обрезков стали в 20—30 %-ной серной кислоте.
Сульфат железа(II) применяется для борьбы с вредителями растений, в производстве чернил и минеральных красок, при крашении тканей.
При нагревании железного купороса выделяется вода и получается белая масса безводной соли FeSO4. При температурах выше 480°С безводная соль разлагается с выделением диоксида и триоксида серы; последний во влажном воздухе образует тяжёлые белые пары серной кислоты.[13]:668

  Николай Глинка, «Общая химия», 1950-е

Железный купорос в публицистике и документальной литературе[править]

  •  

Ежели повелено будет медныя и железныя заводы все роздать в разныя компании, то имеет быть: 1) Компания Екатеринбурхская, х которой принадлежат все заводы и фабрики в городе Екатеринбурхе, а имянно ― медныя и железныя. Да к нему по близости и способности прежней Уктуской железной и медной и два новыя железныя и Каменской железной же заводы. Да Полевской и Гумешки медныя, с которых чёрная медь возится в Екатеринбург, при том же делают купорос...[21]

  Василий Татищев, «Проект о раздаче железных и медеплавильных казенных заводов частновладельческим компаниям», 1735
  •  

Поддѣлка и фабрикація виноградныхъ винъ составляютъ совершенно особый отдѣлъ знаній и какъ бы самостоятельную науку. <...>
Самыя обыкновенныя подмѣси слѣдующія. Для увеличенія количества подливаютъ воды. Во французскія вина часто прибавляютъ сидръ. Слабые, прокисшія и крѣпкія вина поддѣлываютъ спиртомъ. Прокисшія вина исправляютъ мѣломъ, мраморомъ, поташемъ, содой. Для подкрашиванія, для освѣтленія и для сдѣланія винъ способными къ дальней перевозкѣ, подмѣшиваютъ къ нимъ квасцы или желѣзный купоросъ.[22]

  Николай Шелгунов, «Вопросы русской жизни», 1868
  •  

На противоположной стороне стояли аппараты для приготовления водорода для наполнения шара. Это целая баррикада. На платформе из старых шпал установлено три чана для смеси серной кислоты с водой. На чанах помещается холодильник для охлаждения газа и рядом с ним два химических сушителя, наполненные хлористым кали. Внизу платформы расположено 5 медных генераторов, наполненных железными стружками. От них прокопана канава, по которой стекает в яму железный купорос. На платформе стоят человек десять солдат в прожженных кислотой рубахах и мундирах. Солдаты работают частью около котлов, частью накачивают насосом воду из пруда. Газ, идущий из генераторов в холодильники, поступает потом в сушитель, а оттуда уже по резиновому шлангу, совершенно сухой и холодный, поступает в шар.[23]

  Владимир Гиляровский, «Солнечное затмение под Москвой», 1887
  •  

Кроме сажи, в состав туши входят еще чернила, составляемые из различных красильных веществ. Такими веществами служат: гранатовая корка, цинь-пи, то есть кора дерева цинь, красный сандал, Anchusa tinctoria, железный и медный купорос, гуммигут, киноварь, драконова кровь и листовое золото, мускус, яичный белок и ву-тоу. Автор не говорит, в какой пропорции и как употреблять все эти средства; видно только, что первые шесть веществ варятся, и в процеженный отвар их прибавляются в порошке следующие четыре.[7]

  Василий Черевков, «По китайскому побережью», 1898
  •  

Окраска <ствола> в темно-шоколадный с синеватым отливом цвет. На 20 частей по весу перегнанной воды берут 2 1/2 части железного купороса (зелёного) и 1/2 части полуторахлористого железааптеках, против кровотечений). Раствор этот (его можно и сохранять) берут куском гигроскопической ваты, более или менее плотно свернутым, и ровным однообразным слоем наносят вдоль стволов, затем стволы ставят (лучше подвешивают) на 1 час в сухое место, затем на 24 часа в очень сырое (погреб). <...> После того кипятят стволы в воде минут до 10-15, слегка обтирают, дают высохнуть и еще теплые натирают маслом. При этом получается коричневый цвет, хороший для дамасковых стволов. Для получения же черного цвета прибавляют в воду при этом окончательном кипячении по чайной ложке на каждую бутылку воды железного купороса (бледно-зеленовато-голубой). Многие из этих способов окраски, и в частности и два последние, пригодны для окраски не только стволов, но и других частей ружья.[11]

  Сергей Бутурлин, «Дробовое ружье и стрельба из него», 1926
  •  

Целые страницы, посвященные химии и химической технологии, найдем мы в произведениях Жюля Верна и в особенности в романе «Таинственный остров». По сути дела, вся XVII глава первой части является «химической». Из неё мы узнаем, как инженер Сайрус Смит получил из серного колчедана сернистое железо, из него ― железный купорос и наконец ― серную кислоту. При этом Жюль Верн справедливо замечает: «Серная кислота нашла широкое применение во всем мире; её потребление для нужд производства является показателем промышленного развития любой страны».[24]

  Израиль Вольпер, «Продолжая читать классиков...», 1968
  •  

За много лет до Гальвани, в 1752 году, шведский философ Иоган Георг Зульцер опубликовал следующее наблюдение: «Если два куска металла, один ― оловянный, другой ― серебряный, соединить… и если приложить их к языку, то последний будет ощущать некоторый вкус, довольно похожий на вкус железного купороса, в то время как каждый кусок металла в отдельности не дает и следа этого вкуса».[1]

  Владимир Карцев, «Приключения великих уравнений», 1970

Железный купорос в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Я приготовлялъ для собственнаго употребленія хорошія писчія чернила изъ трехъ частей, на вѣсъ, до бѣла пережженаго желѣзнаго купороса съ двумя частями чернильныхъ орѣшковъ и одною частію камеди. Все сіе растеревъ мелко, варилъ съ достаточнымъ количествомъ воды помѣшивая деревянною палочкою, пока при вынутой пробѣ чернила оказывалися надлежащаго качества. Сперва варится купоросъ, потомъ прикладываются орѣшки, а подъ конецъ камедь. Готовыя чернила процѣживалъ сквозь чистую старую салфетку. Замѣтить при семъ должно, что чѣмъ болѣе въ чернилахъ купороса, то онѣ хотя съ начала чернѣе, но тѣмъ скорѣе потомъ бурѣютъ, желтѣютъ и блѣднѣютъ; а чѣмъ болѣе содержится чернильныхъ орѣшковъ, то онѣ хотя съ начала и блѣднѣе, но со временемъ тѣмъ чернѣе становятся.[2]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

15-16 ноября. От зуда испробовал всякие средства: мыл отваром табаку, мазал трубочной гарью, мыл солью и квасцами, мазал дёгтем и купоросом. Ничто не помогает; видимо, причина болезни внутренняя, а не наружная. Сегодня призвал китайского доктора из Гучена; обещал ему, сверх платы за лекарство, 15 лан, если вылечит меня.[5]

  Николай Пржевальский, «Путь по Джунгарии» (Из полевого дневника), 1877
  •  

На огороде у нас «нехорошая беда», «червь точит злаки». Я и Анна Дмитриевна Шаховская с пышной нашей капусты собрали целую крынку этого бедового червя. Завтра польем капусту железным купоросом. Хотим устроить шалаш и будем сторожить злаки, если червь оставит нам что-нибудь. В вагоне я слышала, что «червь упал дождём из тучи», потому что, сами посудите ― вечером ничего не было, а ночью был дождь, а на утро все огороды и поля в черве. «Ах, до чего-й-то мы дожили. А всё большевики».[10]

  — Ольга Бессарабова, Дневник, 1920 г.
  •  

Моментально вспомнилось хрестоматийное ленинское «страшно далеки они от народа». Физиономии у них были такие мрачные, словно это дефилировали не вершители судеб одной шестой суши, а рядовые рецидивисты, этапируемые к очередному месту заключения. Ярко светило солнце, и в память почему-то врезались отливающие купоросом, крашеные в радикальный чёрный цвет волосы и усы Анастаса Микояна… Единственным отрадным исключением в этом скорбном кортеже «хладных скопцов» был Хрущёв. Он поднял голову, увидел тысячи устремлённых на него глаз и, улыбнувшись, приветственно помахал рукой…[15]

  — Давид Карапетян, «Владимир Высоцкий. Воспоминания», 2002

Железный купорос в беллетристике и художественной прозе[править]

Моногидрат
  •  

13 января для меня чёрный день; справился по дневнику моему, и сряду три года в этот день сокрушает меня бедствие. Третьего году собака изорвала шинель ― это так и записано; прошлого году, ночью, по темноте, глотнул ошибкою из бутылки чернил вместо кислых щей, и прескверных, видно с купоросом. Нынче ― даже страшно и неприятно писать, что случилось; однако же написать для порядку должно...[25]

  Владимир Даль, «Жизнь человека, или Прогулка по Невскому проспекту», 1843
  •  

А на той стороне, прямо пред глазами бушевало, ревело и свистало целое море сплошного огня. Забор давно уже рухнул. Железо плавилось потоками и клокотало, как в калильной печи, раздражая глаз невыносимо ярким светом. Тут же горели купорос и сера, которая светилась переливами великолепного зелёного и голубого огня. В воздухе поднялась целая буря. Сильный и порывистый морской ветер гнал потоки пламени прямо на громадное здание министерства внутренних дел.[3]

  Всеволод Крестовский, «Панургово стадо», 1869
  •  

В понедельник, на следующее утро, 8 мая, инженер приступил к своим опытам. Пиритоносные сланцы в основном состоят из углерода, кремнезёма, окиси алюминия и сернистого соединения железа — его как раз там больше всего; нужно было выделить сернистое железо и как можно скорее превратить его в железный купорос, а получив железный купорос, добыть из него серную кислоту. <...>
Горящую под спудом груду минералов и топлива, в которой происходили химические превращения, оставили в покое — нужно было не меньше десяти — двенадцати дней для того, чтобы колчедан превратился в сернистое железо и далее в железный купорос, а окись алюминия — в сернокислый алюминий, то есть в одинаково растворимые соединения, тогда как кремнезём и углерод, перешедшие в золу, нерастворимы.

  Жюль Верн, «Таинственный остров» (часть первая, глава семнадцатая), 1874
  •  

Все эти разнообразные работы заняли с неделю; закончились они прежде, чем произошло превращение сернистого железа в железный купорос. Колонисты ещё успели до тех пор изготовить глиняные огнеупорные сосуды и сложить кирпичную печь особого устройства для предстоящей перегонки железного купороса. Всё было закончено 18 мая и в тот же день почти завершились происходившие химические процессы. Гедеон Спилет, Герберт, Наб и Пенкроф под руководством инженера стали превосходными рабочими. Впрочем, необходимость — лучший учитель, и её больше всех слушаются.
Когда всю груду колчедана пережгли, в результате химических превращений получился железный купорос, сернокислый алюминий, кремнезём, остаточный уголь и зола. Всё это положили в корчагу, наполненную водой, разболтали в ней, дали отстояться, и когда жидкость стала прозрачной, её слили — она представляла собой раствор железного купороса и сернокислого алюминия, все остальные вещества остались на дне корчаги в виде нерастворимого осадка. Жидкость частично выпарили, при этом отложились кристаллы железного купороса, а невыпаренную воду, содержавшую в себе купорос алюминия, оставили без употребления.

  Жюль Верн, «Таинственный остров», (часть первая, глава семнадцатая), 1874
  •  

Теперь в распоряжении Сайреса Смита было изрядное количество кристаллов железного купороса; предстояло получить из него серную кислоту. <...>
Для получения серной кислоты Сайресу Смиту оставалось произвести сухую перегонку: прокалить в закрытом сосуде кристаллы железного купороса для того, чтобы серная кислота выделилась в виде паров, а затем, конденсируясь, эти пары превратились бы в жидкую серную кислоту.
Для перегонки послужили приготовленные огнеупорные глиняные сосуды, в которые положили кристаллы железного купороса, и специально сложенная печь. Перегонку и конденсацию провели превосходно, и 20 мая, через двенадцать дней после начала всего процесса, в распоряжении Сайреса Смита был сильнейший реактив, который он рассчитывал употреблять позднее для самых разнообразных целей.

  Жюль Верн, «Таинственный остров», (часть первая, глава семнадцатая), 1874
  •  

Подали ему ихнего приготовления горячий студинг в огне, ― он говорит: «Это я не знаю, чтобы такое можно есть», и вкушать не стал; они ему переменили и другого кушанья поставили. Также и водки их пить не стал, потому что она зелёная ― вроде как будто купоросом заправлена, а выбрал, что всего натуральнее, и ждет курьера в прохладе за баклажечкой.[6]

  Николай Лесков, «Левша», 1881
  •  

Рыжая плакала о том, что ее сейчас обругали, прибили и не дали ей вина, которого ей так хотелось. Плакала она и о том, что она во всей жизни своей ничего не видала, кроме ругательств, насмешек, оскорблений и побоев. Хотела она утешиться, вспомнив свою первую любовь к фабричному, Федьке Молодёнкову, но, вспомнив эту любовь, она вспомнила и то, как кончилась эта любовь. Кончилась эта любовь тем, что этот Молодёнков в пьяном виде, для шутки, мазнул ее купоросом по самому чувствительному месту и потом хохотал с товарищами, глядя на то, как она корчилась от боли. Она вспомнила это, и ей стало жалко себя, и, думая, что никто не слышит ее, она заплакала, и плакала, как дети, стеная и сопя носом и глотая соленые слёзы.[8]

  Лев Толстой, «Воскресение», 1899
  •  

― Зина! ― орал испуганный Шариков. Зина прибежала бледная.
― Зина, там в приёмной… Она в приёмной?
― В приёмной, ― покорно ответил Шариков, ― зелёная, как купорос.
― Зелёная книжка
― Ну, сейчас палить, ― отчаянно воскликнул Шариков, ― она казённая, из библиотеки![26]

  Михаил Булгаков, «Собачье сердце», 1925
  •  

Рабочие подходят по очереди, выпивают по стаканчику, кряхтят и вытирают рукавами рты. Черномор только покрикивает:
― Валяй!.. Валяй!.. Живей!!! Не задерживай!!!
Липат залпом выпивает стакан и, вытирая бороду, говорит:
― Ну и зелье!.. Аж дух захватило!.
― Не водка ― купорос!.. ― хвастливо смеется Черномор. ― В эту водку я для крепости завсегда купоросного масла добавляю.[12]

  Александр Богданов, «Бунт» (начало рассказа), 1926
  •  

― Какие там права, ― махнула лапкой Наташа. ― А ты знаешь, что такое цианамид кальция? Двести грамм на коровник? Или когда в закрытом навозохранилище распыляют железный купорос, а улететь уже поздно? У меня две подруги так погибли. А третью, Машеньку, хлористой известью залили. С вертолёта.[27]

  Виктор Пелевин, «Жизнь насекомых», 1993
  •  

По мере того как утро веселело и свет проникал все глубже в прозрачную толщу воды, становилось видно, как рыбы стоят в ней неподвижно одна над другой. В подёрнутой купоросом зеркальной пластине озера прибрежные деревья отражались так ясно, что можно было листья пересчитать. А крошечный овальный островок в центре, с дюжиной берёз, в точности повторял себя в воде, как фигуры в картах. В эти утренние часы неподвижное озеро предъявляло все оттенки зелёного: малахит, бирюзу, лазурь, прозрачную цельность изумруда[16]

  Дина Рубина, «Белая голубка Кордовы», 2009
  •  

Приезжали мучимые глистами. Таковым предписывал он дикую редьку, истолченную с пресным мёдом. Предписывал миндальные орехи. Молодую крапиву, варенную в уксусе с солью. Если же и после этого в человеке оставался какой-то вид глистов, Арсений давал ему на сытый желудок щепоть купороса, чтобы глисты вышли окончательно.[17]

  Евгений Водолазкин, «Лавр», 2012

Железный купорос в поэзии[править]

четырёхводный купорос
  •  

Что только памятник, бессилен,
Застыл над кровью поздних роз,
Что в медь надтреснутых извилин
Впился зелёный купорос.[28]

  Эдуард Багрицкий, «Нарушение гармонии», 1915
  •  

Только зелень стала чуть зловещей,
Словно пролит купорос,
Но зато рисуется в ней резче
Круглый куст кровавых роз.[9]

  Николай Гумилёв, «Дождь», 1916
  •  

И хлынет горячая хлыва
Где руки, губы, слова…
И в купорос крапивы
Закатится голова…
Эй голова, стой патрулем![29]

  Сергей Третьяков, «Предостережение», 1923
  •  

Мой старый рисунок травил купорос
Все плоскости разом сместились.
А я у дождей и плохих папирос
Учился их смутному стилю.[30]

  Павел Антокольский, «Размышление», 1928
  •  

День весенний, что твой купорос
Разъедает привычные вещи.
И зелёною веткой пророс
Человек сквозь пиджак толстоплечий.[31]

  Борис Поплавский, «Запыленные снегом поля...», 1929
  •  

Прозрачной, тонкой струйкой купороса
Дымки из труб летели от застав, ―
Казалось, целый город, только встав,
Затягивался первой папиросой[32]

  Константин Симонов, «Первая любовь», 1941
  •  

Бледно-зелёный купорос
Под станиолем оловянным
Медя́ной окисью пророс,
Протаял леденцом багряным.

  Георгий Шенгели, «Бледно-зеленый купорос...» (из сборника «Полихромия вечера»), 1944
  •  

Скрежет Лязг Треск
Рычагов лес
Пресс
Открывает конгресс
На повестке
Один вопрос
Купорос
Спрос
Превышает ввоз...[14]

  Игорь Холин, «Скрежет Лязг Треск...», 1980-е

Источники[править]

  1. 1 2 В.П. Карцев. «Приключения великих уравнений» (из серии «Жизнь замечательных идей»). — М.: «Знание», 1970 год
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Севергин В. М. Начертаніе технологіи минеральнаго царства, изложенное трудами Василья Севергина... Томъ первый. С. Петербургъ. При Императорской Академіи Наукъ. 1821 г.
  3. 1 2 Крестовский В.В. Кровавый пуф. Панургово стадо. — М.: Эксмо, 2007 г.
  4. 1 2 Н. Н. Страхов. Мир как целое. — М.: Айрис-пресс: Айрис-Дидактика, 2007 г.
  5. 1 2 Н.М. Пржевальский. «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор». — М.: ОГИЗ, Государственное издательство географической литературы, 1947 г.
  6. 1 2 Н. С. Лесков. Собрание сочинений. — Москва: «Экран», 1993 г.
  7. 1 2 3 В. Д. Черевков, «По китайскому побережью». — СПб.: «Исторический вестник», № 4, 1898 г.
  8. 1 2 Толстой Л. Н. Полн. собр. соч.: В 22 т., т.13 «Воскресение». — Москва, «Художественная литература», 1978—1985 гг.
  9. 1 2 Н.С. Гумилёв. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Ленинград, Советский писатель, 1988 г.
  10. 1 2 О. А. Бессарабова в книге: Дневники Ольги Бессарабовой (1915—1925). Сост. Н.А. Громова. — М.: Эллис Лак, 2010.
  11. 1 2 С. А. Бутурлин. Дробовое ружье и стрельба из него. — М.: изд-во Всекохотсоюза, 1929 г.
  12. 1 2 А. А. Богданов. Избранная проза. — М., 1960 г.
  13. 1 2 3 Н. Л. Глинка. Общая химия: Учебное пособие для вузов (под. ред. В.А.Рабиновича, издание 16-е, исправленное и дополненное). ― Л.: Химия, 1973 г. ― 720 стр.
  14. 1 2 И. С. Холин. Избранное. — М.: Новое литературное обозрение, 1999 г.
  15. 1 2 Давид Карапетян. Владимир Высоцкий. Воспоминания. ― М.: Захаров, 2002 г.
  16. 1 2 Дина Рубина. «Белая голубка Кордовы». — М.: ЭКСМО, 2009 г.
  17. 1 2 Евгений Водолазкин. Лавр. — М.: Астрель, 2012 г.
  18. 1 2 Эдгар Эман. «История кусочка угля» (Histoire d’Un Morceau de Charbon). — С. Петербургъ. Типографія А. М. Котомина, Невск. просп., д. № 18. 1871 г.
  19. В. Ф. Буринский. Луи Дагер и Жозеф Ньепс. Их жизнь и открытия в связи с историей развития фотографии. Биографические очерки В. Ф. Буринского с портретом Дагера, гравированным в Лейпциге Геданом. — С. Петербургъ. 1893 г.
  20. А. Г. Бетехтин, «Курс минералогии». — М.: Государственное издательство геологической литературы, 1951 год
  21. В.Н. Татищев. Научное наследство. Том 14. Записки. Письма 1717-1750 гг. — М.: «Наука», 1990 г.
  22. Н. В. Шелгунов. Вопросы русской жизни. — СПб., «Дело», №12, 1868 г.
  23. Гиляровский В.А. Собрание сочинений в 4 томах, Том 2. — Москва, 1999 г.
  24. И. Н. Вольпер. Продолжая читать классиков... — М.: «Химия и жизнь», № 12, 1968 г.
  25. В. И. Даль (Казак Луганский), Повести. Рассказы. Очерки. Сказки. — М.-Л.: Государственное издательство художественной литературы, 1961 г.
  26. М. Булгаков. Собрание сочинений. — Т. 1: Записки покойника. Автобиографическая проза. — СПб.: Азбука-классика, 2002 г.
  27. Виктор Пелевин. Собрание сочинений в трёх томах. Том 2. — М.: Вагриус, 2001 г.
  28. Э. Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. М.: Советский писатель, 1964 г.
  29. Сергей Третьяков в сборнике: Поэзия русского футуризма. Новая библиотека поэта (большая серия). — СПб.: Академический проект, 2001 г.
  30. П. Г. Антокольский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1982 г.
  31. Б.Ю. Поплавский. Сочинения. — СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1999 г.
  32. Симонов К.М. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. Ленинград, «Советский писатель», 1982 г.

См. также[править]