Доломит

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кальцит-доломит

Доломи́тминерал из класса природных карбонатов, одна из природных форм смешанного карбоната магния и кальция (CaCO3•MgCO3). Широко распространённый минерал, доломитом называют также осадочные карбонатные горные породы, состоящие из минерала доломита на 95% и более. Своё название доломит в честь французского инженера и геолога Деода де Доломьё (1750—1801), описавшего признаки доломитовых пород.

Примерное содержание кальция к магнию колеблется в соотношении 30,4% и 21,7 %. Доломиты часто содержат изоморфные примеси: железо или марганец (до нескольких процентов), изредка цинк, никель или кобальт . К примеру, в чешском красном доломите содержание карбоната кобальта доходит до 7,5%.

Доломит часто является примесью в известняках и мраморе. Отличить доломит от других карбонатов непросто. Более того, он часто ассоциируется с кальцитом, обладающим сходными диагностическими признаками.

Доломит в определениях и кратких цитатах[править]

  •  

Глядя на эти толщи настланных друг на друга известняков, сланцев и песчаников, исчерченных белыми прожилками доломита, так и кажется, что пред вашими глазами развертывается лист за листом история тех тысячелетий и миллионов лет, которые бесконечной грядой пронеслись над Уралом.[1]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Бойцы», 1883
  •  

Кажется, слышно, как медленные капли сырости падают сверху, с нависшего свода черных слоистых скал доломита, прососавшись между корнями ползучих трав, хвощей и плаунов. Только лицо Мадонны, полудетское, полудевичье, светится во мраке, как тонкий алебастр с огнем внутри.[2]

  Дмитрий Мережковский, «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», 1901
  •  

Берега ― доломиты; совершенно отвесны. Берега сужаются, правый берег нависает над левым и наконец соединяется с ним, образуя Каменный мост. Вода промыла в известняке и доломитах причудливые гроты. Течение Бзыби проточило породу не прямо, а наискось, слева направо, если встать лицом вниз по течению, отчего и получилось нависание правого берега над левым.[3]

  Евгений Холодовский, «По Горной Абхазии», 1931
  •  

Если бы доломиты, порфиры и сланцы Кавказского хребта вдруг ожили на моих глазах и, ощерившись флорой и фауной мезозойской эры, подступили ко мне со всех сторон, это произвело бы на меня не большее впечатление.[4]

  Бенедикт Лившиц, «Полутораглазый стрелец», 1933
  •  

Доломит есть порода минерала, видом, блеском, цветом весьма похожая на руду, но весьма крепкой формации; для удаления его нужно употреблять пироксилин, порох для этого слаб, вследствие чего отделение доломита обходится весьма дорого и стоимость полученной руды не оправдывается.[5]

  Николай Варенцов, «Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое», 1935
  •  

В одном месте коренной выход доломитов, гигантские глыбы, а я такая маленькая перед ними.[6]

  Юлия Кривулина (Хордикайнен), Дневник, 4 сентября 1949
  •  

Доломит ― самый распространённый из магнийсодержащих минералов ― встречается в Донбассе, Московской и Ленинградской областях и многих других местах.[7]

  — Яков Розенцвейг, Сергей Венецкий, «Магний», 1965
  •  

...лучшее сырье для известкования почв ― известковые породы, содержащие, кроме карбоната кальция (СаСОз), ещё и карбонат магния (MgCOз). Это доломиты...[8]

  Филипп Кащенко, «Доломитовые удобрения», 1966
  •  

Доломитовый известняк и доломитовая мука ― ценнейшие комплексные удобрения. С ними в почву вносится важный элемент минерального питания растений ― магний.[8]

  Филипп Кащенко, «Доломитовые удобрения», 1966

Доломит в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Турмалинъ бѣлый. Доломье нашелъ его въ С. Готгардѣ въ слюдистомъ доломитѣ...[9]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

...чтобы покончить с углекислым кальцием, назовём ещё доломит ― важный огнеупорный материал и сырьё для производства цемента. Это двойная магниево-кальциевая соль угольной кислоты, её состав ― CaCOз• MgCOз.[10]

  Белла Скирстымонская, «Кальций», 1969
  •  

Все минералы верхних частей земной коры ― свободные алюмокремневые кислоты (глины), карбонаты (известняки и доломиты), гидраты окиси железа и алюминия (бурые железняки и бокситы) и многие сотни других ― непрерывно создаются в ней только под влиянием жизни.[11]

  Владимир Вернадский, «Биосфера и ноосфера», 1938
  •  

...наибольшая часть углерода земной коры содержится не в организмах растений и животных, не в угле, нефти и всей прочей органике, вместе взятой, а всего в двух неорганических соединениях ― известняке CaCOз и доломите MgCa(COз)2. <...>
Об использовании соединений углерода в химической промышленности написаны многие книги. Карбонат кальция ― известняк служит сырьем в производстве извести, цемента, карбида кальция. Доломит ― тоже карбонат ― «праотец» большой группы доломитовых огнеупоров.[12]

  Владимир Станцо, «Углерод», 1969
  •  

...в условиях Якутии окружающие породы ― известняки, мергели, доломиты ― настолько стерильны по содержанию радиоактивных элементов и обладают настолько низкой магнитностью, что на их фоне даже слабые локальные пики <радиоактивности> могли указывать на присутствие руды, т. е. считаться полезным сигналом.[13]

  Александр Портнов, «Магнитная память о прошлых пожарах», 1986
  •  

...часть порового пространства <кораллового рифа> заполняется вторичным карбонатомкальцитом и доломитом, высадившимися из остаточной морской воды, запечатанной в порах.[14]

  Александр Конюхов, «Геология океана: загадки, гипотезы, открытия», 1989
  •  

В побережье редкими пятнами вдаются мелководные лагуны, окруженные так называемой сабкхой. Это солеродные участки лагун, затопляемые приливом и осушающиеся в отлив. Испарение под жарким солнцем морской воды, оставшейся в норовом пространстве песков, приводит к появлению концентрированных рассолов, из которых выделяются кристаллы солей, в основном доломита и гипса. Именно в таких условиях сформировалась значительная часть солей миоценового возраста, вскрывающихся сейчас в низах континентальных склонов.[14]

  Александр Конюхов, «Геология океана: загадки, гипотезы, открытия», 1989
  •  

Развитие континентальных рифтов продолжалось несколько десятков миллионов лет. За это время в рифтовых прогибах и грабенах сформировались мощные толщи весьма однообразных отложений. В северной цепочке прогибов накапливались конгломераты, красноцветные песчаники и глины с горизонтами ангидритов, доломитов и галита...[14]

  Александр Конюхов, «Геология океана: загадки, гипотезы, открытия», 1989
  •  

Самые древние породы, которые были вскрыты бурением с “Гломара Челленджера” на дне этого океана, имеют оксфорд-кимериджский возраст. Это известняки и доломиты типа Аммонитико Россо, которые широко распространены в области мезозойского океана Тетис. Они, скорее всего, имеют гемицелагическое происхождение, т. е. формировались в обстановках, соответствующих современному континентальному склону или верхней часта подножия, на глубинах до 2000-2500 м.[14]

  Александр Конюхов, «Геология океана: загадки, гипотезы, открытия», 1989
  •  

Доломит встречается в родингитах Баженовского месторождения чрезвычайно редко. Он обнаружен в ассоциации с кварцем, альбитом и хлоритом, где является самым поздним минералом. Доломит представлен характерными для него седловидно-изогнутыми ромбоэдрическими кристаллами (размером до 5 мм в поперечнике). Известны находки доломита, выполняющего присыпку на кристаллах кальцита...[15]

  Андрей Антонов, «Минералогия родингитов Баженовского гипербазитового массива», 2003

Доломит в публицистике и документальной литературе[править]

Доломитовая жеода
  •  

Медные руды известны трёх типов: медный колчедан и медная зелень (в месторождениях Муезерском, Пергубском, на Пертозере и еще кое-где), вкрапления медной руды в местах соприкосновения диоритов и диабазов со сланцами и доломитами (например, в Фоймагубе, Пергубе, Пялме), и самородная медь...[16]

  Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

Шунгит представляет разность каменного угля и известен только для Повенецкого уезда Олонецкой губернии; он черного цвета с сильным алмазно-металлическим блеском и сгорает вполне только в струе кислорода. Он залегает тонким слоем в породах сланцев (1 вершок), но зато пропитывает мощные толщи этих сланцев. Местами поверх их лежат филлиты, слюдистые, хлоритовые и обыкновенные сланцы и доломиты. Гнейс принадлежит к самым древним отложениям, (Лаврентьевская система) распадается на два отдела: нижний ― красный ортоклазовый гнейс, верхний ― серый плагиоклазовый. Налегающие на нем сланцы и доломиты принадлежат к следующей ― гуронской системе.[16]

  Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

Сухая Тунгуска, которая, судя по карте Митрополова, заходит верст на 300 к юго-востоку. Несмотря на довольно значительную длину, она вполне оправдывает своё название и летом судоходна на 5 верст от устья. Нам удалось подняться на 17 верст, но дальше, из за многочисленных перекатов и порогов, пришлось идти пешком. Река отличается от описанных выше тем, что сразу вступает в плато коренного берега, сложенное здесь силурийскими доломитами и известняками.[17]

  Сергей Обручев, «В стране графита», 1923
  •  

...утёсы в 25 ― 30 метров вышиной ― единственное живописное место на всем протяжении от Подкаменной Тунгуски до устья. Сначала это те же силурийские доломиты и известняки, что и на Сухой Тунгуске, затем, в ядре складки ― сильно смятые кембрийские доломиты и известняки с меридиональным простиранием. Судя по описанию Лопатина, подобное же соотношение ― кембрийские меридионально-вытянутые породы с примыкающим к ним силуром северо-западного простирания, ― повторяются и у устья р. Хантайки, в 400 в. ниже.[17]

  Сергей Обручев, «В стране графита», 1923
  •  

Выше Каменного моста Бзыбь течет в каменном каньоне высотой до 600 м. Берега ― доломиты; совершенно отвесны. Берега сужаются, правый берег нависает над левым и наконец соединяется с ним, образуя Каменный мост. Вода промыла в известняке и доломитах причудливые гроты. Течение Бзыби проточило породу не прямо, а наискось, слева направо, если встать лицом вниз по течению, отчего и получилось нависание правого берега над левым. <...>
Берега Бзыби ― густой лес и отвесные скалы. Лес состоит из самшита, бука, клёна, граба. Скалы ― известняк и доломиты, слои вертикальные, горизонтальные и косые.[3]

  Евгений Холодовский, «По Горной Абхазии», 1931
  •  

В это время на дне моря, охватывавшего и район Москвы, отложились известковые породы. Образовавшиеся тогда в черте самой современной Москвы и ее окрестностях залежи известняков типа мячковских и дорогомиловских, а также залежи доломитов давали и дают до настоящего времени чрезвычайно ценный строительный материал.[18]

  Михаил Рабинович, «Древнейшее прошлое территории Москвы», 1947
  •  

Лишь шесть элементов периодической системы встречаются на Земле чаще магния. Он входит в состав почти двухсот минералов. Но получают его в основном из трех ― магнезита, доломита и карналлита. <...> Доломит ― самый распространённый из магнийсодержащих минералов ― встречается в Донбассе, Московской и Ленинградской областях и многих других местах.[7]

  — Яков Розенцвейг, Сергей Венецкий, «Магний», 1965
  •  

Высокая кислотность отрицательно сказывается и на жизнедеятельности полезных микроорганизмов, которые обеспечивают растения питательными веществами в доступной для них форме. Все эти неблагоприятные последствия повышенной кислотности легко устранить путем известкования ― внесения с целью нейтрализации почвы кальция или магния в виде карбонатов, окиси или гидроокиси. Наилучшее сырье для известкования почв ― известковые породы, содержащие, кроме карбоната кальция (СаСОз), ещё и карбонат магния (MgCOз). Это доломиты, содержащие больше 18% окиси магния, доломитизированные известняки (12-18% MgO) или так называемая доломитовая мука ― мягкая порода, наполовину состоящая из карбоната магния.[8]

  Филипп Кащенко, «Доломитовые удобрения», 1966
  •  

Доломитовые породы широко распространены в природе. Под Москвой крупное месторождение доломитового известняка расположено, например, близко от города в районе станции Битца. Основная область применения доломитового известняка ― металлургическое производство: этот огнеупорный материал идет на футеровку печей для плавки металла. Под действием высоких температур известняк теряет воду и углекислоту и превращается в смесь окислов кальция и магния. Такая отработанная футеровка после размола даёт доломитовую пыль (ее тоже называют доломитовой мукой) ― прекрасное магниевое удобрение.[8]

  Филипп Кащенко, «Доломитовые удобрения», 1966
  •  

Что же происходит при внесении в почву доломитовой муки? Под влиянием содержащейся в почвенном растворе углекислоты карбонаты кальция и магния превращаются в бикарбонаты и частично переходят в раствор. Бикарбонаты кальция и магния вступают в реакцию с поглощающим комплексом почвы. В конечном итоге ионы кальция и магния вытесняют из почвы поглощенный водород, и её кислотность снижается. Доломитизированный известняк и доломитовая мука имеют большую растворимость, чем соответствующие соединения кальция (молотый известняк, гашёная известь), и поэтому нейтрализация почвы при их внесении происходит гораздо быстрее, а дозы доломитового удобрения ― меньше, чем чисто известкового.[8]

  Филипп Кащенко, «Доломитовые удобрения», 1966
  •  

Там, где нужно было бы внести 100 г углекислого кальция (молотого известняка), достаточно 93 г доломитизированного известняка, 66 г гашёного доломита и всего 48 г. обожжённого доломита.
Но это ― не единственное и, пожалуй, даже не главное преимущество доломитовых удобрений. Доломитовый известняк и доломитовая мука ― ценнейшие комплексные удобрения. С ними в почву вносится важный элемент минерального питания растений ― магний. Магний ― непременная составная часть молекулы хлорофилла, без которого невозможен фотосинтез.[8]

  Филипп Кащенко, «Доломитовые удобрения», 1966
  •  

Есть в маленькой стране край, где западноевропейская теснота уступает место девственным зарослям, дикой лесной глухомани. Там, на север от столицы, в глубине Арденн звенит потоками, манит охотника на звериные тропы, вздымает диковинные нагромождения так называемая Люксембургская Швейцария. Вода ― ловкий скульптор, и материала ей досталось много: песчаники всевозможных оттенков, светлые доломиты, известняки. Веками она шлифовала их, и вот выросли, порвав толщу зелени, стены сказочных замков, колонны, странные подобия городов, рассеченных переулками, украшенных триумфальными арками, монументами… Разумеется, все эти «чёртовы пальцы», «гостиницы ведьм», «алтари дьявола» буквально сочатся легендами.[19]

  Владимир Дружинин, «Упорный маленький Люксембург», 1968
  •  

В основе скачка <потребления магния> лежит динамичное развитие магниевой отрасли в Китае, на долю которого в настоящее время приходится около 45% мирового выпуска магния. КНР использует местное сырьё ― доломит с высоким, 33-36%-ным содержанием Мg, а также весьма дешевый пиджен-процесс с минимальными затратами на экологию, что резко повышает ценовую конкурентоспособность. Китайские поставки дешёвого и не очень качественного магния дестабилизировали мировой рынок и привели к закрытию крупных магниевых предприятий в Западной Европе, США и Канаде.[20]

  Лазарь Рохлин, «Конкурент алюминия», 2003
  •  

Горные породы, которыми сложены чусовские скалы, активно карстуются. Вообще, доломиты и известняки по степени растворимости занимают соответственно 3-е и 4-е место после солей и гипса, хотя их растворимость меняется в зависимости от геологических условий. Чусовской карст в основном сульфатно-карбонатный. По глубине залегания он бывает и мелким, и глубоким. Наиболее типичен «покрытый» карст: то есть карстующиеся породы сверху прикрыты нерастворимыми. <...> самое притягательное из всех карстовых явлений ― это пещеры. Они образуются в карстующихся известняках и доломитах девона, карбона и перми.[21]

  Алексей Иванов, «Message: Чусовая» (часть 1-3), 2007

Доломит в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Никакого окрыления. Никакой свободы. Напротив, всё моё существо было сковано апокалиптическим ужасом. Если бы доломиты, порфиры и сланцы Кавказского хребта вдруг ожили на моих глазах и, ощерившись флорой и фауной мезозойской эры, подступили ко мне со всех сторон, это произвело бы на меня не большее впечатление.[4]

  Бенедикт Лившиц, «Полутораглазый стрелец», 1933
  •  

Приглашенный для руководства разработкой руды инженер Лунгрен прежде всего приступил к обследованию отрогов руды, о которых говорили выше. Какое же было удивление, когда после первого испытания отрога оказалось: толщина первого пласта была в один вершок, а за ним шел пласт доломита в один аршин ширины, за пластом доломита опять был вершок руды и так далее… Доломит есть порода минерала, видом, блеском, цветом весьма похожая на руду, но весьма крепкой формации; для удаления его нужно употреблять пироксилин, порох для этого слаб, вследствие чего отделение доломита обходится весьма дорого и стоимость полученной руды не оправдывается. Испробованы были все отроги, и везде оказался результат тот же. Приступили к рытью шахты, надеясь, что в земле руды будет больше, а пласт доломита будет уже, но и там оказалось то же, что и на поверхности земли.[5]

  Николай Варенцов, «Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое», 1935
  •  

Мы не пошли в большой маршрут, а я сама пошла вниз по реке посмотреть обрыв. Устала немного, главным образом, морально. Поднималась на склон, очень высокий и крутой. В одном месте коренной выход доломитов, гигантские глыбы, а я такая маленькая перед ними. Склон погорел и это тоже действует неприятно. Но сверху далеко, далеко видно.[6]

  Юлия Кривулина (Хордикайнен), Дневник, 4 сентября 1949

Доломит в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Двумя верстами ниже Писаного стоит другой боец, Столбы. Это почти правильной круглой формы известковые колонны в двадцать сажен высоты; около них поднимается несколько меньших колонн. Можно подумать, что это остатки какой-то гигантской колоннады, заваленной мусором; только благодаря героическим усилиям Чусовой выглянул на свет божий один угол этой скрытой в земле постройки. Глядя на эти толщи настланных друг на друга известняков, сланецсланцев и песчаников, исчерченных белыми прожилками доломита, так и кажется, что пред вашими глазами развертывается лист за листом история тех тысячелетий и миллионов лет, которые бесконечной грядой пронеслись над Уралом.[1]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Бойцы», 1883
  •  

Представьте себе на месте нынешнего Урала первобытный океан, тот океан, который не занесен ни в какие учебники географии. Земля недавно родилась ― недавно, конечно, только сравнительно, то есть накиньте несколько миллионов лет, ― первобытный океан омывает ее, как повивальная бабка моет только что появившегося на свет ребенка, а затем этот же океан в течение неисчислимых периодов времени совершает свою стихийную работу, разрушая в одном месте и созидая в другом. Из этих разрушенных частиц, которые носятся в морской воде, медленно осаждаются все те известняки, песчаники и доломиты, которыми мы любуемся уже в готовом виде.[1]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Бойцы», 1883
  •  

...на Урале мы имеем, с одной стороны, плутонические породы, с другой ― нептунические; первые резче выражены на восточном, сибирском склоне Урала, вторые преимущественно на западном, а между ними, в толще осадочных нептунических пород, пробила себе дорогу Чусовая, делая тысячи интересных обнажений, разрезов, своих собственных отложений и так далее. На пластах силурийской системы вы видите постепенные наслоения горноизвестковой формации, где чередуются все эти песчаники, сланцеватые глины, известняки, пропластки доломитов.[1]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Бойцы», 1883
  •  

В известковой стене правой стороны ворот открывается в Щугоре трещина; из нее вырывается пенистый ручей Вельдор-Кырта-Ель, текущий по каменистым мелким переборам. При устье ручья в береговых его наслоениях господствует доломит. Мы остановились здесь.[22]

  Флегонт Арсеньев, «Щугор», 1885
  •  

Эти скалы, как будто изглоданные, источенные солёной волной, напоминают высохшее дно океана. И в пещере ― глубокая тень, как под водой. Глаз едва различает подземный родник, круглые лапчатые листья водяных растений, слабые чашечки бледных ирисов. Кажется, слышно, как медленные капли сырости падают сверху, с нависшего свода черных слоистых скал доломита, прососавшись между корнями ползучих трав, хвощей и плаунов. Только лицо Мадонны, полудетское, полудевичье, светится во мраке, как тонкий алебастр с огнем внутри.[2]

  Дмитрий Мережковский, «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», 1901
  •  

Огород деда, агронома ― докучаевца, знатока почв, давал урожаи неслыханные. Была система перегнойных куч, у каждой ― столбик с датой заложения. В особенных сарайных убегах копились зола, гашёная известь, доломит и прочий землеудобрительный припас.[23]

  Александр Чудаков, «Ложится мгла на старые ступени», 2000
  •  

Окончив училище, она распределилась в клуб своей фабрики и вернулась в тот же городок с его пыльными выцветшими топольками, извивом реки, щербатым серо-жёлтым доломитом старых домов, красно-белыми новостройками.[24]

  Михаил Окунь, «Кусаник», 2011

Доломит в стихах[править]

  •  

Танцуют лыжники,
танцуют в холле,
в Доббьяко,
в Доломитовом Тироле.[25]

  Семён Кирсанов, «Танцуют лыжники» (из цикла «Стихи о загранице»), 1956
  •  

Сурово, бедно строили в Европе
Тогда, когда у нас Батый пронесся.
Нам что́? ― Сгорели, да в леса забрались,
Да натесали топорами щепок,
Хором, хибарок, городищ да тынов.
А там точили хрупкий доломит
Да ткали пёстрые запоны
В холодных замках стены закрывать.[26]

  Борис Нарциссов, «Единорог» (из книги «Подъём»), 1969

Источники[править]

  1. 1 2 3 4 Мамин-Сибиряк Д.Н. Повести, Рассказы, Очерки. Москва, «Московский рабочий», 1983 г.
  2. 1 2 Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том I. — М.: «Правда», 1990 г.
  3. 1 2 Е. Е. Холодовский. По Горной Абхазии. — М.-Л., «Физкультура и туризм», 1931 г.
  4. 1 2 Б. К. Лившиц. «Полутороглазый стрелец». — Л.: Советский писатель, 1989 г.
  5. 1 2 Николай Варенцов. «Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое». — М.: Новое Литературное Обозрение, 2011 г.
  6. 1 2 Ю. А. Кривулина (Хордикайнен). Полевые сезоны и просто жизнь. 1946-1963. — Спб.: Нестор-История, 2010 г.
  7. 1 2 Я. Д. Розенцвейг, С. И. Венецкий. Магний. — М.: «Химия и жизнь», № 9, 1965 г.
  8. 1 2 3 4 5 6 Ф. Кащенко. Доломитовые удобрения. — М.: «Химия и жизнь», № 11, 1966 г.
  9. Севергин В. М. Начертаніе технологіи минеральнаго царства, изложенное трудами Василья Севергина... Томъ первый. С. Петербургъ. При Императорской Академіи Наукъ. 1821 г.
  10. Б. И. Скирстымонская. Кальций. — М.: «Химия и жизнь» № 6, 1969 г.
  11. Вернадский В. И. «Биосфера и ноосфера». — Москва. «Айрис Пресс». 2004 г.
  12. В. В. Станцо. Углерод. — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1969 г.
  13. А. М. Портнов, Магнитная память о прошлых пожарах. ― М.: «Химия и жизнь», №7, 1986 г.
  14. 1 2 3 4 А. И. Конюхов, Геология океана: загадки, гипотезы, открытия. ― М.: «Наука», 1989 г.
  15. А. А. Антонов. «Минералогия родингитов Баженовского гипербазитового массива». — СПб: СПИФ «Наука» РАН, 2003 г.
  16. 1 2 Н. И. Березин, «Пешком по карельским водопадам» с 60 рисунками художника И. С. Казакова и оригинальными фотографиями автора, с 5 карточками в тексте. — С.-Петербург : Типография Товарищества «Общественная польза», 1903 г. 193 с.
  17. 1 2 С. В. Обручев. «В стране графита». — М.: «Природа», № 1-6, 1923 г.
  18. М. Г. Рабинович. Древнейшее прошлое территории Москвы. — М.: «Наука и жизнь», № 7, 1947 г.
  19. В. Дружинин. Упорный маленький Люксембург. — М.: «Вокруг света», № 4, 1968 г.
  20. Лазарь Рохлин. Конкурент алюминия. — М.: «Металлы Евразии», 3 ноября 2003 г.
  21. Иванов А. «Message: Чусовая». — СПб.: Азбука-классика, 2007 г.
  22. Флегонт Арсеньев в сборнике: Русский охотничий рассказ. Составитель, авт. предисл. и примеч. М.М.Одесская. — М.: Советская Россия, 1991 г.
  23. Александр Чудаков. «Ложится мгла на старые ступени». — М.: «Знамя», №10-11, 2000 г.
  24. М. Е. Окунь. Кусаник. — Саратов: «Волга», № 11-12, 2011 г.
  25. Кирсанов С.И. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.
  26. Б. А. Нарциссов. «Письмо самому себе». — М.: Водолей, 2009 г.

См. также[править]