Исландский мох

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Исла́ндский мох или Цетра́рия исла́ндская (лат. Cetrária islándica) — один из самых известных видов лишайника, распространённый в Европе, Азии, Африке и Австралии.[комм. 1] Цетрария исландская растёт прямо на почве или на коре старых пней. Предпочитает песчаные незатенённые места, где иногда образует почти чистые заросли. Развивается только в условиях чистого воздуха. Исландский мох издавна известен как один из немногих природных антибиотиков, его слоевища обладают антибактериальным и антисептическим действием. Кроме того, цетрария исландская съедобна — и в условиях крайне бедного пищей севера спасла не одну тысячу жизней.

Исландский мох в прозе[править]

  •  

Гольцберг добился, наконец, выгодного места. С наступлением весны он оставил Петербург и поселился на короткое время в Царском Селе, в ожидании совершенного выздоровления жены. Доктора грозили ей медленной чахоткой и предписали исландский мох, деревенский воздух и частые прогулки. Ольга печально качала головой, слушая эти наставления; в угодность мужу она исполняла их, но это прозябание томило её, и она облобызала бы руку, которая б поднесла ей вместо исландского мху стакан яду. Наконец какое-то бесчувствие овладело ею. Медленно протекали дни и ночи: она их не считала![1]

  Елена Ган, «Идеал», 1837
  •  

Это вам к лицу ― и очень, но, право, не защитит от простуды! Нам, мужчинам, в суконных сюртуках и в плащах ощутительно. Почтенный г. Имзен, заготовляйте поболее вашего исландского моха в разных приличных видах. Добрый г. Валленштейн, вострите свои зубные инструменты и варите зубные тинктуры! И ты, образец современников Вильгельма Теля, честный швейцарец Кунц, вари шоколад с желудями и ячною мукою![2]

  Фаддей Булгарин, «Дачи», 1830-е
  •  

Замечательный лишай Усть-Урта. Он растёт, катаясь свободно по земле, по камню, без всякой связи с почвой. В нём есть некоторое сходство, судя по питательным качествам, с исландским мохом, и в голодные годы его едят. Вкус дурной, иловатый.[3]

  Владимир Даль, «Уральский казак», 1843
  •  

Жаль, что эти храмы сладостей в шкафах своих хранят вещи из храма Эскулапия. В этих же кондитерских, где прохлаждаются и разгорячаются, где лакомятся и обкушиваются, где старость делает то же, что и молодость, можно получать и разные лекарства, разумеется, приправленные сладостями, как-то: шоколат аганона с желеем исландского моха, шоколат с ракогутом, с тройной ванилью, с осмазомом, бисквиты от простуды, от кашля, конфекты от золотухи, конфекты для слабых грудью и для слабых телом, порошки содовые и прочее и прочее.[4]

  — Е.Расторгуев, «Прогулки по Невскому проспекту», 1846
  •  

Шофёр подмигнул самому себе, взявшись за рычаг, и доктор Лепсиус помчался с фруктовщиком Бэром на Линкольн-Плас, в великолепную фруктовую оранжерею Бэра. Здесь было всё, что только растёт на земле, начиная с исландского мха и кончая кокосовым орехом. Бэр приказал поднести доктору на хрустальных тарелочках все образцы своего фруктового царства, а доктор, в свою очередь, велел раскупорить привезённые бутылочки.[5]

  Мариэтта Шагинян, «Месс-Менд, или Янки в Петрограде», 1924
  •  

Шоколад де-санто полусладкий; пажеский шоколад с исландским мохом; шоколад доппель-ваниль; шоколад с аррарутом; гомеопатический шоколад. Все сии шоколады постные и могут быть употребляемы в пост.[6]

  Борис Садовской, «Пшеница и плевелы», 1936
  •  

В трудное время лишайники выручали и людей. В 1918 году, когда молодая Советская Республика оказалась на голодном пайке, в Москве обнаружили большой запас цетрарии исландской. Этот лишайник, похожий с виду на скомканную фольгу, обёртку от шоколада, давно использовали в фармации и всегда держали в аптеках. Пришлось пустить запас в еду. Отмачивали в содовом растворе. Сушили. Мололи. Пекли хлеб, смешивая со ржаной мукой в пропорции один к одному. Известный лихенолог В.Савич вспоминает, что ел такой хлеб в Москве, пока не иссякли запасы цетрарии в аптеках. Лишайниковая мука наполовину состоит из крахмала. В ней четыре процента сахара. Недостаёт белка. Для связи добавляют ржаную муку — иначе хлеб рассыплется. Впрочем, в Исландии и Финляндии, где трудные ситуации с питанием возникали нередко, ржаной муки добавляли вдвое меньше. Из экономии.[7]

  Алексей Смирнов, «Мир растений», 1982
  •  

Мне моё представление о русском, выросшее на основе многолетних занятий древнерусской литературой (но и не только ею), кажется более убедительным. Конечно, я здесь только коснусь этих своих представлений и лишь для того, чтобы опровергнуть другие ходячие, ставшие своего рода «исландским мхом», мхом, который осенью отрывается от своих корней и «бродит» по лесу, подтолкнутый ногой, смытый дождями или сдвинутый ветром.[8]

  Дмитрий Лихачёв, «Заметки о русском», 1984
  •  

И ― что очень важно ― не было русской природы, русской деревни. Я до девятнадцати лет не видела Москвы, не видела русских рек, полей и леса. Наша семья и семья брата моего отца ― дяди Николая, большого русского учёного, ― забирались на отдых в самое сердце той области царской России, которая носила наименование «великого княжества Финляндского». Моя исконная природа ― серый губчатый исландский мох и высокоствольные мачтовые сосны,[комм. 2] лесные озёра без песчаного берега, цветущий вереск ― полями, коврами и над ним бабочки-аргусы ― голубые и огненно-красные, цвета раскалённого металла.[9]

  Евгения Книпович, «Об Александре Блоке», 1985

Исландский мох в стихах[править]

Полянка с цетрарией исландской (Голландия)
  •  

Сын Эскулапа, Фебов внук,
По платью враг, по сердцу друг,
Тебе нескладными стихами
Я должен то изобразить,
Что ты умел в нас поселить
Пилюлями и порошками,
И хиной и исландским мхом,
И добрым сердцем и умом. [10]

  Василий Жуковский, «К доктору Фору», 1814
  •  

Мои мечты ― что лес дремучий,
Вне климатических преград,
В нём ― пальмы, ели, тёрн колючий,
Исландский мох и виноград.[11]

  Константин Случевский, «Песни из уголка», 1897
  •  

Но, если чудным цветам орхидеи
Тропики; север ― исландскому мху,
Можно ль, поистине, только за это
В тех, или в этом, цветов не признать?[11]

  Константин Случевский, «Загробные песни-3» (В том мире. Мысли. Воспоминания. Надежды), 1903 (?)

Комментарии[править]

  1. Своё название «исландский мох» цетрария получила за внешнее сходство с мохообразными растениями, это — просторечное имя. На самом деле, как уже сказано выше, исландский мох относится к ортодоскальным видам лишайника.
  2. «Моя исконная природа ― серый губчатый исландский мох и высокоствольные мачтовые сосны» — Евгения Книпович пишет «серый губчатый исландский мох», но имеет в виду, отчасти, «ягель» (или олений мох), это растение имеет значительно более серый вид, нежели чем цетрария.

Источники[править]

  1. Русская романтическая повесть. — М.: Советская Россия, 1980 г.
  2. Петербургские очерки Ф.В. Булгарина. — СПб: «Петрополис», 2010 г.
  3. В.И.Даль (Казак Луганский), Повести. Рассказы. Очерки. Сказки. — М.-Л.: Государственное издательство художественной литературы, 1961 г.
  4. П.Л.Яковлев, Ф.В.Булгарин, В.И.Даль, Е.И.Расторгуев, «Чувствительные путешествия и прогулки по Невскому проспекту». — СПб: «Петрополис», 2009 г.
  5. Мариэтта Шагинян, «Месс-менд». — М.: Правда, 1988 г.
  6. Б. А. Садовской, «Пшеница и плевелы». - «Новый Мир» 1993 г., № 11
  7. Смирнов А.В., «Мир растений», М: Молодая гвардия, 1982 г., стр.311
  8. Лихачев Д.С., «Заметки о русском». (Лихачев Д. С. Избранные работы в трёх томах). Том 2. — Л.: Художественная литература, 1987 г.
  9. Книпович Е.Ф.. Воспоминания. Дневники. Комментарии — М. Советский писатель 1987 г. 144 с.
  10. Жуковский В.А.. Полное собрание сочинений и писем. — М.: Языки славянской культуры, 2000 г.
  11. 11,0 11,1 Случевский К.К.. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — Спб.: Академический проект, 2004 г.

См. также[править]