Гематит

Материал из Викицитатника
Кристаллы гематита в породе

Гемати́т или крова́вик (англ. Hematite, кровяной, кроваво-красный) — широко распространённый рудный минерал железа, представляющий собой почти чистый Fe2O3, одна из основных железных руд. Синонимы: красный железняк, железный блеск (устар.)

Цвет гематита чёрный, блеск полуметаллический или металлический до почти зеркального тёмно-стального в кристаллах. Своё название кровавик получил за резкое изменений окраски при переходе в порошковую или скрытокристаллическую форму (например, при влажной шлифовке), когда он переходит в вишнёво-красную гамму (цвет ржавчины) или даёт густо-красный порошок. В природе гематит — широко распространённый минерал, нередко образует большие скопления и рудные залежи. В солнечной системе гематит распространён не только на Земле. К примеру, красные пески Марса состоят из смеси гематита и лимонита.

В природе встречается несколько морфологических разновидностей гематита, самые известные из которых: железная слюда (устар. син.: спекулярит); красная стеклянная голова («кровавик»); железная роза — концентрические агрегаты пластинчатых кристаллов в форме цветка; мартит — псевдоморфоза гематита по магнетиту; гидрогематит — гематит, приближающийся к лимониту и содержащий некоторое количество воды.

Коротко о гематите[править]

  •  

...не несправедливо думаютъ, которые утверждаютъ, что роды кровавика происходятъ отъ затвердѣвшей осадки разведенной желѣзистой матеріи. Сіе наиболѣе подтверждаютъ игловатые кровавики, которыхъ наружный видъ, а можетъ быть и самое произхожденіе, съ капями и накипями известнаго и алебастроваго камня сходствуетъ.[1]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», июль 1770
  •  

Мнѣ случилося примѣтить въ срединѣ друзоваго кровавика, такъ сказать, еще несозрѣлой кровавикъ, который небольшія зерна и переплетенныя ниточки представлялъ, и цвѣтомъ былъ изъ бѣла желтоватъ.[1]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», июль 1770
  •  

Пустоты рудъ повторяли намъ паки мнѣніе о рожденіи желѣзныхъ кровавиковъ отъ осадки отвердѣвшей разведенной охры: ибо всякая пустота въ нутри, какъ бы нарочно облита была тонкою и отъ прочей руды отмѣнною струистою кровавиковою пленою, которая и кварцовымъ кристалямъ вмѣсто прикрѣпы служила.[1]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», июль 1770
  •  

До́лжно впрочемъ замѣтить, что Минералоги не всегда строго придерживались сихъ опредѣленiй, такъ на прим. названiе: желѣзный блескъ дано желѣзной окиси...[2]:92

  Павел Горянинов, «Руководство к преподаванию минералогии», 1835
  •  

...какъ красный желѣзнякъ <гематит>, такъ и мѣдная чернь вторичнаго происхожденiя и представляет псевдоморфозы этих веществ по форме индивидуальных скоплений скорлуповатого псевдомалахита.[3]:175

  Павел Еремеев, «О псевдоморфических кристаллах Меднорудянского рудника на Урале», 7 января 1892
  •  

...железный блеск попадается в кварцевых жилах в окрестностях Пергубы. Это богатство железных руд вызвало еще в давние времена местное производство среди карел, которые заимствовали искусство обработки железа, вероятно, у соседних западных финнов.[4]

  Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

Взяв кусок гематита, выкопанный из пластов, которые возникли в каменноугольную эпоху, он исследовал его состав. Оказалось, что на каждый грамм урана в гематите приходится около двадцати кубических сантиметров гелия.[5]

  Матвей Бронштейн, «Солнечное вещество», 1936
  •  

Известно не мало примеров вторичной перегруппировки вещества с образованием новых кристаллических тел, устойчивых при изменившихся условиях. Так, известны «кристаллы ильменита» (Fe…TiO3), которые при микроскопическом изучении оказываются состоящими из смеси двух минералов: гематита (Fe2O3) и рутила (TiO2).[6]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

В тонкопластинчатых и чешуйчатых кристаллах часто встречаются гематит, урановые слюдки и др.[6]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

...некоторые горные породы <...>, содержащие в себе магнетит или гематит, обладают любопытными свойствами: при сильном нагревании они приобретают под воздействием магнитного поля Земли слабую постоянную намагниченность. При последующем остывании в них как бы «замерзает» слепок магнитного поля давних исторических эпох.[7]

  Глеб Голубев, «Сын Неба», 1987
  •  

...в качестве «красителя» на нашей планете выступает минерал гематит (от греч. «гематос» — кровь) с примесью лимонита (гидроксида железа), а в марсианских красноцветах преобладает маггемит, красная магнитная окись железа, имеющая химический состав гематита, но кристаллическую структуру магнитного минерала магнетита.[8]

  Александр Портнов, «Как погибла жизнь на Марсе», 2003
  •  

...перстни с гематитом — своеобразный символ благородства, пережиток крестовых походов и рыцарских времен. По поверью, их обладатель защищён судьбой от гибели, плена, ранения, если не будет убивать безоружных и беззащитных, жечь, грабить, насиловать.[9]

  Александр Яблоков, «Пробуждение человечности», 2008
  •  

Глаза Девы раскосы и непроницаемо-темны, как камни-гематиты.[10]

  Ольга Онойко], «Некромантисса», 2014
  •  

...«железная роза» — трагически расщепленный, шелушащийся, похожий на сухую язву кристалл гематита, единственный соприродный <...> каменный цветок...[11]

  Ольга Славникова, «2017», 2017

В научной и научно-популярной литературе[править]

Гематит в андрадите
  •  

Славнейшия из железных руд суть: кровавик, употребляемый на полирование зеркальных стекол, стали и других металлов; золотари, позолотчики и оружейники им наводят чернь на сделанные ими вещи. Сверх того, употребляет простой народ в лекарства. Наждак, употребляемый в таком множестве в ремеслах и художествах для очищения, полирования, распиливания всех твердых и лицепринимающих камней, металлов и стекол.[12]

  Василий Зуев, «О начале и происхождении гор», 1785
  •  

Мѣста нахожденія <корунда> явствуютъ изъ вышесказаннаго; заключается въ гранитныхъ горныхъ породахъ, въ составъ коихъ входитъ даже по подобію полеваго шпата, вмѣстѣ съ фибролитомъ, эпидотомъ, слюдою, талькомъ, венисою, циркономъ, желѣзнымъ блескомъ, и рѣдко кварцомъ.[13]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Горный хрусталь заключаетъ въ себѣ иногда <...> листки желѣзнаго блеска, каковой изъ Гренобля также съ большимъ успѣхомъ обдѣлывается...[13]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Блески (Glanze) суть сѣрнистые металлы, цвѣтомъ похожiе на свинецъ или карандашъ и не столь тверды, какъ колчеданы; на прим. свинцовый, сурьмяный, молибденовый блескъ. <...>
До́лжно впрочемъ замѣтить, что Минералоги не всегда строго придерживались сихъ опредѣленiй, такъ на прим. названiе: желѣзный блескъ дано желѣзной окиси, а никкелевый колчеданъ не содержитъ въ себѣ желѣза...[2]:92

  Павел Горянинов, «Руководство к преподаванию минералогии», 1835
  •  

Скрытокристаллическая разновидность — красный железняк образует почкообразные, гроздеобразные и др. формы и тогда называется красной стеклянной головой, или же встречается в сплошных массах и вкрапленных с плоскораковистым изломом (плотный железняк), или, наконец, имеет землистое сложение и представляется более или менее рыхлым, марающим, кровяно-красного цвета, — в таком случае он известен под именем охристого красного железняка.[14]

  Пётр Земятченский, Словарь Брокгауза и Ефрона, «Железный блеск», 1890-е
  •  

Английский физик Стретт взял кусок минерала гематита. Минерал был добыт из пластов земной коры, хорошо исследованных геологами. По окаменелым остаткам животных и растений геологи давно изучили эпоху, в которую возникли эти пласты. В Европе тогда было жарко, как теперь в тропиках. <...>
Взяв кусок гематита, выкопанный из пластов, которые возникли в каменноугольную эпоху, он исследовал его состав. Оказалось, что на каждый грамм урана в гематите приходится около двадцати кубических сантиметров гелия. А мы знаем, что в каждом грамме урана рождается в год одна десятимиллионная доля кубического сантиметра гелия. Весь этот гелий полностью должен был остаться в гематите, потому что в гематите нет трещинок и пор, по которым гелий мог бы пробраться наружу. Сколько же нужно было лет, чтобы гелия накопилось двадцать кубических сантиметров, если каждый год накопляется одна десятимиллионная часть кубического сантиметра? Ясно, что двести миллионов лет. Следовательно, каменноугольная эпоха была двести миллионов лет тому назад.[5]

  Матвей Бронштейн, «Солнечное вещество», 1936
  •  

Известно не мало примеров вторичной перегруппировки вещества с образованием новых кристаллических тел, устойчивых при изменившихся условиях. Так, известны «кристаллы ильменита» (Fe…TiO3), которые при микроскопическом изучении оказываются состоящими из смеси двух минералов: гематита (Fe2O3) и рутила (TiO2). Повидимому, после момента образования ильменита в какой-то период жизни минерала, под влиянием изменившегося режима кислорода, создались резко окислительные условия, приведшие к переходу Fe2+ в Fe3+ с одновременным распадом кристаллической структуры, а затем к постепенной перегруппировке вещества с образованием смеси устойчивых минералов.[6]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Полуметаллический блеск прозрачных и полупрозрачных минералов с показателями преломления (для Li-света) N = 2,6 — 3,0. Примеры: алабандин (N = 2,70), куприт (N = 2,85), киноварь (N = 2,91), гематит (N = 3,01).[6]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Однако эти металлические блески настолько характерны для целого ряда важных в практическом отношении минералов, что многие из последних раньше носили свое название (а в немецком языке и до сих пор называются) по этому признаку; например: галенит (свинцовый блеск), халькозин (медный блеск), антимонит (сурьмяный блеск), кобальтин (кобальтовый блеск), гематит (железный блеск) и т. д.[6]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Для других минералов наблюдается довольно резкое различие между цветом минерала и цветом черты. Из числа известных в природе минералов такое различие мы наблюдаем, например, у гематита (цвет минерала стально-серый или черный, черта — красная)...[6]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Иризирующие пестроокрашенные пленки нередко наблюдаются на почковидной поверхности бурых железняков (гидроокислов железа), кристаллах железного блеска, на слегка окислившейся поверхности борнита...[6]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

...скрытокристаллические, тонкопористые и порошковатые разности минералов обладают ложными малыми твердостями. Например, гематит (Fe2O3) в кристаллах имеет твёрдость 6, а в виде красной охры — меньше 1, что говорит практически об отсутствии сцепления между отдельными частицами в тонкодиспергированной массе гематита.[6]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

В чистый прозрачный кварц иногда включены тонкие волосяные кристаллы рутила, так называемые «стрелы Амура» <...>. Иногда включения представлены пластинками слюды, гематита или других чешуйчатых минералов.[15]:375

  — Герберт Смит, «Драгоценные камни», 1971

В публицистике и документальной литературе[править]

  •  

Был найден один оригинальный штуф почковатого псевдомалахита (Lunnit, Phosphorkupfererz) из Медно-Рудянского рудника, близ Нижне-Тагильска, в котором жилковато-скорлуповатые слои этого минерала сопровождаются красным железняком (переходящим отчасти в марганцовистый бурый железняк), мелкими таблицеобразными кристаллами железного блеска и натёчными скоплениями медной черни (Kupferschwärze, Вернера). Взаимное распределение этих минералов таково, что преобладающий в штуфе красный железняк, имея неясно-жилковатое сложение, отчасти занимает места исчезнувших скорлуп псевдомалахита и заключаетъ въ себѣ тонкія чешуйки желѣзнаго блеска. На сфероидальной наружной поверхности псевдомалахита и краснаго желѣзняка находятся наросшіе въ разныхъ положеніяхъ мелкие таблицеобразные кристаллы желѣзнаго блеска (3-5 милл.) всегда покрытые тонкимъ слоемъ мѣдной черни, которая, независимо отъ этого, на другихъ всегда покрытые тонкимъ слоемъ мѣдной черни, которая, независимо отъ этого, на другихъ мѣстах штуфа, подобно красному желѣзняку, образуетъ скорлуповатую перемежаемость со слоями свѣжаго псевдомалахита.
Совместное нахожденiе, на однихъ и тѣхъ-же экземплярахъ, всѣхъ помынутыхъ минераловъ, с присоединением к ним плотного бурого железняка и кирпичной медной руды, нередко наблюдается в названном медном руднике. Но описанное расположенiе ихъ на разсматриваемомъ штуфѣ ясно показывает, что какъ красный желѣзнякъ, такъ и мѣдная чернь вторичнаго происхожденiя и представляет псевдоморфозы этих веществ по форме индивидуальных скоплений скорлуповатого псевдомалахита.[3]:174-175

  Павел Еремеев, «О псевдоморфических кристаллах Меднорудянского рудника на Урале», 7 января 1892
  •  

Мы уже говорили, что озёрная железная руда встречается всюду, но кроме нее известны еще месторождения магнитного железняка, жилы и штоки его, например, у д. Кайкары. Залежи бурого железняка с содержанием железа в 32% встречаются в Вытегорском уезде блих Андомы, железный блеск попадается в кварцевых жилах в окрестностях Пергубы. Это богатство железных руд вызвало еще в давние времена местное производство среди карел, которые заимствовали искусство обработки железа, вероятно, у соседних западных финнов. Впоследствии оно развилось настолько, что местные карелы стали поставлять винтовки и снаряды для поморов и, вообще, для жителей Архангельской губернии.[4]

  Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

…Палитра древних художников была удивительно богатой: они употребляли красную краску и жёлтую, почти канареечную, и белую, и коричневую, и черную, и фиолетовую. Рецепты изготовления ими красок не установлены, но предполагают, что красную и коричневую они получали из гематита, желтую ― из серного колчедана <пирита>, белую ― из окиси цинка. Что же касается чёрной, ее испокон веков делали из сажи.[16]

  Анатолий Варшавский, «Спасение Ласко», 1967
  •  

Окраска керамики зависит от сорта глины и от характера обжига. Коричневый, бурый или серый цвет глины определяется в основном тем, какие окислы железа в ней содержатся: черные — бурый и магнитный железняки или красный — гематит. Их соотношение и определяет цвет. При сильном обжиге черные окислы переходят в гематит, и керамика становится красной.[17]

  Владимир Станцо, «Не боги горшки обжигают» («Загадка черной керамики»), 1967
  •  

Было высказано предположение, что цвет керамики вообще зависит не от дыма, и глина темнеет под действием образующихся при неполном сгорании органического вещества газов: гематит восстанавливается до черных окислов. В этом объяснении усомнился главный реставратор каирского музея А. Лукас. Действительно, окись железа (гематит) восстанавливается в струе водорода до закиси (бурого железняка) при 300°C, а для образования магнитного железняка нужно 1000°C.[17]

  Владимир Станцо, «Не боги горшки обжигают» («Загадка черной керамики»), 1967
  •  

Со школьных времен держатся в памяти названия главных минералов железа — черного магнетита Fe3O4 и красновато-бурого гематита Fe2O3, в названии которого искушенное в латыни ухо определенно уловит нечто кровавое (гема — кровь). Менее известны другие минералы железа, в том числе странный «гибрид» гематита и магнетита — маггемит, имеющий состав гематита, а кристаллическую структуру магнетита. Кроме того, от гематита этот минерал унаследовал окраску, а от магнетита — сильные магнитные свойства. Маггемит считается довольно редким минералом. Обычно он возникает в зоне окисления железорудных месторождений и замещает магнетит. Из экспериментов известен еще один способ получения красно-бурой, но магнитной окиси железа — прокаливанием водных оксидов железа, входящих в состав бурого железняка-лимонита, третьей по значимости железной руды.[18]

  Александр Портнов, «Магнитная память о прошлых пожарах», 1986
  •  

Исследование красных песков Марса выявило их удивительную особенность: они магнитны в отличие от красноцветов Земли. Эта резкая разница в физических свойствах объясняется тем, что при одинаковом химическом составе (Fe2O3) в качестве «красителя» на нашей планете выступает минерал гематит (от греч. «гематос» — кровь) с примесью лимонита (гидроксида железа), а в марсианских красноцветах преобладает маггемит, красная магнитная окись железа, имеющая химический состав гематита, но кристаллическую структуру магнитного минерала магнетита. Гематит и лимонит — широко распространенные руды железа, а маггемит образуется изредка при окислении магнетита, если сохраняются его первичная кристаллическая структура и магнитные свойства. При нагревании выше 200°С последний превращается в гематит и становится немагнитным.[8]

  Александр Портнов, «Как погибла жизнь на Марсе», 2003
  •  

...однажды немцы даже попросили ее показаться. Девушка поднялась на бруствер окопа, постояла некоторое время — со стороны врага не раздалось ни одного выстрела. В прифронтовой полосе неторопливо летел советский маленький биплан У-2, мимо с ревом пронеслись два «мессершмидта», пилоты из кабин погрозили кулаками, но огня не открыли. На их пальцах наш летчик успел заметить большие перстни с тёмными камнями. Лишь через много лет после войны он узнал, что перстни с гематитом — своеобразный символ благородства, пережиток крестовых походов и рыцарских времен. По поверью, их обладатель защищен судьбой от гибели, плена, ранения, если не будет убивать безоружных и беззащитных, жечь, грабить, насиловать.[9]

  Александр Яблоков, «Пробуждение человечности», 2008

В мемуарах и дневниковой прозе[править]

Гематит в кальците
  •  

Большой Куткурской рудникъ разработанъ былъ въ глубину мѣстами сажени на четыре, однако изпода руды еще не было видно, и она вездѣ на подобіе желѣзной стѣны оказывалась. Для крѣпости руды разрываютъ ее порохомъ, гдѣ между оторванными рудными кабанами видны пустоты, наполненныя разновидными кровавиками: иные столь были порядочно разположены, что очертаніемъ на морскія растѣнія походили. Они тутъ наиболѣе были видны, гдѣ въ слитной рудѣ находилися пустоты: по чему мнѣ кажется, что тѣ не несправедливо думаютъ, которые утверждаютъ, что роды кровавика происходятъ отъ затвердѣвшей осадки разведенной желѣзистой матеріи. Сіе наиболѣе подтверждаютъ игловатые кровавики, которыхъ наружный видъ, а можетъ быть и самое произхожденіе, съ капями и накипями известнаго и алебастроваго камня сходствуетъ. Небольшое мое примѣчаніе можетъ быть нѣсколько сему мнѣнію такъ же придастъ силы. Мнѣ случилося примѣтить въ срединѣ друзоваго кровавика, такъ сказать, еще несозрѣлой кровавикъ, который небольшія зерна и переплетенныя ниточки представлялъ, и цвѣтомъ былъ изъ бѣла желтоватъ.[1]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», июль 1770
  •  

Пустоты рудъ повторяли намъ паки мнѣніе о рожденіи желѣзныхъ кровавиковъ отъ осадки отвердѣвшей разведенной охры: ибо всякая пустота въ нутри, какъ бы нарочно облита была тонкою и отъ прочей руды отмѣнною струистою кровавиковою пленою, которая и кварцовымъ кристалямъ вмѣсто прикрѣпы служила. <...>
Третій родъ руды принадлежитъ къ желѣзнымъ рудамъ, и имѣетъ иногда кубическую, иногда продолговатую четвероугольную фигуру; цвѣтомъ много на черноватой кровавикъ походитъ и, будучи разтертъ, въ желтой порошокъ претворяется. Въ переломѣ кажется слоистъ и блестящъ. Наружная поверхность имѣетъ мѣлкія въ длину всего куба полоски, высунувшіяся и вдавшіяся. На сей желѣзной рудѣ наиболѣе примѣчается мѣлкое самородное золото.[1]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», июль 1770
  •  

И сей былъ другій рудникъ, въ которомъ природа разновидными кровавиками играла, и гдѣ такъ же произхожденіе кровавиковъ ясно видѣть было можно. Но о семъ сказано уже выше, и мнѣ только одно припомнить остается, что въ семъ рудникѣ руда чѣмъ идетъ глубже, тѣмъ богатѣе содержаніемъ становится, и отъ 50 до 60 дастъ процентовъ.[1]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», август 1770
  •  

Проѣзжая отъ Косотура къ Уфалею по продолжающемуся чрезъ 18 верстъ хребту, въ трехъ мѣстахъ случилося намъ примѣтить мѣдной руды признаки. Хотя хребетъ сей казался быть одного продолженія; однако изъ разныхъ состоялъ каменьевъ: что осыпистыя мѣста явно доказывали, которыя насъ довели и до мѣдныхъ признаковъ. Первый признакъ находился въ 15 верстахъ отъ Масаловскаго завода въ осыпѣ известнаго камня, гдѣ примѣшаны были иглы кровавика.[1]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», август 1770
  •  

Характер камней и состав их различен, некоторые имеют совершенно вид и свойства кровавиков;[19] другие заключают прожилки кварца; третьи похожи более на железные шлаки, нежели на самую руду. Одни имеют сильную степень магнитности, другие вовсе не оказывают действия на магнитную стрелку.[20]

  Николай Бестужев, из письма 1853 г.

В беллетристике и художественной прозе[править]

«Железная роза» с кристаллами кварца
  •  

И опять — Козьма Крючков со знаменитой пикой и насаженными на нее немцами из змеевика на подставке из редкостного малахита небывало густого цвета, толстый султан-свинья из полированного мориона, улепетывающий от топазового английского единорога на берегу Чёрного моря — широкой пластины из гематита (красного железняка), кровавый отлив в отшлифованной черноте которого как бы напоминал о льющейся в Дарданеллах крови... Искусство художника-камнереза было поразительно.[21]

  Иван Ефремов, «Лезвие бритвы», 1963
  •  

— О так называемом эффекте остаточного намагничивания ты представление имеешь. Как тебе известно, некоторые горные породы и строительные материалы, содержащие в себе магнетит или гематит, обладают любопытными свойствами: при сильном нагревании они приобретают под воздействием магнитного поля Земли слабую постоянную намагниченность. При последующем остывании в них как бы «замерзает» слепок магнитного поля давних исторических эпох, и специальные приборы могут восстановить его параметры...
— Ты мне еще расскажи, как этот метод палеомагнетизма применяется в археологии для установления возраста древних гончарных изделий, — перебил его я. — Не рассказывай мне того, что я и так прекрасно знаю.[7]

  Глеб Голубев, «Сын Неба», 1987
  •  

Заменить хотя бы отчасти провансальскую розу мог лишь чародейный камень кровавик, за которым и отправился к знакомым алхимикам императорский медик.[22]

  Еремей Парнов, «Александрийская гемма», 1990
  •  

Вторая Дева одета в тончайший шёлк, но под ветром он неподвижен, словно тяжелая парча. Глаза Девы раскосы и непроницаемо-темны, как камни-гематиты. Узкое лицо излучает глубокий покой.[10]

  Ольга Онойко, «Некромантисса», 2014
  •  

В своем геммологическом собирательстве Анфилогов был не в пример счастливее, чем в человеческом; по сравнению с его минеральными сокровищами (куда наконец прибавилась «железная роза» — трагически расщепленный, шелушащийся, похожий на сухую язву кристалл гематита, единственный соприродный Анфилогову каменный цветок) его собрание людей было безграмотной и наивной коллекцией школьника — кучей плохо зашлифованных банальных булыжников и крашеных стекляшек.[11]

  Ольга Славникова, «2017», 2017

В стихах[править]

Фигурка из гематита
  •  

Смерть — до абсурдности лёгкое дело.
Особенно, если глядит посторонний,
Он замечает только цветной мрамор пола,
румяна на щеках Клеопатры, голубые тени на веках.
Особенно реальны хрупкость ляпис-лазури,
вишнёвый гематит, красный сурик...[23]:583

  Анна Пивковская, «Вишнёвый гематит, красный сурик» (пер. Натальи Астафьевой), 1990

Источники[править]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 И. И. Лепёхин. Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія Ивана Лепехина, академика и медицины доктора, Вольнаго економическаго въ С: П: друзей природы испытателей въ Берлинѣ и Гессенгомбургскаго патріотическаго, обществъ члена, по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства въ 1771 году. Въ Санктпетербургѣ при Императорской Академіи Наукъ 1780 года
  2. 1 2 Горянинов П. Фё. Руководство к преподаванию минералогии. Сост. Павлом Горяниновым, Имп. С.-Петерб. мед.-хирург. акад. орд. проф. — Санкт-Петербург : тип. Штаба Отд. корпуса внутр. стражи, 1835 год — 291 с.
  3. 1 2 Еремеев П. В. О псевдоморфических кристаллах Меднорудянского рудника на Урале. Годичное собрание 7 января 1892 года, совпавшее со днём семидесятипятилетия существования Императорского Минералогического Общества. — С.-Петербург: Записки Минералогического общества, т. 29, 1892 г.
  4. 1 2 Н. И. Березин, «Пешком по карельским водопадам» с 60 рисунками художника И. С. Казакова и оригинальными фотографиями автора, с 5 карточками в тексте. — С.-Петербург : Типография Товарищества «Общественная польза», 1903 г. 193 с.
  5. 1 2 М. П. Бронштейн «Солнечное вещество». — М.: Детиздат ЦК ВЛКСМ, 1936 г.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 А. Г. Бетехтин, «Курс минералогии». — М.: Государственное издательство геологической литературы, 1951 год
  7. 1 2 Глеб Голубев. Мир приключений. — М.: Детская литература, 1987 г.
  8. 1 2 А. М. Портнов, Как погибла жизнь на Марсе. ― М.: «Наука в России», №4, 2003 г.
  9. 1 2 Яблоков А. А. Пробуждение человечности. ― М.: «Знание-сила», №5, 2008 г.
  10. 1 2 Ольга Онойко в сборнике: Новогодний Дозор: Лучшая фантастика 2014. — М.: АСТ, 2014 г.
  11. 1 2 Ольга Славникова, «2017». — М.: «Вагриус», 2017 г.
  12. В. Ф. Зуев. «Педагогические труды». — М.: Изд-во АПН, 1956 г.
  13. 1 2 Севергин В. М. Начертаніе технологіи минеральнаго царства, изложенное трудами Василья Севергина... Томъ первый. С. Петербургъ. При Императорской Академіи Наукъ. 1821 г.
  14. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907. — Из статьи Железный блеск.
  15. Г. Смит. «Драгоценные камни» (перевод с G.F.Herbert Smith «Gemstones», London, Chapman & Hall, 1972). — Москва: «Мир», 1984 г.
  16. А. Варшавский. Спасение Ласко. — М.: «Химия и жизнь», № 7, 1967 год
  17. 1 2 В. В. Станцо. Не боги горшки обжигают. — М.: «Химия и жизнь», № 6, 1967 г.
  18. А. М. Портнов, Магнитная память о прошлых пожарах. ― М.: «Химия и жизнь», №7, 1986 г.
  19. Николай Бестужев описывает результаты исследований метеоритов, выпавшиих в 1853 году под Селенгинском, на урочищах Зуй и Бургас-Тай.
  20. Лидия Чуковская. «Декабристы — исследователи Сибири». — М.: Географгиз, 1951 г.
  21. Иван Ефремов, «Лезвие бритвы». — М.: Молодая гвардия, 1964 г.
  22. Е.И. Парнов, «Александрийская гемма». — М.: «Московский рабочий», 1992 г.
  23. Анна Пивковская в сборнике: Польские поэтессы: антология (пер. Натальи Астафьевой). — СПб. : Алетея, 2002 г. — 629 с.

См. также[править]