Перейти к содержанию

Цереус

Материал из Викицитатника
Cereus peruvianus
(с рисунка 1904 года)

Це́реус (лат. Céreus, восковой) — в узком смысле — это название для суккулентных безлистных растений, относящихся к одному из старейших родов семейства кактусовых (лат. Cactaceae). Род цереус с самого начала своего создания объединял в себе едва ли не самые известные кактусы — колонновидные или цилиндрические, имеющие удлинённый (не плоский и не шаровидный) стебель.[комм. 1]

В более широком смысле слова цереус означает одну из основных и самых распространённых по числу видов жизненную форму кактусов. По сложившейся традиции до сих пор «цереусом» могут назвать любой кактус, имеющий форму «свечи». Более трёхсот лет старый род цереус объединял в себе множество самых разнообразных кактусов по признаку их удлинённого, плетистого или столбовидного стебля.[комм. 2] После расформирования старого «цереуса» десятки новообразованных родов семейства кактусовых в своём названии несут это окончание -cereus, таким образом, подчёркивая свою форму и происхождение. Таковы, к примеру, известнейшие рода кактусов: селеницереус, гилоцереус, гимноцереус, сетицереус, ореоцереус, трихоцереус, хамецереус, дендроцереус, эхиноцереус, эриоцереус, гелиоцереус, стеноцереус, цефалоцереус, бразилицереус, пилозоцереус и многие другие. Однако отсутствие в названии кактуса слова цереус вовсе не означает его непричастность к этому «сообществу». Таков случай, к примеру, эспостоа, карнегии, клейстокактуса и апорокактуса, пожалуй, красивейших растений из числа несомненных «цереусов».

Цереус в определениях и коротких цитатах[править]

  •  

Большие деревья тёмнозеленаго цереуса с многогранными колючими стволами, достигавшие 40 фут. высоты, были окружены тёмными маленькими тилландсиями[1]:I:7

  Карл Фердинанд Аппун, «Под тропиками...», 1871 г.
  •  

Что у них там цереус,
То у нас ― свеча...[2]

  Михаил Савояров, «Цель» (из сборника «Не в растения»), 1914 г.
  •  

Терзая тело сотнями зацепок,
Колеблешься то тише, то быстрей,
О цереус, жестоковыйно крепок![3]

  Мария Луиза Вайсман, «Cereus Flagelliformis» (№5 из цикла «Маленькая коллекция кактусов»), 1926 г.
  •  

В этой стерильной, каменистой пустыне, куда ни глянь, это были, пожалуй, единственные растения. На некоторых местах мне повстречались иссохшие, крупные колючие метёлки эулихнии, достигающие даже трёх метров в высоту. Бо́льшая часть этих скромных цереусов представляла собой высохшие трупы.[4]:159

  — Г. Франк, «...в северном Чили», 1950-е
  •  

Род этот включает около 30 видов, трудно различимых между собою, ввиду сильной изменчивости вегетативных органов и довольно однообразного строения цветка. Отличительной чертой этого рода является голая завязь, лишённая волосков и колючек, покрытая резкими, тупыми листовидными чешуйками.[5]:21

  — Всеволод Дьяконов, Николай Курнаков, «Кактусы и их культура в комнатных условиях», 1953 г.
  •  

Помимо нормальных экземпляров, встречаются так называемые монстрозные или скалистые формы (Cereus peruvianus var.monstrosus), стебли которых теряют нормальную симметрию роста и образуют массу бесформенных бугорчатых, сильно и неравномерно ветвящихся побегов.[5]:22

  — Всеволод Дьяконов, Николай Курнаков, «Кактусы и их культура в комнатных условиях», 1953 г.
  •  

Высокие цереусы, как и разветвлённые опунции, удивительно украшают любую коллекцию кактусов. Их действительно импонирующая красота, мощность форм и пестрота красок в полной мере проявляются лишь в природных условиях...[6]:223

  Вальтер Хааге, «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960 г.
  •  

Обширный прежний род Cereus, который в наше время разделился на почти сотню отдельных, иногда очень сильно различающихся родов, включает прямостоячие и свисающие, ползучие и стелющиеся, древовидные и кустовидные, цветущие днём или ночью растения с разнообразной морфологией и окраской цветков, с варьирующим числом и формой рёбер.[6]:224

  Вальтер Хаге (Хааге), «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960 г.
  •  

...когда выбираешь какой-то цереус и хочешь установить, к какому роду он относится, чтобы найти соответствующий способ ухода, — то именно строение его цветков или происхождение обычно остаются неизвестными.[6]:224

  Вальтер Хаге (Хааге), «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960 г.
  •  

Здесь, среди скал господствуют могучие древовидные заросли различных цереусов.[4]:41

  — Зденек Мюллер, «В горах Эквадора», 1960-е
  •  

Лезвие он погрузил в денатурат. Потом круговым, лёгким и быстрым, точным и сильным движением сделал срез на цереусе-подвое; спокойно и холодно соображая, прикинул, где резать привой ― шаровидный эхинопсис.[7]

  Юрий Герман, «Дорогой мой человек», 1961 г.
  •  

Величественная красота цереусов скажется и в том случае, если садовод высадит пригодные для этого виды в открытый грунт альпийского цветника или возле стены. Такие растения обычно довольствуются зимовкой в коридоре, на лестничной площадке или даже в подвале дома.[8]:132

  — Ф. Пажоут, Я. Валничек, Р. Шубик, «Кактусы», 1963 г.
  •  

Клейстокактусы (areolatus, baumannii, flavescens, smaragdiflorus) принадлежат к числу неприхотливых цереусов, неустанно цветут, по большей части красными цветками...[8]:134

  — Ф. Пажоут, Я. Валничек, Р. Шубик, «Кактусы», 1963 г.
  •  

...кактусы производят внушительное впечатление и своими размерами, так как колонны, кусты и древовидные заросли цереусов достигают высоты 15 метров и более...[9]:8-9

  — Рудольф Шубик, «Родиной всех кактусов является Америка», 1969 г.
  •  

...среди самых первых кактусов, описанных уже в 1547 году испанцем Гонзало Эрнандо де Овьедо и Вальдез, был и «чертополох Питахайя» из Перу, — что, если судить по туземному названию, обозначает обычный теперь вид Cereus peruvianus, который выращивают теперь почти в каждой теплице и коллекции кактусов как хороший подвой для прививки маленьких и менее стойких южноамериканских кактусов.[9]:32

  — Рудольф Шубик, «Кактусы Южной Америки», 1969 г.
  •  

Цереус аэтиопс растёт медленно, очень декоративен, может украсить коллекцию кактусиста-любителя, восхитителен в любых экспозициях — в витринах магазинов, на кактусовых горках, в кабинетах и лабораториях.[10]

  — Прасковья Левданская, «Кактусы и другие суккуленты в комнатах», 1971 г.
  •  

Наболее популярный волосатый столбовидный кактус — мексиканский Cephaloсereus senilis, называемый «старичком», однако больше всего видов волосатых цереусов происходит из Южной Америки. Один красивее другого.[4]:304-305

  — Александр Урбан, «Колючее чудо», 1972 г.
  •  

...снизу наползает вкривь и вкось вообще латынь: «Cereus peruvianus monstrosus!» Я был бы не я, не наведи я справок у специалиста. Нет, это не авторское кредо и не девиз с фамильного герба ― научное наименование разновидности кактуса, всего лишь.[11]

  Сергей Гандлевский, «НРЗБ», 2002 г.
  •  

Ceréus, словно Цезарь, одинок,
Колючками покрыт и твёрдым воском...[12]:65

  Алла Михалевич, «Cereus triangularis», 2008 г.
  •  

Узнав откуда-то, что у меня пара сотен кактусов, и среди них редчайший лысый цереус, он сказал <...>: «и охота тебе разводить в горшках цироз (со специфическим произношением), уж лучше бы водку пил, как все нормальные люди...»[13]

  Юрий Ханон, «Книга без листьев», 2009
  •  

Ей стало по настоящему страшно, если сейчас он вдруг убьёт её, то она никогда не увидит Алину, и никто из родственников не найдет её здесь. И она никогда не увидит, как расцветёт цереус...[14]

  Елена Акимова, «Цереус», июнь 2011
  •  

Цереус — «Царица ночи» — разновидность кактуса, — произнесла она, — цветёт всего несколько раз в году. У меня он зацвел впервые. Распускается только в полночь. К утру бледнеет и увядает.[14]

  Елена Акимова, «Цереус», июнь 2011

Цереус в книгах о растениях[править]

Цереус ямакару (Бразилия, Байя)
  •  

Этот обширный род распадается на четыре ряда:[комм. 3] 1) Sulcati: стебель прямой, простой или слабо ветвистый, цилиндрический или кверху суженный, покрытый округлыми ребрами и 8 — 24 узкими бороздками. К этому ряду принадлежать часто культивируемые виды: С. giganteus, С. verulescens, С. azureus, С. longissimus и др. 2) Angulati: стебель простой или слабо ветвистый, прямостоячий, гранистый, с 4 — 10 мощными ребрами и широкими бороздками. Сюда относятся С. peruvianus, С. alacriportanus, С. monstruosus, и др. 3) Protracti: стебель сильно членистый, приподнимающийся. Сюда принадлежат С. Bonplandii, С. tortuosus и др. 4) Repentes: стебель членистый. цепляющийся воздушными корнями или свешивающийся с деревьев. Сюда относятся С. flageliformis, часто разводимый в комнатах, С. grandiflorus — так называемая царица ночи (с жёлтыми цветками, цветущими ночью), С. nycticalus — принцесса ночи и др.

  Семён Ростовцев, «Цереус» (Словарь Брокгауза и Ефрона), 1907 г.
  •  

Живут кактусы очень долго и некоторые из них достигают колоссальных размеров; напр. стволы Cereus giganteus бывают до 20-60 фт. высоты, и до 1—2 фт. в поперечнике. <...> Под тропиками ягоды Cereus triangularis, имеющие величину кулака, предпочитаются даже всяким другим фруктам, поэтому это растение часто возделывается. Также славятся своими весьма сладкими ягодами Cereus giganteus и Cereus Thurberi, растущие в Мексике, Техасе и Аризоне. В некоторых местностях Мексики обильно разводят Cereus pruinosus. Почти каждая хижина в этих местах окружена зарослями этого кактуса, называемого также Cereus edulis. <...> Некоторые виды Opuntia и Cereus идут на живые изгороди; в Мексике, напр., старые пяти-шестигранные стебли Cereus, покрытые острыми иглами и достигающие 2—3 м высоты, представляют непроницаемые изгороди. В Перу и Чили древовидные стебли Cereus и Opuntia доставляют строительный материал и дрова; кроме того смолистые стебли употребляются при ночных поездках как факелы (отсюда название этих кактусов: «факельный чертополох»). Слизистый сок Cereus употребляется бразильскими индейцами как лечебное против лихорадки средство, а мякоть многих других видов как — размягчающее средство при нарывах. На о-ве Сан-Доминго из шарообразных стеблей некоторых кактусов, после вымачивания и удаления мягких тканей, делаются шляпы. Длинные иглы (до 0,3 м) видов Cereus употребляются в Перу как вышивальные и вязальные иглы.

  Семён Ростовцев, «Кактусовые» (Словарь Брокгауза и Ефрона), до 1907 г.
  •  

Форма С<тебля> обыкновенно цилиндрическая или, правильнее, узкоконическая, так как к верхушке он всегда тоньше, чем к основанию; но от такой формы наблюдаются различные уклонения; так, у пальм стебель большею частью имеет наибольшую толщину посередине, к основанию же и к верхушке он тоньше, у кактусов и некоторых молочаев стебель толстый, мясистый, иногда плоский лепёшковидный (у Opuntia, напр.), иногда многогранный (у Cereus, различных Euphorbia), шарообразный (у Mamillaria), бочонковидный (у Bombax), плоский лентовидный (у различных лиан); у губоцветных стебель четырёхгранный...

  Семён Ростовцев, «Стебель» (Словарь Брокгауза и Ефрона), до 1907
  •  

После полудня до вечера раскрывание цветков не происходит, наступает некоторая пауза; под вечер начинают раскрываться цветки каприфолия, Oenothera, горицвета, Hesperis matronalis, Datura; поздно вечером раскрываются цветки Silene longiflora, камнеломок, виргинского табака; ночью цветёт так называемая царица ночи, кактус — Cereus nycticaulis.

  Андрей Бекетов, «Раскрывание цветков» (Словарь Брокгауза и Ефрона), до 1907 г.
  •  

По прибрежью Тихого океана от экватора повсюду суходольная растительность, хотя не лишённая деревьев, но представляющая резкий контраст с пышной растительностью по ту сторону Анд, в бассейне Амазонской. Сначала идут ещё суходольные тропические формы, между которыми характерны высокие кактусы (Cereus peruvianus), бромелиевые и т. д.

  Андрей Бекетов, «География растений», до 1907 г.
  •  

Уже рано утром я пошёл вглубь континента. Сначала я шёл по неглубокой долине, окаймлённой по обеим сторонам скалистыми гребнями. При дневном освещении на фоне красноватых камней чрезвычайно отчётливо выделялись бело-серые растения copiapoa cinerea. В этой стерильной, каменистой пустыне, куда ни глянь, это были, пожалуй, единственные растения. На некоторых местах мне повстречались иссохшие, крупные колючие метёлки эулихнии, достигающие даже трёх метров в высоту. Бо́льшая часть этих скромных цереусов представляла собой высохшие трупы. Этому нельзя удивляться, если представить себе, что на северочилийском побережье практически никогда не бывает дождей. Единственную влагу дают иногда туманы, ночная влажность близкого моря или же поднимающаяся влажность из глубины земли, которая конденсируется на охлаждённой поверхности почвы.[4]:159

  — Г. Франк, «...в северном Чили», 1950-е
  •  

Род Цереус (Свечевик) — Cereus.
Род этот включает около 30 видов, трудно различимых между собою, ввиду сильной изменчивости вегетативных органов и довольно однообразного строения цветка. Отличительной чертой этого рода является голая завязь, лишённая волосков и колючек, покрытая резкими, тупыми листовидными чешуйками. Большинство видов имеет столбовидный, у старых экземпляров сильно разветвлённый стебель с 4-6 резкими острыми рёбрами. Молодые побеги часто имеют голубоватый восковой налёт. Представители этого рода распространены в центральной и восточной части Южной Америки. Завезены в южную Европу ещё в XVI веке, где хорошо акклиматизировались и встречаются в садах. <...>
Помимо нормальных экземпляров, встречаются так называемые монстрозные или скалистые формы (Cereus peruvianus var.monstrosus), стебли которых теряют нормальную симметрию роста и образуют массу бесформенных бугорчатых, сильно и неравномерно ветвящихся побегов. Причина этого явления не выяснена.[5]:21-22

  — Всеволод Дьяконов, Николай Курнаков, «Кактусы и их культура в комнатных условиях», 1953 г.
  •  

...На некоторый местах я прямо ужасаюсь красоте стольких различных вариаций в одной смеси и особенно не перестаю восхищаться изысканным вкусом Матери Природы, с каким расположены отдельные группы этих естественных экзотических горных растений (альпин). Здесь, среди скал господствуют могучие древовидные заросли различных цереусов, широко раскинувшихся опунций и сразу же рядом, тесно по соседству по площадкам скал ползут и образуют пёстрые группы и даже целые ковры более низкие виды кактусов, часто совершенно миниатюрные.[4]:41

  — Зденек Мюллер, «В горах Эквадора», 1960-е
«Цереус гигантский» (карнегия)
с гравюры 1860 года
  •  

В 1954 г. я приступил к опытам по выращиванию кактусов на питательных растворах. В мае высадил в горшочки с бедной почвой черенки трёх кактусов: цереуса перуанского, опунции беловолосой и эхинопсиса. Но традиционных черепков над донными отверстиями горшочков я не положил, чтобы корни могли выйти наружу. Горшочки с цереусом и опунцией были поставлены на сосуды с водой, уровень которой на 1 см. не доходил до дна горшочка. Ухаживал я за кактусами, как обычно предписывается, только иногда поливал почву питательным раствором (особенно это было необходимо для эхинопсиса, который был диаметром с копейку и рос исключительно медленно). Два года я ждал, пока корни выйдут из отверстий в дне горшочков. Появились они у цереуса и опунции и опустились в воду в мае 1956 г. Тогда вместо воды в сосуды был налит питательный раствор, разбавленный вдвое, а через десять дней он был заменён нормальным раствором. Кактусы начали быстро расти. Цереус за два года в почве вырос всего на 11 см, а при питании раствором за пять месяцев, с мая по октябрь, основной стебель вырос на 12 см и образовались еще два отростка общей длиной 25 см. Сейчас этому цереусу уже 13 лет, из них 11 лет он растет на питательном растворе. Каждый год я отрезал один отросток, а вместо него вырастал новый. В 1966 г. цереус по-своему «отпраздновал» свой десятилетний юбилей развития на растворе: вместо одного отрезанного отростка через месяц появилось три новых отросточка. Он ещё не цвёл, но некоторые кактусисты утверждают, что он будет цвести, когда рост его достигнет метра. <...>
Промышленное выращивание кактусов на гидропонике для продажи многочисленным посетителям ведётся в Никитском ботаническом саду около Ялты. В 1966 г. там было выращено и продано 11000 кактусов (маммилярий, опунций, эхинопсисов, цереусов и др.). Чистый доход от их реализации составил 5400 руб.[15]

  — А. Новосёлов, «Кактусы на гидропонике», 1967 г.
  •  

Высокие цереусы, как и разветвлённые опунции, удивительно украшают любую коллекцию кактусов. Их действительно импонирующая красота, мощность форм и пестрота красок в полной мере проявляются лишь в природных условиях, где устремлённые к небу стволы некоторых цереусов достигают высоты 15-18 м, кустовидные, обильно цветущие виды образуют непроходимые заросли, а разрастающиеся на скалах и деревьях тонкостебельные кактусы тропическими ночами открывают свои огромные, пьяняще-ароматные цветки. Естественно, что лишь немногие из диких цереусов могут цвести в комнатах. И всё же орнаментальный наряд из колючек и многообразные силуэты даже у цереусов в комнатной культуре настолько притягательны в своей красоте, что настоящих коллекций без этих растений почти не бывает. К тому же уход за ними довольно прост, за небольшими исключениями цереусы относятся к легко растущим кактусам.[6]:223

  Вальтер Хаге (Хааге), «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960 г.
  •  

Обширный прежний род Cereus, который в наше время разделился на почти сотню отдельных, иногда очень сильно различающихся родов, включает прямостоячие и свисающие, ползучие и стелющиеся, древовидные и кустовидные, цветущие днём или ночью растения с разнообразной морфологией и окраской цветков, с варьирующим числом и формой рёбер. Мне было бы проще всего привести перечень цереусов, придерживаясь какой-то ботанической систематики. В каждой системе, которых, к сожалению, очень много, растения подразделяются по строению цветков, хотя географическое их распространение также играет немаловажную роль. Однако когда выбираешь какой-то цереус и хочешь установить, к какому роду он относится, чтобы найти соответствующий способ ухода, — то именно строение его цветков или происхождение обычно остаются неизвестными. Поэтому я решил пойти другим путём и выделил роды в соответствии с внешними признаками растений, определить которые может каждый, причём описывал молодые цереусы в таком виде, какими они бывают в коллекциях, а не в природных условиях.[6]:224

  Вальтер Хаге (Хааге), «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960 г.
  •  

Цереусы. К это группе относим столбчатые, кустарниковые и древовидные виды, распространённые на своей родине больше всех других кактусов. Они часто образуют густые заросли, группы или стоят одинокими особями, похожими на колонны, подсвечники, придающие на больших протяжениях характерный вид местности. Крупный род Cereus (цереус — значит свеча) был подразделён на большое количество более мелких родов. Хотя большинство цереусов из-за своих размеров и не годятся для мелких кактусоводов, всё же среди большого числа видов найдёт пригодные для себя декоративные растения не только владелец специальной теплицы, но и кактусовод, принуждённый ограничиться лишь парником или тепличкой в квартире. Величественная красота цереусов скажется и в том случае, если садовод высадит пригодные для этого виды в открытый грунт альпийского цветника или возле стены. Такие растения обычно довольствуются зимовкой в коридоре, на лестничной площадке или даже в подвале дома. Каждый кактусовод знает многие виды цереусов, служащие хорошим подвоем для прививки требовательных видов кактусов, кристат, сеянцев и пр.[8]:132

  — Ф. Пажоут, Я. Валничек, Р. Шубик, «Кактусы», 1963 г.
  •  

Клейстокактусы (areolatus, baumannii, flavescens, smaragdiflorus) принадлежат к числу неприхотливых цереусов, неустанно цветут, по большей части красными цветками, иногда уже при достижении 50 см. высоты. Cl.strausii (Heese) Bckbg. принадлежит к числу наиболее красивых тепличных цереусов. Из-за своих великолепных, снежно-белых серебристых густых колючек он не должен был бы отсутствовать ни в одной крупной коллекции.[8]:134

  — Ф. Пажоут, Я. Валничек, Р. Шубик, «Кактусы», 1963 г.
  •  

Род Selenicereus (Berg.) Br. et R. Содержит вьющиеся цереусы с вест-индских островов, с наиболее крупными среди кактусов цветками. Наиболее популярна «ночная королева» S.grandiflorus (L.) Br. et R., цветущая по стенкам оранжерей сотнями огромных белых цветков. Ещё более крупными цветками цветёт S.macdonaldii (Hook.) Br. et R.: они достигают 30 см. в диаметре. Впрочем, S.nycticaulis (Link.) Br. et R. «принцесса ночи» не отстаёт от него в этом отношении.[8]:136

  — Ф. Пажоут, Я. Валничек, Р. Шубик, «Кактусы», 1963 г.
  •  

Кактусы здесь Мексике и южных штатах США> растут в таком изобилии, что становятся характерной чертой ландшафта целых областей. Это можно сказать, например, о свечевидных цереусах (Carnegia gigantea) Аризоны или об известной «долине старцев» (с кактусами Cephalocereus senilis), то есть об оврагах на север от столицы Мексики, где растут также тысячелетние громадные шарообразные кактусы (Echinocactus ingens) и множество других суккулентов, так что эти края напоминают парки, созданные для культуры именно этих растений. При этом кактусы производят внушительное впечатление и своими размерами, так как колонны, кусты и древовидные заросли цереусов достигают высоты 15 метров и более, а шарообразные виды при диаметре в 1 метр и двухметровой высоте весят больше тонны.[9]:8-9

  — Рудольф Шубик, «Родиной всех кактусов является Америка», 1969 г.
  •  

Североамериканские кактусы растут, как уже говорилось, на громадной территории, откуда они (почти исключительно опунции) заходят далеко на север и на тропический юг, где кактусы, эпифиты и теплолюбивые виды (особенно цереусы) встречаются на островах Карибского моря <...> Их ареал тянется до юго-западных штатов США, относившихся ранее к латино-американским областям. Самыми эффектными здесь являются цветущие юкки и колоннообразные цереусы, а также характерные кусты опунций <...> Все эти районы Центральной Америки вместе с иными ботаническими ценными местообитаниями кактусов в Мексике заслуживает защиты, подобно тому как в США объявлена заповедником главная территория произрастания гигантских цереусов Cereus giganteus (Carnegia gigantea), называемых «сахуаро».[9]:28-29

  — Рудольф Шубик, «Кактусы Северной Америки», 1969 г.
  •  

Ещё пятьдесят лет тому назад ни ботаники, ни любители кактусов не знали всего богатства растений, родиной которых является Южная Америка. Известно, что среди самых первых кактусов, описанных уже в 1547 году испанцем Гонзало Эрнандо де Овьедо и Вальдез, был и «чертополох Питахайя» из Перу, — что, если судить по туземному названию, обозначает обычный теперь вид Cereus peruvianus, который выращивают теперь почти в каждой теплице и коллекции кактусов как хороший подвой для прививки маленьких и менее стойких южноамериканских кактусов.[9]:32

  — Рудольф Шубик, «Кактусы Южной Америки», 1969 г.
  •  

В состав этого рода входит 43 вида. Стебли у большинства из них колонновидные, прямостоячие, иногда сильно разветвлённые, похожи на гигантские деревья высотой более 25 м и 60 см в диаметре. Бывают виды низкие, незначительных размеров, растут в виде кустарника или стелются, цепляются при помощи воздушных корней. Стебли у них цилиндрические, цельные или членистые, ребристые, рёбра продольные, тонкие или толстые, чётко выраженные, широко или близко расставленные. <...> Плодыягоды, разной окраски и величины, наиболее крупные 6-8 см в длину и 4-5 см в диаметре, сочные, большей частью сладкие, съедобные. <...>
Цереус аэтиопс растёт медленно, очень декоративен, может украсить коллекцию кактусиста-любителя, восхитителен в любых экспозициях — в витринах магазинов, на кактусовых горках, в кабинетах и лабораториях. <...>
Цереус перуанский, форма монстрозная — Cereus peruvianus f. monstrosus DC. Стебель этого кактуса не имеет симметрии роста и образует массу бесформенных бугорчатых, сильно и неравномерно ветвящихся побегов. В связи с оригинальностью скалистой формы у нас в культуре получил широкое распространение.[10]

  — Прасковья Левданская, «Кактусы и другие суккуленты в комнатах», 1971 г.
  •  

Волосистые цереусы. К этой группе относятся самые красивые столбовидные кактусы с очень тонкими и гибкими волосовидными и даже почти как паутинки нежными шипами. Поскольку они ими совершенно закрыты, то выглядят весьма декоративно, в особенности взрослые экземпляры — настоящее загляденье. Большей частью они белоснежные или серебристые, иногда с розовым или жёлтым оттенком в зависимости от окраски более тёмных центральных шипов, торчащих среди великолепных пучков волосю Наболее популярный волосатый столбовидный кактус — мексиканский Cephaloсereus senilis, называемый «старичком»,[комм. 4] однако больше всего видов волосатых цереусов происходит из Южной Америки. Один красивее другого.[4]:304-305

  — Александр Урбан, «Колючее чудо», 1972 г.
  •  

Свечевидный кактус (цереус) отличается колонновидными ребристыми стеблями разнообразной формы. В летний период требует солнечного местоположения и достаточного полива. При сильном росте верхушки растений немного укорачивают. Осенью полив постепенно уменьшают, а зимой, в период покоя, поливают редко и умеренно.
Для лучшего цветения этот вид выращивают в маленьких горшках и пересаживают редко — через 3-4 года.[комм. 5]
Цереус перувианский — древовидный южноамериканский вид. Ствол высотой до 3 м., ветвящийся от основания. Ребер 6-8. Цветки диаметром до 15 см, белые.
В жилых помещениях рекомендуется разводить:
Цереус прекраснейший, имеющий трёх- или четырёхгранные стебли. Зацветает летом красивыми ярко-шарлаховыми цветками. Для лучшего роста и цветения кусты подвязывют к шпалерам;
Цереус крупнолистный, который называют ещё царицей ночи. Он цветёт ночью несколько часов. Цветки трубчатые, очень крупные, длиной до 20 см. Отличается оригинальным строением и окраской. Снаружи — золотисто-жёлтые, а внутри — белые. Во время цветения имеют приятный ванильный запах;
Цереус ночной имеет более крупные цветки, чем цереус крупноцветковый, но без запаха. Его называют ночной красавицей;
Цереус змеевидный, или плетёнообразный, — красивый свисающий кактус. Отдельные экземпляры имеют красные, пурпурно-розовые и лиловые цветки.[16]:48-50

  — «Цветы в интерьере», 2001 г.
  •  

В ходе углублённых ботанических исследований иногда какой-то род становится настолько крупным, что его расчленяют на несколько более мелких. Так был разделен род кактусов цереус (Cereus) — от него произошли гилоцереус (Hylocereus), что в переводе значит «лесной цереус», селеницереус (Selenicereus) – лунный цереус. Один из новых родов получил название Haageocereus — хагеоцереус, в честь Вальтера Хааге (1899-1997), представителя знаменитой династии, уже несколько поколений которой выращивают кактусы и другие суккуленты в немецком «городе цветов» — Эрфурте.[17]:13

  — Татьяна Клевенская, «Неприхотливые комнатные растения», 2001 г.
  •  

Самым большим кактусом считают цереус гигантский, растущий в Северной Америке. Это растение может быть высотой до 15 м! Весной на стволах этого гиганта распускаются белые цветки, опыляемые... голубями, которые здесь же, на кактусе, вьют гнёзда и выводят птенцов под надёжной защитой колючек. Интересно, что размер цветков кактуса не зависит от размеров самого растения. Есть кактусы высотой не более 10 см, диаметр цветка которых больше чайного блюдца![18]:11

  Олег Коровкин, «Цветы», 2010 г.

Цереус в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Мне хотелось скорее познакомиться с новою для меня жизнью и роскошной растительностью, и потому я отправился с моими спутниками вдоль берега по направлению к местечку Майкветия. Я взобрался на тёмнокрасные barankas <крутые скаты>, состоящие из глины, которая от действия солнечных лучей сделалась твёрдою как камень, и стал с удивлением рассматривать странную растительность, покрывающую склоны. Большие деревья тёмнозеленаго цереуса с многогранными колючими стволами, достигавшие 40 фут. высоты, были окружены тёмными маленькими тилландсиями с розовыми брактеями <прицветниками> на длинных цветочных ножках и обвиты вьюнками и ипомеями, пёстрыми воронкообразными цветами.[1]:I:7

  Карл Фердинанд Аппун, «Под тропиками...», 1871 г.
  •  

И не хотелось бы говорить, да скажу, знаете ли. Был у меня поневоле один знакомый, давний знакомый, в старые..., слишком старые времена. Профессор, народный артист... <...> Между прочим, очень умный человек (так он о себе думал). И вдобавок, очень остро...умный (так он тоже о себе думал). Во всяком случае, он имел манеру не отвечать на вопросы прямо и коверкать слова, чтобы казаться уклончивым и слегка ироничным. Видимо, ему нравилось иметь такой вид, будто он ни к чему не причастен и находится «выше всего этого».
Узнав откуда-то, что у меня имеется пара сотен кактусов, и среди них редчайший лысый цереус, он сказал именно с таким видом: «и охота тебе разводить в горшках цироз (со специфическим произношением), уж лучше бы водку пил, как все нормальные люди...»
Пожалуй, дальнейшие подробности можно выпустить. За их полнейшей бездарностью. Все (выпустить). Кроме одной. — Имея в виду название болезни, от которой его безуспешно и долго лечили. В том числе, и вставляя свечку в одно место. Ту самую лысую свечку, которая у меня до сих пор растёт. В горшке. На память. Как мемориал о народном артисте.[13]

  Юрий Ханон, «Книга без листьев», 2009

Цереус в беллетристике и художественной прозе[править]

Cereus repandus (Гавайи, о. Мауи)
  •  

― Ну, ребята! ― сказал он им бодро. ― Начнём!
Так он веселил сам себя. Лезвие он погрузил в денатурат. Потом круговым, лёгким и быстрым, точным и сильным движением сделал срез на цереусе-подвое; спокойно и холодно соображая, прикинул, где резать привой ― шаровидный эхинопсис. И, забыв про руки и про то, что он калека, хирургическим пинцетом взял крошечную, заранее приготовленную колючку кактуса и ею скрепил эхинопсис со столбовидным цереусом. Потом наложил вату и натянул резинку ― всё в точности, как было написано в английской книжке. Новое растение ― причудливое и удивительное ― стояло перед ним.[комм. 6] Критическим и недоброжелательным взглядом из-под лохматых бровей оглядел он сделанную работу, осудил себя за то, что срезы не совсем точно совпали, и принялся готовить вторую операцию. Теперь он ничего не слышал ― ни оркестров, ни песен, ни стихов. Он работал. И хоть это была ещё не совсем работа, лишь преддверие к ней, ― он вновь жил, как должен жить человек. Его руки делали теперь сами то, что должны были делать, он выдрессировал их силой своей воли, он принудил их повиноваться, и в день Великой Победы он праздновал ещё и свою Победу. Если бы они были у него, он привил бы ещё сотню кактусов, самых крошечных, чтобы полностью доверять своим рукам... Потом он закурил и откинулся на спинку стула.[7]

  Юрий Герман, «Дорогой мой человек», 1961 г.
  •  

Ему не хотелось разговаривать. Великолепная фраза Бербанка о поразительной жизнестойкости всех этих опунций, мамилярий, цереусов удивила и даже умилила его.
Чёрт знает что! ― вслух размягчённым голосом произнёс он.
― Ты это о чём? Он прочитал цитату из Бербанка по-русски. Вера холодно и спокойно смотрела на него своими тёмными глазами.
― Здо́рово? ― спросил он.
― По всей вероятности, здо́рово! ― согласилась она и опять зашуршала листочками Женькиного письма.[7]

  Юрий Герман, «Дорогой мой человек», 1961 г.
  •  

Строкою ниже ― рецепт водочной настойки на золотом корне; тут же, бок о бок ― приёмные часы жэка в Малом Комсомольском переулке, а снизу наползает вкривь и вкось вообще латынь: «Cereus peruvianus monstrosus!» Я был бы не я, не наведи я справок у специалиста. Нет, это не авторское кредо и не девиз с фамильного герба ― научное наименование разновидности кактуса, всего лишь.[комм. 7] Восклицательный знак поставлен, полагаю, от воодушевления и нетерпения: Чиграшову, видимо, страсть как хотелось редким монстром обзавестись.[11]

  Сергей Гандлевский, «НРЗБ», 2002 г.
  •  

Он смотрел на её рот, и Вика поняла, что сейчас он поцелует её. Девушка закрыла глаза и попыталась отвернуться, но его рука, сильно придерживала голову, чтобы она не смогла пошевелиться. Но, он не целовал её, он просто смотрел на её лицо. Вика тоже подняла на него глаза и вдруг от его взгляда, она просто съёжилась. Он был зол, глаза наполнены ненавистью. Ей стало по настоящему страшно, если сейчас он вдруг убьёт её, то она никогда не увидит Алину, и никто из родственников не найдет её здесь. И она никогда не увидит, как расцветёт цереус, вспомнила вдруг Вика о цветке своей мамы.[14]

  Елена Акимова, «Цереус», июнь 2011
  •  

Алина повернулась и обратила внимание на кактус в зелёном горшочке. Он расположился на столе у компьютера. Она принялась наблюдать, как экзотический цветок начал распускаться. Виктория подняла голову и удивлённая подошла к ней.[комм. 8]
«Неужели уже полночь!» — подумала Вика.
— Он всё же расцвёл, — прошептала Вика, любуясь золотыми лепестками и изящными изогнутыми тычинками. Она присела напротив и не сводила взгляда с экзотического кактуса, которого привезла, как память о матери много лет назад.
— Красивая колючка, — восхищалась Алина.
Цереус — «Царица ночи» — разновидность кактуса, — произнесла она, — цветёт всего несколько раз в году. У меня он зацвел впервые. Распускается только в полночь. К утру бледнеет и увядает.
— Похож на меня, — печально заметила девочка. — Я всегда себя чувствовала колючкой!
— Его еще называют «Восковой свечой». — Вика улыбнулась.
— Он расцвёл, чтобы завянуть утром — это несправедливо. — Алина вздохнула.
— Я всегда думала, что тоже похожа на него, — Вика перевела взгляд на девочку, — сильная и выносливая. Я очень долго ждала, когда он расцветёт. И этот день настал.[14]

  Елена Акимова, «Цереус», июнь 2011

Цереус в стихах[править]

Селеницереус
  •  

Есть страна Америка,
Скажем сгоряча,
Что у них там цереус,
То у нас ― свеча...[2]

  Михаил Савояров, «Цель» (из сборника «Не в растения»), 1914 г.
  •  

Страдание ― твоя прямая суть,
О напряжённый скипетр, весь в шипах,
Из зарослей ведущий горький путь,
Вторгаясь глубоко в кровавый страх. <...>
Терзая тело сотнями зацепок,
Колеблешься то тише, то быстрей,
О цереус, жестоковыйно крепок!
Трепещешь, Божия бича грозней,
Мучения окаменевший слепок,
Меня оставив с горечью моей.[3]

  Мария Луиза Вайсман, «Cereus Flagelliformis» (№5 из цикла «Маленькая коллекция кактусов»), 1926 г.
  •  

Кто не способен внутренне к любви,
Тот замкнут в собственном пространстве
И сам с собой проводит дни свои
В невыносимом постоянстве.
Растёт он, как Ceréus,[19] — не ветвясь,
Лишь возвышаясь над самим собою.
Так непрочна меж ним и миром связь!
Он рвётся вверх, зелёной головою
Почти упершись в белые холмы,
Где вызрела незримой мысли завязь. <...>
Ceréus, словно Цезарь, одинок,
Колючками покрыт и твёрдым воском,
Но весь наполнен с головы до ног
Зелёно-студенистым нежным мозгом.
Качается — трехгранный и прямой.
И если поломать его случится,
То в точке повреждения, в любой —
Не кровь — прозрачный мозг его сочится.[12]:65

  Алла Михалевич, «Cereus triangularis»,[20] 2008 г.

Комментарии[править]

  1. Само по себе слово «цереус» (лат. Céreus), как будет видно ниже, в переводе с латинского означает «свеча» (или восковик). Именно таким образом цереусы воспринимали первые европейцы на американском континенте, наблюдая (часто издалека) гигантские канделябры, украшенные ветвями-свечами. Долгое время слово «цереус» ассоциировалось прежде всего с легендарным кактусом «сагуаро» (Cereus giganteus или, позднее, Carnegia gigantea).
  2. Тем не менее, понятие «цереус» и после расформирования старого рода не утратило своего значения. В подсемейство цереусовых (Cereoideae) входит более двух тысяч видов, что составляет 80 процентов от всего семейства кактусовых. Причём, теперь в число этого подсемейства включаются и такие растения, которые совсем не имеют вида «свечи», а напротив, отличаются шаровидным или даже сплюснутым стеблем.
  3. В энциклопедии Брокгауза и Ефрона описывается старый, ещё не разделённый на части род цереус.
  4. «Старичок» — вероятно, это чешское (или словацкое) название цефалоцереуса. В России этот действительно великолепный кактус чаще называют «головой старика».
  5. Весь этот текст, близкий к абсурду, не нуждается в комментариях. По всей видимости, он взят из книг по цветоводству XIX века.
  6. «Новое растение», произведённое героем Юрия Германа, и в самом деле можно назвать «причудливым и удивительным». Говоря по существу, ни упомянутый цереус, ни эхинопсис не нуждаются во взаимной прививке. Оба эти растения в высшей степени неприхотливы и выносливы, оба являются классическими подвоями, а не привоями, так что прививка эхинопсиса на цереус ― это чистейшей воды уродование растений, то ли ради опыта, то ли ради самоутверждения.
  7. В строгом смысле слова Cereus peruvianus monstrosus ― не разновидность, а форма (она так и пишется: «fa.monstrosa» или «f.monstrosa»), кроме того, этот «монстр» никак не может быть назван «редким». Ещё в советские времена монстрозные формы были распространены очень широко в комнатном цветоводстве и часто встречались в продаже. Однако все эти неточности не могут быть поставлены в вину автору.
  8. Не случайно героиня романа «подошла удивлённая». С точки зрения ботаники описанная ситуация цветения «кактуса в зелёном горшочке... на столе у компьютера» абсурдно-нелепа, тем более, что ниже кактус назван напрямую «царица ночи». Размеры этого растения к моменту предполагаемого цветения не позволяют говорить ни о «горшочке», ни о «компьютере».

Источники[править]

  1. 1 2 Карл Фердинанд Аппун. Под тропиками. Странствование по Венесуэле, на Ориноко, в Британской Гвиане и на Амазонке с 1845 по 1868 год. В двух томах. — Иена: 1871 г.
  2. 1 2 Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Не в растения»: «Цель»
  3. 1 2 М. Л. Вайсман. Лесное сердце (Стихотворения). пер. и вступительная статья А. В. Чёрного. — М.: Новый мир. №4, 2018 г.
  4. 1 2 3 4 5 6 Александр Урбан Колючее чудо (книга о кактусах) / под рецензией доктора Пажоута. — издание третье, стереотипное, перевод со словацкого оригинала 1972 г.. — Братислава: «Веда», издательство Словацкой академии наук, 1983. — 336 с. — 50 000 экз.
  5. 1 2 3 В. М. Дьяконов, Н. И. Курнаков, «Кактусы и их культура в комнатных условиях», — Л., Издательство Ленинградского Государственного Ордена Ленина Университета имени А. А. Жданова, 1953 г.
  6. 1 2 3 4 5 Вальтер Хааге «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben). — М.: «Колос», 1992. — 368 с. — 25 000 экз.
  7. 1 2 3 Юрий Герман. «Дорогой мой человек». М.: «Правда», 1990 г.
  8. 1 2 3 4 5 Ф.Пажоут, Я.Валничек, Р.Шубик «Кактусы». — издание второе. — Прага: «Праце», 1963. — 208 с. — 5 000 экз.
  9. 1 2 3 4 5 Рудольф Шубик, «Кактусы». — Прага, «Артия», 1969 год, 252 стр.
  10. 1 2 П. И. Левданская, «Кактусы и другие суккуленты в комнатах». — Минск: «Ураджай», 1979 г., издание второе, переработанное и дополненное, стр. 57-58
  11. 1 2 Гандлевский С.М., «НРЗБ». — М., Журнал «Знамя», №1 за 2002 г.
  12. 1 2 Михалевич А. И. в сборнике: Паровозъ: поэтический альманах-навигатор; под ред. С. В. Василенко, В. Н. Мисюка. — М.: Союз российских писателей, 2013 г. — 344 с.
  13. 1 2 Ю. Ханон «Книга без листьев» (или первая попытка сказать несказуемое). — СПб.: Центр Средней Музыки, 2014 г.
  14. 1 2 3 4 Акимова Е. В., Цереус. — Астрахань: тип. «Нова», 2011 г. — 391 с.
  15. А. Новосёлов, «Кактусы на гидропонике». — М., «Химия и жизнь», № 12 за 1967 г.
  16. Цветы в интерьере. Библиотека домоводства. — М.: Олма-пресс, 2001 г. — 223 с.
  17. Клевенская Т. М., «Суккуленты: неприхотливые комнатные растения». – М., ОЛМА-ПРЕСС, 2001 г. (Цветы дома и в саду).
  18. Коровкин О. А. Цветы. – М., Росмэн Год: 2010 г. — 72 с.
  19. Поэтическое ударение, не соответствует норме: Céreus (це́реус).
  20. Устаревшее название для современного таксона Peniocereus hirschtianus.

См. также[править]